ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Трындычиха

Автор:
Как обезьяна Трындычиха на Коляна обиделась, а потом полюбила его.

Я уже говорил вам, что наша школа славиться своим многопрофильным образованием. В школе есть художественное творчество, есть классы с углублённым изучение иностранных языков, есть направление хореографии. Поэтому неудивительно, что к нам в школу записывают детей не только из нашего района, но и из других. Вот и новенькая Маша тоже живёт в другом районе. Её в нашу школу устроили из-за хореографии. Не потому, что из неё родители хотят сделать вторую Уланову, а потому, что считают своё чадо слишком упитанной, дескать, она имеет вес больше, чем положено. Другими словами, они считают свою дочь толстухой, хотя, на мой взгляд, они очень заблуждаются на этот счёт. Мне лично, например, с ней в паре танцевать гораздо приятнее, чем с нашими худосочными девчонками, несмотря на то, что Машка танцует пока ещё так себе. Но, думаю, с таким партнёром, как я, она скоро овладеет мастерством танца. А пока она ещё старательно осваивает всякие па и прочие приёмы танца. А в школу её, кстати, привозит на машине дедушка. А на машине её привозят потому, что живёт далеко от школы. Машина у Машкиного деда очень большая и абсолютно чёрная, даже стёкла тонированные до такой степени, что через них ничего не разглядишь. Именно поэтому мы тут же прозвали нашу новенькую «Маша мафиози». Хотя дед её сам по себе похож не на бандита, а на Льва Толстого: такая же большая, седая борода и такие же густые брови, только он романов не пишет. Но для нас это и неважно. Мы его и так уважаем, потому что очень симпатичный дед. Правда, с его внучкой Машкой мы особо не дружим, не потому что она нам не симпатична, а как раз из-за того, что просто нет возможности с ней поближе пообщаться. А девчонка она интересная, я это понял, когда наша классная Татьяна Николаевна начала нас как-то расспрашивать о том, у кого какие животные дома имеются. Оказалось, что у всех в нашем классе есть кошки, у многих имеются собаки, а вот в доме у нашей «Маши мафиози», оказывается, живёт настоящая обезьяна. Когда мы это услышали, то просто пришли в дикий восторг. Хотя Катька тут же высказала предположение о происхождении этой обезьяны. Она сказала:
- Наверное, дед этой пышки просто пират.
- Ты чё, - возмущённо возразил Максик, - дед вон какой интеллигентный. Даже с нами всегда здоровается. Да ещё так вежливо.
- А откуда же у него обезьяна? – с агрессивным напором вопросила Катька, - Ведь в магазинах то обезьянами не торгуют.
Никто из нас понятия не имел, торгуют в магазинах живыми обезьянами или не торгуют, поэтому мы несколько стушевались от Катькиной логики. Но наш очкарик Дренька тут же опроверг все абсурдные предположения Катьки, которая, вероятно, просто ревновала «Машку мафиози» за популярность. А Дренька вот что сказал:
- Эдак, если следовать твоей логике, то любой фотограф в парках, который предлагает сфотографироваться с обезьяной, тоже является пиратом.
- И любой дрессировщик в цирке тоже пират, - обрадовано продолжили мы аргументы нашего профессора всезнайки.
Катька посмотрела на нашу дружную оппозицию с большим сожалением, но спорить не стала.
А Машкин дед, это Максик верно заметил, действительно, с нами не просто здоровается, но и приподнимает при этом свою чёрную кепку над седой головой. Сразу видно, что не пират.
Жаль не удалось Машку расспросить подробнее о её обезьяне, потому что в это время, когда она стала рассказывать о своей обезьяне, прозвенел звонок. А урок то был как раз последний. И «Машку мафиози» во дворе уже ожидал её бородатый интеллигентный и очень вежливый дед в своей большой чёрной машине. Мы только и смогли узнать про обезьяну, что зовут её Трындычиха. Когда я услышал это странное имя, то мне сразу представилась эдакая толстая макака с круглым, красным задом, которая лениво ковыляет по квартире. Конечно, мы все с нетерпением ожидали рассказа Машки о её обезьяне Трындычихи, но, к нашему сожалению, на другой день наша новенькая в школу не пришла. Как оказалось, она просто загрипповала. Хотя своим отсутствием, Маша мафиози нас ещё больше заинтриговала, мы все просто жаждали услышать подробности о жизни домашней обезьяны. Катька даже рассердилась на нас.
- Если вы так жаждете увидеть обезьяну, так сходите в зоопарк, - гневно сказала она нам как-то раз.
Услышав про зоопарк, мы дружно рассмеялись, а Дренька ехидно сказал:
- Нет, в зоопарк мы не пойдём, потому что это очень опасно.
- Чего же опасного в зоопарке, - не уловив подвоха, сердито возразила Катька.
Сделав простодушно-невинную физиономию, Дренька пояснил:
- Ну как же, ведь там не только обезьяны, но и тигры и львы, а их тоже в магазине не продают.
Мы все радостно засмеялись и дружно закончили:
- Да всю экзотику привозят контрабандой пираты. Да и весь персонал сотрудников в зоопарке сплошь состоит из отъявленных злодеев пиратов.
Мы были очень довольны своей шуткой, а Катька настолько рассердилась на нас, что обозвала всю нашу мужскую компанию не только дураками, но ещё и кретинами. Но мы на неё не обиделись, так как победа всё же осталась за нами, за коллективом.
А когда «Маша мафиози» появилась, наконец, после своей болезни в классе и предложила нам пойти к ней после уроков домой, чтобы отпраздновать её день рождения, то Катька тоже не отказалась идти к нашей новенькой. А пригласила Машка не весь класс, а только нашу дружную компанию, то есть, помимо Катьки, пригласили меня, нашего верзилу Коляна, всезнайку очкарика Дреньку и художника Максика. Как только мы получили такое интересное приглашение от нашей новой подруги, то сразу принялись названивать родителям. Надо же было предупредить родичей о том, что их чада приглашены на день рождения к хозяйке обезьяны Трындычихи. Правда мы, конечно, уже не успели сделать нашей новенькой подруге подарка, но она сказала, что это и не важно, главное, чтобы было весело, а у нас очень дружная компания. Машка, конечно, была права насчёт дружной компании, так что веселье мы ей гарантировали.
Родители же наши сначала очень всполошились, узнав, что Машка живёт совсем в другом районе города, но, когда мы сообщили, что за нами приедет на большой машине Машкин дед, никто из предков возражать не стал, только поинтересовались о том, доставят ли нас обратно так же на машине. Машка подтвердила, что это будет сделано и родители дали нам добро на поездку.
Мне же беспокойство родителей напомнило случай, который произошёл с моим дедушкой, когда тот был маленький и учился ещё в младших классах. Я тут же, при первой возможности отозвал своих друзей в сторонку и рассказал им о той далёкой истории, случившейся в послевоенные годы. А произошло с моим дедом вот что. Когда он возвращался из кинотеатра, куда в тот день ходил один, то его, по дороге домой, остановила одна мерзкая старуха и приторно-ласковым голосом стала предлагать моему деду, который тогда ещё не был дедом, идти с ней, потому что у неё есть много хороших игрушек. А какие игрушки после войны? Среди друзей деда в то время даже ни у кого велосипеда не было. Самокаты и то сами мастерили, используя подшипники в качестве колёс. А в магазинах, в то время даже кукол не было. В общем, дед мой благоразумно не пошёл за старой каргой, а то бы, может быть вы сейчас и не читали все мои истории. Но не буду пугать вас далёкими жутиками, а продолжу о настоящем.
Хотя, если говорить честно, то мы всё же на всякий случай решили быть осмотрительными и даже стараться запоминать дорогу, по которой нас везут. А привезли нас к огромному дому за высоким забором. И когда машина въезжала в ворота, открывающиеся автоматически, то мы невольно оробели и незаметно от Машки переглянулись между собой. Ворота закрылись так же автоматически, едва джип въехал во двор.
Когда машина остановилась, мы робко вышли из неё и просто сначала испугались, потому что на нас уставились две огромные овчарки, которые встретили машину. Однако овчарки сидели смирно, словно изваяния. Даже когда одна из кошек пробежала у них перед самым носом, они и глазом не моргнули, так и остались сидеть неподвижно.
- Не бойтесь их, они воспитанные, - успокоил нас дед.
- Да, наши собачки очень воспитанные, - подтвердила слова деда Машка и, подойдя к своим хвостатым охранникам, потрепала каждого по холке.
Видя, как Машка стоит между огромными псами, мы невольно успокоились и огляделись. Удивлению нашему не было предела, потому что в открытых вольерах разгуливали коза, козёл и козлята. Только козлят было не семь, как в сказке, а всего два. А кроме коз в других загонах находились индюки и куры.
Увидев такой зверинец, мы очень развеселились, а я даже продекламировал стихотворение Агнии Барто, потому что мне папа часто читал её стихи, когда я был совсем маленьким, поэтому я и не забыл стихи этой поэтессы. Широко улыбаясь, я продекламировал:
- У меня живёт козлёнок,
Я сама его пасу.
Всем моя поэтическая шутка очень понравилась и все засмеялись. Только Катька осталась немного недовольна моим чтением стихов, наверное, это потому, что это она у нас считается в компании не только любителем, но и большим знатоком поэзии, ведь, как вы уже знаете, она даже сама сочиняет стихи, а тут какой-то дилетант высунулся вперёд её. Но Катька не стала мне ничего высказывать, всё же мы с ней друзья. А Машка, перестав смеяться, гордо сообщила, что у них ещё проживают в сарае, в клетках кролики.
- Ух ты, - восторженно, хором воскликнули мы.
Только Колян, сделав очень серьёзное лицо, сурово спросил:
- А почему нет свиней?
Мы все, кроме Машки, весело засмеялись, потому что знали, что наш верзила Колян просто обожает сало. Но Машка этого не знала и потому вполне доходчиво пояснила:
- Это же город, а не деревня, а свиньи всё-таки пахнут сильно.
Колян таким ответом остался явно недоволен. Я его вполне понимал, ведь на таком огромном подворье можно было бы без всяких опасений держать не то что свиней, но даже и слонов. Однако, стараясь быть вежливым с хозяйкой, я постарался прекратить прения:
- Ну, чего ты пристал к Машке, её родителям ведь виднее, кого держать у себя в хозяйстве.
Колян поджал свои толстые губы и не стал ничего возражать. В это время ворота одного из гаражей раскрылись и мы стали наблюдать, как Машкин дед загоняет туда машину.
А Машка не стала любоваться манёврами своего деда а просто весьма любезно пригласила нас в дом.
Я хотел спросить про обезьяну, где же она то, но не решился, хотя вы, конечно, знаете, какой я смелый. И мы гуськом пошли в дом следом за Машкой. Катька, которая шла рядом со мной, тихо шепнула: «Машку надо звать не мафиози, а фермершей». Я хмыкнул, но ничего не ответил.
Когда мы рассаживались за стол, в комнату вошёл дед, успевший уже переодеться в домашний халат. На плече у него сидела малюсенькая обезьянка.
- Вы уж меня извините, за то, что я вот так, по-простому, в халате, наша Трындя любит, когда я в халате. Мягкая материя ей больше нравиться.
- Да дед её балует, вот она и липнет к нему, - пояснила нам наша гостеприимная одноклассница.
То, что обезьянка просто обожала этого седого деда, мы и сами поняли, потому что карлик обезьянка не слезала с плеча своего обожаемого хозяина. Дед и на стол накрывал с обезьяной на плече. Нам эта ласковое создание показалось такой милашкой, что мы, абсолютно не сговариваясь, удивлённо вскричали:
- Почему же эту душку называют Трындычихой.
- Сами потом увидите, - загадочно усмехнувшись, ответила «Маша мафиози».
Мы были таким ответом явно разочарованы. Дед, посмотрев на наши физиономии, добродушно усмехнулся и тут же раскрыл тайну имени этой мелюзги:
- Когда наша обезьянка сердится, то начинает довольно забавно трещать, вот поэтому мы её и назвали Трындычихой.
Мы удивлённо разглядывали это миловидное создание. Нам просто не верилось, что такая ласковая обезьянка способна на кого-либо сердиться. Но, к нашему удивлению оказалось, что действительно умеет, и очень эмоционально. Когда мы уже сидели за столом, то Трындычихав по рукаву халата, который дед надел именно из-за своей обезьяны, быстро спустилась на стол и стала есть котлеты прямо из тарелки Машкиного дедушки, хватая котлету и разламывая её своими малюсенькими пальчиками. Видя наше недоумение, дедушка только руками развёл, как бы говоря: «Что же с такой шалуньей поделаешь». А Машка ничего не сказала, а только засмеялась. Обезьяна же, поглядев на смеющуюся Машку, перестала хватать котлеты из тарелки своего хозяина, и, внимательно оглядев всех присутствующих, быстро подбежала прямо по столу к тарелке нашего верзилы Коляна. Наверное, потому, что ему, как самому крупному из нас, Машкин дед положил в тарелку больше всех котлет. Увидев около своей тарелки бесцеремонную обезьяну, которая явно намеревалась попробовать обед и у Коляна, тот сразу же весьма грозно погрозил нахалке пальцем, да ещё при этом грозно промолвив: «Нельзя». Мы все, затаив дыхание, смотрели на эту борьбу между Колькой и обезьяной из-за его котлет. А Максик тут же раскрыл свой альбом, который он всегда носил с собой и принялся сосредоточенно рисовать обезьянку и Кольку. А мы просто веселились. Но обезьянка нашего веселья не разделяла. Сначала она была очень удивлена отказом Коляна засунуть к нему в тарелку свою ручонку, но тут же сменила своё недоумение на весьма бурный гнев. Встав перед тарелкой Коляна, обезьянка подняла свои лапки вверх, при этом сжав свои миниатюрные пальчики в кулачки. В следующую секунду она принялась размахивать в гневе кулачками перед удивлённым Коляном, громко при этом издавая звуки наподобие толи чириканья, толи цоканья. Получалась какая-то трескотня. Весело смеясь, мы понятливо закивали головами. Теперь мы знали, почему это кропельное создание прозвали Трындычихой. Дед добродушно усмехался в свою седую бороду, Машка вежливо хмыкала, стараясь не расхохотаться, потому что сцена дуэли обезьяны с Колькой была в самом деле весьма потешной. Колька оторопело таращил глаза на обезьянку, которая продолжала стоять возле тарелки и без умолку грозно трещала, размахивая при этом своими кулачками, поднятыми в знак негодования вверх. А потом случилось вообще неожиданное. Трындычиха внезапно по Коляниной руке взбежала тому на плечо, и быстро укусила Кольку в его пухлую щёку. Потом Трындычиха шементом спустилась опять на стол и молниеносно перебежала на плечо своего покровителя и заступника деда. Колян растерянно потирал щёку. Обезьянка не нанесла никакого вреда физиономии нашего друга, на щеке даже царапины не было, поэтому мы рассмеялись ещё громче. А дед, видя, что Колян от зубов его любимицы абсолютно не пострадал, лишь развёл руками, оправдывая действия Трындычихм, которая в этот момент встала на свои задние лапки или ножки и принялась чесать своему благодетелю макушку. Дед терпеливо сносил все её выходки. У него вообще, видать, были железные нервы. Обезьянка же благоразумно в продолжение всего обеда уже более не слезала с плеча своего хозяина.
Когда же мы насытились и должны были переходить к чаю с тортом, Машка вдруг, так же, как и её сварливая обезьяна, нахмурилась и недовольно спросила своего деда:
- А где же мои мамка с папкой? Ведь они обещали сегодня прийти пораньше.
Виновато взглянув на внучку, дед тут же достал из кармана халата свой мобильник и позвонил кому-то из Машкиных родителей. При этом Трындычиха тоже пыталась что-то говорить в телефон. И это было очень забавно. Однако настроение у нашей одноклассницы уже было испорчено. Объяснение деда насчёт того, что её родители несколько задерживаются, но скоро будут, вовсе не успокоило Машку. Мне даже показалось, что она вот-вот вскочит на стол и, как и Трындычиха, начнёт гневно трещать перед лицом деда, размахивая кулаками. Но ничего этого, конечно, не произошло, Машка лишь недовольно прогундела:
- Обещали ведь прийти пораньше. Что же, торт без них что ли начинать есть?
- Да ладно тебе обижаться на них, - миролюбиво пытался успокоить внучку дед.
- Тебе, наверное, просто никогда не приходилось обижаться на своих папу с мамой, вот ты благодушествуешь, - сердито возразила своему деду Машка.
- Ну, как никогда, - усмехаясь в свою седую длинную бороду, промолвил дед, - приходилось, конечно. Один раз из-за своей обиды на родителей я даже пытался обогнать пароход.
Едва только мы услышали такое признание от Машкиного деда, как сразу же, как по команде, уставились с изумлением на него. Даже Колян, который продолжал уплетать салат, перестал жевать и тоже изумлённо возрился на деда.
- Как это так, дедушка, - сразу забыв про обиду, - живо заинтересовалась Машка.
Мы тоже воскликнули дружным хором:
- Как же это можно обогнать пароход?
- Да я и не обогнал его, - сознался дед, - но попытку сделал.
- А почему пароход? – поинтересовался деловито Дренька, - наверное, теплоход.
- Нет, - благодушно возразил дед, - именно пароход, да ещё и дореволюционный.
- Неужто, такой древний? – удивлённо, хором воскликнули мы. Причём к хору нашей компании присоединился и голос Машки, которая тоже была удивлена не меньше нашего. Она даже спросила своего дедушку о том, почему тот решил, что пароход построен ещё до революции, при царе.
- Наверное, на корпусе было много заплат, - сделал предположение Дренька.
- Ну, что ты, какие заплаты, просто это был колёсный пароход под названием «Метеор, - пояснил дед, отпивая из стакана сок.
- Колёсный, - в большом изумлении вскричали мы вновь хором.
- Неужели в то время не было больших теплоходов? – въедливо поинтересовался Дренька.
- Были, конечно, но этот пароход обслуживал пассажиров ближних линий.
- Погодите, - вновь весьма невежливо перебил деда наш доморощенный Коломбо, - а какая связь между этим старым пароходом и вашими родителями?
Дед хмыкнул и почесал себе затылок. Обезьянка Трындычиха решила услужить своему хозяину и вновь тоже принялась чесать тому его макушку с редкими, седыми волосами. Делала это она таким образом, что со стороны могло показаться, что обезьяна ищет в голове деде блох. Но дед относился к проказам и любезностям своей любимицы абсолютно спокойно, поэтому он даже не стал останавливать такие ухаживания, а просто продолжил пояснения.
- В то время со снабжение было очень плохо, поэтому все организации выделяли своим сотрудникам огороды, на которых люди сажали картофель, помидоры, огурцы. У нас тоже был огород. Я очень любил поливать его, хотя и приходилось воду носить вёдрами из озера. А в тот день мои родители не взяли меня с собой на наш огород.
- А этот ваш огород далеко располагался от города? – вновь встрял в рассказ деда наш неугомонный любитель точности.
- Да больше часа туда этот «Метеор» чапал. До пристани Угольная в совхозе Масленникова.
- И вы решили по берегу догнать своих папу с мамой? – изумлённо, в этот раз хором, воскликнули мы.
- Да. Тогда уже мост через Самарку был построен, так я до моста пешком дошёл, перешёл его и потопал к совхозу.
- Вот, наверное, ваши папа с мамой удивились, когда вы появились на огороде, - благодушно жуя салат, высказал предположение Колян.
- Не удивились, - коротко сообщил дед.
- Да ну! – в изумлении воскликнула наша честная компания вместе с Машкой.
- Причины не было, - разведя руки, объяснил дед, - я просто не дошёл до совхоза, пешком это было абсолютно нереально. Пройдя по пыльной просёлочной дороге какую-то деревню, я, к счастью, понял всю бессмысленность своего похода и вернулся домой. И хотя я не дошёл до огородов, всё-таки всё путешествие заняло у меня часа четыре. Так что, когда родители вернулись домой, я спал просто богатырским сном.
Выслушав этот рассказ, мы ошарашенно молчали, разглядывая деда и его обезьянку, которая продолжала искать несуществующих блох в его редкой седой шевелюре.
Но тут пришли родители нашей Машки. Оказалось, они задержались потому, что покупали дочке гироскутер. Это такая платформа на колёсах, на которой можно не только стоять, не падая, но и ездить. А когда этот гироскутер включаешь, то он сначала орёт по-английски, сообщая всем, что готов к работе. Такая способность колёс говорить, да ещё на иностранном языке, всех очень впечатлила, но не меня, потому что я просто не понимал, как это можно катиться на двух колёсах и при этом не опрокидываться. Мне это казалось абсолютно необъяснимым. Наверное, всем тоже такое свойство двух колёс казалось просто невероятным. Лишь наш всезнайка Дренька восторженно провозгласил:
- Надо же, а ведь совсем недавно ещё у Вернера фон Брауна ракеты то и дело из-за отказа гироскопа валились прямо на старте.
- Это когда недавно? – обеспокоенно поинтересовался Колян.
- В сорок третьем году, - тут же сообщил Дренька.
- В каком? – опешил Колян.
- В 1943, - уверенно подтвердил наш всезнайка очкарик.
Мы недоумённо уставились на Дреньку, не понимая, причём здесь вообще какой-то Вернер и какое он имеет отношение к скутеру.
Но наше молчаливое недоумение прервал папа нашей Маши. Он сказал:
- Ну, кто смелый? Кто начнёт испытания?
Я, вы уже, конечно, знаете, совсем не трус. Я даже зубных врачей не боюсь, по крайней мере, не убегаю из кабинета, но тут я не стал изображать из себя героя и предложил испытательную езду первому совершить нашему всезнайке Дреньке. К моему удивлению тот отказался. Вероятно, вспомнил, как заваливались при взлёте ракеты этого Вернера. Хотя Дренька объяснил свой отказ просто галантностью истинного джентльмена. Он сказал:
- Что же я буду обижать именинницу, - и, немного подумав, добавил, - да ещё даму, - после чего Дренька галантно протянул руку Машке, как бы помогая той встать на эту платформу, где и держаться то не за что.
Однако Машка вежливо отказалась от чести быть первопроходцем.
- Это не вежливо, - сказала она, - сначала должны прокатиться гости.
- Ну, что же, тогда следующая дама пусть встаёт на скутер, - тут же нашёлся Дренька.
- Да чего там мудрить, - прогудел вдруг Колян и решительно встал на эту шаткую, неустойчивую, как мне казалось, конструкцию.
Мы едва успели расступиться, как Колян уже лихо катил вокруг стола с остатками пиршества. Все, увидев его лихую езду, пришли в неописуемый восторг и даже зааплодировали. Обезьянка Трындычиха тоже пришла в бурный восторг и, когда Колян проезжал мимо деда, шустро перескочила с плеча своего обожаемого хозяина, на плечо нашего решительного верзилы. Я подумал, что Колян сейчас от неожиданной бесцеремонности Трындычихи просто сверзиться с колёс, но тот воспринял поступок обезьяны с лихой радостью и продолжил нарезать круги по комнате. А Трындычиха стояла у него на плече и весело что-то щебетала, как птичка. Ей тоже понравилась лихая езда Коляна, его уверенность. Потом Колян начал крутиться на скутере наподобие волчка, на одном месте. Трындычиха хлопала в ладоши от удовольствия, Колька широко улыбался. Потом он остановился около Катьки, слез со скутера и помог той встать на платформу. Несмело, нерешительно Катька покатилась по комнате. А что, как вы думаете, сделала Трындычиха? Она осталась сидеть на плече Коляна. А тот улыбался довольной улыбкой, широкой, как щербатый месяц. А Катька катила вдоль стола. Видя её неуверенность, Машкин папа предложил всем перейти в другую комнату, где не было стола. Мы так и сделали. И катались там, пока не разрядился аккумулятор скутера. Потом мы пошли есть торт. Трындычиха всё сидела на плече у Коляна. Она даже к его тарелке не стала спускаться за вкусным тортом. Но, Колян сам её снял с плеча и усадил перед своей тарелкой, отломив кусочек торта. Обезьяна довольно попрыгала, покрутила своим хвостом и принялась деликатно кушать лакомство.
- Да она в тебя просто влюбилась, - удивлённо воскликнул дед, которому сейчас пришлось самому чесать свою макушку.
- Трындя почувствовала в тебе уверенность, когда ты лихо крутился на скутере, - объяснил действия обезьяны папа Машки.
Колька был счастлив и погладил эту хвостатую пигалицу по её малюсенькой головке. Обезьяна тоже счастливо зацокала языком. Все засмеялись.
Когда Машкин дед привёз нас к нашему дому, мы не стали сразу расходиться по домам, а принялись сначала разглядывать рисунки Максика, те, что он создал на дне рождения. Рисунки нам очень понравились, мы просто от души хохотали, глядя на портрет Коляна, когда он воевал с Трындей, когда ехал с ней на скутере. На одном из рисунков был изображён дед Машки со своей обезьяной на плече. Причём Максик изобразил их в тот момент, когда Трындя искала у своего хозяина несуществующих блох.
Посмотрев на этот рисунок, Катька сказала:
- Знаешь, Макс, ты нарисуй нашу фермершу с обезьяной на плече, как она у Машки блох ищет, это будет весело.
- Ты чё, Машка может ведь и обидится, - возразил наш художник.
- Но ведь дед не обиделся на такой сюжет, чего же Машка то должна обижаться, - резонно заметила Катька.
- А что, у меня и рамка есть под этот формат, - сказал я.
- Ладно, я попробую, - согласился Максик.
И ведь нарисовал. И получилось очень смешно. Не только Машку с обезьяной, которая ищет блох в голове у нашей фермерши, но Максик пририсовал ещё и козу, которая рядом с Машкой жрёт ананас, стоя на задних лапах. А ещё Максик пририсовал курицу, которая клюёт из тарелки Машки. Мы просто покатывались со смеху.
- А Машка на такой рисунок не обидится? – разглядывая шедевр нашего художника, спросил Колян.
Мы, конечно, этого знать не могли, но, немного подумав, решили, что наша Маша вовсе не обидчивая, хотя и немного в тот день погундела на своих родителей из-за задержки на её именины.
Так оно и оказалось. Машке рисунок настолько понравился, что она его повесила у себя в комнате. А что, действительно, смешной сюжет. А то, что Максик немного приврал и добавил в нашу компанию козу с курицей, так это же не для того, чтобы обидеть именинницу. Да и коза с курицей получились очень симпатичными. Чего же обижаться.



Читатели (105) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы