ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Серебристый Ангел

Автор:
Автор оригинала:
Шевченко Андрей
Серебристый ангел (повесть)

Во второй декаде августа 2010 года по трассе М-60 «Уссури» ехала легковая машина, японская по происхождению, но уже порядочно насмотревшаяся на дороги России. А дороги стелились по бесконечной приморской земле, взлетали на невысокие крутые сопочки, водопадами бросались в низины, перескакивали через мостики и зигзагами уходили то влево, то вправо. Хребет Синий по одну сторону бледнел загадкой, терялся, уходя куда-то вглубь горной страны Сихотэ-Алинь, выступал вновь грядой вершин-братьев и упрямо сопровождал главную дорогу страны. По другую сторону тянулась равнина без каких-либо возвышенностей с редкими и низкими лесочками и широко раскинувшимися сёлами. Где-то дальше равнина переходила в болота, что тянулись на десятки километров и тщательно скрывали своими топями жемчужину Дальнего Востока, его маленькое пресное море, носящее древнее и легендарное имя Ханка.
Но люди, сидевшие в стареньком «универсале» с хабаровскими номерами, не думали об этих красотах соседнего края, их манило совсем другое. Там, на юге, куда они мчались, лишь изредка останавливаясь на заправках, все дороги начинали невообразимо петлять, нудно ползли вверх и вдруг, забравшись на высокое место, обрывались, ибо дальше земли не было: там начинался Океан.
Мужчина, который сидел за рулём, уже видел это однажды, и теперь с воодушевлением готовил к явлению чуда жену и дочку. Он три года не имел нормального отпуска, не мог оторваться от ежедневных обязанностей и требований суеты и теперь рассказывал любимым людям о море так, как будто винился перед ними в том, что они дожили до таких вот лет и ни разу не трогали голыми ногами пенную морскую волну. И с каждым новым
1
щитом, объявлявшим, что начинается такой-то район, с каждым новым городом или посёлком ожидание семьи нарастало. Миновали тихий Дальнереченск, проскочили, задев краешек, Спасск с его огромным серым дворцом цемзаводом, попетляли по улицам красавца Уссурийска и, вырвавшись было на широченную четырёхполоску, по которой шустрые владивостокцы не ездили, а летали, резко свернули вправо, осторожно пробрались по узким улицам Раздольного и оказались на длинном мосту через бурную и многорукавную реку, которая где-то там, южнее, впадала в море и сама своей быстрой и мутной водой была уже предчувствием моря.
- Ещё километров тридцать, девушки, и въедем в Хасанский район, - радостно объявил мужчина.
- Через час будем на месте? – спросили его, упирая на слово «будем».
- Может быть.
Однако он поторопился: вся хасанская трасса, как видно, ещё с начала лета превратилась в сплошную стройку. Сразу в нескольких местах её выпрямляли, расширяли и каждый маленький ручеёк, который мог угрожать движению, прятали в большие чёрные трубы. Десятки легковушек, набитых вещами, иные – с прицепами, на которых гордо сидели водные мотоциклы, медленно сунулись как на юг, так и обратно, домой, и всё это сильно замедляло движение. Потом неасфальтированный Нарвинский перевал заставил рвущихся к Океану хабаровчан подняться в горы чуть ли не на километровую высоту над его уровнем. Тайга подступила вплотную, нависла над дорогой, начался дождь, который вместе с ярким светом автомобильных фар создал полную видимость того, что наступила ночь. Но вскоре всё это закончилось, они вырвались на широкую, удобную дорогу, и разрывы в облаках позволили надеяться, что «на месте» будет солнечно.
- Смотри внимательно, Лизка, - подбодрил дочку мужчина. – Где-то здесь
2
заповедник Кедровая падь. Можем встретить дальневосточного леопарда!
Около трёх часов дня они въехали в прибрежный посёлок и, покрутившись по улицам, оглядев издали маленький порт, напоминавший свой, речной, начали спуск к заливу. Солнце смилостивилось над путешественниками, растопило-разогнало тучки и осыпало серо-зелёную гладь бухты золотистым кружевом. Радостным взорам предстал огромный пляж, уставленный машинами и какими-то строениями и густо усеянный тысячами отдыхающих. Бухта ровной скобой охватывала часть моря и прикрывалась от больших волн и крепких ветров несколькими островами, высокими и скалистыми. Катера тянули за собой синие нитки следов, мелькали паруса. Зрелище заворожило семью размахом и великолепием.
- Ой, а где ж мы здесь станем?! – забеспокоилась женщина. – К морю и не подступиться…
Мужчина не ответил ей: вниз и вверх шли пешком и ехали на велосипедах группы полураздетых людей с бутылками минералки и мороженым в руках, снизу быстро, чтоб не терять скорости на подъёме, поднимались местные машины, и потому разглядывать побережье мужчина не мог. Впрочем, беспокойство его супруги было напрасным. Они не добрались ещё и до въезда на пляж, как увидели человека в широкой шляпе и плавках, который замахал им батоном хлеба, видно только что купленным. Через пару секунд земляк уже радостно здоровался с ними и пояснял, куда надо ехать, чтоб встать рядом «со своими». Однако инструкция не понадобилась: двигаться пришлось так медленно, чуть ли не ежесекундно разъезжаясь с кем-нибудь, сунувшимся навстречу, что приятель в шляпе всё время шёл впереди и сам показывал дорогу.
Место было удобным. Море начиналось метрах в тридцати, а песок, на
котором можно было загорать, в пяти. Навстречу к приехавшим вывалило из
3
палаток сразу три знакомых семейства и молодая компания, которая тут же накинулась на Лизу с сотней вопросов о том, в какой школе она учится, кого знает, на какие дискотеки ходит. Все помогали размещаться, натягивали палатку новеньких при помощи наполненных водой пластиковых «полторашек» - русского пляжного изобретения, заменявшего привычные колышки, - давали тысячи советов.
- Вон там можно недорого купить отличный лаваш!
- Обязательно сходите на скалы! Морских ежей – пропасть! Вы пробовали морских ежей?!
- Если б не воскресенье, было бы посвободнее! К вечеру народ рассосётся!
- Море холодноватое: вчера шёл дождь! Но привыкаешь!
Лиза увидела в полукилометре от стоянки крытую сцену, за нею – какую-то вышку и, горя нетерпением поскорее всё узнать и поскорее освоиться, решила пройтись по пляжу.
- Прогуляйся, - согласилась мама. – Мы сами разложимся. Но недолго.
- Смотри, дочка, вот тебе ориентир, если заблудишься, - отец махнул рукой на какое-то кафе напротив с большой жёлтой вывеской.
Из молодых соседей никто не захотел сопровождать Лизу в её экскурсии: бурный интерес их быстро угас, и все четверо снова упали животами на надувные матрасы в своей раскрытой с трёх сторон палатке. Их замызганная машина и куча банок и пакетов на столике говорили о том, что парни приехали «расслабиться по полной», а девушки ещё не готовились стать хозяйками. Лиза с улыбкой оглядела соседей, подумала о том, что и сама целую неделю будет вот так бездельничать и валяться на песке – и вполне
заслуженно, – вдохнула поглубже пахучего горячего воздуха и отправилась
4
по дороге между рядами машин в сторону открытого эстрадного зала.
В первую очередь девушка вышла к воде. Море лениво накатывалось на мелкий песок, неторопливо размывало всякие крепости и замки, сооружаемые бесстрашными детьми, которые, несмотря на свежесть погоды и действительно прохладную воду, бултыхались у берега, садились на мелководье на дно или, запрыгнув на резиновый матрас, смело гребли в открытое море, но тут же возвращались прибоем своим расслабленным родителям.
«Я, наверное, в такую воду не полезу, - сказала себе Лиза. – Может, завтра будет потеплее?» Они с отцом добрый месяц ежедневно смотрели в интернете приморскую погоду, но она была удивительно переменчива и ни разу не обещала солнца и тепла хотя бы на три дня подряд.
Ветер вдруг слегка сменил направление, словно хотел показать себя, и море засеребрилось. Мужчина с удочкой, стоявший метрах в пятидесяти от берега по пояс в воде, как будто начал таять и исчезать. Параллельно берегу пошла моторная лодка, и казалось, что она выше того места, где стояла девушка. «Какие красивые острова! – залюбовалась она. – Вот бы побывать на них. Интересно, что за деревья и цветы там растут? И плавают за островами дельфины и тюлени? В Японском море они водятся. Увидеть бы…»
Она пошла по воде, с удовольствием ощущая накаты волн, и пыталась разглядеть, где же кончается этот огромный пляж. Сколько можно было видеть, всюду лежали, ходили, купались люди, всюду пестрели разноцветные автомобили и палатки. Не получалось свободно идти по песку: то ребёнок копал себе бассейн и подводил к нему от моря канал, то пожилая парочка, с некрасивыми в купальниках телами, но с довольными лицами, стояла застывшая у кромки воды и оглаживала друг друга. Всюду на покрывалах и полотенцах лежали загоравшие. Некоторые просто спали, укрывшись чем-
5
нибудь лёгким. Рядом с молодыми женщинами мог спать и какой-нибудь бело-розовый малыш, вольно раскинувший по песку руки и решительно сбросивший покрывало, коим заботливо был накрыт давно задремавшей мамой. Говор тысяч людей стоял над пляжем, с разных сторон доносились десятки мелодий от автомобильных магнитофонов, но, как видно, вода обладала хорошими усыпляющими свойствами: хоть дети, хоть взрослые – все спали со спокойными, безмятежными лицами.
Лиза поравнялась с волейбольными площадками. Их было две, но играли, да и то не в полном составе, только на ближайшей к морю. Девушка любила волейбол и решила оценить уровень игры тех, кто не покорился лени и расслабленности.
Сначала её внимание привлёк парень лет двадцати пяти, который сидел на судейской вышке и решительно руководил игрой, предпочитая англоязычные термины. Когда мяч вылетел за поле, судья объявил «аут» и показал рукой не на ту команду, которая получила очко, а на другую. Лиза усмехнулась и стала глядеть на спортсменов. Они как раз менялись местами. Теперь на Лизиной стороне должны были играть четверо. Первый, мужчина лет тридцати пяти, плотный, но довольно ловкий для своей комплекции, радуясь победе в партии, сделал сальто и заслужил аплодисменты публики. С ним на другую половину площадки перешли два парня – чернявый и светловолосый - и маленькая, но очень крепкая на вид девушка, которая завязала мешавшие игре волосы каким-то длинным синим шнурком. Младший из парней прошёл в шаге от Лизы и внимательно посмотрел на неё.
- Заходи, - с улыбкой сказал он, становясь на своё место.
- Что? – не поняла она.
-Там – пятеро, а нас – четверо. Заходи.
6
- Но вы ж выигрываете, - отшутилась Лиза: она ещё не чувствовала себя настолько уверенной в этом далёком от родины посёлке, чтобы играть на виду у десятков, как ей показалось, очень строгих зрителей.
Но никто не посмотрел на её смущённый румянец: игра продолжилась. «Гимнаст» волновался, постоянно кричал «бери», «твой» и – особенно громко – «это мой!» Девушка очень старалась, часто падала на песок, то и дело подменяла чернявого парня, который был неточен и под сеткой терялся. И только тот, кто заговорил с Лизой, играл спокойно и лишь улыбался, когда старший в команде бил в ладони всем своим за забитый гол или – своей пятернёй по собственному лбу, когда гол пропускал. Лиза внимательно следила за состязанием, даже заражалась чужими эмоциями, но несколько раз ловила на себе взгляды этого младшего в команде, выделявшегося своей почти белой головой и бордовой футболкой с профилем Че Гевары.
Рядом с девушкой остановилась пожилая парочка в шортах и широкополых шляпах: она – в белой панаме, он – в «ковбойке». Молодые болельщики потеснились.
- Ой, бедная, как она лицом в песок… Но всё равно отбила, - воскликнула дама.
- Не понимаю смысла этой игры! – громко и назидательно ответил её муж.
- Чего ты не понимаешь?! – переспросила дама.
- Не понимаю смысла этой игры! – повторил «ковбой». – Володька, племянник наш, заработал первый разряд, вывихнул ногу, порвал связки, теперь забросил спорт, ходит с палочкой! В двадцать лет – и уже почти инвалид! Каково это молодому парню!
Светловолосый был в двух шагах от парочки и услышал критику. Отбив
7
мяч, он повернулся лицом к старику:
- Смысл игры – в радости! Вот вы скучаете, а мы играем и – радуемся игре!
Пожилой ковбой оторопел:
- Молод ты учить жизни меня…человека с двумя университетскими образованиями и тридцатилетним стажем руководителя!
Болельщики отвлеклись от игры и посмотрели на спорщиков.
- Даже с одним высшим образованием… - парень сделал пас, - вы должны знать, что делаете логическую ошибку «переход на личность». Разговор был о волейболе, а не о моей молодости… Которой, кстати, я тоже радуюсь.
Вокруг засмеялись. Дама предложила уйти и взяла мужа под руку. Лиза вдруг почувствовала неприязнь к чопорному руководителю, который напомнил ей дядю, брата отца, любителя выпить и поучать всех. Перехватив взгляд парня, она сказала: «Один – ноль».
Партия закончилась, и знаток логики вновь пригласил девушку в игру, к которой присоединились двое подошедших новеньких – парней лет двадцати семи. Хорошее настроение, море, солнце и молодость пересилили: она попросилась в команду, но не в ту, которая, хоть и была меньше, но опять победила, а в слабейшую. Светловолосый удивлённо улыбнулся и пригрозил: «Всё равно раскатаем».
Сыграли три партии и с переменным успехом. Потом Лиза вспомнила мамин наказ и предложила своё место другому желающему. Светловолосый тут же догнал её и пошёл рядом.
- Ты сегодня приехала? Из Хабаровска?
- Как угадал?
8
- Просто ваших здесь больше. У своих, приморских, в моде Шамора, Тавайза, Ливадия…
Они с трудом шли вровень, обходя людей и палатки, прерывали разговор и продолжали вновь.
- Ну, и что у вас тут интересного? Я впервые на море.
- Ты не «на море», а у моря.
- А ты всем делаешь замечания?
- Дурак обидится, умный обратит внимание или…
- Или не обратит, - сказала Лиза, когда он снова поравнялся с нею.
- Точно.
Они засмеялись, и парень начал подробно рассказывать о пляже, его окрестностях, о посёлке. Он немного волновался, перескакивал с одного на другое, но, слушая его, Лиза подумала о том, что люди, живущие у моря, особенные, что близость Океана сильно влияет на их жизнь, что сама она, например, про свой Амур вспоминает только летом или когда по телевизору говорят о браконьерах. Всё это девушка хотела сказать вслух, как вдруг новый знакомый ошарашил её:
- А ещё над этой бухтой пролетает ангел.
- Кто?
- Ангел… Но увидеть его могут только те люди, которые способны видеть красоту. Знаешь, сколько всего красивого в Приморском крае? Вы заезжали на Кравцовские водопады?.. Нет? Зря. Потратили бы какой-то часик, зато впечатлений было бы на всю оставшуюся жизнь.
- Я видела по дороге знак «Кравцовка». Уже здесь, после трассы. И где же
9
там водопады? Они большие?
- Где-то в два человеческих роста. И они всего в километре от дороги. Там, возле деревни, автобусная остановка. Может, видела? Вот около неё съезд вправо, если с той стороны ехать. А дальше тропа. Точнее, дорога, но по ней только на мотоцикле-одиночке можно подняться. Да и пешком идти-то десять минут, не больше. Всего водопадов пять: «Каменная чаша, «Пасть», «Хрустальный»… И все разные. На одном вода падает отвесно, и образуется маленькое озерцо. На другом ручей разделяется на несколько потоков. Ещё на одном вода течёт как бы по ступенькам. Так и называется – «Ступенчатый».
- А «Пасть» - страшная? – засмеялась Лиза восторженности парня.
- Просто узкий жёлоб. По нему вода и бежит. Переступить можно, если подняться наверх.
- Вы туда часто ездите?
- Один раз. Я нигде не бываю два раза. Во-первых, это неинтересно, а во-вторых, ещё столько красивых мест. И тут, на побережье, и в тайге. И в других районах.
- Наверное, больше всего интересного здесь, на море. Острова, скалы…
- Да, красивых мест здесь много. Только посещают их больше не такие любители достопримечательностей, как мы, а те, кто ловит гребешок, трепанга, то, на чём можно заработать.
- Кто это – «мы»?
- Мои друзья-одноклассники и я. А ездит с нами наш физрук. Иногда ещё двое из учителей. У нас что-то вроде турклуба. Потом все выкладывают
10

фотографии в интернете, и такие же путешественники обсуждают месяцами. В Приморье несколько сайтов любителей красоты. Их Канары не интересуют.
- Ну, и куда вы ещё ездили?
- Два раза в горы – на Пидан и Фалазу. На Скалистую, там шесть пещер. Это здесь, в нашем районе. Но самое красивое место в Приморье – это Еломовкие водопады. Надо ехать в сторону Партизанска, потом за Золотой долиной подняться на высоченный перевал и спуститься по серпантину к посёлку Лазо. Там ещё час езды, и что-то вроде лесничества. Потом шесть километров идёшь по тропе в ущелье, пересекаешь по стволам деревьев ручей и, наконец, он – водопад «Звезда Приморья». Стоишь, как дурак, с открытым ртом, а перед тобой с семнадцати метров падает вода. Шумит так, что надо говорить громко. И само ущелье тоже очень красивое. Одна сторона – светлая, кое-где отвесная, на ней лиственные деревья и кусты. Осенью, когда лучше всего ездить туда, они жёлтые и красные. А другая сторона – в тени, поэтому она хвойная, тёмно-зелёная, камни обросли мхом. Кажется, пройдёшь ещё немного и встретишь избушку Бабы Яги.
Лиза удивлённо посмотрела на собеседника:
- Ты так рассказываешь, что мне захотелось быть дурой и стоять перед этим водопадом.
- Ну, дураком в хорошем смысле…
- Я поняла, поняла…
Они снова засмеялись, глядя друг другу в глаза.
- Надо будет уговорить папу заехать на эти ваши Кравцовские водопады.
11
Сколько, ты говоришь, их? Пять?
- Пять. А Еломовских – семнадцать. Мы доходили до седьмого. Но самый большой и самый красивый – первый. Народ туда летом и осенью валом валит. Вся тропа – группы идущих к водопаду и обратно. Целые палаточные лагеря ставят.
- Ладно, все эти достопримечательности далеко, а ты расскажи мне про ангела, который пролетает над этим заливом.
Лиза сказала это достаточно громко, и две проходившие мимо молодые женщины посмотрели на неё с удивлением. Девушку не смутили их взгляды, но её новый знакомый остановился.
- А ты поверила мне?
- Конечно.
- Странно. Обычно никто не верит. Даже те, кто видел его своими глазами, потом говорили, что показалось.
- Почему же это я не поверю? Я крещёная. Значит, верю, что есть Бог. А если есть Бог, то существуют и его помощники – ангелы. У меня ведь есть ангел-хранитель. Это я знаю точно. Он меня столько раз выручал. Между прочим, он помог мне справиться с ГИА. Я оба экзамена сдала на «пятёрки», хотя страшно волновалась и всё перезабыла. Просто попросила спокойствия и уверенности, и они пришли. А перед этим ещё с вечера трясло от волнения…
- Это понятно, хотя ты не похожа на нервного человека. Наши вон девки не то, что переживали перед ГИА, а ещё и опаздывали, потому что ночью гуляли, а утром дрыхли до последнего. Но я про другое. Ты веришь, что ангел может пролететь здесь, над этой бухтой?
12
- А где ж ему ещё летать? – нарочито серьёзно ответила вопросом на
вопрос Лиза. – Ведь здесь так красиво… Над какой-нибудь свалкой или
дымящимся заводом точно ангела не увидишь.
- Ты надо мной потешаешься, - покачал парень головой недоверчиво. – Думаешь: мели, мели свои сказки, а я буду соглашаться.
- Да нет же! Ты сам мне рассказал такое, и сам же не веришь, что я нормально к этому отнесусь. А я тоже хочу, чтобы это было правдой, чтобы… - она повернулась лицом к морю и зажмурилась от ряби на воде, - чтобы в золотом сиянии там, над островом, пролетел ангелочек и помахал мне рукой. Знаешь, мои подруги, одноклассницы стараются побыстрее повзрослеть или хотя бы выглядеть взрослыми… Курят почти все… Если компанией соберутся, скорее за пивом… А я думаю: куда торопиться? Мне шестнадцать, и больше никогда не будет столько, только один год. Пролетит десятый класс, как пролетел этот, десятый, и снова – день рождения… И семнадцать будет только один год… Нет, я не хочу взрослеть… Ну что, теперь веришь, что я не… «потешаюсь»?
- Да… ты необычная… Такие других не высмеивают. И к таким люди тянутся.
- Это точно. Друзей у меня море… - она засмеялась, потому что смотрела на море. – Нет, залив. Особенно ваш брат тянется. Хоть в нашем дворе, хоть в школе: поссорится с девушкой и идёт ко мне, чтоб успокоила или помирила. Что во мне такого?
- Только поплакаться идут? А дружбу не предлагают?
- Как ни странно: нет. Я вроде не уродливая и не злая. Один из таких несчастных – его полгода назад бросила моя подружка: встретила другого,
13
постарше – сказал мне: «Хороший ты человек, Лиза, но будешь одна. Рядом с
тобой чувствуешь себя…мелким».
- Мелким? – засмеялся парень.
- Да, так он сказал. Я до сих пор не знаю: надо было обижаться или нет.
Они помолчали пару секунд. Высоко задрав нос, недалеко от берега прошёл катер. Волна докатилась до берега, качнула купающихся.
- И когда ж он пролетает? Днём? Ночью?... Ночью его видно?
Парень помолчал и, когда по соседству закончилась громкая, пошловатая песня, ответил.
- Его видели рано утром, на восходе, когда было ясное небо. У нас ведь то дождь, то туман…
- Завтра обязательно проснусь пораньше и посмотрю на море… Даже если не увижу ангела, всё равно море на восходе – это, наверное, очень красиво? С какой стороны поднимается солнце? С той?.. Ведь смысл жизни – в радости? Не так ли?
Она посмотрела на парня, лукаво улыбаясь, а он вспомнил свой разговор с «ковбоем».
- Смысл жизни в том, что остаётся в прошлом. Будущее неизвестно, настоящего не существует. Остаётся только прошлое. Вот пройдёт несколько дней, вы отсюда уедете в свой Хабаровск. Наступит осень, потом выпадет снег, бухта замёрзнет, а на льду будут сидеть рыбаки. Но ты будешь вспоминать этот пляж, море, этот тёплый мелкий песочек, вон тех малышей с их крепостью…
- …И местного парня, который так серьёзен и начитан и которого я даже не
14
знаю по имени…
- Извини. Меня зовут Павел. А с чего ты взяла, что я начитан?
- Ну, как же? Ведь у тебя даже есть своё представление о смысле жизни.
- Наша учительница по литературе и классная руководительница в одном лице говорит так: «Взрослый – не тот, ребятки, кто научился пить-курить-материться, а тот, у кого есть на всё своё мнение».
- Да? Тогда я точно ещё не взрослая. У меня нет своего мнения о смысле жизни.
- Не может быть.
- Почему?.. Я об этом ещё ни разу не задумывалась. Просто хочу быть счастливой. У меня есть мама с папой, они любят друг друга. У моих старших братьев тоже всё хорошо. Я закончила девять классов, стою на берегу Тихого океана, которого до этого никогда не видела, и радуюсь жизни. Я счастлива.
- Это здорово, но всё это чувства. А где ум?
Они вдруг перешли от весёлого и шутливого тона к серьёзному и повернулись от моря, на которое смотрели, разговаривая, лицами друг к другу.
- Зачем ум, если на душе хорошо?
Павел задумался.
- Ты решаешь, как мне возразить?
- Нет.
- А что же тогда?
15
- Я согласен с тобой, Лиза из Хабаровска. Радость выше ума, выше всего… Наверное, в раю души людей не напрягаются от мыслей, а просто радуются.
Он уловил её беспокойный взгляд.
- Ты ищешь свою машину?
- Нет. Мы уже пришли, и мама давно посматривает на нас и качает головой. Побоишься подойти?
- Не побоюсь. Ведь я завтра к вечеру приду к вам в гости и предложу сходить вон к тем скалам. Туда непросто пробраться. Зато там очень красивое дно. У вас есть маски для подводного плавания?..
Они подошли к машине Лизиных родителей. Ты вышли из палатки и улыбались, глядя на дочь.
- Смотри, Аня, а ты говорила, что Лизавета будет здесь скучать!
- Да, Саш, похоже, мы её тут замуж выдадим!
Лиза остановилась и густо покраснела.
- Мама, что ты такое говоришь?! Мне только шестнадцать лет!
Родители засмеялись и переглянулись:
- То есть это единственное препятствие?
Они ещё сильнее смутили дочь, но вмешался Павел:
- А я не против. Только не сейчас, а через…семь лет.
- Серьёзный парень, - шутливо похвалил Саша и протянул руку.
Они познакомились.
- Значит, заканчиваешь школу, - продолжил Саша, не выпуская руки парня,
16
- потом вуз, и присылаешь сватов? Получается, вы с Лизкой одногодки?
- Нет. Ещё год на то, чтобы устроиться на работу и зарекомендовать себя.
- Ого!
Все засмеялись обстоятельности Павла и серьёзности его тона.
- У тебя всё по расчёту? – спросила Лиза.
- Конечно. Если бы я сказал твоему папе, что готов жениться на тебе сейчас, он прогнал бы меня и был бы прав. Если б я сказал, что не хочу на тебе жениться, а просто знакомлюсь на пляже с кем угодно, тоже прогнал бы и тоже был бы прав. Значит, остаётся одно: ты мне нравишься. А все, кто женятся, сначала познакомились и понравились друг другу. С моей стороны это не раньше, чем через семь лет.
- Солидный человек, - пожал плечами Саша и, наконец, отпустил руку парня.
- Нет, всё время жить по логике – это скучно, - покачала Лиза головой. – Хотя и легкомыслие – не лучше.
Паша попрощался и ушёл, и вскоре разговоры в семье, приехавшей на отдых, вернулись в привычное русло. В этот день они только один раз рискнули окунуться в прохладную воду, прогуливались, загорали, играли с соседями в карты и шашки, вздремнули на песке по местному обычаю.
К вечеру пляж сильно опустел, и оказалось, что приезжих отдыхающих на нём только половина. Прошли уборщики и собрали всё, что осталось от пребывания людей. Специальная машина опустошила контейнеры, которые уже не вмещали чёрных пакетов с мусором.
Лиза сидела в кресле и щурилась на море, пыталась читать и бросала книгу.
17
Несколько раз она уходила далеко влево или вправо по кромке воды,
подбирала камни, ракушки, вынесенных прибоем морских звёзд и
забрасывала всё это в море. Один раз она почти добралась до скал, но,
посидев на камне, вернулась обратно. «Лучше пойдём с НИМ, а то во второй раз впечатления будут уже не те…» Родители ничего не говорили ей о новом знакомом, но ни разу не просили помочь в чём бы то ни было, а мама почему-то забыла своё привычное «Лизавета, будь расторопнее!» Дважды звонили подружки, но Лиза отделалась фразой «Да, здесь здорово» и, к их разочарованию, не рассказала никаких подробностей о своём отдыхе. «Что толку от слов? – решила она. – Лучше потом покажу фотки».
А фотографировать было что. На следующий день, около четырёх часов, приехал Паша. В боковом прицепе его старенького мотоцикла «Урал» лежали резиновая лодка, маски и трубки для ныряния. Сначала Анна хотела остаться «на хозяйстве», но Паша убедил её, что она не пожалеет о дальней прогулке, и, прихватив всё привезённое парнем, а также надувной матрас, приехавший из Хабаровска, четверо любителей природы отправились к скалам. Когда пришлось идти по колено в воде, чтобы не вязнуть в нанесённых прибоем кучах гниющих водорослей, родители Лизы хотели было вернуться, но Паша протянул им маски и трубки и попросил опустить лица в воду. Больше они маски не снимали.
В воде, между серо-зелёными камнями колыхались разноцветные и разных форм растения; между ними выглядывали из песка округлые камешки, один краше другого; на больших камнях висели морские звёзды – крупные, маленькие, всевозможные по окраске, остроконечные и похожие на лепёшки. А если стоять спокойно, то можно было заметить шуструю стайку рыбок.
- Фантастика! – сказала Аня.
18
- Будто в аквариум заглядываешь! – согласился её муж.
Скалы были серо-чёрными и очень острыми. Лиза только один раз забралась в какую-то выемку, маленькую пещерку, чтобы сфотографироваться. Всё остальное время они плавали на лодке и матрасе с
опущенными в воду головами, восторженно кричали, увидев большую рыбу,
звезду, ежа, краба или отверстие, через которое дышала хитрая песчанка. Паша нырял за всем, что нравилось Лизе, но, подержав добычу в руках, потрогав клешни крабика или тысячи жёстких щупалец морской звезды, она отпускала подарки друга в воду и радостно наблюдала, как обитатели дна возвращаются домой.
К вечеру волны стихли, и они храбро заплывали за сотни метров от выхода на пляж, «путешествовали» к скалистым столбам, стоявшим недалеко от берега, ощупывали их, искали глазами птичьи гнёзда. Три часа прошли, как одна минута, и на обратном пути Анна несколько раз возвращалась к впечатлениям от прогулки и благодарила Пашу.
Потом старшие занялись приготовлением ужина, а Лиза и Павел ходили по мелководью, болтали о всякой всячине и, останавливаясь, наблюдали за ночными купальщиками, какими-нибудь мускулистыми и волосатыми мужчинами лет пятидесяти. Пляж ещё больше наполнялся голосами, звуками музыки, которые в сумерках слышались лучше, бесчисленными запахами от походных кухонь в палатках и кафе у дороги, и – запахами моря, свежими, терпкими, вбирающими в себя и солёность воды, и пену волн, и полосу света от маяка, и мрак глубин, в которые обрывался залив где-то там, за островами.
-… Я сегодня проснулась рано-рано, - говорила Лиза, - села в кресло у палатки, укрылась пледом и не отрываясь смотрела на горизонт над заливом. Ангел не пролетал.
19
- Обязательно пролетит, - уверенно отвечал Паша. – Я думаю, ты его увидишь до отъезда.
…Дни шли медленно, но пролетали быстро. Днём Павел работал, а к вечеру ехал на пляж. Они с Лизой купались, загорали, ездили куда-нибудь. Посёлок, бухточки вдоль побережья, куда были хоть какие-то дороги, сопки, на которых из-за морских ветров не росли деревья и с которых открывался красивый вид на посёлок, на леса вокруг, на Океан, маяк в пяти километрах от посёлка, торчавший белой, толстой башней на длинном мысу – они объездили всё. Лиза перезнакомилась с половиной местной школы, играла со сверстниками в волейбол на пляже, танцевала в местном парке на дискотеке, куда заботливые родители сходили вместе с ней. Никогда ещё в течение нескольких дней жизнь девушки не была такой переполненной событиями и впечатлениями. Она загорела, немного обветрилась и как будто подросла и окрепла.
Но неделя прошла, и наступил последний день у моря. Как и в предыдущие дни, Лиза проснулась раньше родителей, в начале седьмого. С минуту она посомневалась: утра до этого были пасмурными, даже с моросью, и небо над заливом было видно плохо. Но из-за предстоящего отъезда всё равно не спалось, и она вышла из палатки. Сразу бросилось в глаза, что ближайший остров выступает ясно, как будто приблизился к берегу на полкилометра. Солнце ещё скрывалось за высокой сопкой, охранявшей залив, но уже разогнало все остатки ночи – последние клочки темноты. Девушка не успела поднять головы и посмотреть в небо, как услышала слева, от высокой зелёной палатки, возгласы удивления. Она глянула вверх и - застыла. Что-то большое, бело-серебристое планировало невысоко в небе там, где две сопки не доходили друг до друга полтора-два километра и молчаливыми часовыми встречали тех, кто входил в бухту на катере или яхте. Люди стали кричать, выбегать на пляж поближе к воде, показывать друг другу руками в небо. В
20
этот момент на левой сопке солнце обожгло ярко-розовым светом деревья, за которыми скрывалось, и, наконец, выглянуло. То, что летело над заливом, вспыхнуло и засияло так, что Лизе показалось, будто брызнули искры.
- Серебристый ангел… - сказала она.
- Он летит, летит!.. Я вижу крылья! Точно – крылья! – кричали у воды.
Лагерь отдыхающих ещё спал, и людей, видевших чудо, было не более двух десятков. Лиза, как и другие, стояла, задрав голову, и только когда Нечто скрылось по ту сторону залива, почти растаяв перед этим в лучах полностью показавшегося солнца, только тогда она запоздало упрекнула себя, что не разбудила родителей. Но ещё несколько минут после чудесного полёта она стояла зачарованная и пыталась понять, что же это было. Гораздо больше птицы, но меньше какого-либо летательного аппарата, машущее крыльями или парящее, сиявшее удивительно нежным блеском, который вроде бы и не резал глаза, но не позволял хорошо приглядеться. «Неужели это правда, и я видела ангела небесного? – спрашивала себя девушка. – Понятное дело, они есть. Но разве можем мы, люди, увидеть их?..»
И горний ангела полёт…-
вспомнила она пушкинскую строку из прочитанного как-то в девятом классе стихотворения. Стихотворения, произнесённого учительницей литературы так преувеличенно торжественно, что мальчишки захихикали. Лиза прослушала, что такое «горний», и строчка запала в память. Теперь она её поняла. Но то, что увидела девушка, было торжественнее и сказочнее всего, что говорили на уроках или показывали по телевизору. Одновременно реальное и невозможное. «Так вот как происходят чудеса… - шепнула она почти вслух. – Просто… Немыслимо просто…
И ещё вспомнилось ей кое-что. Несколько раз бабушка рассказывала на
21
семейных съездах по случаю своих именин, как сильно болела и вдруг выздоровела её мама, Лизина прабабка. «Матушка тогда простудилась и захворала так, что и надежды никто не давал, да папаша собрал нас в кучу, отвёз в монастырь, и мы, дети, отмолили её у Господа. Ещё двадцать шесть годков прожила». «Отмолили», - говорила она. Считала это чудом, но нисколько не сомневалась в нём».
Лиза не решилась рассказать родителям о явлении ангела. Всё подбирала слова, но они совсем не подходили к пережитым удивлению и восторгу. Соседи ничего не видели, и, если где и обсуждалось происшествие, до них не долетало.
Лагерь привычно просыпался: большинство озаботилось завтраком, кто-то потерянно бродил по песку, другие делали пробежку, молодые соседи-земляки потянулись в ларёк за пивом. Они два дня уже собирались уезжать, даже начинали складываться, да всё как-то не получалось.
- Не придётся нам «ехать в паре», - усмехнулся Саша, повторив слова одного из парней.
Поели неторопливо и плотно, потом быстро сложились. Павла всё не было. Лиза убирала вещи и без конца поглядывала на дорогу, но зелёный «Урал» не спускался от посёлка. Молчал и телефон.
- Ну, вот и всё, Саш, - сказала Аня с грустью. – Сколько лет выбирались на море, наконец, выбрались, и уже – обратно.
- Ничего, ещё есть немного отпуска. Съездим к матери в деревню, насобираем ягод. Лизка, ты же любишь ходить в бабушкин лес?!
- Любила, пап… Пока его не начали пилить. Всю красоту изгадили.
- Ну, а мы на машине подальше заедем! Надо же ягодой на зиму запастись!
22
Лиза поняла, что её утешают.
- Поехали, пап. Я боюсь, когда ты ночью ездишь.
- Засветло в любом случае не вернёмся.
Они собрали последний мусор, расселись, но оказалось, что старушка машина тоже расслабилась за неделю и позабыла, как надо заводиться.
- Аккумулятор пора менять, - сказал Саша.
Наконец, тронулись. Лиза смотрела в окно, и в посёлке ей несколько раз показалось, что она видит Пашу. Анна начала было подшучивать над дочерью, но муж перебил её:
- Этот парень – настоящий. Если не пришёл, значит, что-то случилось. Знала бы она его адрес, я б заехал.
- Откуда ты знаешь, что настоящий? – ответила ему жена, потому что Лиза промолчала.
- Во-первых, он с уважением относится к нашей дочери. Это заметно. Во-вторых, у него грубые руки, которые он с трудом отмывает. Значит, помогает родителям, а не болтается по улицам с бутылкой пива, как сейчас принято… Вот. Ну, а в-третьих. Позавчера вечером я наблюдал такую сцену. Наши парнишки-соседи шли от кафе, уже весёленькие, а Паша – им навстречу. Помнишь, когда Лиза ушла играть в волейбол, а он приехал, оставил возле нас мотоцикл и пошёл её искать?.. Ну, и один из наших земляков задел Пашку плечом. Все трое остановились. Я не слышал, что они ему говорили, но явно угрожали. А этот семнадцатилетний пацан стоял спокойно и улыбался. Он даже голову задрал.
- Гордый, - сказала Анна.
23
- Да нет. Он просто показал им, что не боится. Короче, мать, я не удивлюсь,
если через семь лет он придёт просить руки нашей дочери.
- Руки и сердца.
- С сердцем вроде уже всё ясно.
- Ой, вечно ты за неё заступаешься. Отец должен быть строгим и не распускать детей. А ты? Приезжаешь в Приморье на пару дней, тут же
находишь себе зятя и ловишь с ним морских ежей.
- Это, конечно, не кета… Лизка, у тебя есть его номер? Вдруг в самом деле что-то случилось. На Павла не похоже, чтоб он не выполнил обещания.
- Номер есть, - откликнулась Лиза. – Я звонила. Вызов идёт, но никто не отвечает.
- Да?.. Может, надо было поискать его в посёлке… Далековато уже отъехали. Да и время поджимало.
- У меня есть адрес его электронной почты, а у него – мой.
- Ну, тогда будь уверена: приедем домой – тебе будет письмо.
- Спасибо, пап. Я тоже так думаю.
Она потянулась вперёд и сзади поцеловала отца.
Анна рассмеялась:
- Заговорщики! Папина дочка!
- Ань, - шепнул Саша так, чтобы Лиза не слышала. – Первая любовь – это святое.
* * *
24
01.09.2010. Не знаю, поздравлять тебя или нет с 1 сентября. Наша классная всегда говорит так: тех, кто рад школе, поздравляю; тех, для кого это звучит издевательски, – не поздравляю. Я – рада. Папа говорит, что десятый класс – самое лучшее время. Экзаменов нет, как в 9 и 11. Просто учись, участвуй во всём, наслаждайся школьной жизнью. В 11 все мысли о будущем. Уже одной ногой во взрослой жизни. Хотя об этом тебе лучше знать. Это ж ты 11-классник! Причём бессовестный 11-ник. Даже не извинился, что не приехал попрощаться. Пока!
02.09.2010. Здравствуйте, Елизавета Александровна. В начале своего письма хочу поинтересоваться вашим здоровьем и здоровьем ваших родителей. А также вашим настроением, уважаемая Елизавета Александровна. Ибо уж очень восторженно восприняли вы любимый праздник всех российских школяров – День знаний.
Шутка. Привет, Лиза! Наконец-то я могу всё объяснить тебе. По телефону ТАКОГО не перескажешь. Понадобится двое суток беспрерывного разговора. Но теперь всё нормально. Мне купили ноутбук, на который я заработал летом, отец подарил на день рождения модем USB, и всё это принесли в больницу, где я лежу с лёгким переломом ноги и уже почти выздоровел. Поздравляю тебя с 1 сентября. Живи школьной жизнью на полную катушку. И пусть твоё детство не торопится уходить.
02.09.2010. Паша!!! Что с твоей ногой? Где ты её сломал? Бессовестный, почему ты до сих пор мне не говорил? Лёгкий перелом!! Разве так можно? Немедленно всё рассказывай, или я через мэил надеру тебе уши! И что, у тебя вчера был день рождения? Жду ответа!
02.09.2010. Наверное, прочитаешь письмо уже завтра. Прости. Опять заставляю тебя нервничать. Но что-то весь вечер модем барахлит, и вот, уже час ночи, а я только отправляю письмо. Дежурная медсестра заходила и
25
накричала, что включаю компьютер после отбоя. И теперь слышу, что где-то разговаривает. Тут много тяжелобольных, стонут со всех сторон. По ночам привозят кого-нибудь с аварии или резанного по пьяни. В общем, весело. Хорошо, хоть одноклассники постоянно приходят. Навестили классная и ещё двое учителей. Я, честное слово, отлично понимаю, как виноват перед тобой. Терпеть не могу нарушать слово, и вот, обманул. И кого? Человека, чьим мнением очень дорожу. Но скоро ты всё поймёшь. Пожалуйста, не торопись с выводами, пока не рассказал всё по порядку. С ногой всё окей. Врач сказал,
что никаких осложнений не будет, скоро выпишусь и буду долечиваться дома. В школу пойду где-то в начале октября. Спасибо за поздравления с днём рождения.
03.09.2010. Ты так ничего и не рассказал! Я не буду торопиться с выводами и придираться к больному человеку. Но если обманешь, приеду и сломаю шею. Можешь верить: я занималась дзюдо. Тогда до Нового года будешь лежать в больнице. У меня всё нормально. Только навалилось много всего сразу. В школе. Хорошо, хоть пока по некоторым предметам идёт повторение, и я кое-что помню с 9 классов. Я тебя не поздравляла с днём рождения. Ты, как всегда, шутишь. Что ж, главное – желаю выздороветь. Рада, что несчастье не сломило тебя. Папа говорит, что если я по телефонным разговорам не догадалась, что ты в больнице да ещё с травмой, значит, у тебя крепкий характер, и болезнь на него не повлияла. Привет тебе от моих родителей. Мама даже у тёти Вали (она врач и родственница) консультировалась о переломах. Та убедила нас, что это не так уж и опасно. А насчёт обещания не переживай. Я же увидела ангела. А это было главное твоё обещание. Другие и за всю жизнь не увидят такого, а я в 16 лет! И за то, что убедил нас заехать на Кравцовские водопады, мы очень благодарны тебе. Я рассказывала, как мы их все обошли – до самого пятого. И ещё раз говорю: это изумительно!! Видел, сколько восторженных отзывов на мои фото в
26
«Моём мире»?
03.09.2010. SMS-сообщение: меня выписали вечером подробнее пока
03.09.2010. SMS-сообщение: очень рада пиши скорее
03.09.2010. Угроза столкнуться с дзюдоисткой подействовала: начинаю рассказывать. Хотя я не пожалел бы своей шеи в обмен на то, чтобы ты опять приехала к нам. Но в больницу больше не хочу. Опостылела она мне за три недели. Всё лежишь да лежишь. Хотелось ногу отстегнуть и куда-нибудь
пройтись. Зато много прочитал. Одевал наушники и читал. Всё строго по программе. Так что литературу нагонять не придётся. Но теперь дома и радостно бегаю по квартире на костылях. Через неделю на приём. Гипс ещё не снимут, только посмотрят. Час назад приходил почти весь класс. Если врач разрешит, пойду со следующего понедельника в школу. Тут одного из нашего класса подвозит отец, может и меня брать. Назад пацаны доведут, мне недалеко. Но задания уже взял по всем предметам. Хватит бездельничать, пора приниматься за работу.
Теперь слушай. Точнее, читай. Ровно год назад, 1 сентября, мы после школы пошли толпой к скалам. Не скрою: ребята взяли немного пива. Но это ерунда, мы просто решили прогуляться новым классом. Семь человек ушли после 9-го, зато появился новенький. Многие уезжали на лето и могли рассказать что-то интересное. Когда поднялись на то высокое место, где начинается спуск к морю (ты знаешь), то оглянулись на посёлок, и Серёга К. показал пальцем на 24-ую пятиэтажку. Над нею висели какие-то два жёлтых пятна. Потом они словно втянулись в дом. Мы заспорили: НЛО или померещилось. И вдруг эти пятна снова появились, уже из дома. Они были, яркие, как солнышки, только некруглые, меняли форму, а размером примерно как два окна. Потом они стали подниматься над домом, и Инка крикнула: «Вон что-то тёмное отлетает!» Два длинных чёрных предмета,
27
тоже как окна величиной, быстро полетели от дома в другую сторону. А сияющие пятна вдруг вытянулись, и все мы чётко увидели две фигуры. Они сами светились, а вокруг них было ещё другое, тускловатое свечение. Миха говорит: «Ангелы душу понесли». И мы не стали спорить. Это больше никак нельзя было объяснить. Фигуры медленно поднимались (где-то с минуту) и всё больше напоминали человеческие, только в длинных одеяниях, а потом стали таять и пропали. Никакой души с ними мы не заметили, но они летели рядом, немного сливались, да и расстояние было порядочное – километра полтора.
Некоторые сняли всё это на телефоны, но видимость получилась не очень.
Мы пошли вниз и говорили уже только об этом. Решили, что чёрные пятна – это бесы, которые пытались забрать душу, но их прогнали ангелы. На следующий день мы рассказывали об этом в школе, показывали запись, но знаешь, почти никто не верил, и даже смеялись. «Да вы курнули», - говорили нам. Но мне было наплевать. Глюков у меня не бывает, я ни разу не напивался и наркоты не пробовал, поэтому уверен в том, что видел. После школы мы с Серёгой решили убедиться, что не дураки и пошли к тому дому №24. Не надо было и кого-то расспрашивать: на выезде из двора валялись сухие цветы. То есть накануне были похороны. Но мы дошли до крайнего подъезда, и там сидели две бабушки. Серёга – это такой субъект, кто любому вотрётся в доверие. Помнишь, как он набивался к тебе в гости в Хабаровск? Он взял да и спросил в лоб у бабушек, не было ли здесь вчера похорон. Они: зачем тебе знать? «Да вот, - говорит, - вижу цветы у подъезда. Если хороший человек умер, поставлю свечку. У меня дедушка – священник». У бабулек челюсти отвалились. Поколение пепси ставит свечки за упокой! А он пристал к ним и всё. Тогда они сказали, что умерла их подруга, 78 лет, настоящая праведница, добрая, отзывчивая, всем помогала и в церковь ходила каждое воскресенье. Я Серёгу тяну, чтоб поскорее уходить, а он в роль вошёл. «Вот,
28
блин, - говорит, - есть же люди. Закажу панихиду. Как её звали?.. Ага. До свидания, бабушки, крепкого вам здоровьица». Вот такой он урод. Я его чуть не убил за эти кривлянья, а он: «Узнали же, что хотели». Ну, всё, Лизонька. Пока хватит. Это первый мой рассказик. Напиши о своих делах. Удачи! 04.09.2010. Привет, Паша! Не могла сразу ответить, всё обдумывала твой рассказик. Ещё не понимаю, как он связан с твоим переломом, но очень интересно. Ясно, почему ты верил в ангела над заливом. Ты ведь даже двоих видел. А ещё нечисть. Знаешь, таинственного и непонятного в мире много. Сейчас об этом тьма фильмов, и у нас молодёжь увлекается всякими вампирами, хоббитами и проч. Лучше б вспомнили, что они русские да действительно иногда ставили свечки. Не удивляйся. У меня бабушка очень верующая, так что я от неё такая. И не вижу в вере ничего плохого. Что, наши предки совсем глупыми были? Знаешь, какая у меня бабушка добрая и светлая! Она вся сияет, когда мы приезжаем, обо всём интересуется, всем старается помочь. У меня дядька запил два года назад, и его жена хотела развестись. Бабушка приехала из деревни в город (70 км) и всех примирила. С тех пор он не пьёт, всё у них хорошо. Папа называет её патриархом семьи. А бабушка говорит: Бога в душе не будет – осатанеете. Я редко бываю в церкви, но сатанеть не хочу. А то прилетят такие чёрные, каких ты видел, когда придёт время помирать. Брр! А в школе у меня ничего особенного. Учимся помаленьку. То учители ГИА запугивали, а теперь ЕГЭ. Особенно по рус. и матем. У нас двое пришли, которые и 9 кл. не тянули, так на них наседают: «Сами, добровольно пришли, вас никто не звал, так что учитесь». Мне так не говорят, и на том спасибо. Жду следующего рассказика с нетерпением. Как нога? Перешли мне фото, где ты с гипсом, а то не верится, что такой шустрый парень может мало двигаться.
05.09.2010. Привет, Лизка! Сегодня воскресенье, и мы ездили на море. Пацаны отвезли меня на нашем «Урале». Купаться не стал, повалялся на
29
песке. У нас ведь сентябрь – бархатный сезон, вода тёплая. Вы на свой Амур, наверное, только в июле ходите? Кстати, отдыхающих по-прежнему много, в том числе хабаровчан. Только теперь без детей. Они в школе. Зря ты думала, что я могу как-то не так отнестись к вере. Я и сам уважаю всё, что связано с православием. Мы с пацанами на Пасху и в церковь ходили, полночи там простояли. Зато как здорово было, когда батюшка святил куличи и прочее. Старался нас, молодёжь, посильнее обрызгать святой водой. Мне понравилось. Так что не бойся об этом писать. И вообще, к верующей девушке больше доверия. Парни «зажигают» с девками лёгкого поведения, но для серьёзных отношений тянутся к правильным. У вас, наверное, тоже так? Фотку меня, четырёхногого, получила? Вышли что-нибудь своё, школьное. Я уже по-настоящему учусь. Вот на понедельник сделал все письменные уроки, приятель сдаст учителям. Завтра на приём к врачу, буду проситься в школу. Ты ждёшь от меня следующего рассказа о том, как я дошёл до перелома ноги. Необычно дошёл. Не знаю, что ты обо мне подумаешь, когда обо всём узнаешь. Значит, так. После того случая с умершей бабушкой вся наша компания быстро перестала это обсуждать и окунулась в привычную жизнь. Кроме меня. Целый месяц я мучился этой загадкой, записал видеосъёмку в комп и пересматривал много раз. И с каждым разом убеждался, что прикоснулся к чему-то сверхъестественному. Меня тянуло разобраться во всём. О том, до чего я додумался – в следующем письме. Спокойной ночи, красавица, и сказочных слов.
05.09.2010. Паша, ты решил испытывать моё терпение и мучить меня?! Где обещанный рассказ? Одни загадки! Понимаю, у тебя много забот и, наверное, болит нога. Но если есть время ездить на пляж, то можно и мне написать подробнее. Впрочем, рада за тебя, тому, что ты возвращаешься к обычной жизни. Я тоже повалялась бы сейчас на песочке, а то параграф по биол., по общ., по физике и примеры. Ещё немного не доучила. А надо и
30
помыться, и погладить. Ничего плохого я о тебе не подумаю. Стыдись такое предполагать! Так что пиши. А Лизкой меня называет только папа. У него это проявление самой большой нежности. Так что учти. Здоровья и удачи!
07.09.2010. Здравствуй, Лизка-Лизонька! Прости, ужасно замотался вчера. Хотел звякнуть, да решил, что лучше побольше напишу по эл. почте. Сегодня я был в школе, штурмовал этажи на костылях, хотя парни всё время пытались переносить меня, подхватив под мышки. Вот думаю: не записаться ли в секцию лёгкой атлетики. А ты занимаешься спортом? К дзюдо не вернулась? В 10 кл. времени побольше, чем в 11. А тогда, в октябре прошлого года, я додумался пойти к священнику местной церкви. Это было среди недели, и он в чёрной рясе ремонтировал свою машину. Я предложил помощь, чтобы не отвлекать, он согласился. Ты же знаешь, я помогаю отцу в авторемонте. За работой мы с ним и разговорились. Священник выслушал меня очень внимательно, обо всём расспросил. Я только не стал говорить, каким способом Серёга выудил у старушек нужную информацию. Просто сказал, что пошли и узнали. Однако он совсем не удивился, сказал, что это происходит постоянно, только люди разучились видеть реальность, настоящее, выдумали с подсказки дьявола много ложного, несуществующего и живут в этом, как теперь говорят, виртуальном мире. «Неправедного» и «безблагодатного», - сказал он. «Задумайся не над тем, что ты видел, - говорил он. – С этим как раз всё понятно. Помысли о том, почему именно вам и именно в тот день явилось это». Я сразу вспомнил про пиво. Ну, думаю, наверное, высшие силы решили отвлечь нас от глупого времяпрепровождения. Но тут священник спросил: «Ты сказал, что все твои одноклассники быстро забыли о происшедшем или не хотят обсуждать это?» - «Да, - говорю я, - так и есть». – «Тогда, возможно, это явление сил небесных было только для тебя. Вот ты уже месяц в раздумьях, не можешь успокоиться, хотя впечатления, наверняка, заметно изгладились. Значит, что-
31
то проснулось в твоей душе такое, о чём ты до сих пор не ведал. Что? Для чего? Думай сам. А будут вопросы, сомнения – приходи, поговорим ещё». Мы с ним давно уже устранили неисправность, всё собрали и поставили на место, но продолжали стоять с грязными руками у машины и болтали. Священник стал интересоваться, чем живёт молодёжь, как относится к вопросам веры. Правда, он мог бы и не спрашивать, потому что знал об этом не хуже меня. Знаешь, у него были очень грустные глаза, когда он говорил о наркомании, алкоголизме, абортах. Сказал, что люди обрекают себя на вечные адские муки и даже не задумываются о том, что слово «вечность» может быть как самым радостным, так и самым страшным. Потому что из ада возврата нет. И только за некоторые грехи родственники, горячо любящие умершего, могут вымолить ему облегчение страданий. В общем, он много чего говорил, а точнее, размышлял вслух. Я теперь позабыл или просто затрудняюсь пересказать. У него ведь немного не такая речь, как у нас. Но его старославянские словечки – такие торжественные и красивые. Я даже увлёкся ими на некоторое время, пересмотрел в библиотеке все сноски в книгах классиков. Стал говорить в классе «ежели», «вишь ты», «яко» и т.п., и все посмеивались. Но слова священника мне тогда в душу запали. Я понял, что есть другой мир, и он был раньше, до революций, но теперь мы живём так, как будто его нет. Это старая Россия, православие, славянская вера. Но потом пошарился в интернете и увидел, что ничего не утрачено. У церкви свои сайты, журналы. Пожалуйста, читай, если интересно. По старине, языческой вере, тоже много чего есть, и тысячи людей этим увлекаются. Помнишь, ты писала о тех, кто интересуется вампирами и т.п.? Но это чужое, а тут русский дух, Русью пахнет. Лучше всего я запомнил его совет подумать о том, почему именно мне выпало увидеть чудо. Точнее, не чудо, а то, что просто обычно скрыто от наших глаз. И вот тут-то я двинулся немного не в ту сторону, в которую следовало бы. А всё американские фильмы. Там же постоянно такие герои, которым выпадает спасти мир. Избранные. Нет, как
32
Раскольников (скоро прочитаешь о нём) я лишнего на себя не брал, но всё-таки решил: должен сделать что-то для людей. Дурак. До камня не достучишься, о себе нужно было подумать. Мой перелом окончательно расставил все точки. Но это через год. А тогда… Я, наверное, непонятно пишу. В следующем письме опять продолжу всё по порядку. Спасибо за фото. Интересные лица у твоих одноклассников. Ты заметила: такой высокий, черноволосый похож на Мишку? Всё. Пока. Учись хорошо и веди себя примерно! Позвоню твоей классной и спрошу!
07.09.2010. Привет, Паша! Спасибо за такое длинное письмо. Это здорово, что я о тебе больше узнала. Ты правильно сделал, что пошёл к священнику тогда, год назад. Они очень умные люди и во всём разбираются. У меня папа всегда по воскресеньям смотрит «Непутёвые заметки» и «Слово пастыря». А потом говорит: «Даже я со своим ПТУ всё понял. Вот головы эти священники!» Только я не понимаю, что ты решил сделать такого для людей после этого визита. Наверное, расскажешь? Каково тебе с гипсом ходить по школе и улицам? Он ведь тяжёлый. Я ещё не решила, в какую секцию записаться. Скорее всего, продолжу волейбол. А пока играем в теннис на переменах. Телефон Елены Николаевны дать? Или сразу директора? Боюсь, что она не знает о моём существовании: не двоечница, не отличница, в олимпиадах не побеждала, на вечерах не дебоширила. Вот кто у нас прославился, так это девятиклассники. Достали каких-то таблеток наркотических, отравились и попали в реанимацию. Учителя промывают нам мозги, грозят, что Таких будут исключать из школы, чтоб не подавали плохой пример. Естественно, прошли класс. часы о вреде нарком. Будто это поможет. Горбатого могила исправит. Пока. Жду продолжения.
08.09.2010. Продолжаю, Лизонька. Не понял, на какой ты кружок записалась? Плохо было слышно. После разговора со священником я очень захотел ещё раз увидеть, как ангелы уносят душу. Попросил у дяди
33
видеокамеру на некоторое время и, когда сделал уроки, поехал на ту лысую сопку, на которую мы забирались в твой третий день у нас. Помнишь, как хорошо виден оттуда весь посёлок? Я проглядел глаза до самой темноты, но ничего не увидел. И так – представь – десять дней. За это время в посёлке было двое похорон, но я ничего особенного не увидел. Я привык добиваться поставленных целей или просто упрямый. Короче, поступил по-другому. Стал ходить в парк возле Дома престарелых. Ходил с книгой, чтобы не вызывать подозрений, однако, конечно же, не читал, а старательно наблюдал обстановку. Теперь посмеиваюсь над своей глупостью, но тогда совершенно серьёзно ждал чьей-нибудь смерти. Представляешь? Даже стыдно писать тебе об этом. Через два дня я познакомился с дворником, помог ему и узнал, что в ДП есть люди, близкие к смерти. В общем, после этого приходил туда уже не наугад, и до зимы я ещё два раза видел кое-что необычное. Хотя происходило это не так, как впервые. Тем более другое расстояние, и не с высоты. Первый случай. Помогая деду Вите, я вывозил на тележке опавшие листья, и вдруг засияло окно второго этажа. Там уже три дня как не вставал один старичок, ветеран войны. Я отбежал подальше от здания и увидел, как бело-жёлтый шар мелькнул высоко в небе. Обычно на такое не обращаешь внимания, но я-то был готов к чуду. Ещё одну смерть я прозевал. Человек умер ночью. А вот второй случай из двух увиденных был особенным и сильно подействовал на меня. Я его тогда же записал, и ты посмотри прикрепление к письму. Не удивляйся, что оно такое необычное. Я хотел написать рассказ и разместить в интернете. Но передумал. Так что там не всё правда, 50 % - художественный вымысел. Поделишься своими впечатлениями от прочитанного? Пока. Побольше тебе пятёрок.
Прикрепление к электронному письму от 08.09.2010.
Путешествие в будущее
34
Дворник одного из подмосковных Домов престарелых, скрытом от глаз старым и густым сосновым лесом, подмёл площадку перед главным входом и, не останавливаясь, пошёл работать метлой по крайней слева аллее. Всего их было пять, и на каждой стояло по три лавки.
В этот ранний час сквер был ещё пустым: неторопливые старички и старушки не прогуливались по аллейкам и не сидели на лавочках. Дед Никита мёл себе и мёл. Впрочем сейчас, летом, мусора было мало, и без сухих листьев или снега такая работа казалась ему простой прогулкой, только вместо трости у него в руках находилась более привычная вещь – метла.
Когда дед Никита запаздывал с уборкой сквера, престарелые уже выходили после завтрака из здания и разбредались по любимым местам. Конечно, если не шёл дождь. В слякоть дворник сидел в своей комнатке под высокой парадной лестницей, пил чай с пахучими травами, а чтобы не скучать, пускал к себе дворового пса Кривонога и беседовал с ним. Кривоног вёл себя прилично и с удовольствием слушал рассказы дворника о семье и жизни вообще.
Дойдя до крайней лавки в третьей аллее, дед Никита остановился передохнуть и подумал, что если б здесь как всегда сидели Иван Сергеевич и Николай Витальевич, то они в сотый раз сказали бы свою любимую шутку: «Не забудь вернуть метлу Красной ведьме». Дед Никита улыбнулся, хотя шутка давно приелась. Красная ведьма могла сидеть на соседней лавке, то есть средней в аллее, а если не сидела, то лавочка пустовала: с самой злой старухой в Доме не хотел связываться даже строгий главврач. Тем более мирные и доброжелательные старики. Дед Никита вовсе не обязан был возвращать кому бы то ни было свою метлу, она принадлежала только ему, и за мётлами он лично ходил на берег лесной речки. Но друзья-старички
35
считали, что настоящая ведьма должна быть с метлой, даже красная. Такой необычный цвет Екатерине Филипповне Науменко Дом престарелых приписал за то, что она была единственной здесь бывшей крупной начальницей по линии комсомола и профсоюзов. А ещё за то, что она была предана идеалам советского прошлого и двадцать раз на дню отчитывала персонал за всякие недоработки, завершая грубоватые и визгливые упрёки одной и той же фразой: «Попробовали бы вы так сделать в прежние времена!» Времена изменились, и здесь Екатерина Филипповна оказалась диссиденткой, не любимой ни работниками, ни сверстниками. Она ни за что не переехала бы в Дом престарелых, но муж умер, сын-офицер погиб ещё в афганскую, а самой ей перестало хватать сил даже одеться.
Дед Никита начал мести дальше, как вдруг услышал возле той самой лавочки странный шум. Никто не сидел там, но невысокие кустики рядом резко дёргались. Подслеповатый старик присмотрелся и увидел козу. Она бойко объедала ветки кустика и не видела угрозы своей спине в виде человека с метлой. Не избежать бы расправы наглому животному, забредшему в сквер из ближайшей деревни, но дворник вспомнил, что Красная ведьма уже несколько раз упрекала его в том, что специально обрезает куст рядом с Её лавочкой. «Вот, оказывается, из-за кого мне попадает! – подумал старик, не двигаясь с места. – Не я обрезаю, а коза-дереза обгрызает. А я говорил этой гадюке, что не мог я так обрезать – только листья, а ветки оставляя нетронутыми».
Он медленно отошёл в сторону, поставил метлу к дереву и по другой аллее заспешил к Дому. «Пусть идёт и сама разбирается с козой, - решил дед Никита. – Может, подерутся. Они стоят друг друга».
Старик вышел с аллеи, но среди престарелых, разбредающихся во все стороны, вредной бабки не заметил. «Убежит коза», - забеспокоился он и
36
стал подниматься по лестнице. Ни в фойе, ни в коридоре Красной ведьмы не было. Обычно дед Никита не заходил в Дом в рабочей одежде, но сейчас, не видя начальства, решил довести дело до конца. «Следы-то от козы останутся. Копыта хорошо видно», - уверял он себя. Вот и избушка ведьмы, точнее, комната №31. Старик дёрнул дверь на себя и только потом подумал, что следовало постучаться. «Ох, наорёт, - сказал он себе, а на следующую минуту все мысли в нём застыли, как вода на морозе. Екатерина Филипповна лежала в кровати и, как видно, вообще сегодня не поднималась, а в изголовье её, на деревянной спинке, сидели две чёрные обезьяны. Они так внимательно следили за старухой, что не сразу заметили вошедшего; дед Никита же хорошо разглядел чужаков. Обе обезьяны были одинаковы ростом – метра полтора, длинными хвостами, которыми вертели, чтобы удержаться на спинке кровати, мордами с густой щетиной и большими горбатыми носами. «Откуда они здесь?» - наконец, подумал что-то дед Никита и тут же встретился с взглядом четырёх чёрных глаз. Это был взгляд разумных существ, холодный и пронзающий до самой души. Старика обдало волной, как будто он открыл дверь холодильной камеры, в которой держалось градусов пятьдесят ниже нуля. Существа внимательно посмотрели на него и будто ухмыльнулись. Волосы зашевелились у дворника там, где ещё сохранились, - за ушами, и тут он заметил на чёрных головах страшилищ что-то вроде шапочек, маленьких, тёмно-оранжевых, а рядом с ними - рожки. «Так значит…» - мелькнуло у него в мыслях. – «А ты думал, что нет?! – сказал ему кто-то прямо в его голове, никак не через уши, которые заледенели от ужаса и перестали слышать все звуки мира. – Сам по сто раз на дню нас поминаешь, а тут удивился». – «И сам к нам пришёл. Соскучился по своей подруге». – «Ещё лучше. Заберём обоих».
Все эти слова дед Никита осознал с большим опозданием. То, что голос звучал внутри него – уже было удивительным. Но больше шокировали сами
37
голоса. Они были чистыми, без чувств и эмоций, несмотря на содержащуюся в словах насмешку. Казалось, кто-то скрипел по железу, и скрипы складывались в звуки, слова, фразы…
Старик, который в силу возраста не ленился уже размышлять о смерти и допускал разные варианты своего будущего потустороннего существования, увидел, что на него никто не нападает, не загрызает острыми клыками, и потому собрал всю свою волю и с превеликим трудом сказал вслух:
- Я извиняюсь, что ворвался сюда… Наверное, бабка нагрешила в жизни… А я… Надо мной должен быть суд… Страшный. Я-то крещёный.
Существа скорчили гримасы. Возможно, это были улыбки, но у деда Никиты в очередной раз побежали мурашки по телу. Он давно выскочил бы из комнаты, если б чувствовал ноги. Тело его начало дрожать – то ли от холода в помещении, то ли от ужаса.
- Будет тебе Страшный суд, - сказали ему беззвучно. – У тебя столько грехов, что попадёшь к нам в самое плохое место. Отправляйся с нами, и мы поместим тебя в хорошее место. Огня нет. Будешь расторопнее, получишь хлеба. Много хлеба. Это выгодно. Соглашайся.
- Старуха упорно борется. Это ей даром не пройдёт. А ты покажи Никитке хорошее место. Понравится – останется там. Он умный – он останется.
- Никитка, пошли со мной. Не бойся: захочешь – вернёшься. Я неволить не могу.
Не успел старик ответить, как действительно пошёл куда-то. Только не по Дому престарелых, а по тёмной каменистой дороге.
- Видишь, здесь хорошо, - говорил кто-то за спиной.
Обернуться, чтобы разглядеть провожатого, ему не хотелось, и он
38
внимательно осматривался, тем более, что картины быстро менялись. Появились какие-то помосты или эшафоты, и старик словно увидел их свысоты. На каждом возвышении сидели люди, и их было очень много, по несколько тысяч. Они сидели молча, сами какие-то одинаково тёмные, и трудно было сказать, женщины это или мужчины. Воздух вокруг был серым, тёмным и не таким, как на земле. Старик мог увидеть то, что находилось далеко, стоило только приглядеться, и упускал что-то ближе к себе. Небо почему-то было только вверху, не соединялось с поверхностью на горизонте. Абсолютно чёрное, беззвёздное, оно больше походило на омут, и смотреть на него было жутковато.
- Видишь, здесь очень хорошо, - услышал в себе дед Никита. – Здесь можно есть хлеб.
Какие-то квадратные куски полетели в гущу людей, но путешественник поневоле хорошо видел, что никто не пошевелился. Впрочем, он не смог долго вглядываться: уши старика вдруг наполнились криками сотен, тысяч глоток, лицо обдало жаром, и оказалось, что он стоит на краю чего-то непонятного. Огромная безбрежная котловина, наполненная жёлто-красным, бурлящим пламенем пылала перед ним. Великое множество людей, голых, с перекошенными от боли лицами, находилось в беспрерывном движении. Им было свободно, но они лезли друг на друга и беспрерывно кричали. Крик был таким, что дед Никита перестал слышать собственные мысли. Люди обезумели от страдания, которое не прерывалось ни на секунду, они изнемогали, задирали вверх лица и руки и старались хоть немножко выпрыгнуть из огненного моря. Оно жгло их. Они метались и поднимали брызги огня, страдая ещё больше. Оно пылало и плотно охватывало их. Они запрыгивали один другому на плечи, падали, погружались, исчезая на миг, и с звериным воплем выскакивали обратно, разбрызгивая клочья огня во все стороны, обжигая соседей.
39
- Боже! За что им это?! Сделай им облегчение! – крикнул старик и не услышал себя в вое миллионов голосов.
Но внутри его отчётливо и буднично сказали:
- Никитка, здесь нет Бога. И никогда не будет. Не жалей этих тварей. Огонь не может обжигать душу. Только тело. Вот так они и жили в том мире: верили ложному, считались с ненастоящим.
- Так это ещё не преступники?!
- Зачем тебе смотреть на преступников? Ты даже не захотел украсть, хотя мог. Мужу своей сестры говорил, что убьёшь, и не ударил его. Но у тебя много грехов, Никитка. Бог тебя не примет. Оставайся там, где хорошо. Тебе немного осталось жить. Не надо возвращаться. Оставайся. Это выгодно.
Старик не успел обдумать ответ и сказать что-то, но ощутил внутри себя неприятие всего этого мира и огромное желание не слышать больше криков страдальцев. Вдруг он почувствовал прикосновение к плечу, и уши его словно открылись.
- Никита Палыч, вы чего сюда забрели? Интересуетесь мертвецами?
Он увидел перед собой белый халат и усатое лицо врача Дементьева.
- Господи, помоги её душе, если можно. Она ж природу любила… - шепнул он, но врач услышал.
- Не знал, что вы дружили. Такую, кроме вас, никто и не пожалеет.
- Поздно… жалеть, - сказал дворник и пошёл искать свою метлу.
10.09.2010. Здравствуй, Паша! Как твоё здоровье, как нога? Ты говоришь по телефону, что обо всём напишешь, но пишешь совсем о другом. А по рассказу – не знаю, какие у меня впечатления. Сначала ужаснулась. Как
40
главный герой. Потом решила, что ты в прошлом году увлекался мистикой. Наверное, - думаю, - «Пиратов Карибского моря» насмотрелся или «Сумерек». Потом перечитала ещё пару раз. Может, этот рассказ религиозный? Вообще, идея есть, и догадаться нетрудно. Не люблю замудрённые произведения. А почему ты передумал выложить рассказ в интернете? Читатели точно бы нашлись. У тебя очень хороший стиль. Легко читается, слова подбираешь красивые. Напиши, что здесь 50% правды? Ты видел что-то подобное в вашем Доме престарелых? Или тебе твой знакомый дед рассказывал? Напиши, пожалуйста. Обещал дать разгадку своей травмы, а сам ещё одну загадку загадал. Бессовестный. Тебе меня не жалко? Я вот не такая и пишу о себе. Дома, в школе всё нормально, двоек нет. Записалась на танцевальный кружок. Скоро начну ходить. Так что следующим летом смогу дать тебе мастер-класс. Лечи ногу, понятно?! В школе у нас опять происшествие. Помнишь, я писала тебе о пацанах из 9 кл., которые из-за наркотиков попали в больницу? Так вот они опять начудили. Не успела школа обсудить их первый подвиг, как они совершили ещё один. Решили сбежать из больницы «от позора» (их слова). Но через выход не получилось, и они выпрыгнули из окна: с третьего этажа! Ушибы, у кого-то сотрясение, один сломал руку, ещё какие-то травмы. Каждый в школе болтает что-то своё, не поймёшь, где правда, где сплетня. Поначалу вообще сказали, что разбились насмерть. Вот такие у нас новости. Прославилась школа на весь город. Теперь будет террор по части алкоголя и наркоты. И правильно. Больше не знаю, что писать. Завтра – выходные, высплюсь, потом сделаю все уроки. В воскресенье сходим с девчонками в кино. Я – впервые за два месяца. Потом расскажу. Пиши. Побольше и без тумана. А то ты такой таинственный – куда бы деться. Всего хорошего. Выздоравливай. Лиза.
11.09.2010. Лизонька, привет! У меня тоже сегодня побольше свободного времени. Ты в какое кино собираешься? У вас, наверное, 3D есть? Смотри,
41
будь осторожнее вечерами. А что касается тумана в моих письмах, то терпи.
Ты обещала не торопить меня. Я ведь ещё до самого главного не добрался. От своего рассказика, который я сначала хотел назвать «Предупреждение», у меня тоже путаное впечатление. Стиль хороший благодаря Ирине Владимировне, учительнице по литературе. По моей просьбе она всё подправила, кое-что добавила, но сказала, что у меня слишком мрачные мысли. Естественно, я ничего не сказал ей о своих делах в Доме престарелых, назвал всё выдумкой. Мне очень трудно сказать тебе, что там правда, что нет. Точно так же и по тому случаю с 24 домом. С одной стороны, я уверен в том, что всё это было, что я помогал деду Вите заносить в ДП новую мебель и с его ведома заглянул к одной вредной старушке, которая три дня уже умирала. Что на какую-то секунду на меня пахнуло жутким холодом, и я вдруг увидел мешанину из обугленных людей и какой-то каши огня. Уверен, хотя тут же выскочил из её комнаты, а через пять минут узнал, что старуха померла. Уверен и потому, что до этого ни о каком аде не думал и почему-то считал, что и к этой бабке прилетят ангелы, хотя дед Витя её критиковал за занудство и ябедничество. Но с другой стороны, всё это слишком фантастично и не вписывается в привычную жизнь. Как удивительно просто происходит необыкновенное. Я показывал видеосъёмку с ангелами родителям. Им было интересно минут двадцать. Я рассказал о ДП Серёге, который уж точно не подумал бы, что я вру. «Прикольно, - сказал он. – Прямо как в кино». Собрался было сходить в ДП со мной, но узнал, что такие моменты я караулю неделями, и передумал. Мне хотелось поговорить об этом, но такая тема никого не интересовала. Теперь понимаешь, как я обрадовался, когда ты сказала, что уважительно относишься к вере? Верующие люди - другие. Для них человек каждую секунду находится между светом и мраком, Богом и сатаной, праведной жизнью и искушениями. Я тогда так и подумал: со мной всё это случилось, потому что
42
мне даётся шанс – немножко подняться духовно. И, значит, я что-то должен сделать. Тогда написал рассказ, но быстро понял, что он никого не заинтересует, а многие увидят в нём не предупреждение, а мистику. Тем более наша литераторша сказала, что рассказ банальный, я написал об общеизвестных вещах. Куда там публиковать? Она ещё и здорово переколбасила мою рукопись. Получилось, уже не совсем моё. Короче, Лиза, я уткнулся в тупик и совсем растерялся: сумасшедший я, просто дурак или чересчур мнительный?.. Чего бы не жить спокойно, как все, и забыть произошедшее? И вдруг меня осенило: мой долг – не запугать людей адом, а показать им Красоту. А что может быть красивее, чем полёт ангела в ясном небе? Я сразу представил: лето, чистое небо над заливом, тысячи отдыхающих, и вдруг в золотом сиянии парит над морем ангел. Все замирают в восхищении, глядят, не отрываясь, и из душ людей уходит вся гадость. И после этого они уже не могут делать зло, ходят под впечатлением Божественной красоты, как я с 1 сентября. Я тогда так загорелся идеей показать людям ангела, что мало думал. А стоило. Восемь одноклассников, помимо меня, видели чудесный полёт и быстро забыли его. Разве отдыхающие не такие же? В тот момент мы начали изучать Базарова («Отцы и дети»), и ведь эта книга была как раз про меня. Тоже вбил себе в голову идею и не посмотрел на неё со всех сторон. Но ведь какая красивая идея! Одеть крылья, разбежаться по сопке и лететь над водой. Не видят люди ангелов, пусть увидят человека, который знает, что ангелы существуют. Наверное, мне не только хотелось поразить других, оказать на них хорошее воздействие, но и просто насладиться полётом. Естественно, я на целый месяц окунулся в сайты про всякие дельтапланы и парапланы. Что-то я расписался. Хватит пока. Ты вот сказала, что будешь ходить на танцы. Танец – это так же красиво, как полёт. Обязательно научишь меня. Через две недели снимут гипс, и буду специально ради танцев разрабатывать ногу. Пока. Жду
43
письма. Тоже пиши побольше. Ещё и месяца не прошло, как расстались, а кажется, прошёл год.
12.09.2010. Я тебе выдала по телефону, сейчас ещё и по мэйлу отчитаю! Из-за меня сломать ногу!! Это ж надо было придумать! Мне-то зачем доказывать, что ОНИ есть? Ты – балбес! Хочешь – обижайся, но я целый день не нахожу себе места. Ещё, дура, пошла с девчонками в кино, а там то упадут, то врежутся на машине. На экране – травмы, в мыслях – только твоя травма. И как это я сразу не догадалась! Ты ведь так уверенно обещал мне, что увижу полёт ангела, как будто договорился. Надо было ангелам столкнуть тебя с неба, чтоб не лез не в свой огород! Хотя тебя и так «столкнули». Быстренько пиши мне, как всё было! Куда упал: в море, на камни, на берег? Да, ты странный человек. Рисковать и подыматься в небо над морем ради того, чтоб малознакомая девушка сказала: «Как красиво»! Мало кто совершил бы такое. И не подумай, что я тебя хвалю. Пиши быстрее!
12.10.2010. Здравствуйте, многоуважаемая Елизавета свет Александровна. Как ваше здоровье? Как здоровье ваших родителей? Бабушка-патриарха? Как настроение? Впрочем, про настроение знаю. Оно у вас прекрасное. Благодарю вас, дорогая Елизавета Александровна, за ваши ласковые и добрые слова в последнем по времени письме. После таких слов душа поёт, и хочется летать. Жаль, гипс мешает. Да и дельтаплан мой так изломался, что даже ради самой красивой девушки на свете, то есть вас, Елизавета Александровна, я уже не смог бы подняться в небо. Что ж это за времена такие, когда рисковать жизнью ради дамы сердца считается странным?! Юноши, копья в руки, прыгаем на верных боевых коней и – вперёд совершать подвиги ради прекраснейших созданий на земле! И помните: хоть Бог и создал Адама первым, но быстро увидел, что тот умрёт от тоски, если
44

не украсить его жизнь женщиной. А ведь Адам жил в раю. Значит, без женщин и рай не рай!
Вот тебе, Лизка, за твоё письмо! Это я в прошлом году во многом сомневался. А теперь я уверен: мне стоило лететь ради того, чтобы порадовать тебя. Я летал пять раз, но этот полёт был главным. Нога заживёт. Не ангелы меня «столкнули», а моя спешка и резкий порыв ветра. Ангелы не умеют делать плохое. В отличие от нас, людей. А теперь, если тебе интересно, дорасскажу свою историю. От идеи сделать крылья я быстро отказался. В интернете полно сайтов о дельтапланеризме, с инструкциями, с чертежами, и вникнуть во всё да составить своё мнение – не проблема. Мне подходил именно дельтаплан. Мотодельтаплан, автожир, сама понимаешь, - с мотором и тарахтят. Параплан тоже не подходил, потому что крыло далеко от человека. Мне ведь надо было, чтобы издалека все решили, что летит не человек, о особое существо. Купить дельтаплан – нереально. Во-первых, конечно, цена. Во-вторых, в Приморье их не продают. Делают на заказ на западе страны. Там есть и клубы, где учат технике полёта. Но здесь мне повезло. Я собирался просто парить и перелететь с одного мыса на другой (пара километров), а это, писали, нетрудно. Другое дело – летать часами, используя восходящие потоки воздуха. Рекорд дальности – 700 км. А с большой высоты ещё и надо пикировать. Это тоже требует особого обучения. Но даже парить и то желательно в тёплую, сухую, безветренную и безоблачную погоду. Теперь понимаешь, почему я полетел только в последний твой день в посёлке? Вот только безветренности я не дождался. Итак, я наскачивал чертежей и собрался строить дельтаплан. Теперь короче. Тебе такое вряд ли интересно. Во-первых, я создал свою, сильно упрощённую конструкцию: уменьшил рулевую трапецию, использовал минимум тросиков и т.д. Во-вторых, всю зиму потратил на поиск дюралевых
45
трубок, ткани, вытачивание креплений и т.д. Тем летом отец продал нашу старенькую «Тойоту», и в большом гараже остался только «Урал» - ездить на огород, на рыбалку. Вот там я втихушку и строил свой «Наутилус». Выпрашивать запчасти было нелегко ещё и потому, что я не мог сказать, зачем они, но и врать не хотел, раз затеял ТАКОЕ дело. Весенние каникулы, весь апрель я из гаража не вылезал, а испытал аппарат 15-го мая, вечером. Об этом – в следующей серии. А то всё расскажу, и не захочешь со мной, странным балбесом, переписываться. Пока!
14.09.2010. Извини, что сразу не ответила. Твоё письмо прочитала ещё в воскр., а вот самой написать – всё было некогда. Ты говоришь о подвигах ради дам сердца. Думаю, этого никогда не было, даже в средневековье. Просто всегда жили такие люди, как ты, которым было хорошо, если порадовали кого-то. Ты, действительно, балбес, но – хороший. Если все будут расчётливые и осторожные, мир станет скучным. Я и сама, наверное, странная. По крайней мере, так считают подруги. Тусоваться и потягивать пиво на лавочке у гаражей мне неинтересно. Они и сейчас там сидят, человек десять. Но я не пойду, хотя звали. Жалко времени. Уроки ещё не доучила (а я сгорю от стыда, если спросят, и буду не готова), ещё надо помочь маме на кухне да и тебе вот давно пора ответить. Не говори, что я брошу переписываться с тобой. Наоборот, в моей жизни появилось что-то интересное. Я постоянно жду твоих писем. Прихожу из школы и скорее включаю компьютер. Так что пиши обо всём, мне всё о тебе интересно, даже устройство дельтапланов. Жаль, что сломал свой аппарат, а то, может, и я пролетела бы немного.
14.09.2010. Лизонька, спасибо за красивое и доброе письмо. Мне тоже очень интересно с тобой общаться. Мы обязательно вместе пролетим. Пусть у меня это не очень удачно получилось, но лететь – это шикарно! С первых получек во взрослой жизни куплю настоящий дельтаплан. Все покупают
46
машину, а я – крылья. Кстати, мотодельтапланы бывают двухместными. Итак, четыре месяца назад я испытал свой аппарат. Вывез его в мотоцикле, прикрыв брезентом, подальше от посёлка, к невысокой, но обрывистой сопочке. Пока собирал, начало темнеть. Потом кое-как затащил на обрыв (всё-таки килограмм 30) и… Ты не поверишь, несколько минут не решался: а не разобьюсь ли? Тут потянул ветерок, и крыло стало подпрыгивать вверх и даже немножко приподнимать меня. Тогда я осмелел, посильнее разбежался и ухнул вниз. Но, не долетая до земли, я стал выравниваться, потом поймал какой-то порыв ветра и полетел в сторону от сопки и мотоцикла. Парил метров триста. До темноты пробовал ещё 2 раза, но получалось не очень. Следующий день был воскресным, и я поехал на ту сопку (северная часть залива), с которой собирался летать летом. Хорошо было то, что обрыв оказался приличным, места для разбега хватало, но до южного мыса, казалось, так далеко, что я решил: не пролечу и половины, грохнусь в море. Когда после 25-го начались каникулы, отправился со своим аппаратом искать более подходящее для тренировок место. Где-то через 15 км от посёлка стоит острая и почти лысая сопка. Только на ней нет обрывов, и пришлось разбегаться по склону. Не сразу, но получилось полететь. Я пробовал раз 10, и три раза парил довольно долго. Потом оставлял дельтаплан на месте, возвращался и ехал за ним по бездорожью на мотоцикле. И так чуть ли не весь день. Да, задачку я себе поставил не из лёгких. А ведь надо было ещё не спалиться, чтоб никто ничего не заметил – на гаражах и в посёлке. Подготовка одежды – тоже дело непростое. Делать её золотисто-жёлтой не стал: это ангелы – в золоте, а я простой человек. Решил быть белым, но блестящим. Покрасил старый комбинезон и весь дельтаплан серебрином. Вблизи, конечно, не впечатляло, но за пару километров никто бы не разглядел, что там на самом деле. Хватит пока. Я вот много пишу о себе, Лизонька, а ты о себе – скупо. Расскажи о своей городской школе, о том, чем занимаются у вас старшеклассники. У вас проводится осенний праздник?
47
Или только пивные вечера?
15.09.2010. Здравствуй, Паша. Папа увидел, что я шлёпаю по клавиатуре, и передаёт тебе привет. Говорит, что ему понравились ваши места, и на следующий год снова будет просить отпуск на август, чтобы ещё раз съездить туда. А ты уже решил, куда пошлёшь после 11-го свои результаты ЕГЭ? Насчёт нашего ж/д университета шутил или серьёзно? Я слышала, там на бюджетные места очень высокий конкурс. Так, ты просил больше писать о себе, а я задаю вопросы. В октябре у нас в школе будет конкурс осенних красавиц. Каждый класс готовит свою мисс плюс группу поддержки пять человек. Между прочим, классная предложила мне быть красавицей от класса. Представляешь? Я очень удивилась, когда почти все её поддержали. У нас в классе есть девчонки красивее меня, но классная сказала, что на конкурсах будут оцениваться не только внешний вид, но и ум, обаяние, артистичность. Я пока раздумываю. И хочется попробовать ( я люблю состязаться), и как-то нескромно сказать всем: вот я, наряжайте меня. Маме сказала, так она сразу к отцу: «Дочке нужно вечернее платье. Кстати, мою внешность оценил ещё один субъект. Помнишь наших «героев», что попали в больницу? Двое из них вернулись в школу: Гоня (Гоненко) и Зуб (Зубов). Подходит сегодня ко мне Вика, моя одноклассница, и говорит, что Гоня предлагает мне дружбу. Я обалдела: девятиклассник, на год младше, ещё и полный урод и наркоман. Попёрла её с таким предложением. То они от позора выпрыгивали из окон, то ходят по школе, как два павлина, всех задирают. Даже наши пацаны стараются с ними не конфликтовать. Кроме Толика. Он чемпион края по боксу в своём весе. Этого никто не задевает. Вот просил рассказать о себе и школе, я и рассказала. Как видишь, ничего особенного. Лучше опиши, как летал над заливом. Я так поняла, четыре раза полёты прошли удачно. Да? Знаешь, я твои письма выпускаю через принтер, складываю в отдельную папку, потом перечитываю. Получается интересный
48
рассказ. Твоя идея дельтаплана действительно удивительная. Ты полгода его строил, во всё вникал, то есть жил интересно и с пользой. В общем, ты молодец. Пока всё. Пока. Лизка.
18.09.2010. Привет, Лизонька! Мы с тобой так много болтаем по телефону, что по ЭП уже и писать нечего. Разве что рассказать ещё последнее – о полётах над морем, но они сопровождались такими проблемами, которые убивали всю радость. Представь, нужно было отвезти на мыс дельтаплан и спрятать его, потом отогнать на другой мыс, что пониже, мотоцикл, спрятать и его, а вернуться на мокике, который вёз с собой. Далее я собирал дельтаплан, парил над нашим заливом, с трудом долетал, разбирал всё и отвозил в гараж. Естественно, возвращался за мокиком. Сама понимаешь, сделать всё это незаметно было очень трудно. Летал рано утром, когда накануне родители уезжали по своим «делам фирмы», как они говорят, а сестрёнка ещё спала. Встречались знакомые рыбаки. Говорил, что везу мокик в ремонт, а про трубки – что собираю металлолом. Удивительные люди! Мой рассказ об ангелах, уносивших душу, их почти не заинтересовывал, а про ремонт мокика расспрашивали меня неделями, заставляя нести всякую чепуху. Вот все говорят, что добрые дела надо делать втайне. То ли это неправда, то ли я делал недоброе дело. Папе привет передала, не забыла? Да, я обещал тебе подробнее рассказать, почему ты должна участвовать в осеннем конкурсе. Я согласен с твоей классной, тем более это говорили мне про тебя и наши парни. Ты – настоящая. Ты красивая душой. Обаятельная. От тебя веет таким светом, что просто хорошо находиться рядом. Так что обязательно участвуй. Скромность здесь ни при чём. Людям просто приятно будет видеть и слышать тебя. Гоня ваш тебя не беспокоит? Ты сказала по телефону, что он подходил к тебе в школе. Или я неправильно понял? Пока. Пиши и – обо всём. Я тоже с удовольствием читаю, а по выходным перечитываю твои письма. А за ногу так больше меня не отчитывай. Я всё
49
делаю, как говорит врач. Не думай, что я самоуверенный тип. Не бойся так. Всё нормально. Ещё недельки две, и снимут гипс. До свидания.
19.09.2010. Паша, вчера не ответила, извини. Ездили к моей тётке, маминой сестре, на юбилей, а перед этим долго готовились. Она заказала ресторан, и мы, толпа родственников и её коллег по работе, провели там весь вечер. Тётка у меня хорошая, её все любят, так что было весело. Хотя ей это веселье обошлось недёшево. Мама говорит, что лучше поехали бы к бабушке в деревню и отметили там, на природе. Ты сказал бы: у природы. Или в природе? А тётя Вера поехала в деревню сегодня, чтобы не обидеть бабушку, т.е. свою маму. Мы полдня стирали, теперь сажусь за уроки. Да, твой замысел полётов оказался трудноосуществимым. Удивительно, как ты вообще добился своего. А был ли толк? Как ты ощущал себя в полёте и заговорили ли об этом люди? А про твою ногу я правильно тебя отчитала. Просто ты сказал, что втихушку снимешь гипс, а на приём оденешь, вот я и испугалась за тебя. Ты же настырный и решительный. Может, и пошутил, но я-то поверила. Хорошо, теперь успокоил меня. Да, этот клоун из 9 А подходил ко мне, но я не стала долго разговаривать, прогнала его. Так что не бери в голову. Пусть ищет подругу по себе. Пока, пиши.
21.09.2010. Здравствуй, Лизка из далёкого Хабаровска. Вот целые сутки настраивался на то, чтоб точно тебе ответить, вспомнить все впечатления. Я тебе рассказал уже, как непросто было подготовить полёты, но и в воздухе тоже проблем хватало. Я не жалуюсь, просто хочу сказать, что во всём этом романтики столько же, сколько труда. Но если освоиться, то ощущения прекрасные. В первый раз я не дотянул до места, где спрятал мотоцикл. Начал снижаться и повернул на пляж. Хорошо, там никого не было в это время. Тогда я снова засел за компьютер, почитал кое-что, потом проштудировал сайты по метеорологии, начал неплохо разбираться в ветрах
50
вообще и в наших прибрежных в т.ч. Неделю вносил изменения в свою конструкцию, чтобы можно было ухватить потоки воздуха. Второй полёт был самым удачным. Во-первых, я не пошёл на снижение, а наоборот, здорово поднялся, наверное, метров на триста над водой. Во-вторых, в тот день было шикарное утро. Я сам на себя не мог смотреть, так сиял мой костюм. Солнце поднималось за спиной, и вода порозовела. А какой вид открылся сверху! Залив, побережье дальше на юг, море и рыболовецкие суда в нём. На дальнем острове, видно, кто-то отдыхал, люди выскочили из палатки и показывали в мою сторону руками. Ветер свистит в ушах, парус слегка похлопывает, меня то приподнимает, то немного бросает вниз, и я помаленьку-помаленьку начинаю управлять дельтапланом. Сначала вправо-влево, перебирая руками по трапеции, потом пробую наклонить крыло так, чтобы пикировать вниз. Залив уже кончается, а я всё ещё высоко, и приходится снижаться по ту сторону мыса. Там поляна вперемежку с песком, и я бегу по ней, никак не могу остановиться и, как дурак, кричу от радости: «Получилось! Получилось!» Вдруг появляется какой-то забредший с моря ветерок, он подгоняет меня, и я подпрыгиваю и подлетаю метра на 2-3. Это был один из лучших моментов в моей жизни! Если бы все люди знали, что бывает такая радость и такое счастье! Знаешь, как здорово человеку чувствовать, что он умеет летать! Я вот пишу-пишу, а всё равно понимаю, что не передам словами всего, что испытал. Мы обязательно сделаем с тобой так, что поднимемся в воздух вместе. И, конечно, не на «Боинге» или «Ту», а так, чтобы можно было самим управлять полётом. Ну, а я после этого отложил полёты до того времени, когда на пляж съедется побольше людей. Один раз поехал с другом дежурить на пасеку его отца, а сам в четыре утра уехал, ничего особо ему не объясняя. В шесть я пролетел, и удачно. После этого в посёлке заговорили о моих полётах. Предположения были разные: от испытания военных беспилотных аппаратов до душ погибших моряков. В основном об этом говорили дети. Взрослые состязались в интеллекте. В т.ч.
51
мой папа с друзьями. Один из них, наш сосед дядя Вова, даже предположил, что это американские «Стеллс», которые наблюдают за Сев. Кореей. Вот о чём заговорили люди. Верующими, как видишь, я их не сделал. Они продолжали спать. Четвёртый перелёт через залив я совершил за неделю до вашего приезда. Перед этим никак не получалось из-за разных обстоятельств, а когда можно было выбраться утром к заливу, начинал лить дождь. Погоду у нас, как ты поняла, угадать трудно. О последнем полёте, нет, крайнем, как говорим мы, военные лётчики, ты знаешь. Я слишком суетился в то утро, очень боялся не успеть проводить тебя. На сопке дул сильный и порывистый ветер, хотя внизу, у подножия, его не было. Перетёрся один тросик (он был старый), и потерялись два болта. Пришлось заменить их проволокой, что было уже опасно. Впрочем, полёт проходил хорошо. Мне кажется, я даже видел тебя, ориентируясь на кафе рядом с вашей стоянкой. Когда был уже в конце залива, солнце поднялось, и я заметил, как у человека, стоявшего на самом краю пляжа, сверкнули около головы стёкла. Ну, думаю, бинокль, чего я опасался больше всего. Завтра весь посёлок будет знать, что в воздухе всего лишь дельтапланерист. Оказывается, я зря переживал. Таких разговоров не слышал. А вот пред этим, после 4-го полёта, стали, наконец, говорить об ангеле, чего я так старательно добивался. Эту добрую услугу оказал мне мой друг Серёга. Он ехал с отцом на рыбалку по дороге мимо пляжа и увидел меня. У него-то ангелы уже были в памяти. Да и в телефоне тоже. Так что весь оставшийся август и в начале сентября в школе он убеждал всех, что над нашим заливом летает ангел, что все купающиеся заговорены и не утонут, что наш залив вообще особый – святой. И посёлок тоже особый. Серёга вдруг сделался таким местным патриотом, что предложил мне, как лучшему другу, поставить где-нибудь на видном месте православный крест. Чтобы охранял всех, кто работает в море. У Серёги, между прочим, отец раз чуть не погиб, когда нырял в костюме под воду. Спасся чудом, а Серёга, ещё малой, сидел в лодке и ждал его. Так что в чудо он верил и раньше. Забавно, что насчёт
52
ангела над заливом он убеждал и меня. Я подразнил его для виду «Стеллсом», но потом согласился. Всё-таки единственный сторонник моей идеи. Да, я же не дорассказал. Приземлился я неудачно, боком, как-то неловко вывернул ногу, а, когда попытался встать, голень не слушалась, повисла, и стало очень больно. Я соорудил себе шину, укрепил ногу, выломал палки для ходьбы и долго возился, разбирая дельтаплан: трубки сильно погнулись. Его я спрятал в кусты. Там и лежит до сих пор. Ехать сам уже не мог. Где-то час брёл до дороги, хотя там всего километра полтора. Садился, отдыхал и снова скакал на одной ноге. Вышел на палатку туристов. Они отвезли меня в больницу и перегнали к нашим гаражам мотоцикл. Потом уже позвонил Серёге, и он нашёл и пригнал мой мокик. Я до сих пор не объяснил ему, как он там оказался. Впрочем, мой товарищ заразился теперь новой идеей. Они собрали в школе ансамбль и пытаются играть рэп, причём не что попало, а социальный, про несправедливости в жизни, молодёжное бунтарство и т.п. Слушают записи, потом пытаются подражать. Ты любишь рэп? А я достал отцовскую гитару, папа мне настроил её, теперь показывает аккорды. Хочу ещё купить самоучитель. Серёга обещал взять меня в группу. Мои друзья-туристы в конце месяца собираются в поход, ну, а мне остаётся гитара. Вот и вся моя история. Больше никакой таинственности нет. Чтобы не показаться теперь скучным, начну сочинять стихи для песен и буду посылать тебе, чтоб оценивала. Может, тогда у Серёгиного ансамбля появится собственный, а не заимствованный репертуар. До свидания, красавица. Сладких тебе снов и побольше пятёрок.
23.09. 2010. Здравствуй, Паша! Спасибо тебе за всю эту красивую историю! Мало кто сможет в нашем возрасте такое пережить и испытать. Не сожалей: я восприняла твои чувства в полёте, как свои, я летела с тобой, смотрела на Океан, который был у моих ног и покорялся нам, я приземлялась с тобой и восторженно кричала, что получилось! Ты своей историей очень сильно
53
расширил мои представления о жизни, и я тебе благодарна за это. И с музыкой ты молодец. Получится, не получится – это неважно. Главное, к чему-то стремиться. Интересному и красивому. Я так думаю, что, когда говорят: бери от жизни всё, это значит, сумей увидеть всё самое красивое и испытать самые радостные чувства. Рэп я, честно говоря, не люблю. Музыка должна быть мелодичной. Но про социальный рэп я ничего не знаю. Может, и нормальный. Знаешь, какой рэп слушают на переменах наши пацаны? С матами. А учителя делают вид, что не слышат слов, или просто говорят «выключите» и проходят мимо. Наша классная каждый год устраивает нам клас. час о музыке. Включаем любимые песни (попсу, рэп, рок, хип-хоп, даже джаз и классику), спорим. Каждый остаётся при своём мнении, зато получается откровенный разговор. А вот вчера вечером у меня получился другой откровенный разговор. Даже боюсь тебе рассказывать. Ещё запрыгнешь на своего боевого коня и поскачешь в Хабаровск. Ладно, шучу. Скрывать не буду. Наша школьная «знаменитость» не успокоилась после того разговора в школе. Вчера я возвращалась с танцев (в смысле, с кружка), а он стоял в моём подъезде со своим другом. Наверное, взял как сваху. Опять потребовал дружить с ним. Я отказалась. Они не пропустили меня на лестницу. Говорю: «Сейчас закричу». А он: «Лучше соглашайся, а то скажу в школе, что сплю с тобой». Паша, не посчитай меня пошлячкой, это его слова. А меня, конечно, такая гадкая угроза взбеленила. Ну, думаю, посмотрим, кто кого. У Гуни ведь рука сломана после того падения из окна больницы. Висит на повязке. А друг его (тоже из 9 л.) на вид хлипенький. Оба курят, дымят мне в лицо. Да и наркоши они оба. Слышу: кто-то наверху выходит из квартиры, значит, будет мне подмога. Говорю этому гаду: «Да кто тебе поверит?» А он: «Полшколы поверит». Я: «Полшколы таких же, как ты? Ну, давай поделим завтра нашу школу пополам: на уродов и нормальных. Я мнением уродов о себе не дорожу». Он видит, что словами меня не запугать, говорит своему другу: «Ну-ка, подержи её…» Дальше, Паша, я не хочу
54
повторять его грязные слова. Да ещё и матершинные. Этот второй пошёл на меня. А дальше началось настоящее кино. Я вдруг вспомнила слова нашего тренера по дзюдо о том, что в схватке побеждает тот, кто спокойнее. «Разозлился, поддался эмоциям – проиграл», - повторял он. Замечательный человек, мы его очень уважали, но поучил нас два года и уехал. На прощание купил нам конфет и извинился: «Не могу я, ребята-девчата, на такую зарплату содержать семью». И вот я совершенно спокойно положила ему руку на шею и другую на грудь. Гуня оторопел и открыл рот от удивления. Я повернулась, подставила бедро и швырнула этого урока об дверь подъезда. «Ну что, - говорю Гуне, - калека, тебя доломать?» Пашенька, ты ведь тоже с переломом, так что не объясни себе мои слова как-нибудь не так. Между вами разница, как между небом и землёй. Не могла я с ним нормально разговаривать. Эти убогие только ругань и кулак понимают. Вот я и сорвалась. Я на него наехала, но прекрасно понимала, что второй бросок у меня вряд ли получится. И он будет осторожнее, и я не такая уж спортсменка. Он двинулся на меня, но тут на лестнице показался наш сосед с 3 этажа Коля. Он инвалид, ломал позвоночник на работе и плохо видит, поэтому ходит с собакой. «Что случилось, - говорит, - Лиза? На тебя напали?» А Гуня, тварь, матом на него да ещё и угрожает, что порежет. Коля: «Я тебе, сопляк, сейчас голову откручу». Гуня: «И сядешь, дядя. Я тебя ментам сдам за то, что обижаешь детей. Наше государство защищает несовершеннолетних и разрешает им делать всё, что хотят. Я тебя побью, и мне ничего не будет. А тебя прокурор затаскает». А Коля спокойно говорит: «Ты, пацан, - дурак, и это всегда будет твоей проблемой. Лиза, расскажешь завтра местной молодёжи, что этот клоун сам назвал себя детём и стукачом. А сейчас я тебе, дурашка, напомню ещё один изъян в наших законах». Коля наклоняется, отстёгивает поводок у собаки и говорит: «Я тебя не буду бить. Тебя порвёт моя собака. Настучишь – скажу, что сорвалась с поводка. Мне ничего не будет. Собаке, может быть, дадут 15 суток. Эльза, фас!» Я знаю,
55
Эльза у него – мирная псина, и она рванулась к двери, скорее всего, потому что хотела гулять. Но Гуня со своим другом вынесли дверь лбами. Я даже расхохоталась их прыти. Говорю: «Спасибо, дядя Коля». А он мне: «Ещё раз подойдут, обязательно обращайся в милицию. Сразу не накажут, но возьмут на заметку». Паша, ты только за меня не переживай. Как видишь, я и сама могу за себя постоять. В случае чего скажу папе и братьям. Да и Гуня побоится, что я расскажу про него правду. Пока. Лизка.
26.09.2010. Привет, Лизонька. Не обижайся, что я надоедал тебе телефонными звонками. Ты сказала, что лучше общаться письмами: и расскажешь больше, и слова подберёшь спокойно. Я согласен. Вот и пишу. Если Гуня будет опять надоедать – сообщи. Я что-нибудь придумаю. То, что он пока сторонится тебя, ещё ничего не значит. Может, гадёныш, затаился. Такие точно только кулак понимают. Плохо, что у вас в школе командуют отмороженные. У нас этого нет. В прошлом году, где-то в ноябре, Лёха Белобородов из 11-го Б позвал меня и ещё троих из нашего класса в туалет. Заходим мы, другие его приятели из всех старших классов, всего человек 30. А там стоят и курят наши отморозки. Их4, нас 30. Лёха говорит им: «С чего вы взяли, что командуете школой? Ею командуем я и мои друзья». И показывает на нас. «А если кто-то не согласен, то можно по доброй традиции американских школ опустить головой в унитаз. Есть желающие? Сейчас устроим умывание. Вот так, господа, мы не лезем в ваши блатные дела, вы не пытаетесь насадить в школе беспредел. Иначе – унизим. Пожалуйста, участвуйте в разных делах, побеждайте в спорте. Я первый пожму руку таким. Но беспредела в этой школе не будет. Понятно объяснение?» Один из них что-то хотел сказать, но я со своими одноклассниками сделали пару шагов и показали, что чью-то глупую голову ждёт душ. Лёха ещё сказал всем нам: «Пацаны, не дай Бог, эти господа выцепят кого-нибудь из вас по одиночке. Сразу – мне. Школа для них станет адом». Мы посмотрели строго
56
и разошлись. Так до сих пор и продолжается. Лёха со своими ушли, но с 1 сентября все его друзья показали, что в школе хозяева те, кто хочет нормально жить, учиться для себя, кто завоёвывает школе победы в соревнованиях. Неделю назад один из этих отмороженных толкнул меня на костылях. Я и не заметил, а через пару минут целая толпа привела его извиняться. И, видать, пока вели, уже сделали внушение. Как видишь, всё зависит от людей. У нас бы Гуня не рискнул навязываться силой. Просто девчонки знают, к кому обращаться за помощью. Гулящие живут, как хотят, но нормальных девушек у нас не обижают.
27.09.2010. Здравствуй, Павел! Это моя мама всегда так спрашивает: «А как там наш Павел?» Понял – «наш»? Мне понравилось то, что ты рассказал про свою школу. Молодцы, конечно. Но у нас школа – 1500 учеников. Всяких групп и компаний – море. И у всех свои интересы. Школой никто не командует ни в хорошем, ни в плохом смысле. Формально есть самоуправление, и я в нём тоже состою от нашего класса. Но у него только обязанности: организовать, провести, отчитаться. Учителя тоже жалуются, что от них требуют отчётов, а не живых, интересных дел. Вот последний случай. Этот клоун Гуня и ещё четверо его приятелей избили парня до полусмерти и отобрали мобильник. Их задержали. Теперь в школе срочно проводятся беседы по профилактике правонарушений. Выступала женщина из детской комнаты милиции и нудно перечисляла какие-то статьи. Лучше бы свозила в СИЗО таких, кто может что-то натворить, они посмотрели бы, как там сидят месяцами в тесноте, одумались бы. А мне этого придурка даже немного жалко. Ничего в жизни хорошего не видел, подсел на наркотики, теперь под следствием со своей загипсованной рукой. Пацаны шепчутся, что он начал косить под дурочка. Психушка или тюрьма – богатый жизненный выбор. Что ж, каждый выбирает сам. Ты вот мечтал своими полётами исправить людей, сделать их лучше. Бесполезно. Слепым глаза не откроешь.
57
Не стоит никому ничего доказывать. У кого ангелы в душе, тому не нужен полёт ангела над морем. А те, у кого в душе зло или муть, удивятся и забудут. Взять хотя бы твоего Сергея. Что-то пробудилось в его душе. Но только у него. Просто он был готов к этому пробуждению. Вот я всё о других, а хочется о нас с тобой. Знаешь, Паша, с тех пор, как ты впервые написал о дельтаплане, мне всё кажется, что ты по-прежнему летаешь над морем, и однажды тебя может подхватить ветер и принести ко мне. Ладно, пусть люди не летают, но их души-то умеют это. Хотя бы во сне. Я пишу тебе ( обычно по вечерам, когда сделаю уроки и все свои дела) и всё думаю: а вдруг сейчас гляну в окно и увижу там тебя. На крыльях. Увижу моего серебристого ангела. И ты, если читаешь письмо, а на улице уже стемнело, посмотри в окно. Ты знаешь, как ОНИ выглядят, ты-то их не проглядишь. А если увидишь золотые крылья над морем, значит, твой ангел-хранитель бережёт тебя от зла и бед. Я же подношу к обоим ушам подаренные тобой раковины, закрываю глаза и тоже вижу Океан. Он шумит, плещется, брызгает на меня разбивающейся о берег волной. Спокойной ночи, Паша. Твоя Лизка из Хабаровска.
Я летним утром глянула на море:
Оно дышало ровно, как во сне.
Сияли сопки в солнечном уборе,
Покачивался катер на волне.
И я пошла по мокрому песку.
Нас было только двое: я и море.
Но сердце чувствовало странную тоску,
Как будто с морем было сердце в ссоре.
Внезапно полыхнуло ярче солнца,
Сверкнула пламенем зелёная вода.
Над бухтой летел ангел серебристый –
58
То приоткрылись райские врата.
Свидетельница чудного полёта,
Я рада миру всю себя отдать.
Когда нас в жизни осияет что-то,
В душе гармония, любовь и благодать.
И если трудности согнули вашу спину,
И к небу голову не можете поднять,
То вспомните: холодным ранним утром
Над морем ангел пролетел опять!

* * *
Вам, мои милые читатели, которые добрались до конца этой доброй истории, наверное, хочется узнать, что же было дальше – через год, через семь лет. Но сейчас, когда я дописываю повесть, её герои ещё учатся в школе. Лиза обучается танцам, Паша снял гипс и играет на гитаре. Я не знаю пока их будущего. Надеюсь, оно будет радостным и счастливым. Впрочем, мы с вами подслушали, что после школы Павел собирается поступать в университет путей сообщения, расположенный в городе, где живёт Лиза. Учится он хорошо, так что есть надежда, что поступит. А это значит, уважаемые хабаровчане, что если через год вы встретите на набережной Амура парня и девушку, которые идут рука об руку и не замечают никого вокруг, кроме друг друга, то можете быть уверены: это они, Лиза и Паша. И вы, мои дорогие земляки, жители одного из прибрежных посёлков в Хасанском районе, жарким летним днём, когда песок горяч, а Океан ласков, можете увидеть, как по кромке воды, шлёпая накатывающиеся волны, бегут они – Паша и Лиза. Вокруг тысячи отдыхающих, но парень и девушка не видят никого. Их мир красив и радостен, их души – ангельские. Прекратите
59
же на минуту свои скучные разговоры, отложите в сторону шашлыки и мороженое, полюбуйтесь на бегущую парочку: жизнь прекрасна, если мы хотим, чтобы она была прекрасной.

Аннотация
«Серебристый ангел» - повесть с небольшим романтическим налётом. Впрочем, как работающий учитель, я знаю, что такая молодёжь, как мои главные герои, встречается в современной жизни. Есть они и среди моих учеников. Это люди, которые не хотят жить пивом и компьютерными играми, им интересен весь мир в его многообразии. Героиня повести Лиза приехала на юг Приморья, чтобы отдохнуть у моря со своими родителями. Она знакомится с парнем, который перед этим построил дельтаплан и несколько раз пролетел над заливом в серебристой одежде. Ему хочется, чтобы люди поверили в то, что однажды увидел сам: в полёт ангела. За основу взята любительская видеосъёмка, гуляющая в интернете и представленная с комментариями в документальном фильме Галины Царёвой «Память смертная» (киностудия «Слово», 2009 г.) Вторая часть повести – переписка героев по электронной почте. Здесь их школьная и домашняя жизнь, мечты и увлечения, здесь рассказ Паши о его полётах и рассказ Лизы о приключениях «героя» из её школы, глупого, самовлюблённого хулигана.





60



Читатели (62) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы