ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1943 года. Глава 65

Автор:
Глава 65.



Наступил серый рассвет.

Комдив и начальник штаба вышли на крыльцо глотнуть свежего воздуха. Со стороны Лозовой была слышна далёкая канонада. Генерал прислушался.

- Танковый бой.

Начальник штаба кивнул, поёживаясь на сыром ветру.

- У нас всё готово?

- Все полки доложили, что к бою готовы.

- А вот и "рама"!

И в самом деле, в небе показался разведывательный "Фокке-Вульф". Сделав круг над Тарановкой, он проследовал в сторону Змиева, после чего развернулся и улетел на запад, скрывшись за горизонтом. Через полчаса в небе послышался нарастающий гул.

- Воздух!

Завыли сирены пикирующих "Юнкерсов", посыпались бомбы, земля задрожала от взрывов. Третье сражение за Харьков началось.

Железнодорожный переезд между Тарановкой и Беспаловкой оборонял гвардейский взвод лейтенанта Широнина. У лейтенанта было двадцать пять бойцов и противотанковая 45-миллиметровая пушка. Сразу за переездом дорога поднималась на холм. На вершине холма дежурили два наблюдателя. Они и увидели первыми движущуюся к переезду в походном строю колонну авангарда 6-й немецкой танковой дивизии. Сержант Кирьянов тотчас отправил своего напарника рядового Шкодина к командиру взвода, чей НП был в окопе за полуразрушенной кирпичной стеной метеопункта за переездом, а сам стал считать танки, бронемашины и грузовики с пехотой.

Насчитав два десятка танков и самоходок, семнадцать бронемашин и батальон мотопехоты в грузовиках, сержант оставил свой пост и поспешил к своим, аккуратно миновав проход в минном поле. Едва он добежал, как на вершине холма показались две бронемашины разведки. Не останавливаясь, головная машина помчалась к переезду и подорвалась на мине. Прогремел выстрел спрятанной за стеной метеопункта противотанковой пушки, и вторая бронемашина остановилась, окутавшись дымом. Колонна противника разворачивалась на вершине холма. Головной танк открыл огонь из пушки и пулемётов, автоматчики выпрыгивали в снег из грузовиков и рассыпались влево и вправо. Под прикрытием танка грузовики отступили за холм, за ними отползла пехота. Последним ретировался, пятясь назад, немецкий танк.

Лейтенант Широнин уже доложил о появлении танков в штаб батальона.

- Ну, теперь держись.

- Так они отступили, товарищ старший лейтенант.

- Это значит, что сейчас будет бомбёжка, только и всего.

Прошло пять минут. В небе послышался нарастающий гул. Четыре эскадрильи пикирующих бомбардировщиков двумя эшелонами летели в сторону полотна железной дороги. Две отвернули в сторону Тарановки. Две другие построились в круг над переездом.

- Всем в укрытия! - скомандовал лейтенант.

Взвыли сирены, и пикировщики, заваливаясь на крыло, ринулись к земле. Над переездом высоко взметнулись облака дыма и снежной пыли. Комья вывороченной земли разлетались далеко окрест. Лейтенанта Широнина швырнуло взрывной волной на дно окопа. С трудом выбравшись из груды засыпавшей его земли, Широнин увидел, что наводчик орудия и его помощник убиты. Он поставил к орудию двоих гвардейцев, знакомых с артиллерийским делом. На гребне холма рвались снаряды дивизионных гаубиц генерала Шафаренко. Огонь корректировали артиллеристы с колокольни тарановской церкви. Не молчали и гаубицы противника. Немецкие миномётчики перебрасывали через гребень холма свои мины.

Когда пикировщики, отбомбившись, улетели, немецкий батальон атаковал переезд, не обращая внимания на заградительный огонь Шафаренко. Один танк и одна самоходка были разбиты тяжёлыми снарядами на гребне холма. Остальные уже катились вниз через перепаханное бомбами минное поле. Цепи немецкой пехоты обходили окутанный дымом холм слева и справа. Осколок танкового снаряда пробил навылет руку лейтенанта Широнина. Один за другим выходили из строя его гвардейцы.

От станции Беспаловка переезд был отделён тянущимся вдоль насыпи замёрзшим прудом и садом с разбитыми осколками бомб и снарядов деревьями. Немецкая бронемашина спустилась на лёд, когда в пруд упал гаубичный снаряд. Бронемашина провалилась под лёд. Другая бронемашина, обойдя пруд, через сад вышла к насыпи и через пруд открыла огонь по взводу Широнина с фланга. Её подбили метким выстрелом из пушки. Но уже к переезду, построившись клином, подходили танки и самоходки. Те, что шли по бездорожью, отстали, увязнув в оттаявшей под снегом земле: начиналась оттепель. Расчёт противотанкового орудия сосредоточил огонь на бронетехнике, наступающей по дороге. Два танка были подбиты. В это время под прикрытием дымовой завесы вдоль насыпи подкралась с фланга немецкая самоходка. Её заметили слишком поздно. Старшина Нечипуренко и рядовой Тюрин стали разворачивать пушку, когда орудие самоходки изрыгнуло огонь. Старшина был убит наповал. Рядовой Тюрин получил тяжёлое ранение и контузию. В следующую минуту пушка была раздавлена гусеницами самоходки. Широнин послал на самоходку гвардейцев с гранатами и бутылками с зажигательной смесью. Впереди пополз рядовой Скворцов. Вокруг свистели пули. Немецкие пулемёты взметали фонтанчики снега. Пуля пробила Скворцову ногу. Он приподнялся и метнул связку гранат под гусеницы самоходки. Переехав Скворцова, самоходка остановилась и окуталась дымом. Когда ещё один немецкий танк подорвался на минном поле, немцы отступили за холм. Атака была отбита. Во взводе Широнина треть выбыла из строя. Орудие было раздавлено. Противник потерял четыре танка, две самоходки, четыре бронемашины и человек тридцать пехоты.

За первой атакой после воздушного налёта последовала вторая. Впереди в развёрнутом строю шли танки. Один из танков шёл прямо на окоп гвардии старшины Зимина. Старшина бросился плашмя на дно окопа, пропустил танк через себя, а затем метнул ему вдогонку бутылку с зажигательной смесью. Танк запылал. Из него выскакивали танкисты. В них метнул одну за другой две гранаты рядовой Букаев. Метнул удачно: из экипажа не ушёл никто. Второй танк поджёг бывший моряк, старший сержант Вернигоренко. Третий танк раздавил гусеницами сержанта Грудинина и пошёл на окоп сержанта Седых. Ему наперерез пополз рядовой Крайко. Метким броском гранаты он перебил танку гусеницу и пополз обратно, но до окопа не дополз: его настигла пулемётная очередь.

Один за другим выбывали из строя защитники переезда. Сунув за ремень две связки гранат, помощник командира взвода сержант Болтушкин бросился под гусеницы танка. Прогремели взрывы. Танк завертелся на месте, но пулемёт его не смолкал. Получивший тяжёлое ранение старший сержант Вернигоренко с трудом взобрался на броню танка и ударил куском гусеницы по стволу пулемёта.

Лейтенант Широнин был контужен и дважды ранен, но продолжал руководить боем. Тем временем под прикрытием дымовой завесы немецкие сапёры соорудили в саду переход через насыпь, и бронемашина с десантом на броне, сделав крюк, зашла в тыл к Широнину. Её с этой стороны никто не ждал. Попрыгав с брони в снег, немецкие автоматчики метнули гранаты. Прогремели взрывы. Один осколок угодил лейтенанту в ногу. Другой ударил в лицо и выбил зубы. Широнин, шатаясь, приподнялся, метнул гранату и получил пулю в грудь. Падая на дно окопа, он услышал оглушительный взрыв. Кирпичная стена, за которой был вырыт окоп, была разбита снарядом самоходки и рухнула, засыпав обломками потерявшего сознание лейтенанта.







Читатели (12) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы