ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 70

Автор:
Глава LXX



В начале августа генерал Ерёменко, находившийся в районе соловьёвской переправы, где завершали отход за Днепр вышедшие из смоленского дефиле остатки трёх армий Западного фронта, был вызван в штаб фронта маршалом Тимошенко. Отдохнувший за две недели маршал вновь вернулся в строй в качестве командующего Западным фронтом. Передавая Тимошенко дела на КП, расположенном в 20 километрах севернее Вязьмы, Ерёменко с трудом пытался скрыть обиду и злость: уже второй раз с начала войны он сыграл роль мальчика для битья, которому поручают командовать Западным фронтом в тот момент, когда фронт начинает разваливаться вследствие неудачных действий прежнего командующего, а когда он, Ерёменко, выполняет всю чёрную и неблагодарную работу по спасению того, что ещё можно спасти, фронт у него немедленно отбирают, чтобы вновь передать старому маршалу. Вдобавок ко всему Тимошенко «порадовал» Ерёменко, передав ему приказ прибыть той же ночью в Ставку. Поздним вечером штабная машина, подпрыгивая на рытвинах и ухабах разбитой шоссейной дороги и огибая на скорости бомбовые воронки, помчала уже бывшего командующего Западным фронтом в Москву. В свете фар бежали навстречу чёрные ели и высокие сосны, подступающие с обеих сторон прямо к дороге, навстречу один за другим двигались грузовики с пехотой и артиллерией. Чем ближе была Москва, тем тревожнее становилось на душе у генерала, не сомкнувшего в эту ночь глаз.
В Москву приехали поздней ночью. В небе над городом метались лучи прожекторов, выхватывая из темноты толстые сигары аэростатов. Сотни зенитных орудий вели частый огонь по невидимым воздушным целям, и лишь едва слышный низкий гул и раздающиеся время от времени разрывы бомб свидетельствовали о том, что на большой высоте в небе над Москвой находятся два или три немецких бомбардировщика, преодолевших кольцо ПВО на подлёте к столице.
В приёмной Сталина генерал встретил бывшего командующего Северо-Западным, а затем Центральным фронтами генерал-полковника Кузнецова. Эта встреча стала последней каплей. Худшие опасения Ерёменко начинали материализоваться. О злоключениях Кузнецова Ерёменко уже знал от Тимошенко. Молча пожав друг другу руки, генералы застыли в ожидании неизбежного, стараясь не смотреть друг на друга.
Переступая порог кабинета Сталина, Ерёменко был весьма бледен, лицо идущего следом Кузнецова было скорее серым. Вокруг длинного стола и на стульях вдоль стен сидели члены Государственного Комитета Обороны. Сталин выслушал рапорт вошедших генералов, стоя возле стола с трубкой в руке. Лицо его было непроницаемо. Жестом пригласив Ерёменко и Кузнецова занять свободные места за столом, Сталин предоставил слово начальнику Генштаба маршалу Шапошникову. Шапошников доложил положение на фронтах, затем перешёл к анализу оперативных возможностей противника. По мнению Генштаба, следовало прежде всего ждать нападения на Крым, а также наступления из района Могилёв, Гомель на Брянск и далее на Орёл и Москву. Когда Шапошников закончил, Сталин пригласил Ерёменко и Кузнецова подойти вместе с ним к карте. «В связи с ожидаемыми Генштабом ударами противника в Крыму и на брянском направлении уже принято решение создать Брянский фронт и Отдельную армию на правах фронта в Крыму. Командовать придётся вам. Куда бы вы хотели поехать, товарищ Ерёменко, на Брянский фронт или в Крым?» «Туда, где будет трудней»,- не раздумывая ответил Ерёменко. Сталин поморщился. Ответ его явно не устроил. «Будет трудно и в Крыму, и под Брянском»,- произнёс он, несколько растягивая слова, и замолчал, ожидая более содержательного ответа. «Пошлите меня туда, где противник может применить танки. Я сам командовал механизированными частями и знаком с тактикой их использования». На сей раз ответ Сталина удовлетворил. «Хорошо!»- сказал он и задал тот же вопрос Кузнецову. Тот был ни жив ни мёртв, и как ни пытался Сталин выжать из него мотивированный ответ, повторял одно и то же: «Я солдат. Буду воевать там, куда направят». Наконец Сталину это надоело, он назначил Кузнецова командовать в Крыму, а Ерёменко послал на Брянский фронт. «Встретите там старого приятеля Гудериана»,- напутствовал он генерала, ещё не успевшего поверить в чудесное спасение от казавшегося неизбежным трибунала за Березину и Смоленск.




Читатели (138) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы