ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Хорошее кровоснабжение

Автор:

Дианка пришла, когда я ужинал. Честно говоря, я не очень обрадовался её приходу. Устав на работе и ужин то ел без аппетита, а тут, это я знал точно, придется толкаться, бороться. Не будешь же маленькой девчонке, которая пришла к тебе в гости, распространяться про свою усталость. Именно поэтому выходить в коридор, встречая её, в этот раз не стал, решив, что пусть супруга сама разбирается со своей воспитанницей. Облокотившись о стол, начал хлебать суп медленно, медленно. Но..., как говориться, если гора не идет к Магомеду, то... В общем девчонка сама пожаловала на кухню. А так как она никакого разговора не начинала, то я продолжал свой ужин, делая вид, что не замечаю торчащей за спиной гостьи. Хотя молчание её несколько удивляло, обычно она начинала щебетать сразу же, но... мало ли какое может быть у человека настроение. Однако Дианкино настроение оказалось не причём, это я понял сразу же, едва она заговорила. То, что девчонка пролепетала, заставило меня сильно удивиться.
- Дядя Саша, а у Вас уши красные.
"Наверное это от того, что в комнате полумрак, а свет из окна всё же довольно ярок",- подумал я. Вслух же сказал совсем другое.
- Это от хорошего кровоснабжения.
Произнеся это, почувствовал, что на кухне появилась супруга, которая обычно с большим интересом слушала наши диалоги, хотя её более всего, конечно, занимали высказывания своей воспитанницы. Вот и сейчас я просто почувствовал довольную улыбку супруги, когда услышал реплику Дианки.
- Так значит плохое кровоснабжение это хорошо? - предположила юная особа.
- Что же хорошего в плохом кровоснабжении? - искренно удивился я.
- Но ведь это же не красиво, ходить с красными ушами, - напористо констатировала девчонка.
"Хм, уши ей мои не понравились", - пережёвывая кусок варёной курицы, искренне возмутился я про себя. И толи от благодушного настроения после сытного и вкусного ужина, толи просто для того, чтобы отстоять честь своих раскритикованных ушей, кому же это сделать, как не мне, я вдруг начал напропалую врать.
- Красные они у меня от того, что я с ними только что процедуру проделал.
- Чего проделали? - в полнейшем изумлении переспросила Дианка.
- Как что? Всё, что полагается, чтобы кровь лучше приливала.
- Так ведь некрасиво же!
- Некрасиво. Так это сейчас пройдёт, через пять минут. А зато польза какая.
- Какая же польза от красных ушей, - растерялась Дианка.
- Да не от красных, а от улучшенного кровоснабжения,- снисходительно пояснил я и повернувшись к гостье всем корпусом попросил супругу налить мне компота, - Будешь со мной компотика за компанию.
- Будет, будет, - ответила за девчонку моя супруга, а Дианка же, несколько запинаясь, растерянно поинтересовалась,
- А к - к -ка -кая же польза от него? – принимая чашку с компотом, запинаясь пролепетала Дианка.
- От компота. – притворился я непонимающим.
- Да нет же, от кровоснабжения, которое уши делает красными.
Глядя на меня, жена осуждающе качала головой. Вот мол большой дуралей дурачит ребёнка. Но меня не так то просто было остановить, тем более, что я уже начал входить во вкус от своего вранья.
- Ну как какая, - потягивая компот, пробурчал я, совершенно не торопясь с ответом. Честно говоря я и сам не знал, какая от хорошего кровоснабжения польза, но ведь раз делаешь процедуры, то просто обязан знать для чего. А вот я не знал и на ум ничего не приходило и я, чтобы протянуть время, несколько раз бессмысленно повторил: "Какая, какая?" И толи от того, что я сам себе задал этот животрепещущий вопрос, толи от того, что я просто подкрепился, но моя фантазия наконец заработала и я с серьёзным видом начал объяснение.
- Ухо это ведь не только то, что мы видим...
- Как? - в полнейшем изумлении воскликнула Дианка, - у людей есть и невидимые уши. А я ничего об этом не знаю.
- Да, конечно есть.
- Ну ты что околесицу то ребёнку несёшь, - возмутилась присутствующая здесь же супруга, - подумает ведь, что ты правду говоришь.
Тут уж пришла моя очередь возмущаться.
- Да, Ирина, от тебя я такого не ожидал. Разве ты не знаешь, что есть такая болезнь как воспаление среднего уха.
- Среднее? Так есть ещё и крайнее кроме нашего видимого! - в полном восторге завопила Дианка.
- Правильно, - авторитетным тоном профессора отоларинголога подтвердил я её вывод, - только оно называется не крайним, а внутренним. Поэтому у человека шесть ушей.
Краем глаза я заметил, как моя супруга от удивления широко раскрыла глаза. Это меня воодушевило ещё больше и я с энтузиазмом продолжал.
- Да, шесть. С каждой стороны по три уха: наружное, среднее и внутреннее.
- Вот это да, - в восхищении завопила Дианка и тут же схватила себя за уши.
- А их, эти внутренние ухи, никак нельзя увидеть?
- Никак. Только надо говорить не ухи, а уши. Между прочим они очень и очень сложные и чего, чего там только нет, - и я напряг память, чтобы перечислить то, что знал.
- Точно, - победно завопила Дианка, не дав мне возможности блеснуть познаниями, - я знаю, что у нас есть барабанная перепонка.
- Молодец, - похвалили мы девчонку дуэтом.
Дианка же, широко раскрыв глаза, в полном изумлении смотрела на нас. Я снисходительно улыбался, подозревая, что сейчас наступит моя очередь удивляться. Дианка очень неплохо умела выхватывать логические связи, зачастую приводя нас в шокирующее изумление. Вот и сейчас, недоумённо заглядывая нам в глаза, она, растягивая слова, спросила:
- У нас что же и барабан есть в голове?
- Какой барабан? – не поняла её супруга.
- Ну, раз есть барабанная перепонка, то ведь и барабан должен быть. Правда?
Хм, я был явно озадачен. Действительно, раз есть перепонка от барабана, то и сам барабан должен быть. Но я знал точно, что никаких барабанов, бубнов или тамтамов у нас нет и в помине. Я так честно и сказал этой дотошной девчонке, что ничего подобного в голове у нас не имеется, зато есть молоточек, наковальня, улитка и даже стремечко.
- Ух ты! - восхитилась Дианка,- сколько всего в нас вмещается.
- Да, немало, - согласился я.
Супруга же качала головой и всё повторяла ошарашенно, держа при этом себя за уши:
- Надо же, шесть ушей? А я и не знала такого.
И я был очень горд, словно это моя заслуга, что каждый человек на земле имеет по шесть ушей. Я был так горд, что совсем забыл. а почему это мы вдруг заговорили про уши. Но Дианка быстро напомнила. Сияя от счастье, она начала раскрывать нам всю пользу от хорошего кровоснабжения.
- Раз у нас всего столько, всего столько понапихано, значит всё это должно хорошо снабжаться едой, которую кровь разносит.
- Точно, - похвалил я догадливую девчонку, - всё должно получать хорошее питание, чтобы и перепонка была упругая, тогда мы слышать будем превосходно и нервы слуховые будут превосходными.
- У ушей есть нервы?! – опять в полнейшем восторге завопила Дианка.
- Всё есть! – с гордостью за наши уши проговорил я, счастливо улыбаясь.
Дианка в это время взглянула на мои уши и расстроенным тоном сообщила:
- Ой, дядя Саша, а уши у вас уже не красные. Это плохо?
- Ну что ты, не всё же время они должны быть красными.
- А внутренние уши у вас тоже красные были? Вы чувствовали их?
- Откуда же я знаю, какими они там были.
- Ой, дядя Саша, я теперь поняла, почему есть поговорка про наши уши.
- Какая поговорка?
- А не видать тебе чего-нибудь как своих ушей.
- Этой поговорке в обед сто лет. Когда она зародилась люди и анатомию то не знали. В то время и зеркал не было. Поэтому никто свои уши и не видел.
- Боже мой, несчастные люди. Значит они и лба не видели, и щёк, и шеи. А если вдруг в гости надо пойти то ведь и принарядится надо. А раз принарядиться, то и перед зеркалом покрутиться.
Такое глубокомысленное замечание очень понравилось моей супруге, которая от полноты чувств сразу принялась обнимать свою воспитанницу, называя её умничкой. Глядя на столь бурное проявление эмоций, я недовольно заметил:
- Ты, Ирина, просто как Римка. Та тоже от восторга кладёт свои лапы мне на плечи.
От такого замечания жена просто рассвирепела.
- Это ты меня с собакой сравнил? Ты меня сравниваешь с собакой?
Тут я немного струсил и чтобы сгладить свою вину попытался вернуть разговор в прежнее русло, то есть на тему отоларингологии.
- Да ничего я не сравниваю. Просто говорю, что мне незачем чувствовать уши.
А так как конфликтовать с супругой не входило в мои планы, то я, пытаясь увильнуть от неприятных её вопросов, спросил Дианку:
- Вот когда мороз и уши у тебя мёрзнут, они ведь красные, правда?
- Правда, - просто согласилась Дианка.
- А свои внутренние уши ты при этом чувствуешь?
Дианка глядела на меня вопросительно, словно это я должен был знать всё о её ушах. И чтобы не терять, что называется честь марки, я за неё и ответил.
- Не чувствуешь. Но всё это не важно.
Самое главное, что они просто хорошо влияют на мой слух.
Супруга иронично фыркнула и, по всей видимости, собиралась уже сказать что то своё, для меня явно не лицеприятное. Но меня выручила Дианка.
- Так вы от своих процедур теперь лучше слышите? Правда?
- Само собой, чистая правда.
Дианка моим ответом была более чем довольна. Она отошла от своей бывшей няни и, приблизившись вплотную ко мне, то есть, сделав два маленьких шажочка, заговорщически попросила.
- Поделитесь пожалуйста секретом, какую именно процедуру вы делали.
Теперь я понял, что сам себя загнал в западню. Жена, глядя на меня, злорадно улыбалась.
- Ну, Дианка, зачем тебе какие то процедуры. Разве ты плохо слышишь?
- Слышу я, конечно, хорошо. Но с помощью процедур буду слышать ещё лучше. Это же просто прекрасно иметь абсолютный слух. Как у настройщиков роялей.
- Разве ты собираешься стать настройщиком роялей, - удивлённо спросили дуэтом мы Дианку.
- Конечно нет, просто бывает очень полезно услышать порой что говорят взрослые, когда выгоняют маленьких, - со снисходительной доверчивостью пояснила Дианка.
В изумлении от такой циничной откровенности, мы молча рассматривали девчонку. Первой пришла в себя супруга.
- Дианочка, ведь подслушивать не хорошо.
- Может и не хорошо, но уж точно полезно, - вздохнув, задумчиво произнесла девчонка.
- И ты только для этого хочешь иметь абсолютный слух?
- Конечно не только для этого. Я вон в передаче о рекордах Гиннеса видела как один дядька подымал утюги ушами, – тут девочка вздохнула и задумчиво предположила, - наверное помимо изнуряющих тренировок он и процедуры специальные делал.
Мне стало смешно. Врать девчонке о несуществующих процедурах расхотелось. Жена же, услышав про утюги, пришла в ужас.
- Дианочка, уж не собираешься ли ты тоже подымать утюги своими ушками.
- Нет, конечно. А знать всё равно полезно. Вон у меня Грей какой пёсик красивый и жизнерадостный, а уши просто какие то отвислые. Не то что у вашей Римки, у которой они торчком.
Тут пришло время сказать и про Грея. Этого пуделя подарили ей недавно. Из маленького потешного щенка он вырос в красивого и очень подвижного пёсика.
Настолько подвижного, что к нам в квартиру ему путь был заказан. Потому что, едва завидя Римку, он начинал так скакать и носиться по квартире, что все приходили в ужас. Впрочем к дедушке с бабушкой своего любимого пёсика Дианка вообще приводила редко. Мне этот пёс нравился и я решил заступиться за него.
- Это же порода такая. Вот у слонов тоже уши отвислые, а они ими если надо то и как вентиляторами работают. Если отвислые, то вовсе не значит плохие.
- Ага, вот видите. Они ими всё-таки как вентиляторы работают. А у моего Грея уши трепыхаюся как крылья бабочки, когда он по двору носится. Так что вы уж раскройте мне секрет процедур для ушей.
Я про себя даже крякнул, поражаясь настырству девчонки и, как можно более безразличным тоном, сказал:
- Сейчас это уже и нее секрет вовсе.
- Не секрет? А когда это было секретом?
- Ну, когда? В прошлые века.
- И никто, никто ничего об этом не знал?
- Разумеется никто. Об этом знали только некоторые короли.
- Короли, - выдохнула Дианка и лицо её при этом приобрело мечтательное выражение, - а кто же из королей применял ваши процедуры?
- О, это были известные личности, - я посмотрел на оживившееся лицо Дианки. На супругу я взглянул лишь мельком. Больно уж осуждающе она на меня взирала. «Ну и ладно», - решил я и продолжил свой рассказ.
- У нас в России была такая царица Екатерина…
- Знаю, знаю, - обрадовалась Дианка, - про неё и песня есть.
- Да, возможно. Но дело не в этом, а в том, что она при помощи тренировок и, конечно, процедур добилась поистине замечательных результатов.
- Неужели она слышала лучше летучих мышей? – с радостным изумлением спросила девчонка.
- Не знаю как насчёт летучих мышей, но слух у неё был отменный, тонкий. Кстати, тонкий и абсолютный это не одно и тоже.
- Конечно, - охотно согласилась Дианка, - я знаю, что есть такое чистящее средство для окон, Абсолют называется. Не может же жидкость быть тонкой.
Теперь пришла моя очередь удивляться от такого неожиданного сравнения. Я похмыкал, словно прочищая горло и пояснил:
- Абсолютный это когда человек все ноты может различать превосходно. При тонком слухе человек слышит просто на большое расстояние, хотя может и не отличать до от ре.
Дианка была вся внимание. А я, ободрённый её неподдельным вниманием, с воодушевлением продолжал.
- Но это так, короткое отступление для ясности. А главное ты должна понимать, почему империатрица так хорошо слышала.
- Почему? – выдохнула Дианка тихо.
- А потому, - тут я понизил голос и, наклонившись как можно ближе к Дианке, ответел.
- Царица умела шевелить ушами и могла поворачивать их на звук.
- Ух ты, - в голосе Дианки слышалось неподдельное восхищение умением империатрицы. Даже жена заинтересованно переспросила:
- Правда что - ли?
В ответ на эту реплику я лишь высокомерно хмыкнул. А Дианка, тоже шёпотом и в полном восторге, спросила:
- Она умела шевелить ушами оттого, что совершала секретные процедуры?
- Да, точно. Ты поняла всё совершенно правильно.
- Господи, Саша, ну что ты ребёнку всякую ахинею несёшь.
- Почему это ахинею, - обиделся я, - Екатерина вторая действительно умела шевелить ушами, как и Мария Антуанетта, - гордясь своими познаниями с вызовом ответил я.
- Много ей помогло это умение, - пробурчала супруга и обращаясь к Дианке, пояснила, - казнили Антуанетту, - а потом с ехидцей добавила, - и уши локаторы не помогли.
- Неужели её казнили за умение шевелить ушами? - расстроено спросила Дианка.
- Да нет, её по другим причинам. Завистники разные, которые не умели шевелить ушами, вот козни и строили.
- Значит всё таки и из-за ушей маленько, - расстроено выдохнула Дианка.
Осуждающих взглядов супруги ни я, ни Дианка попросту не замечали. Девчонка приблизила к моему уху губы и тихонько прошептала:
- А вы мне этот секрет Марии, Екатерины и ваш не откроете?
- Сейчас это уже не секрет. Это когда-то было тайной. А сейчас, особенно после тридцатых годов, когда мы научились делать томатную пасту, это уже общедоступная процедура.
- Пасту? А паста то тут причём?
- Как причём? Она и является секретом.
Видя недоумевающее личико девчонки, я пояснил:
- Просто надо регулярно мазать уши пастой и держать её на ушах пятнадцать минут. И так каждый день.
- И уши будут шевелиться? – с восторгом выдохнула Дианка.
- Насчёт шевеления не знаю, - поспешил я снять с себя всякую ответственность, - такое всего две королевы могли делать, но польза всё равно несомненно будет. Всё – таки хорошее кровоснабжение это хорошее кровоснабжение.
Дианка не спорила. Она стала задумчиво рассеянна и вскоре засобиралась домой, хотя обычно сидела у нас до тех пор пока её не забирали к себе бабушка и дедушка. Она даже не стала со мной играть в разные спортивные состязания. Но так как я чувствовал потребность немного отдохнуть, то не только не стал задерживать девчонку, но, наоборот, с превеликой охотой отправил её. После чего с удовольствие прилёг на диван в большой комнате. Мне даже не хотелось включать телевизор, я чувствовал, что засыпаю. Жена что-то делала своё толи в ванне, толи на кухне. Но мне это было без разницы, я наслаждался покоем. Однако заснуть так и не удалось. В дверь внезапно заколошматили громко и требовательно. Я удивлённо приподнялся, сердясь на то, что не дали вздремнуть и на то, что не используется кнопка звонка. Отвечая на мое раздражение, тут же длинно и настойчиво затрезвонил звонок. Позёвывая, я пошёл открывать дверь. Каково же было моё изумление, когда на пороге я увидел Дианку, стоящую перед своей весьма сердитой бабушкой. Из-за спины бабушки выглядывал дедушка. Рядом под ногами у всех жалобно скулил рыжий Грей. Лапами он старательно теребил свои свисающие чуть ли не до пола уши, которые почему то были непонятного, помидорного цвета. В первый момент я совсем не понял, что происходит, но взглянув повнимательнее на Дианку, на возмущённо скулившего Грея, всё понял. Уши Дианки и её собаки были густо намазаны томатной пастой. Впрочем нет, кетчупом. Об этом сообщила сама Дианка, виновато спросив:
- Дядя Саша, у бабушки пасты не было. Шашлычный кетчуп подойдёт?
Отвечать девчонке я не стал, поспешно закрывая дверь, так как понял, что иначе мне не избежать участи Марии Антуанетты. Ошеломлённо прислонившись к двери я без всякой мысли глядел на своё отражение в зеркале и ощущал спиной удары разгневанной бабушки, которая нещадно колотила в дверь. Открывать я, разумеется, не собирался.
- Вот легковерная девчонка, - краем глаза заметив появившуюся из кухни супругу, только и вымолвил я. Но это была весьма опрометчивая фраза. Я понял это, едва взглянув на уши своей супруги, которые были густо помазаны томатной пастой.



Читатели (4) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы