ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1943 года. Глава 96

Автор:
Глава 96.


Море ослепительно сверкало под ярким солнцем. Вокруг - безграничный простор. Никаких ориентиров. Только синее-синее море от горизонта до горизонта.

Лейтенант Лавриненков впервые вёл самолёт над морем. Он взлетел на аэродроме Гуково с заданием вести охоту за катерами и баржами противника, курсирующими между Крымом и Таманским полуостровом, затем приземлиться в Ейске, дозаправиться, пополнить боекомплект и лететь обратно с тем же заданием.

Нельзя сказать, чтобы пилот был совсем спокоен. А вдруг откажет мотор? Где же тут сесть? На воду - верная гибель.
Ведомый, сержант Остапченко, испытыыал, по-видимому, схожие чувства. Его самолёт сиротливо жался вплотную к ведущему.

Море было пустынно. Но вот на воде обозначилась белая полоска. Ага, это след катера. Осмотревшись по сторонам и убедившиcь, что с воздуха катер никто не прикрывает, лейтенант перевёл самолёт в пике, скомандовав ведомому: "Атакуем катер!"

Снизившись, зашли со стороны солнца, выпустили несколько очередей. Катер ответил. Навстречу протянулись пулемётные трассы. Этого пилоты не ожидали. Отвернув в сторону, зашли ещё раз, пронеслись над палубой и расстреляли в упор всё, что на ней было. Ответа не последовало.

Затем догнали тяжёлую баржу, пытавшуюся отстреливаться из зенитных пулемётов. С баржей справились с первого захода. А вот и берег. Приземлились на площадку возле Ейска, зарулили на стоянку. Обратно летели уже уверенней. Огромный диск солнца погружался в море. Огненная дорожка бежала по чёрно-синей воде.

На подлёте к Гуково увидели на земле "Мессершмитт". Он распластался неподалёку от лётного поля. Сели. Выбрались из кабин. Но что это? Рядом с командным пунктом прямо на лётном поле - ещё один Ме-109. Никаких видимых повреждений.

- Не удивляйтесь, товарищ лейтенант! - пояснил подошедший техник Моисеев. - Немцы сами приземлились на аэродром. У них не было топлива, чтобы лететь к своим, а у ведущего были неполадки с мотором. Пилотов отправили под конвоем в штаб фронта, а самолёты остались нам в качестве трофеев.

Техники и пилоты обступили "Мессершмитт" плотным кольцом. Первым в кабину забрался командир полка. Потрогал рычаги управления, запустил мотор, опробовал его в различных режимах и под громкие возгласы одобрения вырулил на взлёт. Взлетев, сделал круг над лётным полем и приземлился. Техники ощупали в самолёте каждый узел. В общем, машина всем понравилась. Целую неделю говорили только о трофее.

Вскоре в полку заговорили о предстоящем наступлении. Командир полка ушёл на повышение заместителем командира авиадивизии. В 9-й гвардейский истребительный авиаполк пришёл новый командир - Герой Советского Союза подполковник Морозов. По его заданию Лавриненков с четвёркой ЯКов перелетел к линии фронта и оттуда, с площадки, укрытой между лесополосами, по наводке радиоразведки вылетал на перехват немецких бомбардировщиков.
Всего на счету гвардейцев авиаполка было по меньшей мере 40 истребителей и 30 бомбардировщиков, сбитых в мае и июне.

В один из жарких дней в конце июня Лавриненков возвращался с боевого задания. Над хорошо ему знакомой станицей Великокрепинская, протянувшейся по берегу реки Крепь, впадающей в Дон, он получил со станции радионаведения сигнал на перехват. День был очень жаркий. Линия фронта терялась в густой сизой дымке. В ней тонули и укрепления, и взрывы снарядов.

- Прошу уточнить курс и высоту цели!

Две группы бомбардировщиков с небольшим интервалом приближались к линии фронта. Обе были ниже четвёрки Лавриненкова и совсем рядом.

- Атакуем! - скомандовал лейтенант и перевёл машину в пикирование.

Бомбардировщики стремительно приближались. Выровняв машину на большой скорости, пилот с доворотом атаковал ведущего первой группы. В огромную тушу "Юнкерса", зависшего в прицеле, впились очереди пуль и снарядов. А вот и второй "Юнкерс". И этот получил своё. Объятые пламенем машины упали недалеко от станицы. Остальные повернули обратно, отстреливаясь из хвостовых пулемётов. В это время подоспели "Мессершмитты". В небе закрутилась карусель. В горячке боя пилот не заметил, как истратил все боеприпасы. А его ЯК как раз висел на хвосте у Ме-109.

- Атакуй, я прикрою! - крикнул он ведомому и отвернул. "Мессершмитт" был сбит. Четвёрка Лавриненкова приземлилась на аэродроме в Шахтах без потерь.

- Присядь, отдохни! - командир полка кивнул на скамью вдоль стены штабного кабинета. Лейтенант сел и стал вытирать пот, градом льющий со лба на мокрую гимнастёрку.

- Вот что. Бери мою "эмку", поезжай переоденься и сразу возвращайся. Задача ясна?

- Ясна, товарищ командир.

- Ну давай, жду.

Разыскать машину оказалось не так-то просто. Водитель был мастером маскировки. Если бы из штаба вышел командир полка, водитель сам вырулил бы из засады. Но на озабоченно вертящего головой лейтенанта он не обратил никакого внимания. Наконец поиски увенчались успехом и машина, вздымая пыль, помчалась к общежитию пилотов. Через полчаса Лавриненков вернулся в штаб в чистой гимнастёрке.

- Поезжай в штаб фронта. Там тебя ждут. Это примерно вот здесь. Ориентир - протянутая линия связи.

Дорога привела в густой перелесок. Машину остановил дежурный офицер. Он проводил пилота к группе генералов, беседовавших на лётном поле.

- Вот он, Фёдор Иванович! - указал на Лавриненкова командующий воздушной армией генерал Хрюкин. Он адресовался к высокому и толстому генералу. Пилот сообразил, что перед ним сам командующий фронтом генерал Толбухин.

- Лавриненков? Здорово вы разделались с этой парой "Юнкерсов". Я наблюдал за боем в бинокль. Командование фронта награждает вас вот этими именными часами.

- Служу Советскому Союзу!

Обратно мчались по той же пыльной дороге. Держа часы на ладони, пилот долго рассматривал их.

Через несколько дней пилота вызвали в Москву, в штаб ВВС.

Маршал авиации Новиков принял его поздно вечером.

- Сегодня уже поздно. Отдохните и приходите утром. В соседней комнате вас будет ждать корреспондент "Красной звезды". Он поможет вам написать статью. Постойте! И вот ещё что.

Маршал набросал несколько слов на листке бумаги.

- Зайдёте с этим в пошивочную. Там вас приоденут.

Работа над статьёй заняла несколько дней. Потом пилота повезли в КБ Яковлева. Пилота принял сам конструктор.

- Расскажите о конструктивных недостатках ЯК-1.

- При выходе из пике на высокой скорости срывается обшивка с крыльев.

- Знаю, знаю! В сотый раз об этом слышу. В новой модели всё учтено. Когда возвращаетесь на фронт?

- Надеюсь, что завтра.

- Ступайте в цех, там увидите новый ЯК-9. Поговорите с инженерами. А завтра обкатаете машину на лётном поле и перегоните в полк для испытаний в боевых условиях.

Конструктивные изменения оказались значительными. Новый самолёт был тяжелее, имел пушки и пулемёты более крупного калибра и вместительные бензобаки, повышающие дальность полёта. Знакомство с машиной заняло два дня. Наконец пилот взлетел, сделал прощальный круг над Москвой и взял курс на Шахты.

В штабе его встретил сияющий командир полка.

- Знаем, знаем! Вот, перенимаем опыт.

Он протянул пилоту номер "Красной звезды". Лейтенант развернул газету и прочёл крупный заголовок: "Мои воздушные бои". В конце стояла подпись - лейтенант Лавриненков - и приписка:
продолжение следует.



.



Читатели (3) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы