ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1943 года. Глава 60

Автор:
Глава 60.


Переброска армий Рокоссовского из Сталинграда на Центральный фронт затянулась.

График железнодорожных перевозок постоянно срывался. Из Сталинграда в Елец вела единственная колея
железной дороги. От Ельца в район севернее Курска, где должны были развернуться армии вновь созданного фронта, войска добирались своим ходом. Грузовиков не было. Лошадей нечем было кормить.

Выгружаясь в Ельце из эшелонов, пехота впрягалась в самодельные сани-волокуши и везла на них продовольствие, боеприпасы, миномёты и пулемёты. То, что не умещалось в санях, несли на плечах. Дорогу то и дело заметала метель. Снегоочистители остались в Сталинграде и там застряли намертво. Прибыть к началу весенней распутицы они всё равно уже не успевали, потому их и не грузили.

Наконец Рокоссовский призвал на помощь Ставку. В Елец выехал начальник тыла Красной Армии генерал Хрулёв. С ним отправился и генерал Кондратьев, благополучно вернувшийся из командировки на Кавказ.

В выгоревшем дотла и обращённом в руины Ельце высоких гостей встретил начальник тыла Центрального фронта генерал Советников.

- Ну, как дела идут?
- Плохо. Дорог нет. Транспорта нет. Бензина тоже нет. Всё тыловое имущество до сих пор в Сталинграде.
- Наступаем, голубчик! Говорят, у наступающих вырастают крылья. Вот и летайте на этих крыльях!

Все засмеялись и стали рассаживаться по машинам.

Сто шестьдесят километров по ухабистой дороге - и машину остановил патруль на окраине деревни Свобода. В тёплой избе Рокоссовский и Хрулёв обнялись - старые друзья вместе рубились в гражданскую войну. Пока они вдвоём беседовали, генерал Кондратьев познакомился с начальником штаба фронта генералом Малининым.

Наконец все расселись и Рокоссовский сразу перешёл к делу:

- По донесениям фронтовой разведки, на завтра противник планирует массированный налёт авиации на Курск. А у меня на два авиаполка истребителей ни капли бензина.

- И на подходе ничего нет?

- Нет и на подходе, - развёл руками Советников.

- Что же вы от меня хотите, голубчики. Не мог же я привезти вам бензин в кармане. Ну что же. У нас впереди целая ночь. Давайте вместе подумаем, поищем.

- Когда мы проезжали Ефремов, там сливали на станции авиабензин для Брянского фронта, - пришёл на помощь Хрулёву сопровождающий его начальник военных сообщений Красной Армии генерал Ковалёв.

- Вот видите! Повезло вам, Константин Константинович! .

Тут Хрулёв повернулся на стуле и строго воззрился на генерала Кондратьева.

- Ну, голубчик, выручай. Автоперевозки - твоя компетенция. Отправляйся в Ефремов. Если что, вали всё на меня. Я буду здесь на телефоне. Чтобы завтра в восемь утра авиабензин был доставлен на аэродром в Курске.

- Слушаюсь!

Вскоре штабной "газик" уносил генерала Кондратьева в Ефремов. Водитель выжимал из мотора максимум.
На случай поломки за первым следовал резервный "газик". До Ефремова было 230 километров. Ещё столько же обратно. И ещё сорок до аэродрома. Дорога ухабистая, скверная, с объездами. А время на переговоры? Бензин просто так никто не отдаст. А где взять цистерны с водителями? И на всё про всё семнадцать часов.

Проскочили Золотухино. Потом Ливны. Навстречу сплошным потоком шли войска - солдаты, грузовики, тягачи с орудиями, обозы. То и дело приходилось сбрасывать скорость.

- За Ельцом будет посвободнее, там наверстаем, товарищ генерал! - оправдывался склонившийся над рулём водитель.

Взошла луна. Прошёл час - и её скрыли снеговые тучи. Началась метель. Она бросала ледяную крупу пригоршнями в ветровое стекло, задувала в брезентовые щели. Слева мелькали в пурге призрачные тени встречных машин.

Вот наконец и Ефремов. Начальник тыла Брянского фронта генерал Антипенко разместился в просторном деревянном доме. Он радушо приветствовал высокого гостя.

- Рад знакомству. Что привело вас к нам из такой дали?
- Бензин!

Улыбка стёрлась с лица генерала Антипенко.

- И вы так спокойно об этом говорите. У нас о бензине и боеприпасах принято говорить шёпотом. Какой именно бензин вы имеете в виду?

- Тот, что сейчас сливают на станции.

Взгляд хозяина кабинета сразу стал враждебным.

- Я не могу решать такой вопрос без начальника штаба.

Шагая впереди Кондратьева по узкой тропинке через огород к соседней избе, Антипенко ворчал:

- Далеко, далеко разносится запах нашего бензина.

Начальник штаба фронта генерал Сандалов был старым приятелем генерала Кондратьева. Вместе работали перед войной в штабе округа в Смоленске.

- Захар Кондратьевич, дорогой, какими ветрами! Садись, рассказывай, без чая не отпущу.

Принесли горячий чай, печенье и бутерброды.

- Я к вам на минутку. Очень спешу, - сказал Кондратьев, запивая горячим чаем бутерброд.

- Да ты не торопись. У меня заночуешь в тепле. А утром завтра поедешь по своим делам. Столько не виделись! Увидимся ли ещё.

- Извини, Леонид, остаться никак не могу. Я ведь приехал с другого фронта к тебе не просто так. Мне срочно нужен авиабензин.

- Тебе? Авиабензин? Да зачем он тебе, разве ты лётчик?

- Так надо, Леонид. Можно от тебя позвонить?

- Пожалуйста, звони.

Кондратьев набрал номер штаба Рокоссовского.

- Вот, Леонид. На проводе начальник тыла Красной Армии. Просит тебя взять трубку.

Сандалов взял трубку, нахмурился.

- Есть отгрузить десять цистерн авиабензина. Есть выделить десять автоцистерн с опытными водителями.

Генерал положил трубку и покачал головой.

- А ещё друг называется. Я его тут встречаю, как дорогого гостя, а он раздевать меня приехал.

- Не сердись. Сам знаешь: дружба дружбой, а служба службой.

Сандалов сделал распоряжения генералу Антипенко. Тот ушёл.

- Через полчаса всё будет готово. А теперь ешь и рассказывай, двадцать минут у нас с тобой есть.

Расстались возле выстроившейся колонны заправленных автоцистерн. Сандалов пожелал Кондратьеву счастливого пути. Впереди колонны выехал на резервном "газике" штабной офицер с приказом обеспечить колонне зелёную улицу.

Ровно в восемь часов утра колонна с бензином прибыла на аэродром. Началась заправка самолётов.

Вскоре Хрулёв уехал в Москву: возникли проблемы со снабжением Юго-Западного фронта. Прошло несколько дней - и он вызвал в Москву генерала Кондратьева.

Как и предполагал Рокоссовский, к назначенному сроку развернуть армии Центрального фронта не удалось. Наступление перенесли на десять дней. Но и к новому сроку прибыли не все войска армии генерала Батова. Армия Чистякова всё ещё грузилась в эшелоны под Сталинградом. Не подошла из резерва Ставки и 70-я армия. Налицо была 2-я танковая армия. Но и у танкистов застряло много танков где-то в пути. Их ещё предстояло найти и собрать. В полном составе были только кавалерийский корпус и две бригады лыжников.

25 февраля Рокоссовский начал наступление.






Читатели (20) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы