ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1943 года. Глава 103

Автор:
Глава 103.



Жуков приехал на Курскую дугу в середине июня. Здесь уже находился Василевский. Почему немцы не начинали наступления? По сведениям всех видов разведки наступление должно было начаться не позднее 10 июня. Именно погожие летние дни становились в последние три года днями торжества наступательной стратегии немецких генералов. Каждый упущенный летний день играл на руку противникам Гитлера, их стратегические резервы нарастали многократно быстрее, на их стороне было подавляющее превосходство индустриальной, финансовой, а с этого года и военной мощи. Упуская последний шанс захватить инициативу на Востоке, Гитлер упускал последний шанс уйти от скорого военного разгрома. Поведение Гитлера было непонятно и сбивало с толку. Особенно нервничал Ватутин. Он то и дело подступал к маршалу Василевскому и буквально брал его за грудки:

- Александр Михайлович! Проспим, упустим момент! Чего мы ждём? Уже осень не за горами, и тогда все наши наступательные планы сорвутся. А противнику только этого и надо. Хватит уже окапываться. Пора самим наступать. Сил у нас вполне достаточно. Давайте не будем ждать и начнём первыми. Школу мы за два года войны прошли хорошую. Прошлых ошибок не повторим. Италия вот-вот выбросит белый флаг, и тогда союзники первыми будут торжествовать победу. А мы так и будем отсиживаться в окопах?

Ничего не добившись от Василевского, Ватутин через его голову позвонил Сталину. Сталин тоже занервничал. Он вызвал Василевского на связь.

- Александр Михайлович! Мне только что звонил Ватутин. Я считаю, что его аргументы заслуживают самого внимательного рассмотрения. Я поручил ему подготовить и направить в Ставку его план. С таким же поручением выехал к Рокоссовскому Жуков. А вас прошу поставить ту же задачу Малиновскому. Мы здесь соберём все три плана, посоветуемся и примем окончательное решение.

22 июня Сталин вызвал Василевского в Москву.

- Александр Михайлович! У Рокоссовского и Ватутина на Центральном и Воронежском фронте 1 330 000 человек, 19 100 орудий и миномётов, 2 000 самолётов, 3 340 танков и САУ. Во втором эшелоне Степной фронт Конева. Это ещё 573 000 человек, 7 400 орудий и миномётов, 1 551 танк и САУ. Неужели этого мало? Чего мы ещё ждём?

- Ждём наступления противника. По нашим данным, оно начнётся со дня на день. Пусть Гитлер первым раскроет свои карты. Тем легче нам будет обнаружить его уязвимое место и нанести удар именно там.

2 июля были наконец получены достоверные данные от "Вертера", агента советской разведки в высшем военном командовании Вермахта. Наступление на Курской дуге начнётся не позднее 6 июля.

Вечером 2 июля Василевский перебрался на КП к Ватутину. Весь день 3 июля прошёл спокойно. 4 июля во второй половине дня на широком участке Воронежского фронта противник предпринял разведку боем. В ней участвовали два полка пехоты, восемьдесят танков и САУ, а также артиллерия и авиация. Противнику в отдельных местах удалось добиться тактического успеха и отбить у Ватутина несколько высоток в первой линии обороны. Василевский позвонил Рокоссовскому. У того на Центральном фронте события развивались по такому же сценарию. Взятый в плен немецкий рядовой из 168-й пехотной дивизии показал, что наступление начнётся на рассвете 5 июля. Василевский приказал Ватутину и Рокоссовскому провести в ночь на 5 июля упреждающую артподготовку и воздушный налёт по разведанным целям в расположении противника с целью внести дезорганизацию в управление немецкими войсками и ослабить силу первого удара немецкого наступления.

Генерал-лейтенанту Катукову плохо спалось. Движимый смутной тревогой, он вскочил среди ночи, быстро умылся и вышел на свежий воздух. Трава во дворе серебрилась росой. Над горизонтом узкой полосой алели облака в лучах собирающегося взойти солнца. День обещал быть погожим. Всё было тихо. Тишину ночи нарушали только поющие в садах соловьи. Генерал зашагал через двор к штабной хате. Там уже колдовал над картой начальник штаба генерал Шалин. Его лысина розовела в лучах занимающегося за окном рассвета. До войны Шалин был военным атташе в Токио. Там и привык брить череп наголо. Штабист он был прирождённый.

- Что нового?

- Пока ничего. Вчера поздно вечером по всему фронту прошла наша артподготовка. Вероятно, противник теперь ждёт, не начнём ли мы первыми наступать. Ему это было бы на руку. В последние две ночи сапёры противника снимали мины в минных полях по всему фронту армии Чистякова. Там, по-видимому, и будет наступать Манштейн. Вот только в каком именно месте? Ведь фронт Чистякова - это шестьдесят шесть километров. А Манштейн сил зря не распыляет, бьёт на узком участке, зато наверняка.

- У вас готовы приказы?

Шалин протянул Катукову на подпись стопку бумаг.

В это время вдалеке послышался нарастающий гул самолётов. Генералы выбежали во двор. В плотном строю летели на юго-запад бомбардировщики с красными звёздами на крыльях. Самолётов было очень много. Такой воздушной армады Катуков и Шалин ещё не видели.

- Никак вся воздушная армия генерала Красовского поднялась.

- Пожалуй. Во всяком случае, летят не менее трёх дивизий.

- Ну, зададут теперь перцу фельдмаршалу Манштейну.

До передовой было тридцать пять километров. Вскоре оттуда послышался гул далёких взрывов. Одновременно загремела артиллерия Чистякова.

В четыре часа утра из штаба Ватутина позвонил генерал Иванов:

- Противник перешёл в наступление против 6-й и 7-й гвардейских армий слева и справа от Белгорода. Главный удар наносится с рубежа Бутово, Раково на север. Будьте готовы.

Генералы склонились над картой.

- Это здесь. Участок 67-й и 52-й гвардейских дивизий Чистякова. Мы их усилили танковой бригадой и армейскими частями артиллерии. Оборона Чистякова исключительно сильна. Линии укреплений эшелонированы на большую глубину. Всё предполье простреливается из бетонных ДОТов. Вот уж, честно говоря, не думал, что Манштейн попрёт напролом вдоль шоссе и железной дороги.

- Манштейн верен себе. Хочет через неделю быть в Курске. А для этого он должен прорываться с боем через мост в Обояни. Только мы его не пропустим. Ты тут побудь за главного, а мы с Попелем объедем полки, а после позавтракаем у Чистякова. Там и обстановку узнаем из первых рук.









Читатели (14) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы