ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1943 года. Глава 49

Автор:
Глава 49.

12 февраля фельдмаршал Манштейн эвакуировал штаб группы армий "Дон", переименованной по понятным причинам в группу армий "Юг", в Запорожье.

Двумя днями ранее генерал Гауссер, которому положение немецких войск в Харькове стало внушать серьёзные опасения, сосредоточил в районе Мерефы ударную сводную группу и поставил ей задачу произвести разведку боем в южном направлении.

11 февраля группа перешла в наступление. Мела метель. Видимость упала до нескольких метров. Впереди двигался разведбатальон на бронеавтомобилях - амфибиях. За ним следовала колонна мотополка СС "Фюрер". С флангов колонну прикрывали батальоны из состава танковой дивизии СС "Лейбштандарт Адольф Гитлер". Не встречая сопротивления, группа перешла линию фронта и углубилась на 50 километров в боевые порядки противника, прежде чем наткнулась на хвост дивизионной колонны русских и атаковала его. В несколько минут колонна была разгромлена. Не задерживаясь, группа продолжила рейд сквозь метель и вскоре вышла на позиции 320-й пехотной дивизии, после чего была расформирована. Все подразделения вернулись в свои дивизии.

Прибыв в Запорожье, Манштейн в соответствии с установленной неделей ранее договорённостью направил в Главный штаб шифрованную телеграмму с докладной запиской на имя Гитлера. В ней он излагал своё видение оперативной обстановки на Восточном фронте.

Соотношение сил сторон, по мнению Манштейна, было повсеместно безрадостным для Германии. Для групп армий "Север" и "Центр" оно составляло примерно один к четырём в пользу противника, а для группы армий "Юг" - и вовсе один к восьми. Чтобы избежать немедленной военной катастрофы, нужно было как минимум вдвое усилить группу "Юг". Если сделать это за счёт внутренних резервов и других фронтов не представлялось возможным, нужно было немедленно перераспределить дивизии на Восточном фронте в пользу группы "Юг",
чтобы не дать противнику выйти к переправам на Днепре до начала весенней распутицы.

Из Главного штаба, в свою очередь, поступила телеграмма о расформировании группы армий "Б". При этом остатки 2-й полевой армии передавались в состав группы армий "Центр", а все войска и весь участок фронта южнее Белгорода переходили под управление группы армий "Юг".

Наконец-то Манштейн добился от Гитлера и Главного штаба полномочий на единоличное командование войсками южного крыла Восточного фронта. Оставалось ещё решить технические задачи, в частности установить телефонную связь с Харьковом, чем и занялся в штабе Манштейна его начальник связи генерал Мюллер. Мюллеру оказывал всяческое содействие командующий войсками связи и друг Манштейна генерал Фельгибель.

Тем временем Манштейн связался с фон Цейтцлером и прямо задал ему вопрос: согласен ли Гитлер с решением Манштейна временно оставить Харьков, чтобы вывести из боя танковый корпус СС, разбить войска противника, рвущиеся к днепровским переправам у Кременчуга, Днепропетровска и Запорожья, после чего вернуться в Харьков. Фон Цейтцлер перезвонил и сообщил, что Гитлер обещал подумать, проворчав: "Вечно этот Манштейн заглядывает слишком далеко вперёд".

Как только генерал Мюллер установил надёжную связь с Харьковом, Манштейн своей властью отдал приказ об оставлении города.

Узнав о нарушении генералом Ланцем отданного ему ранее категорического приказа удерживать Харьков любой ценой, Гитлер сместил Ланца, сменив его генералом Кемпфом под формальным предлогом: Кемпф был танкистом, а Ланц был из горно-стрелковых войск.

16 февраля воздушная разведка донесла о начале крупномасштабного наступления противника из района Изюма на Павлоград и Днепропетровск. Нужно было во что бы то ни стало предотвратить прорыв советских танков на Лозовую, что отрезало бы Манштейну железнодорожную коммуникацию с Полтавой. После утреннего доклада в Ставке фон Цейтцлер позвонил Манштейну.

- Фюрер встревожен не на шутку. Он вылетает к вам, чтобы на месте разобраться в обстановке. Встречайте завтра утром.

17 февраля Манштейн встретил Гитлера на аэродроме. Гитлер прилетел с большой свитой - от Йодля до повара. Садясь в машину, он объявил, что намерен пробыть в Запорожье несколько дней.

Приезд фюрера не удалось сохранить в секрете. В городе по пути следования кортежа выстроились войска гарнизона, партийные активисты, агенты в штатском, просто зеваки. Все махали флажками и выражали радость, в основном искреннюю.

- Мой фюрер, я обязан вас предупредить. Танки противника могут подойти к аэродрому с часу на час. Ваше пребывание здесь представляется мне слишком опасным.

- Э, бросьте меня пугать, фельдмаршал. Доложите лучше обстановку. Как обстоят дела у генерала Голлидта?

- Голлидт отступил за Миус и пока что удерживает этот рубеж, но давление противника усиливается.

- Где 1-я танковая армия?

- Сегодня она нанесла контрудар в районе Гришино. Встречный бой продолжается. Исход будет ясен только к вечеру. Разбить противника вряд ли удастся, но его продвижение на этом участке приостановлено.

- Что ещё?

- В районе Краматорской идёт ожесточённый встречный бой с войсками противника, наступающими с рубежа Лисичанск, Славенск. Жду донесений с минуты на минуту.

Штаб Манштейна был за Днепром, в западной части города. Пока свита Гитлера размещалась по отведённым для неё помещениям, Гитлер и Манштейн продолжили обсуждение обстановки с глазу на глаз у оперативной карты в кабинете командующего.

- Каков ваш план, фельдмаршал?

- Вывести танки генерала Гауссера из боя, сосредоточить танковый корпус СС вот здесь, в районе Краснограда, после чего ударить в общем направлении на Павлоград во фланг и тыл прорвавшимся войскам русских. Только таким путём я могу с гарантией опровергнуть азартный обходный манёвр Василевского.

- А вы не боитесь, что танки Гауссера увязнут в грязи? Весна на носу, а здесь, на юге, она наступает особенно рано.

- Так или иначе дороги пока в хорошем состоянии. Утром 19 февраля танки Гауссера будут вот здесь, на дороге Харьков - Красноград, и у командования ещё будет возможность перенаправить удар в любом направлении.

Предложение отложить решение на послезавтра вполне удовлетворило Гитлера. Он заметно оживился, склонил голову на бок и поднял обе руки, давая понять: всё, сдаюсь, вопросов больше нет.

- Ну что же, фельдмаршал. Действуйте. Полностью полагаюсь на вас. Не сомневаюсь, что вы приложите максимум усилий для разгрома противника и скорейшего возвращения в Харьков.
А теперь занимайтесь без помех своими делами, а я займусь своими.






.






Читатели (1) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы