ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1943 года. Глава 122

Автор:
Глава 122.



10 мая, сразу после совещания в Рейхсканцелярии по вопросам производства танков "пантера", Гудериан взял под руку Гитлера, отвёл в сторону и попросил разрешения говорить с ним откровенно. Гитлер дал согласие. Кейтель, навострив уши, подошёл и присоединился к беседе.

- Мой фюрер! Мне очень не нравится вся эта затея с наступлением под Курском. Да нужно ли его начинать вообще? Не лучше ли прочно держать оборону на обустроенных сильных позициях и накапливать в глубоком тылу стратегический резерв нашей новейшей бронетехники, авиации и артиллерии?

- Мы обязаны наступать из политических соображений! - встрял в разговор Кейтель. - Мы должны продемонстрировать нашему народу, нашим союзникам и всему миру нашу силу.

- Полноте! Неужели вы думаете, что многие в Германии и за её пределами в точности знают, где расположен этот Курск - на Восточном фронте или на Луне?

Гитлер невесело улыбнулся, и тяжело вздохнул.

- Вы, вероятно, правы, Гудериан. И мне эта затея не по душе. Как подумаю об этом наступлении, так сразу начинаются боли в животе. Откровенно говоря, это и есть истинная причина отсрочки наступления.

- Так откажитесь от него вообще!

- Я оставляю за собой окончательное решение и приму его, когда сочту нужным. А вы, Гудериан, делайте своё дело и добейтесь к исходу мая увеличения месячного производства "пантер" до двухсот пятидесяти единиц.

- Для этого, мой фюрер, необходимо немедленно позаботиться об усилении противовоздушной обороны наших танковых заводов.

И снова Кейтель взял слово.

- До сих пор противник бомбит только наши заводы, производящие самолёты. И это вполне логично. Не вижу причин, по которым англичане и американцы должны отказаться от этой тактики.

- Покончив с авиазаводами, они сосредоточат удары на танковых заводах. И это тоже будет вполне логично.

Гитлер задумчиво покачал головой.

- И вновь вы правы, Гудериан. Рейхсмаршалу и его начальнику штаба сегодня не позавидуешь.
Мы обязательно будем укреплять зенитную артиллерию наших заводов. Я уже принял меры. Не беспокойтесь и делайте своё дело.

На этом разговор был окончен.

Через день Гудериан выехал поездом в Лётцен, куда временно переехал его штаб из-за участившихся воздушных налётов на Берлин.

13 мая Гудериан имел продолжительную беседу со Шпеером, после чего отправился на доклад к Гитлеру. Вместо двухсот пятидесяти "пантер" он пообещал выпустить в мае триста двадцать четыре. Гитлер был приятно удивлён. На совещании присутствовали представители всех заводов-производителей. Гитлеру продемонстрировали деревянные модели новейших танков и САУ. Все, кроме Гудериана, были в восторге от нового детища Порше - модели сверхтяжёлой САУ "мышонок", вооружённой пушкой калибра 155 миллиметров. После конструктивных замечаний, сделанных Гитлером, вес "мышонка", и без того чрезмерный, должен был вырасти со 175 до 200 тонн. Гудериан отклонил новинку. У "мышонка", как и у "Фердинанда", не было пулемётов, что делало этого монстра беззащитным в ближнем бою. После этого была представлена удачная модель САУ на платформе танка Pz.IV. Высота самоходки не превышала 170 сантиметров, что было на пределе возможного. Эту модель Гудериан одобрил. Ещё были представлены спаренная зенитная установка калибра 37 миллиметров на танковом шасси и САУ, вооружённая тяжёлой пехотной пушкой.

В последнюю неделю мая график деловых поездок Гудериана был особенно напряжённым. В Бруке на Лейте генерал проинспектировал батальон "тигров" фирмы Порше, оттуда отправился в Линц на завод "Нибелунгенверк", производящий "пантеры". Из Линца Гудериан вылетел в Париж инспектировать училище командиров танковых батальонов и курсы командиров танковых рот. Из Парижа поехал в Нант, где побывал в штабах 14-й и 16-й танковых дивизий.

29 мая Гудериан осмотрел укрепления Атлантического вала, превозносимые пропагандой Геббельса как неприступные. Как и предполагал генерал, за пропагандистской шумихой скрывалась неприглядная реальность. Впечатление от увиденного оказалось ещё хуже, чем он ожидал.

Тем временем из Ставки Гитлера пришла обескураживающая новость. 1-я танковая дивизия была отправлена на Пелопоннес для противодействия высадке там американцев и англичан.
Гудериан был неколебимо уверен в том, что предназначение танков как вида оружия - вести маневренную войну, а потому всякий случай применения танков на сильно пересечённой местности и на горных дорогах считал величайшей глупостью, если не саботажем. Генерал был возмущён до глубины души. Он только что укомплектовал дивизию батальоном "пантер". Эту элитную дивизию он планировал удерживать в своём резерве как образцовую. И вот её бросают на верную гибель в горных ущельях Пелопоннеса. Гудериан тут же позвонил Кейтелю и потребовал объяснений.

- Зачем вы отправили на Пелопоннес мои лучшие танки с экипажами из ветеранов? Разве нет горнострелковых дивизий для обороны в горных ущельях и на склонах гор?

- Все наши горнострелковые дивизии используют в качестве транспорта вьючных животных. А в скалах Пелопоннеса для этих животных нет фуража. Чем прикажете кормить лошадей и ослов?

Гудериан сначала не поверил своим ушам, а затем растерялся и не нашёлся что сказать. Вся история была вполне в духе царящей в высших штабах бестолковой суеты и латания дыр чем придётся. О всяком планировании на перспективу лучше было забыть.

В июне Гудериан встретил в Мюнхене Роммеля. Фельдмаршал охотно поделился богатым опытом применения танков в условиях африканского климата и рассказал о достоинствах и недостатках бронетехники американцев и англичан.

18 июня Гитлер вызвал Гудериана на доклад в Берхтесгаден и устроил генералу разнос.У "пантер" обнаружились конструктивные недоработки в ходовой части и в оптике.

- Мой фюрер! Я предлагаю воздержаться от применения "пантер" в боевых условиях до полного устранения недостатков.

- Довольно отсрочек. Я не могу больше ждать. Мы испробуем "пантеры" в боевых условиях на Восточном фронте. Наверняка обнаружится ещё что-нибудь. Тогда и будем исправлять.

Так Гудериан узнал об окончательно принятом решении проводить операцию "Цитадель". Гитлер принял это роковое решение под нажимом фон Цейтцлера. Между тем имелись и другие, альтернативные планы летней кампании, обещавшие гораздо больший оперативный эффект от применения новейших танков. План "Цитадель" был слишком прост, он буквально напрашивался сам собой, русские без труда заранее разгадали его, а разгадав, выстроили на пути наступающих танковых дивизий глубоко эшелонированную систему обороны.

Им было бы гораздо труднее опровергнуть другой хороший план - ударить новыми танками с плацдармов под Харьковом в юго-восточном направлении с выходом к Ростову и соединением с с войсками, блокированными на Таманском полуострове. В этом случае крупномасштабное танковое наступление могло развиваться стремительно, и выход новых танков на оперативный простор обещал очень многое, вплоть до возврата всех территорий, потерянных зимой.

Высадка американцев и англичан на Сицилии и арест Муссолини стали для Германии политической и военной катастрофой, сделавшей невозможным продолжение всяких наступательных действий на Восточном фронте. Война была безнадёжно проиграна. Русские немедленно перешли в решительное наступление.

Гудериан побывал на обоих фасах Курской дуги - северном и южном. Он прекрасно знал местность в районе Орла и хорошо видел, какие оперативные возможности открываются теперь перед армадами русских танков в бассейнах рек Зуша и Ока. И то, как Моделю удалось избежать окружения и разгрома, представлялось Гудериану едва ли не чудом.
Впрочем, Модель совершал чудеса и прежде, в сорок первом году, замыкая с одной обескровленной в боях и тысячекилометровом марш-броске по русским тылам дивизией "Медведь" котёл под Киевом. Это был лучший командир дивизии в танковой армии Гудериана, и теперь Гудериан имел все основания гордиться взлётом военной карьеры своего ученика.

5 августа были сданы Орёл и Белгород. Русские торжествовали победу артиллерийским салютом в Москве. Им было что торжествовать. Всего за месяц Германия была разбита в летней кампании наголову. Теперь уже и летом, а не только зимой, советские войска владели инициативой, а численное превосходство на фронтах и индустриальная мощь в тылу стран антигитлеровской коалиции были подавляющими и продолжали возрастать день ото дня.
.




Читатели (129) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы