ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Глупость

Автор:

Глава семейства, его жена, а так же тёща живописно расположились на паласе перед огромной горой книг, которая досталась им в наследство от скончавшейся в одиночестве сестры Михаила, а именно так звали единственного мужчину в семье.
- Нормальные люди деньги копят, а твоя сестрица… - тёща в беспомощном изумлении указала на громоздившуюся горой библиотеку.
- Хоть бы были путёвые, а то одни жутики, - не скрывая раздражения, поддержала её дочь, обращаясь, однако к супругу.
Михаил молчал.
- От одних только обложек с ума сойдёшь. Кровь, вампиры, - с величайшим осуждением и безапелляционно вынесла вердикт старшая из женщин.
- Да она и была со сдвигом. Прости мою душу грешную, потому как о покойниках плохо не говорят. Ну, да что ещё скажешь?
- Да, - крякнул, то ли поддакивая супруге, то ли просто так Михаил. Глава семейства ещё не отошёл от беготни с разгрузкой машины.
- И квартиру, квартиру государству оставила. Нет, чтобы приватизировать заранее, - продолжала распалять себя супруга.
- Ни себе, ни людям, - мрачно согласилась с дочерью Марья Петровна, а именно так звали тёщу Михаила.
Слова тёщи несколько вывели его из себя, хотя в душе он и понимал житейскую правоту её слов.
- Да ведь не собиралась же она в этом возрасте помирать, - попытался хоть как то защитить сестру Михаил, - она, как вы знаете, младше меня была.
Обе женщины собирались ответить на эту тираду одновременно, но не успели, потому что входная дверь распахнулась и в комнату влетела, не снимая плаща, третья, самая младшая представительница прекрасного пола данного семейства, Верочка. Вид у девушки был такой, словно за ней кто гнался. Она даже не сняла в прихожке плаща. В одной руке у нашего подростка был пакет с хлебом, а в другой книга.
- Что это с тобой? – с беспокойством всполошилась бабушка.
- Что это с тобой? – с подозрительной тревогой повторила мать.
- Что это с тобой? – эхом, без всяких особых эмоций, лишь с долей некоторого удивления, пробурчал и глава семейства.
Оказавшись под перекрёстным градом вопросов, вернее одного и того же вопроса, Верочка смутилась настолько, что на глазах даже показались слёзы. У присутствующих переполох лишь усилился. Со смешанным чувством тревоги и недоумения они переглянулись, тут же скрестив взоры на общей любимице. Та, не выдержав столь пристального к себе внимания, расплакалась и, протягивая вперёд руку с зажатой в ней книгой, выпалила:
- Я украла её!
- Господи, грех то какой! – с ужасом воскликнула бабушка.
- У кого?! – взметнулась мать.
- Зачем? – растерянно и недоумённо прогудел отец, делая жест в сторону горы литературы.
- Не знаю, - жалобно прохныкала девочка, - рука сама схватила. Её на полке у прилавка мужчина из очереди забыл.
- Господи, - опять простонала бабушка.
- Из знакомых то никто не видел? – заволновалась мать.
- Никто, - всхлипывая, но вполне уверенно, успокоила Верочка мать.
- Ну, слава Богу, - облегчённо резюмировала поступок мама.
Бабушка, перекрестившись, запричитала:
- Грех то какой, грех то какой.
- Да я сама не знаю, как это вышло, - сконфуженно не находила своему поступку девочка.
- Что-то заклинило у тебя, дочура, - с уверенностью констатировал Михаил, - столько книг, - глава семейства вновь сделал жест в сторону загромождённого паласа, - а она… - он взял у дочери зелёный томик в мягком переплёте и с расстановкой прочитал, - Стефан Цвейг, новеллы.
- Нашла чего взять, дочка, - изумилась мать, - кому он нужен, этот Цвейг, кто его читать то будет.
- Потому и забыл, что не нужна ему была эта книженция, - сделал логический вывод благоразумный папа.
- Господи, Миша, дочь, вы о чём рассуждаете? Девочка чужую вещь в дом приносит, а вы выяснять принялись, насколько эта проклятая книга нужна и хороша ли.
- Бросьте, мама, - вспылил в сердцах глава семейства, - глупость это, а не грех.
- Да и не украла она её, а как бы нашла, - вступилась за любимое чадо мать, - оставил же тот растяпа книгу, оставил.
- Да люди миллиарды воруют. Махинации совершают какие и Корейко не снились, - всё более распаляясь, продолжал речь защиты глава семейства.
Вера всё менее и менее насторожённо слушала перепалку взрослых. Ей уже было не столько стыдно, сколько досадно за свой импульсивный поступок.
- Это что за Корейко такой? – обескуражено спросила бабушка.
- «Золотой телёнок» видела? – помогая матери вспомнить, спросила Валентина, так звали маму нашей воришки.
- Ну, где Шурик гири пилит, - снисходительно напомнил тёще зять.
- Аа…
- Ладно, чего столбом стоять, - показывая, что обсуждение казуса закончено, напомнил дочери папа, - давай хлеб, раздевайся, мой руки да пошли на кухню. Ужинать пора.
На кухоньке, в спокойной обстановке семейство обсуждало уже другую проблему, куда девать столь необычное наследство. В конце концов было решено, что по воскресеньям Верочка будет потихоньку распродавать его на книжном рынке.
- Штук по тридцать, сорок я тебе отнесу и стой. И этого Цвейга заодно возьми.
- А вдруг он меня увидит? – с испугом спросила Верочка.
- Кто? Этот растяпа? Да он поди уже и забыл, какую потерял книгу, - со снисходительной усмешкой успокоил дочь папа.
Отец оказался прав. Верочка действительно увидела растеряшу, но он на неё даже не взглянул. Не взглянул он и на новеллы австрийского писателя. Зато долго вертел в руках томики Стивена Кинга, однако, так и не купив их, и даже не спросил о цене, что очень рассердило девочку. Она уже не боялась растяпы.



Читатели (5) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы