ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Героизм дезертирства и молитвы о репрессиях

Автор:
Ухо Москвы.
Акт шестой.
Героизм дезертирства и молитвы о репрессиях.

/Все совпадения с реальными лицами неслучайны и носят злокозненный, провокационный характер./

«Ухо Москвы». Мы слышим самый тихий шепот.

Новости:
Параолимпийский комитет полностью отстранил российских спортсменов с ограниченными возможностями от зимних Олимпийских игр из-за очередного оглушительного скандала с допингом.
Представители России заявили, что проведут собственную Параолимпиаду в традиционном русском стиле с анаболическими стероидами, черной икрой, водкой, блэкджеком и шлюхами. По требованию патриотов «блэкджек» будет переименован в «народное очко».
Патриарх Московский и Всея Руси освятил новую баллистическую межконтинентальную ракету «Адский Сотона».

Гусева:
- В эфире программа «Особо опасен» и у нас в гостях писатель Виктор Шершневич. Надеюсь, вы не станете бросаться чашками, кружками, а также другими легко бьющимися керамическими предметами.
Шершневич (невинно):
- А что, у меня будет для этого повод?
Гусева (осторожно):
- Возможно. С тех пор, как вы ласково пообщались в народом в прошлом эфире, к нам на почту поступило множество писем от благодарной публики. Вот лишь некоторые из них: «Сволочь…» - пишет вам Владимир С. из Москвы, – «Убирайся из России!» «Вам, либерастам, тут не место!» - вторит ему Захар П. из Донецка. «Ну, не подонок?» - задается нелегким вопросом Дмитрий К. из Москвы, и сам же на него уверенно и положительно отвечает. «Валите в свой Израиль!» - указывает конкретное направление Александр П. из газеты «Послезавтра». Задаются в письмах и другие животрепещущие вопросы: «Что тебе тут не нравится, скотина?», «Если так всё тут обрыдло, почему б не подтянуть клетчатые штаны и не свалить на Запад?» Ну, и далее в таком же роде на протяжении ста двадцати страниц. Ста двадцати двух. Пяти…
Шершневич (умиротворенно):
- Чудесно. Особенно понравилось про клетчатые штаны…
Гусева:
- Вам есть, что ответить своим поклонникам?
Шершневич (с холодной улыбкой):
- Мне есть, что ответить. «Узколобые кретины!» - а именно так я обычно начинаю встречи с поклонниками такого ранжира. «Выродки, корпо- и копрофаги! Я тоже умею ругаться, но вы от меня этого больше не дождетесь! Я стану спокойным и самоуверенным как буйвол в Индии». А теперь по сути самих вопросов: они заданы идиотами, мозг которых регулярно насилует... стоп, стоп!

Шершневич сделал паузу, медленно выдохнул и глотнул водички.

Шершневич:
- Извините, это было лирическое отступление: я немного сгорел. В этом… неумном вопросе уже заключена логическая ошибка. Между «не нравится» и «давай, до свиданья» нет никакой смысловой связи. Представьте ситуацию: к вам в форточку залезает воришка и начинает при вас грабить квартиру. Вы возмущаетесь, дескать, что происходит? А он отвечает: «Не нравится, убирайся отсюда!» Что?! Я не собираюсь сваливать, здесь мой дом! С какой стати мне убираться? Вам – ватникам, доносчикам, неадекватам – вот не нравится, что у нас в стране осталась одна последняя радиостанция, где человек может свободно высказывать свое мнение. Так чего же вы сами, следуя своей кривой логике, не убираетесь? Нет, вы начинаете бороться с тем, что вам не нравится. Так и я. Захочу – уеду. Нет – буду бороться здесь. Я свободный человек. Я сам реализую свой выбор.
Гусева:
- Продолжая тему ваших взаимоотношений с восторженной публикой. Вы читали комментарии под вашей последней статьей о допинге у инвалидов? Там же патриоты только что вас живьем не сожгли!
Шершневич (обреченно выдыхает):
- Когда читаешь комменты в интернете, причем, неважно – после вдумчивой философской статьи или под дегенеративным видео на Ютубе…
Гусева (заинтригованно):
- А…
Шершневич (отмахивается):
- Не спрашивайте, как я мог там оказаться, сам не понимаю. Так вот: испытываешь отвратительное ощущение, что уже твой мозг насилует слабоумный истерик. Естественным образом возникает резонное недоумение, требующее немедленного ответа. Хотя, немедленный ответ, к слову говоря, - это далеко не лучший способ разобраться в ситуации.
Гусева:
- И всё же?
Шершневич (терпеливо):
- И всё же. Вариант первый: весь мир населен идиотами, а пользователи Интернета – всего лишь адекватная репрезентация народа. Это маловероятно: не было бы большого андронного коллайдера, любопытного марсохода, всех достижений цивилизации. Мы до сих пор сидели бы по пещерам.
Гусева (убежденно):
- Мы любим наш народ и не считаем его таким глупым. Потому и продолжаем эту неблагодарную и во многом опасную просветительскую работу день за днем. Проблема в том, что это отношение далеко не взаимно…
Шершневич:
- Да, искры летят, чашки бьются… или чашки летят, нервы рвутся… проблемка. Тогда вариант второй: это именно Интернет забит идиотами, которым заняться нечем, лишь только комментировать что ни попадя. А серьезные разумные люди увлечены в это время чем-то более серьезным и креативным. Это уже интересней, но только если не знать, о чем говорят на кухнях и в цехах люди, у которых нет аккаунтов в социальных сетях. Поверьте, там всё ещё бодрее и лихорадочней: диагнозы можно раздавать пачками.
Гусева:
- В глубинке вообще нет Интернета. Но не думаю, что там люди добрее или сильно умнее.
Шершневич:
- Вот вариант третий: заниматься троллингом – именно это и есть одно из клинических проявлений острой и терминальной деменции, а нормальным людям это просто не придет в голову. У здорового человека развита эмпатия: он всегда думает наперед, как его слова или действия могут повлиять на другого человека. А троллит и кочевряжится в комментах всегда социопат, на которого обращать внимание – себе дороже.
Гусева:
- Их просто привлекает безнаказанность, которую гарантирует анонимность…
Шершневич:
- Лучший мед для человеческого отребья! Но, вообще, это довольно странное занятие – высказываться под чужой работой или мнением. Если тебе есть, что сказать – пожалуйста, реализуй это через собственное творчество или иные проекты. Никто же не мешает. А реагировать на любой посторонний звук своим обязательным лаем – этим занимаются дворовые шавки, но не развитые люди.
Гусева:
- А если ещё им кидают сытную кость, как на фабрике троллей кремлевского повара… Но, по поводу того, чем ещё не занимаются развитые люди. Очередной скандал с Натальей Камланской и фильмом «Матильда»…
Шершневич (прерывает):
- Стоп. Сразу стоп. Это вообще не событие, достойное обсуждения серьезными людьми. Это даже не новость. Это плохо разыгранная слабоумными дилетантами клоунада, имеющая своей целью только одно: отвлечь народ от действительно серьезных проблем и ужасающих событий, которыми наполнена наша действительность.
Гусева:
- Которыми являются…
Шершневич (обреченно):
- Думаете мне лень это каждый раз повторять? Не лень. Тотальное обнищание народа по причине системной коррупции; урезание, а то и полная отмена гарантированных Конституцией прав и свобод методом принятия безумных законов; оголтело агрессивная внешняя политика, выраженная в аннексии чужих полуостровов, вторжениях в ближние и дальние страны целыми армиями «ИхТамНетув», сбивание мирных Малазийских Боингов и затягивание расследования с массовым вбросом фальсификаций. Этот список можно продолжать почти до бесконечности. Преследование каждого свободомыслящего человека в стране, имеющего отличную от официальной и лживой пропаганды позицию; наглая попытка повлиять на выборы американского президента; отсутствие собственных свободных выборов как явления; этот несчастный сыр запрещенный, et cetera, et cetera…
Гусева:
- Последний вопрос. Всё-таки по поводу допинга, параолимпийцев, народ волнуется…
Шершневич (кривится):
- Людям неймется потеребить наш олимпийский позор. Хорошо. Можете хоть обмазаться. У меня лишь один встречный вопрос: это какой гнидой нужно быть, чтобы заставлять инвалидов жрать допинг? Подумайте хоть на секундочку обо всех остальных спортсменах с ограниченными возможностями, со всего мира приезжающих на Олимпиаду! Их вам не жалко? Они честно готовились, преодолевая невозможное. А тут приперлась делегация, от каждого представителя которой несет стероидами, льющимися чуть не из ушей! Позорище! Поэтому полный запрет – вполне адекватное и правомерное решение со стороны параолимпийского комитета.
Гусева:
- К сожалению, наше время вышло, мы вынуждены заканчивать.

«Ухо Москвы! Мы слышим всё!» И всё, что мы услышали, вам тут же перескажем.

Новости.
В Агинском Бурятском автономном округе на аллее чабанов установили памятник Иосифу Кобзону, который при ближайшем рассмотрении оказался памятником Фрэнку Синатре.
МИД РФ заявил, что Секретные протоколы к пакту Молотова-Риббентропа официально объявлены: во-первых, снова секретными; во-вторых, выдуманными нац. предателями и врагами народа; в-третьих, патриотичными, глубоко стратегичными и полезными для государства и населения. Сомнения в этой трактовке приравниваются к государственной измене.

Студия в отеле «Гельвеция»

Дымковский:
- Мы в эфире? Это программа «Среда Неверия». Напротив меня сидит публицист Александр Неверов в карнавальном пиратском костюме с костяной ногой и наплечным горделивым попугаем.
Неверов:
- Добрый вечер. Я только что с абордажа. «Аврора» наша! Дворцовый переворот подготовлен.
Дымковский:
- Замечательно. Но приходится начинать, к сожалению, с ужасных новостей. Вчера от многочисленных травм скончался активист, избитый на прошлой неделе на Немцовом мосту, когда он охранял мемориал Бориса Немцова. Преступники до сих пор не найдены, и что-то мне говорит, что и не будут найдены, хотя есть видеозапись с их лицами, более того, их уже опознали в интернете. Тем временем вынесено ещё несколько обвинительных приговоров по статье «экстремизм» за простой выход на мирную оппозиционную демонстрацию.
Неверов:
- С тех пор, как у нас в 2014 году официально ввели Скрепостной строй, любое общечеловеческое, проповедующее принципы абстрактного гуманизма, адекватное высказывание, а тем паче – действие, преследуется по закону и наказывается со всей строгостью и беспощадностью традиционного русского милосердия.
Дымковский:
- За исключением таких посконных, доходчивых и скрепонесущих инструментов, как дыба, осиновый кол и шпицрутены. Они всё-таки остались в прошлом.
Неверов:
- Ну, это пока что. Знаете, как быстро начинает падать в пропасть любой объект, если его не сдерживает сила трения или иное… сопротивление, если вы понимаете, о чем я… Да, а скрепостные крестьяне, также известные как «Русский народ», к сожалению, приняли этот новый духоподъемный порядок как данность, а некоторые, особенно излишне одухотворенные – даже с искренней радостью, игривыми песнопениями, усердными молебнами и лучезарными хоругвями.
Дымковский:
- Они так игриво и настойчиво теперь каждую неделю какой-нибудь праздник отмечают. Причем, не только, к примеру, день Победы, но и 22 июня – день начала войны.
Неверов:
- Ну, во-первых, любой образованный человек знает, что война началась 1 сентября 1939, а не 22 июня 1941. Пакт Молотова-Риббентропа и раздел Польши ещё никто не отменял.
Дымковский:
- Только что отменили.
Неверов:
- Как, уже? Быстро работают ребятки. Похвально. А во-вторых, вы, конечно, слышали, что недавно всемирная организация здравоохранения признала патриотизм головного мозга смертельным и неизлечимым заболеванием.
Дымковский:
- Патриоты кричат «Можем повторить!», но что конкретно они собираются повторять? 27 миллионов погибших только с нашей стороны? Или то, как драпали советские войска в 41-м и сдавались в плен целыми дивизиями, армиями!
Неверов:
- Любое проявление трусости на войне я приветствую! Это значит, что человек ещё не потерян для общества, он способен соображать и может принести пользу себе и другим людям. А те бессловесные бараны, которых можно загнать на заклание во имя лживых целей, пафосно провозглашенных с трибун и амвонов хитрожопым государством и лицемерной церковью, - эти патриотично настроенные дурачки, с улыбкой на устах испускающие свой несчастный дух по колено в крови, грязи и говне на полях сражений… Что ж, их, конечно, можно пожалеть, но человек сам в ответе за свою судьбу и тот выбор, который он делает. Поэтому – сами виноваты!
Дымковский (с сомнением):
- Вопрос в том, был ли у них выбор?
Неверов:
- Выбор есть всегда! Нужно только мозг держать постоянно включенным, и какой-никакой выход да найдется. А тут всё вообще просто. Я считаю, что именно дезертирство – это подвиг, а героизм в бою – проявление скудости ума и отсутствия сострадания к другим, таким же несчастным, силком загнанным на бойню людям, только разукрашенным в другие цвета.
Дымковский:
- На войне каждый считает себя правым и выступающим на стороне добра. А по другую сторону видит захватчика, даже если сам находится на чужой территории, как наши на Донбассе.
Неверов:
- Хотя на самом деле с обеих сторон воюют только одураченные идеалисты, скудоумные патриоты и просто несчастные подневольные люди, которых разыграли в большую политическую карту обрюзгшие дяди с окровавленными державами и анальными скипетрами.
Дымковский:
- Людей теперь легко разыгрывать, когда со всех телеэкранов раздаются истеричные вопли, что мы в кольце врагов, и весь мир желает нам только зла и скорейшей гибели.
Неверов:
- Заметьте, эта зомбификация работает в любой, даже самой очевидной ситуации, как с допингом! Ведь никто и не отрицает, что у наших спортсменов этот мельдоний чуть не из ушей льется. А они ещё недовольны, что всю федерацию вместе с флагом и гимном в очередной раз отстранили от Олимпиады! Опять Запад виноват! Неужели? Да эти перекаченные скудоумные биатлонисты как жители чумного города, закрытого на карантин – кто может быть уверен, что под внешней благопристойностью и воплями о патриотизме там не кроется темная подноготная с кровью, замененной на термоядерное топливо? Кто из них гарантированно чист от подозрений? Да они все, выражаясь единственным понятным патриотам языком – блатным – полностью зашкварены, им теперь не отмыться.
Дымковский:
- А патриоты говорят, что это нам запад гадит…
Неверов:
- Да, и в лифтах мочатся Трамп с Макроном, а посевы по ночам сжирают обнаженные Тереза Мэй и Ангела Меркель на скоростных летающих метлах.
Дымковский:
- На этом впечатляющем красочном образе мы вынуждены заканчивать нашу программу.

Новости.
В Историческом музее на Красной площади были выставлены на поклонение чудотворные мощи Сталина. Очередь на камлание протянулась до третьего транспортного кольца.
Роскомнадзор запретил «Фейсбук» за оскорбление своим существованием чувств пользователей «Одноклассников».

«Ухо Москвы»! Тонкий слух, острое зрение, последнее слово!

Маковкин:
- Это Алексей Маковкин и программа «Последнее слово». Недели не пройдет без новости о том, что в каком-нибудь регионе собрались ставить стелу или бюст Сталина, либо где-то на улицы выползли очередные неадекватные хоругвеносцы с Людоедом на иконах. Это до какой степени разложения должен дойти человеческий мозг, чтобы намалевать Сталина на иконе? Беда в том, что человеческая память очень короткая, и мы уже начинаем забывать, как всё это было, с каким кошмаром пришлось столкнуться нашим несчастным предкам.
- Мы привыкли думать, что все ужасы тоталитаризма в далеком прошлом, которое не повторится. А это миллионы замученных невинных людей, если кто не в курсе – сейчас уже многие сознательно хотят быть не в курсе. Я именно для них повторяю: миллионы замученных! Так вот, откуда такая наивная уверенность, что наше поколение минует чаша сия? То, что гайки закручиваются довольно медленно – так это еще страшней, потому что нас сварят незаметно, как ту лягушку из притчи. И мы не успеем выскочить из котла. Устаревшая аббревиатура НКВД легко может заменяться без потери качества на любую современную – ФСБ, МВД, ФСО. Люди, что идут работать в такие организации, либо изначально имеют дефекты психики, либо профессиональная деформация приканчивает всё разумное и доброе, что могло в них быть. Им только дай отмашку – и они не уступят своим паскудным стальным героям из прошлого.
- Но эти «герои» хотя бы получают зарплату за службу очевидному злу, а упертые альтруистичные сталинисты – кто все эти люди? Давайте попытаемся разобраться. Во-первых, это очевидные социопаты. Только начисто лишенный эмпатии человек не сочувствует миллионам жертв сталинских репрессий и их несчастным родственникам. А эти сталинисты, эти бессовестные биологические машины, язык не повернется назвать их полноценными людьми, начинают спорить, сколько именно миллионов замучили шакалы Сталина, будто это отменяет сам факт массовых репрессий! Второй причиной любви к Сталину может быть клиническая дислексия. Только неспособностью читать в принципе можно объяснить отсутствие знаний о том, что такое был на самом деле Сталин. «Он принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой!» Кретины! Он захватил власть в России, уничтожив всех своих друзей и соратников. Устроил голодомор, организовал массовые репрессии, переселение целых народов, втянул СССР во вторую мировую войну, поделив с Гитлером Европу пополам и начав захватывать страну за страной… Да, да, тот самый пакт Молотова-Риббентропа…
- И я уверен, что одобрять политику Сталина и радоваться современной тенденции по его реабилитации могут только законченные дегенераты или бесстыдные подонки, которые рассчитывают половить рыбку в мутной воде нового тоталитаризма, который рано или поздно настанет, если мы будем всё так же безропотно подчиняться как овцы любой прихоти обезумевшей власти и молчать, пока у нас отбирают остатки свободы.
- И в этом свете уже совсем запредельным идиотизмом выглядит возведение памятников Ивану Грозному – какое-то совершенно нарочитое презрение к человеческой жизни, гуманизму и элементарному милосердию и состраданию.
- Мне хотелось бы попросить всех наших слушателей: пожалуйста, будьте людьми, не оставайтесь равнодушными… ах да: и включайте мозги хотя бы по самым важным поводам! Ясный ум обмануть гораздо труднее.

Конец шестого акта.



Читатели (36) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы