ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



«Грюндик». 1987 г.

Автор:
«Грюндик». 1987 г.

1.
Наш радиозавод, выпускающий в основном военное оборудование, освоил выпуск бытового портативного магнитофона «Весна», показатели качества которого оставляли желать лучшего. Вот мы и решили посотрудничать с Западом на предмет выпуска совместной модели на базе нашего «шедевра». Объявленная Горбачевым на весь мир «Перестройка» списывала все – даже такие, казалось бы заоблачные амбиции. Поскольку пригласить немцев к сотрудничеству было моей идеей, директор назначил меня ответственным в этом деле.
И вот по нашему приглашению представитель фирмы «Грюндик» Клаус Мозер, типичный баварец, внешним видом очень напоминающий томас-манновского Перманедера, рано утром прибыл в Харьков. Я узнал его сразу – уж больно он отличался от других пассажиров. По-немецки я говорю на уровне «хенде хох» и «гитлер капут». Но и этого было много – немец неплохо изъяснялся по-русски. Очевидно, поднаторел в этом, неоднократно побывав в СССР.
Поздоровались, пожав друг другу руки, представились, взяли такси, поехали поселяться в гостиницу «Харьков». Там я заранее номер забронировал.
Но вот незадача – приехали в пять тридцать, а поселение только с семи. Все мои просьбы и угрозы на администраторшу не произвели должного впечатления, и мы вынуждены были где-то убить полтора часа времени. Клаус предложил прогуляться по городу. Я, понятно, согласился – не просиживать же штаны в холле гостиницы, пускай и такой презентабельной, как «Харьков».
Вышли на площадь Дзержинского – вторую по величине в Европе, большую только Куйбышев имеет. Туда-сюда прошвырнулись. Клаус пить захотел. Стали мы автоматы газированной воды обходить – штук пять их обнаружили по периметру площади. Все они находились в прекрасном рабочем состоянии при полном отсутствии… стаканов.
Оно, конечно, можно было бы и в гостиницу вернуться. Там, так сказать, жажду утолить, но пробило меня на корпус какое-то озорство, что ли. Говорю Клаусу – мы уже на «ты» с ним общаемся: «Хочешь, научу тебя пить газировку без стакана?» «Хочу», – говорит.
Подошли мы к автомату. Я копейку из кармана достал, правой рукой наполовину вставил ее в приемную щель. Потом левой рукой для надежной фиксации тела ухватился за боковину автомата. После этого засунул голову в нишу автомата, губами нащупал трубку, подающую воду, и правой рукой дослал монету в нутро этого «зверя». Он заурчал и исправно выдал мне порцию газировки прямо в рот.
Я вытащил фейс на свет божий, вытерся рукавом и говорю: «Ну, что, попробуешь?»
Надо сказать, Клауса восхитили мои хипповские замашки. И в нем тоже какая-то лихость взыграла. Говорит: «Дай монетку».
Я дал, а он все проделал, как я, но на финише вышла неприятность – его достаточно полное лицо застряло в автомате. Он дернулся и взвыл – больно! Что было делать? Попробовал ему помочь – не получается. Вижу, один не справлюсь. Говорю ему: «Потерпи, дружище. Я быстро».
Бросил застрявшего немца, выбежал на середину площади в надежде хоть одного человека увидеть. Удача! Возле Обкома партии кто-то на клумбе копошится. Я – туда! Прибежал – смотрю, а это моя соседка по квартире художница Антонина Скоробогатова розы секатором срезает. Схватил ее за руку, тащу за собой, а сам кричу ей прямо в лицо: «Помоги немца из автомата вытащить!».
Она конечно ничего не поняла, но и сопротивляться не стала. Помню только, букет роз не бросила – так с ним и бежала…
Примчались мы к Клаусу. Он молчит, терпит стоически необычное неудобство. Говорю Антонине: «Ты потихоньку его за щеки, за уши, за волосы тащи, только чтобы не оцарапать, а я попробую хоть немного раздвинуть проем, в котором голова застряла… Ну, давай!»
Поднатужились – ни черта не выходит. Клаус застонал жалобно. Я изо всех сил верхушку проема вверх толкнул – так, что автомат закачался, а Антонина удачно дернула Клауса за щеки. Фу! Вытащили!
Антонина говорит: «Ну, ребята, спасибо за компанию, но мне уже на рынок пора. Завтра День учителя. Розы нарасхват пойдут».
Я говорю: «Так ты их воруешь, что ли?» «А что нам делать, бедным художникам, где рублики брать?» – отвечает…

2.
Через неделю после описанных выше событий провожал я поздним вечером Клауса на вокзале домой. Говорю: «Ну, что, зря только время на нас потратил?» «Как знать, как знать», – отвечает.
Я думаю: «Что тут непонятного? Привез нам Клаус заключение фирмы «Грюндик» по нашей «Весне», в котором черным по белому написано, что, если мы хотим сделать совместный магнитофон на ее базе, то должны исправить для начала 123 недостатка согласно прилагаемому перечню. Короче, все наши радужные планы пошли коту под хвост».
А Клаус говорит: «Вот что, Виктор. Я приглашаю тебя лично к нам на стажировку на полгода. С директором твоим я все вчера согласовал. Он тебя отпускает. Грант пришлю, как только домой вернусь. Вижу, что не возражаешь».
«И еще, – Клаус виновато улыбнулся и покраснел, – та красивая девушка, Антонина, мне очень понравилась. Она не замужем?» Я отрицательно покачал головой. «Как думаешь, – продолжал он, – если я ей вызов пришлю, приедет?» «А ты у нее сам спроси», – говорю. «Да как же я у нее спрошу?» – удивляется Клаус. А я ему: «Дружище, вон она у колонны стоит, подойти стесняется. Я ее на всякий пожарный с собой взял. Она мне про тебя все уши прожужжала. Не пойму – то ли влюбилась, то ли просто в Нюрнберг хочет… Разберетесь…»


Редакция 2017 года.



Читатели (101) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы