ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 75

Автор:
Глава LXXV


C момента взлёта и до посадки пилот слышит рёв мотора своего самолёта и привыкает к нему. Когда этот привычный шум в полёте вдруг обрывается и наступает зловещая тишина, она кажется пилоту оглушительным взрывом. Так случилось с Покрышкиным и на этот раз. Не прошло и недели, как он сел в кабину нового истребителя, оставив обломки прежней машины лежать на лесной поляне за линией фронта, и вот всё повторяется, - удар, затем тишина и быстро бегущая навстречу земля.
Накануне Покрышкин летал в составе восьмёрки МИГов бомбить аэродром в Бельцах: командование всё чаще использовало МИГи в качестве штурмовиков для нанесения бомбовых ударов по наземным целям. Подойдя к аэродрому на большой скорости и предельно малой высоте, чтобы застать противника врасплох, штурмовики выполнили «горку», сбросив прикреплённые к крыльям бомбы на заполненное самолётами лётное поле. Пока командир эскадрильи заводил шестёрку МИГов на второй заход, чтобы с бреющего полёта обстрелять аэродром из пулемётов, Покрышкин и его ведомый, шедшие сзади и прикрывавшие основную шестёрку, атаковали зенитные батареи. Было хорошо видно, как разбегаются в стороны от орудий и прыгают в окопы и блиндажи немецкие зенитчики, не желающие быть расстрелянными в упор. Попутно Покрышкин прошил пулемётной очередью выруливавший на взлётную полосу «Мессершмитт». Вечером на аэродром в Маяки не вернулись две машины: командир эскадрильи и один из его ведомых пропали без вести; никто не успел заметить, что с ними случилось. Вероятнее всего, их машины, исчезнувшие одновременно, столкнулись в воздухе, меняя строй на предельно малой высоте в облаке дыма от горящих «Юнкерсов» и «Мессершмиттов», окутавшем после бомбёжки лётное поле.
Утром Покрышкин поднял тройку МИГов и повёл прикрывать налёт бомбардировщиков СУ-2 на понтонный мост через Днестр. В пути к группе истребителей сопровождения присоединились четвёртый МИГ-3 и пара И-16, взлетевшие с аэродрома в Котовске следом за девяткой бомбардировщиков. Сбросив бомбовый груз и уничтожив понтонный мост, бомбардировщики стали разворачиваться на обратный курс, когда один из них, получив прямое попадание зенитного снаряда, развалился на части в воздухе. Восьмёрка оставшихся машин, разбившись на звенья и снизившись до бреющего полёта, разлетелась в разных направлениях. Покрышкин и двое его ведомых спикировали на зенитные батареи и расстреляли расчёты из пулемётов. Выведя истребитель из пикирования, лейтенант поспешил в карусель воздушного боя, завязавшегося над Днестром между тремя истребителями из Котовска и двумя «Мессершмиттами». Один из И-16, получив повреждение, отвалил в сторону, преследуемый висящим на хвосте «Мессершмиттом». Покрышкин дал полный газ и устремился на выручку «ишаку», и в этот момент в него самого попала немецкая зенитка: раздался глухой удар, и мотор заглох. Мгновенно оценив ситуацию, пилот окинул взглядом землю. На этот раз под крылом самолёта был не лес, а бескрайнее поле золотой пшеницы, разрезанное двумя лентами дорог, по которым сплошным потоком шли к переправам колонны немецких войск, вздымая облака дорожной пыли. До реки было слишком далеко. Набрать высоту, чтобы выиграть время и попытаться увести самолёт подальше, Покрышкин не успел. «Ну вот и всё», - подумал пилот, и тут мотор его истребителя громко взревел и возобновил работу, как будто и не было этих двадцати секунд гнетущей тишины. Истребитель и его пилот были спасены. Зато на поле скошенной пшеницы, взметая колёсами шасси густое облако пыли, садился ещё один подбитый СУ-2, которому Покрышкин уже ничем не мог помочь. И-16 и «Мессершмитт» успели скрыться из виду. Проводив оставшиеся бомбардировщики, вновь собравшиеся вместе, до Котовска, Покрышкин знаками показал ведомым, чтобы они возвращались в Маяки без него, а сам пошёл на посадку: в поведении машины он чувствовал едва уловимые странности, свидетельствовавшие о полученных повреждениях, серьёзность которых можно было оценить лишь на земле. Едва самолёт коснулся колёсами посадочной полосы, как его круто повело вправо: правое колесо было повреждено. Покрышкин повис на привязных ремнях. Самолёт развернуло, он неуклюже завалился на правый бок и замер поперёк взлётной дорожки. К самолёту уже спешили техники и штабная машина командира части. Подошедший следом грузовик отбуксировал повреждённую машину в ангар. Осмотрев повреждения, техники поздравили пилота: «Повезло тебе! Видно, ты в рубашке родился». Все осколки зенитного снаряда ушли в колесо шасси, не задев мотора. Воздухозаборный коллектор всосал газы от разрыва зенитного снаряда, отчего и задохнулся на несколько секунд двигатель истребителя. Вскоре Покрышкин сидел за столом, приглашённый на ужин командиром полка бомбардировщиков. Речь зашла о воздушном бое над Днестром. Когда гость упомянул о двух потерянных СУ-2, хозяин поправил его. Тот, что сел на пшеничное поле, уже вернулся в Котовск. Как только самолёт совершил вынужденную посадку в поле у Днестра, экипаж бросился чинить заглохший мотор. Оказалось, что двигатель в полном порядке, но пуля пробила трубку бензопровода, и к двигателю перестало поступать топливо. У запасливого штурмана СУ-2 в сумке оказался кусок дюрита, им обернули трубку бензопровода, завели мотор и взлетели, когда до бегущих к самолёту через поле немецких автоматчиков оставалось несколько сот метров.



Читатели (130) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы