ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 4.

Автор:
Глава IV



Бомбардировщик, на котором заместитель командующего Западным фронтом генерал-лейтенант Болдин вылетел из Минска в Белосток, был атакован немецкими истребителями и совершил вынужденную посадку на лётном поле между Волковыском и Белостоком. Прежде, чем адъютант Болдина успел пригнать к опушке леса на краю лётного поля грузовик, бомбардировщик был уничтожен немецкой авиабомбой. Немецкие ВВС безраздельно владели воздушным пространством. В десяти километрах от Белостока машина Болдина угодила под бомбёжку, водитель и офицер штаба фронта, сопровождавший Болдина, были убиты, остаток пути до Белостока генерал и его адъютант проделали пешком. В штабе 10-й армии генерала Голубева они не застали: он выехал на КП к юго-западу от Белостока; связаться с Минском по радио не позволяли помехи. Спустя полчаса штабная машина доставила Болдина на КП Голубева. Генерал спокойно доложил Болдину о том, что оборона на его участке держится, но потери велики, особенно на левом фланге, и ночью он планирует отвести войска на рубеж Осовец-Бобр-Визна-Сколки-Бельск, чтобы избежать обхода с юга, где противник наносит главный удар механизированными частями. C самого утра штаб армии не имел связи с левофланговым 5-м стрелковым корпусом. Угроза обхода немецких танков уже вынудила Голубева развернуть у себя на левом фланге в районе Браньска и Бельска фронтом на юг танки 13-го мехкорпуса генерал-майора Ахлюстина. Проводить перегруппировку на центральном участке в дневное время не позволяло полное господство противника в воздухе: немецкими истребителями уже была расстреляна 6-я кавалерийская дивизия генерала Никитина, успевшая перед этим выбить немцев из Ломжи. Генерал Никитин с утра не слезал с коня, несколько раз водил дивизию в контратаку, однако дивизия понесла большие потери от налётов немецкой авиации, была оттеснена к реке и теперь связь с ней была потеряна. Голубев доложил также, что уже распорядился выдвинуть мехкорпус Хацкилевича на позиции к западу от Белостока и развернуть его на 35-километровом участке фронта вдоль берега реки Нарев. Во второй половине дня из штаба фронта пришел приказ Павлова: в связи с крайне тяжелым положением, сложившимся у Кузнецова в районе Гродно, на Болдина возлагалась задача вести корпус Хацкилевича и 36-ю кавалерийскую дивизию на север, на соединение с 11-м мехкорпусом 3-й армии, нанести общими силами этой группы контрудар южнее Гродно во фланг противнику, наступающему левым берегом Немана на Волковыск, после чего передать группу в подчинение Кузнецову. Выполнить этот приказ Болдин не мог уже в силу плачевного состояния радиосвязи. С 11-м мехкорпусом ему вообще не удалось связаться, непросто было и сосредоточить уже рассредоточенный корпус Хацкилевича, а генерал Никитин, командующий кавалерийским корпусом, в состав которого входили дислоцированные на большом удалении друг от друга 6-я и 36-я кавалерийские дивизии, вёл бой во главе 6-й дивизии, и связи с ним не было. Весь план командующего фронтом не нравился Болдину, во-первых, потому, что 50-километровый контрмарш, который предстояло проделать мехкорпусу Хацкилевича для выхода на рубеж контрудара, должен был съесть и без того скудные запасы горючего, а во-вторых, потому, что Болдин по дороге в Белосток имел возможность увидеть своими глазами, что творит немецкая авиация на дорогах, и отдавал себе отчет в том, что сделают с мехкорпусом и кавалерийской дивизией пикирующие бомбардировщики на марше и непосредственно во время нанесения контрудара, если только погода не испортится, а погода портиться не собиралась. Болдину уже было ясно, что единственно разумным решением в создавшейся ситуации было как можно скорей организовать отвод войск из-под удара на тыловые рубежи обороны. Однако обсуждать приказ не приходилось, и танковые полки были развернуты в указанном направлении. К исходу cледующего дня корпус Хацкилевича, практически еще не вступив в соприкосновение с противником, израсходует на марши и контрмарши три четверти запасов горючего, и пополнить их будет нечем. Двинутая в направлении Гродно 36-я кавалерийская дивизия атакует западный фланг 8-го армейского корпуса 9-й немецкой армии, наступающий с севера в направлении устье реки Шара, Волковыск. Этот неожиданный удар станет неприятным сюрпризом для немецкой пехоты и артиллерии и вызовет некоторый переполох в немецких штабах. Однако очень скоро получит подтверждение опыт Польской кампании 1939 года: время широкого использования на передовой больших масс кавалерии безвозвратно прошло. Несколькими налетами немецкой авиации обнаружившая себя дивизия будет разгромлена и рассеяна.
В течение всего первого дня войны 11-й мехкорпус генерал-майора Мостовенко, имевший в своем составе 414 танков, вёл тяжёлый бой в районе Гродно. Корпус был рассредоточен вдоль левого берега Немана на пространстве от Гродно до Волковыска, где располагались штаб корпуса и 204-я механизированная дивизия. Первой в бой вступила 29-я танковая дивизия, оказавшаяся ближе всего к границе. Развернувшись 6-километровым фронтом на запад, дивизия нанесла встречный удар 20-му армейскому корпусу немцев в 15 км западнее Гродно и отбросила противника на 6-7 километров. Развить успех дивизии не позволили пикирующие бомбардировщики Люфтваффе и отсутствие артиллерийской поддержки: артиллерия дивизии находилась в Волковыске при штабе корпуса, для её передислокации у Мостовенко не было тягачей. Вслед за 29-й танковой дивизией комкор ввел в бой 33-ю, она была укомплектована не полностью и дислоцировалась в 40 километрах восточнее 29-й. Следом из Волковыска выступила 204-я механизированная дивизия. Вводимые в бой по частям на левом берегу Немана, где у противника совсем не было танков, войска мехкорпуса были обескровлены налетами с воздуха, израсходовали запасы горючего и растреляли боеприпасы, а тем временем головные части 3-й танковой группы Германа Гота, в первой половине дня выдвигавшиеся из Сувалок вслед за пехотой 9-й немецкой армии генерала Штрауса (она была соседом слева для 4-й армии фон Клюге) на её левом фланге, уже выходили к переправам через Неман к северу от Гродно, как раз там, где образовалась брешь между армией Кузнецова, вынужденного развернуть свой правый фланг фронтом на север, и его соседкой справа, 11-й армией Северо-Западного фронта, отброшенной на Каунас и Вильнюс. Вечером Кузнецов сообщил о том, что Сапоцкин оставлен, немецкие танки форсировали Неман, вышли в тыл его пехоте со стороны Друскининкая и смяли полк на крайнем правом фланге, что стрелковые дивизии на правом берегу Немана понесли большие потери и отходят на юго-восток. Дальнейшее удержание Гродно становилось опасным ввиду реальной угрозы выхода немецких танков с севера к переправам через Неман к востоку от Гродно. Нужно было принимать трудное решение об оставлении города, в котором всё еще находились, скрываясь в подвалах от бомбежек, семьи командного состава армии. С наступлением темноты Павлов отдал соответствующий приказ. Всю ночь шли через город сильно потрепанные за день стрелковые полки. Покидая правый берег Немана, они пополняли комплекты боеприпасов и шли дальше, занимая позиции на новом рубеже обороны юго-восточнее Гродно. Перед рассветом саперы взорвали склады боеприпасов, мосты и железнодорожное полотно. Отход пехоты Кузнецова с правого берега Немана сделают возможным танкисты 3-го мехкорпуса Северо-Западного фронта, 23 июня 250 танков 5-й танковой дивизии контратакуют авангард группы Гота в районе переправ через Неман у Алитуса и Меркине. Оставив Гродно, 3-я армия к исходу 23 июня закрепится южнее и юго-восточнее города, развернув на новом рубеже обороны остатки 56-й, 85-й и 23-й стрелковых дивизий.
Донесения из штаба 4-й армии, поступавшие в штаб Павлова в течение первого дня войны, были скупыми и отрывочными, армейские радиостанции одна за другой выходили из строя, эфир был забит помехами. Коробков несколько раз сообщал о предпринимаемых им контратаках в районе Жабинки, и Павлов не мог понять, как могло случиться, что противник так скоро оказался в 30 километрах восточнее Бреста. Между тем именно здесь, против 4-й армии, фон Бок сосредоточил основной ударный кулак группы армий «Центр», и предвидеть это не составляло большого труда. Именно отсюда танковая группа Гудериана могла осуществить беспрецедентный по глубине прорыв на восток, совершенно не опасаясь за cудьбу своего правого фланга, прикрытого на большую глубину Припятскими болотами.
22-я танковая дивизия генерал-майора Пуганова, дислоцированная в военных городках к югу от Бреста в двух с половиной километрах от границы, по плану развертывания должна была пройти через Брест и, следуя по Варшавскому шоссе, занять позицию в 30 километрах к востоку от города, в районе Жабинки. Еще в черте города угодив под артналёт, в пути следования дивизия понесла потери от налётов авиации противника; возле двух мостов через Мухавец, приток Буга, отделяющий южный пригород от центра Бреста и от Варшавского шоссе, возник затор, командир рассредоточил дивизию, чтобы уменьшить потери от воздушных налётов, танки выходили к Жабинке по проселочным дорогам, переправляясь через Мухавец отдельными группами выше по течению реки. Лишь к трем часам дня Пуганов собрал свои танки в районе Жабинки. К этому времени значительная часть командного состава дивизии выбыла из строя, горючее было на исходе. Артиллерийский парк пришлось бросить в районе дислокации, так как автопарк частью был уничтожен уже во время первого артналёта, частью же вследствие затора на мостах оказался отрезан рекой. Семьи офицерского состава вместе с личным составом тыловых служб, артиллерии и инженерных частей вышли на восток пешком по проселочным дорогам. Значительные силы артиллерии оказались собраны для проведения плановых учений на полигоне, расположенном в зоне немецкого артналета, и были выведены из строя. Тот же затор на мостах через Мухавец не позволил стрелковому и гаубичному полкам, также расквартированным в городках к югу от Бреста, принять участие в обороне города, и в семь часов утра город заняли части 12-го армейского корпуса фон Клюге. К полудню Коробкову удалось собрать на рубеже Видомля-Жабинка 28-й стрелковый корпус и 30-ю танковую дивизию полковника Богданова; последней пришлось проделать для этого 60-километровый марш из района Пружан. В полдень авангард дивизии Богданова завязал встречный бой с авангардом 18-й дивизии Неринга в районе Пилищей. В течение часа к месту боя подходили свежие подразделения с обеих сторон. Семь раз в течение дня 22 июня Жабинка переходила из рук в руки; наступление 18-й танковой дивизии удалось таким образом сдержать, зато 17-я танковая дивизия фон Арнима тем временем обошла район боёв с севера и вышла к Пружанам, откуда утром ушла дивизия Богданова.



Читатели (544) Добавить отзыв
По 11-му мехкорпусу путаница, особенно позабвали пассаж о 29-м ГАП в Гродно. И про 414 танков тоже. 23-я СД 3-й армии это круто, аффтар жжот. Про 5-ю танковую вообще плакалъ. С чего бы это она помогла Кузнецову у Алитуса, когда никто от Алитуса на Гродно наступать не собирался? От Меркине еще куда ни шло, но там вообще пустота была.
02/02/2009 16:29
<< < 1 > >>
 

Проза: романы, повести, рассказы