ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Хамелеон (Главы из романа)

Автор:
ГЛАВА 1
ПРЕЛЮДИЯ

В русском народе есть замечательная поговорка: «Человек предполагает, а Бог располагает». А если сказать по-другому, то человек не волен сам предопределить свою судьбу. Что ему предназначено свыше, то и произойдёт.
Сергей Макаров, молодой человек двадцати шести лет, встав рано утром и не спеша, попивая кофе на своей съемной квартире, не мог даже представить, какие сюрпризы готовит ему сегодняшний день. А все случившиеся события послужат толчком к ещё более странным и пугающим обстоятельствам, в корне изменившим всю его дальнейшую жизнь. Но он этого, ни чего не знал. А зря. Рука судьбы уже простерла над ним беспощадную длань.
Первым сигналом надвигающихся перемен был звонок в дверь. Он прозвенел резко и так неожиданно, что Сергей вздрогнул. Он посмотрел на будильник: 7 часов 48 минут.
«Кого несёт в такую рань? Опять что ли алкашня местная этажом ошиблась?»
Его квартира, которую он снимал уже второй год у одной бабули, располагалась на первом этаже безликой, серой «хрущёвки». Вследствие такого удобного расположения к нему довольно часто заглядывали местные любители выпить. Кто за стаканом кто за закуской, а кто и просто так, в поисках, не существующих виртуальных знакомых. Была и ещё одна причина, по которой в его квартиру иногда ломились, нарушая покой, посторонние. В подъезде, где временно обосновался Сергей, на пятом этаже проживал местный алкоголик: дядя Вася. Сам он был мужик тихий и безвредный, и показывался из квартиры только в день, когда ходил на почту получать пенсию. В такие дни Дядя Вася медленно, опираясь на палочку, спускался по лестнице и выходил на улицу, а за ним шлейфом тянулся запах немытого тела. Наполняя весь подъезд такими ароматами, от которых каждый здравомыслящий человек грозился тут же, на лестничной площадке, исторгнуть из себя всё содержимое желудка. Но это случалось довольно редко и люди, проживающие с ним рядом, худо-бедно с этим мерились. Доставало их, а в основном Сергея и тех, кто проживал на первых этажах, ни это. А то, что в любое время дня и ночи к дяде Васе на пятый этаж, таскались разные подозрительные личности. Неожиданными визитами они будоражили весь подъезд, оглашая всё вокруг звоном посуды и выражениями, далёкими от литературных. При этом они плевали и бросали окурки прямо на бетонный пол, нисколько не заботясь о чистоте. Да им и не знакомо это понятие. Короче говоря, из своей квартиры дядя Вася устроил настоящую блат-хату, а мучился от этого весь подъезд.
Звонок бренчал, не переставая. Сергей почувствовал, как им начинает овладевать бешенство.
«Ну, падла, сейчас я тебя уделаю».
Сергей выбрался из-за стола и пошёл открывать не прошеным гостям.
Он резко дёрнул дверь на себя. Кулак уже был занесён для удара, но повис в воздухе. Перед ним, зябко кутаясь в лёгкий халатик, стояла соседка Анька со второго этажа.
-Фу, Серёга, ну, слава Богу. Я думала, что тебя уже и дома нет. Звоню, а ни кто не открывает. Ты с кем драться-то собрался? - болтая она поднырнула под его руку и прошмыгнула в квартиру.
Сергей, с голым торсом и поднятой для удара рукой выглядел нелепо. Наконец он осознал это, опустил руку и закрыл дверь. Анька присела в прихожей на табурет и привалилась к стене.
-Я надеюсь, ты один и я тебе не помешала? Ты прости, Серёг, но если бы тебя дома не оказалось – мне вилы. Ты один стоящий человек во всём этом бедламе. У тебя сигареты есть?- спросила она без всякого перехода.
Эта манера разговора, при котором она перескакивала с одной темы на другую, была свойственна Аньке. Сергей к ней привык и не обращал внимания.
-Пойдём на кухню. Чего в прихожей-то сидеть. Там и покурим.
Они прошли на кухню. Сергей сел на подоконник, Анька уселась за стол. Закурили. Сергей ждал, что Анька объяснит цель своего неожиданного визита. А она молчала и только пускала дым кольцами. Наконец он спросил:
-Тебе кофе налить?
-Нет, спасибо. Я за это утро уже чашек десять выхлебала. Во рту горечь одна, – она жадно затянулась.
-Ну, рассказывай, чего ты в такую рань по соседям бегаешь? – Сергей затушил в пепельнице окурок и приготовился слушать очередную Анькину историю. Что она куда-то влипла – он не сомневался.
Она не спеша докурила сигарету, потушила её и спросила:
-Налей всё-таки кофе. От одной лишней чашки хуже не будет. Слушай, а может у тебя что-нибудь покрепче есть, сейчас бы не помешало? А?
-Извини, не держу.
-Жаль. Тогда давай кофе, – она подняла заплаканные глаза на Сергея. На щеках остались грязные дорожки от растёкшейся туши.
«Чего она ревёт-то?» - думал он, наливая кофе.
Анна Фомичёва являлась такой же достопримечательностью в их подъезде, как и дядя Вася. Не то, чтобы она напоминала собой спившуюся путану. Нет, скорее наоборот. Одевалась Анька всегда очень изысканно. Все её шмотки, которые она меняла, чуть ли не каждый день покупались в дорогих бутиках. А если добавить к этому ещё и симпатичную, смазливую мордашку, то можно сказать что Анька была очень даже ничего. Местные старушки невзлюбили её с момента первого появления. В их заскорузлом понимании не укладывалось, как это молодая девица целыми днями просиживает дома. Нет, что бы идти и зарабатывать себе на кусок хлеба. А то одевается как королева, а откуда берёт деньги на все эти наряды – неизвестно. Масла в огонь народного гнева подливал, шастающий к ней два раза в неделю, немолодой мужчина. Одним словом, нестандартным поведением Анна всегда давало пищу для пересудов.
Появилась она в их доме недавно, всего полгода назад и заняла квартиру как раз над головой Сергея, на втором этаже. Познакомились они совершенно случайно. Придя как-то раз с работы, он с ужасом увидел, как в комнате плавают табуретки, а с потолка льёт настоящий ливень. Не раздеваясь, он бросился на второй этаж и стал барабанить в дверь. От того, что она была железная, удары глухо разносились на весь подъезд. Через пять минут соседка ему открыла. Она стояла заспанная и удивлённо хлопала глазами, не понимая, что случилось. Наконец уразумев, в чём дело, она побежала в ванну и выключила воду. Сергей, как мог доходчиво, по возможности избегая матерных слов, ей объяснил, что его комната напоминает большой аквариум. Только вместо рыб там плавают столы и табуретки.
Соседка не на шутку перепугалась. Она затащила Сергея в квартиру и пообещала, что весь ремонт возьмет на себя. Только бы разгневанный сосед ни куда не обращался, а то у неё и так хватает проблем. Сергей хотел взять с неё расписку, но подумал - в случае чего и так выбьет из неё необходимую сумму. К удивлению – она не обманула. Через неделю его квартира сияла евроремонтом. А ещё через день, к вечеру, она пришла к нему с бутылкой дорогого коньяка и большим пакетом всевозможных сладостей. В знак примирения, как сказала она тогда. Так они и познакомились. С тех пор встречаясь, здоровались как старые знакомые. Сергей зла не держал. Тем более его квартира стала намного уютнее, чем до потопа. Один раз он пытался нанести ей ответный визит и завязать более тесное знакомство, но быстро уяснив, что не его это поля ягода и прекратил попытки сблизиться.
В первый вечер их знакомства она немного рассказала о себе. Её судьба была такой же как и у любой провинциальной девушки, решившей попытать счастья в большом городе. Довольно скучной и не интересной. Только ей, в отличие от других, улыбнулась удача. Так она считала. Однажды, совершенно случайно, в ресторане, она познакомилась с мужчиной, на пятнадцать лет старше её. Ни о чём не думая и не строя никаких планов она весело провела неделю у него на даче. Его семья в этот момент отдыхала где-то на Тихом океане, и дача на две недели оставалась в полном их распоряжении. Как не странно, он оказался нормальным мужиком и в знак благодарности преподнес ей эту однокомнатную квартиру, со всей обстановкой. К тому же ежемесячно он субсидировал её деньгами, на которые она могла жить. Хотя и не богато, но о работе, в ближайшее будущее, можно не беспокоиться. Сергей пару раз на лестничной площадке сталкивался с этим импозантным мужчиной и теперь догадался к кому он приходил в гости. Она всегда была весёлая и приветливая. Но сейчас, видя её грустное лицо, Сергей понял, что у неё серьёзные неприятности.
Анька сидела, пила мелкими глотками кофе и отрешённо смотрела в окно.
-Так что, всё ж, случилось? – наконец спросил он, когда молчание затянулось.
-А? Что? – она очнулась, поставила чашку на стол – Серёжа, могу я попросить тебя об одной вещи? Просто ты единственный человек, кого я хоть немного знаю в этом городе.
-Можешь, облегчи душу. Давай представим, что я твой духовник. Начинай исповедоваться, дочь моя.
-Шутник… Пообещай мне - всё, что ты услышишь, останется между нами.
-Договорились. Давай излагай.
Она принялась рассказывать. Сначала медленно, тщательно подбирая и взвешивая каждое слово. Но под конец заторопилась, как будто опасаясь, что её перебьют и не выслушают до конца. Её история была странная. Если бы она в конце своего рассказа не расплакалась, Сергей бы ей не поверил.
Произошло вот что.
Её благодетель, Григорий Иванович Громыко руководил крупной компьютерной фирмой. Приходил он к ней два раза в неделю: во вторник и в четверг. Посещая любовницу он, как всякий нормальный человек, не горевший желанием попасть в дурацкую ситуацию, предупреждал звонком о своём визите. Но сегодня, против своего обыкновения, он заявился в неурочное время, весь какой-то таинственный и загадочный. Наскоро чмокнув Аньку в щеку, он разделся, прошёл в комнату и сел у компьютера. Когда монитор замерцал Григорий Иванович достал из кейса с кодовым замком диск и вложил в системный блок. Пощёлкав по клавиатуре, он уставился на экран. Анька ещё немного постояла у него за спиной, но увидев, что мужчина не обращает на неё внимания, обиженно фыркнула и удалилась на кухню. Минут через тридцать из комнаты раздался удивлённый возглас. Затем на кухне появился Григорий Иванович, в возбуждении потирая руки. Он достал из принесённого пакета бутылку. Распечатал, налил себе в хрустальную стопку и одним залпом выпил. Взял дольку лимона, положил в рот и в задумчивости замер у окна. Анька, молча, наблюдала за ним. Таким возбуждённым и загадочным она его ещё не видела.
-Что-то случилось, дорогой? - она решила нарушить молчание.
-Что? – он посмотрел на неё. Взяв за руку он потащил её в комнату.
Григорий Иванович усадил ничего не понимающую девушку перед экраном и указал пальцем на монитор:
-Скажи мне, что это?
На экране компьютера, ровными столбцами располагались ряды цифр. Слева, напротив, стояли странные обозначения, состоящие из трёх букв.
-Ой, котик, я не понимаю. Цифры, какие то, буквы. Дуришь голову бедной девушке, пугаешь меня.
-Киска, ты не понимаешь, что это такое. Тогда я тебе объясню, что это такое, – он выдержал эффектную паузу и выдохнул. - Это наша с тобой свобода.
Потом сходил на кухню, принёс распечатанную бутылку, две стопки. Плеснул коньяка себе, ей. Не чокаясь, выпил.
-Я давно подозревал эту шалаву, что она нечиста на руку. А вот и доказательство. Решила меня по миру пустить, сучка. Не на того напала. Забыла, что я её на панели подобрал и в люди вывел. Тварь неблагодарная.
Налил себе ещё коньяку, выпил. Анька пригубила из стопки янтарную жидкость. Коньяк был замечательным. Слушала она его вполуха, не особо вникая. Мало ли что болтает пьяный мужчина. Её эти тонкости не волновали. Григорий Иванович немного захмелел. Проговорил про себя:
-Вот и верь после этого людям, - поднял глаза на Анну, спросил – Ты-то хоть меня не обманешь? Почему-то я тебе верю. Ты такая чистая, не испорченная.
Он потянулся к ней. Но Анна отстранилась. Она встала, держа недопитую стопку в руке. Решила всё-таки узнать подробности.
-Гриша, объясни толком, что случилось. От кого мы свободны? Кто тварь неблагодарная? Ни чего не понимаю.
-Я тебе скажу, – он отпил прямо из горлышка, вытер губы тыльной стороной ладони, продолжил – Тварь неблагодарная это моя жёнушка. В моей фирме она занимает пост коммерческого директора. Я, надеюсь это ненадолго. Надо отдать должное – деловая хватка у неё есть, вот в своё время я и назначил её на этот пост. Где-то с полгода назад я стал замечать, что средства со счетов стали таинственным образом исчезать. Но суммы небольшие, а для нашей фирмы с миллионными оборотами это не существенно. Поэтому, до поры, до времени на это не обращалось внимания. Но важно не допустить прициндента. Ведь как бывает: дай откусить палец, всю руку отхватят. Я распорядился провести независимое расследование. И вот результат, – он кивнул на экран. – Оказалось, что за всем этим стоит моя жена. Она, втайне от меня, переводила за рубеж деньги. Но делала это малыми, небольшими траншами, так, что бы, ни сразу заметили. По моим подсчётам она успела перекачать чуть больше двух миллионов. Решила по-тихому всю фирму прибрать к рукам, тварь. Но ничего, я выведу её на чистую воду. Завтра же отправлю обратно на панель.
Он помолчал. Опять отхлебнул из почти уже пустой бутылки. Заплетающимся языком сказал:
-Сына жалко. Постоянно против меня настраивает. Волком смотрит, гадёныш. Это на родного-то отца. Всё что не сделаешь, всё не по нему. Чего я только им не дарил. Шубу – пожалуйста. Поездку на Кипр, зимой – да ради Бога, жалко, что ли. А что в ответ? Эх! Вот она людская благодарность. Ничего, котёнок, с тобой мы заживём лучше прежнего. А эту тва… - он замолчал на полуслове, сполз с дивана на пол и захрапел. Пустая бутылка выпала из ослабевшей руки и закатилась под диван.
Анна попыталась приподнять его, но он оказался слишком тяжёлым. Тогда она подложила под его голову свёрнутый пподушку. Григорий Иванович, как ни в чём не бывало, перевернулся на бок, подложил под голову руку и снова захрапел. Сама хозяйка достала из холодильника запотевшую бутылку «Туборга» уселась перед монитором и задумалась.
Всё что она услышала, было удивительно. Когда она познакомилась с Громыко, то особых планов на его счёт не строила. Давал деньги и то хорошо. Подарок квартиры явился для неё приятным сюрпризом. Но сейчас после всего, что она узнала, вырисовывалась радужная перспектива. Анна размечталась и не заметила, как бутылка пива опустела. Она хотела взять ещё одну, но решила, что на сегодня хватит. Выключив компьютер и потушив свет, она отправилась спать на кухню. Она ещё долго не могла заснуть, ворочаясь на поскрипывающей раскладушке и наблюдая за звёздным небом.
Это произошло вчера вечером. А утром, проснувшись, Анна зашла в комнату и увидела, что Григорий Иванович лежит в прежнем положении. Она позвала его, но он не ответил. Тогда она подошла ближе, и осторожно тронула его за плечо. От толчка Григорий Иванович перевернулся на спину. Его открытые глаза безжизненно смотрели в потолок. Познаний в медицине хватило Анне, что бы понять – мужчина мёртв. Она зажала рот ладошкой и выскочила на кухню.
-Вот и всё. – Анька закончила рассказ и всхлипнула. – Серёжа помоги мне, я не знаю, что мне делать.
Во время своего повествования она курила, не переставая, и пепельница наполнилась до краёв. Сергей поднялся с подоконника, выбросил её содержимое в мусорное ведро и сел к столу.
-Ты хочешь сказать, что сейчас, у нас над головой, - он ткнул пальцем в потолок. – Лежит труп. И к нам, с минуты на минуту могут заявиться менты?
-Да, – она кивнула головой и потянулась за ещё одной сигаретой.
Сергей перехватил её руку и сжал.
-А, может это ты его, того? – он постарался заглянуть ей в глаза. - Придушила подушкой во сне? Надоел или ещё что-нибудь тебе взбрело в голову. Кто вас женщин разберёт.
-Да ты что? Обалдел совсем?- она вскрикнула и вырвала руку. – Знаешь что, не знаю как тебе, а лично мне сейчас не до шуток.
-Какие уж тут шутки? Ладно, пойдем, посмотрим на твоего покойничка. Может всё образуется и тебе это просто привиделось. Слушай, а ты травкой не балуешься? Тогда всё объяснимо.
-Пошёл ты!
Они поднялись на второй этаж, и подошли к квартире, где жила Анна. Прислушались. За дверью было тихо. Если скаламбурить, то можно сказать что стояла прямо-таки гробовая тишина.
Хозяйка открыла ключом дверь, и они осторожно, прислушиваясь к каждому шороху, зашли в квартиру. Везде царил полумрак. Анна щёлкнула выключателем и прихожая осветилась.
-Он там, - проговорила она еле слышно и показала рукой в сторону единственной комнаты.
Сергей, кивнув Ане, что бы она оставалась на месте, прошёл вперёд. Шторы были задёрнуты не плотно и скупой, утренний свет тускло освещал предметы небольшой комнатушки. Сергей остановился у порога и обвёл взглядом комнату. Злополучный диван стоял у противоположной стены. На нём возлежал предмет, закинутый простынёй, по форме напоминающий человеческое тело.
Сергей подошёл ближе и осторожно стянул простыню. Про себя он отметил, что руки его совсем не дрожали. Вообще он чувствовал себя так, как будто играл роль в боевике. Вот сейчас включатся софиты, режиссер крикнет: «Стоп. Снято, Всем спасибо». И всё закончится, а он пойдёт допивать своё кофе. Но всё оставалось по-прежнему, а эта комната меньше всего напоминала павильон «Мосфильма».
Покойников Сергей видел только на телеэкране. Вживую не приходилось. Но любопытство взяло верх над суеверным страхом, которое испытывает человек, впервые столкнувшись со смертью. Широко открытые глаза смотрели в потолок. В этом остекленевшем взгляде отсутствовал хоть какой-то намёк на сознание. Сергей хотел пощупать пульс, но решил что это лишнее. И так всё понятно.
-Что там? - раздалось от дверей.
Сергей повернулся. Анна стояла в проёме, прижав руки к груди.
-Клиент скорее мёртв, чем жив. Это я тебе говорю как человек, немного разбирающийся в медицине.
-Так я и знала. Господи, что делать-то?
Сергей подошёл к окну и отодвинул штору. Улицы перед домом были пустынны. Только вдалеке, под деревьями, стояла легковая машина. На таком расстоянии невозможно понять: сидел ли кто в салоне.
Анна заметалась по комнате. Залезла под диван и вытащила большой чемодан. Распахнула шкаф и стала, не глядя кидать туда все подряд тряпки.
-Бежать надо. Как можно дальше. Иначе посадят. А я не хочу в тюрьму. Я ещё молодая. Не повезло один раз, в другой удача улыбнётся.
Сергей понял, что начинается истерика. Он подошёл к Анне, взял её за плечи и сильно встряхнул. Она замолчала и, уткнувшись ему в грудь, зарыдала.
-Ладно, хватит. Успокойся. Придумаем что-нибудь.
Она притихла так же быстро, как и перед этим впала в истерику. В последний раз, шмыгнув носом, сказала:
-Может его расчленить и вынести из дома по частям? А затем спрятать в разных концах города, что бы тяжелее найти. Я видела, так в одном фильме делали. Ты как думаешь?
Сергей отстранился и удивлённо посмотрел на неё.
-Ты не хочешь рассказать поподробнее о себе. Может у тебя имелись проблемы в детстве. Ну, там, я не знаю: отец - деспот, мать - алкоголичка. Если тебя это волнует, то давай сядем и поговорим. А то я за последний час узнал о тебе столько интересного и нового. Слушай, а вдруг ты мужененавистница? Тогда рядом с тобой вообще находиться опасно. Зарежешь и расчленишь.
Она отбросила чёлку со лба. Попыталась улыбнуться, но это у неё не получилось.
-Извини. Болтаю, сама не знаю что. Голова идёт кругом, – она замолчала. Затем подняла на него глаза, готовая заплакать. - Серёжа помоги мне. Пожалуйста, а то одной мне не выпутаться.
-Да, Анька, втянула ты меня в историю. Теперь, даже если не захочешь, то выпутываться надо вместе. С того момента, как я переступил порог этой квартиры, я стал твоим подельником.
Он сел за стол, включил компьютер.
-Где диск-то, который он принёс?
-Там должен быть, в блоке. – Анна присела рядом, на пуфик.
Покойника они опять закинули простынёй и старались в его сторону не смотреть
Сергей загрузил диск и стал просматривать его содержимое. Взял лист бумаги, что-то записал. Прошло минут двадцать, прежде чем он оторвался от экрана. Анна вся извелась, но потревожить его, не смела. Сергей выключил компьютер и прошёл на кухню. Там он поджёг исписанный листок и кинул его в раковину.
-Ты знаешь, сколько она смогла перекачать? – наконец прервал он загадочное молчание.
-Откуда?
-Два миллиона шестьсот тысяч евро.
У неё округлились глаза.
-Это же, какие деньжищи. Их даже представить трудно.
-Да, ты права. За такие деньги, нас самих разрежут на куски и, как ты говоришь, раскидают в разных концах города.
Он немного подумал и спросил:
-У тебя деньги есть?
Она кинулась к секретеру и вытащила пачки банкнот. Тут были и рубли, и доллары и только что входившие в оборот евро. Сергей присвистнул.
-Хватит?
-Вполне – он не глядя, сгрёб купюры в карман.
-Значит так. Сиди дома и не куда носа не показывай. Я сейчас пригоню тачку. До вечера мы здесь отсидимся, а как стемнеет, вывезем его куда-нибудь подальше. Поняла?
Она кивнула головой и прислонилась к стене. Сергей пошёл к выходу, но на пороге остановился и повернулся к ней.
-Вообще-то нельзя тебя оставлять в таком состоянии одну. Натворишь ещё, чёрт знает что. Потом не расхлебаешь. Айда со мной. Вдвоем веселее, а наш товарищ, всяко не куда не уйдёт и нас дождётся. Диск возьмем с собой. Это наша гарантия.
Она рванулась к нему от стены так, как будто только и ждала приглашения. Видно её не очень прельщала перспектива коротать время в обществе с покойником.
Они заперли дверь и стали спускаться по ступенькам.


***


Бык немного поёрзал на сидение, устраиваясь поудобнее. От долгого ожидания всё тело затекло, а самому ему всё это бесполезное времяпрепровождение порядком поднадоело.
-Слышь, Череп, долго мы здесь ещё будем кантоваться? – спросил он напарника, следившего за прохожими. – Безнадёга это всё. Слинял куда-то Гром. Навряд ли его сейчас сыщешь.
-Ты забыл, что хозяйка приказала? – ответил Череп, не поворачивая головы. – Мы должны установить место, куда Гром всё время исчезает. А главное к кому. Не установим – мало нам не покажется. Так что завянь. Сиди и жди.
Бык недовольно поёрзал на сидение, но, ни чего не сказал. На сегодняшнюю операцию Череп назначен старшим. А следовательно, приходилось терпеть.
Эти два человека, сидящих внутри и напряжённо следивших за окружающей местностью, представляли собой довольно колоритные личности. Бык и Череп всегда работали в паре и прекрасно дополняли друг друга. Бык, подтверждая своё прозвище, был очень вспыльчив, ну а Череп отличался невозмутимостью как сама смерть. Но не только из-за свойств характера к ним прилипли эти странные и пугающие прозвища. Внешним видом они вполне им соответствовали.
У Быка большие надбровные дуги, нависали над глазницами как два мостика. Если добавить к этому большое скуластое лицо, с огромным носом то вид у него производил отталкивающее впечатление. А Череп был лыс как колено папуаса. К тому же у него нечисто отсутствовали брови, а водянистый взгляд всё время ускользал, и его невозможно было поймать. Зная внешность он, что бы ни вводить в ступор прохожих, постоянно носил тёмные очки и кепку. Сейчас от духоты всё это он снял и видом, Череп напоминал вампира, выискивающего очередную жертву.
-Слышь, Череп, одень ты ради Бога свой прикид. А то и вправду как-то не по себе мне. Видел бы ты себя со стороны.
Череп повернулся к нему и улыбнулся одной из знаменитых улыбок. При виде её посторонние, а Бык не раз становился свидетелем этого, каялись во всех смертных грехах. Быку буквально приходилось трудиться до седьмого пота, выколачивая из подопечных информацию. А Череп просто снимал очки и улыбался и в этот момент у жертвы подкашивались колени и он признавался даже в убийстве президента Кеннеди, лишь бы отвести от себя этот взгляд.
-Ладно, хватит скалиться, работать надо – Череп одел маскарад и стал похож на обычного человека. – Ты точно помнишь, что в эту подворотню он свернул?
-Конечно в эту, перепутать я не мог. Я за ним от самого офиса на тешке ехал. Специально не стал брать машину, что бы ни засекли. Только странно, что его до сих пор нет, обычно он в это время уже появлялся на работе.
-Вот, вот и я о том же. Жалко, что номера хаты мы не знаем. А то могли бы наведаться.
В этот момент в заднее окно осторожно постучали. Череп приспустил стекло и обернулся. У заднего бампера машины, одетый в тряпьё и с большой холщовой сумкой через плечо стоял бомж и переминался с ноги на ногу. На голове, наподобие бонданы, красовался цветастый платок. Увидев, что стекло в машине опустилось, он подошёл ближе.
-Слышь, браток, дай закурить – хрипло попросил он. Бомж насквозь пропитался вонью помоек, и Череп брезгливо сморщился.
-Вот падаль. Сейчас я дам ему прикурить, надолго запомнит. – Бык мгновенно пришёл в бешенство и сделал попытку вылезти из машины. К тому же от долгого сидения все мышцы затекли, и их необходимо срочно размять.
-Остынь – осадил товарища Череп. – Дай ему закурить. Возможно это наше будущее.
Сам Череп не курил, берёг здоровье.
-Совсем спятил, что ли? Какое будущее? Чего мелешь-то? – Бык ещё немного повозмущался, но достал мятую пачку и кинул бомжу. – На, подавись.
-Благодарствую – бомж поймал на лету пачку и ловко вытряхнул на грязную ладонь сигарету. Сама пачка исчезла в его необъятном балахоне. Он похлопал себя по карманам и сокрушённо покачал головой. – Фу, чёрт, а спичек-то и нету. Ну, ничего.
Подельники не успели ни чего сообразить, как бомж ловко открыл заднюю дверцу и уселся на сидение, сразу наполнив салон невообразимыми запахами. Устроившись поудобнее, спросил:
-Не угостите спичкой, братки?
-Ты, что, вообще охренел? Сейчас я тебя так уделаю, что всю жизнь на одни лекарства работать будешь. Навсегда курить бросишь. – Бык мгновенно развернулся и упёрся лбом в ствол глушителя.
-Не дёргайся, дядя. Иначе твои мозги будут на лобовом стекле, – сказал бомж совершенно другим голосом.
Череп просёк всё в секунду и уже готовился рвануть из тачки, как почувствовал на своём затылке ещё один ствол.
-Давайте без лишних телодвижений. Череп и Бык, если не ошибаюсь?
Оба, не сговариваясь, кивнули головами. Бык всё так же сидел, уперев взор в маленькую дырочку, из которой в любую минуту могла выплеснуться смерть. А Череп обхватил рулевое колесо так, что побелели костяшки пальцев.
-Ну и прекрасно. Значит так, друзья мои. Сейчас вы плавно трогаетесь с места и уезжаете. И сделаете так, что бы я искал вас очень долго и не нашёл. Это первое. Второе. Избави вас Бог сказать вашим хозяевам, что вы уехали по принуждению. Я из-под земли вас достану, вырежу печень и заставлю сожрать на моих глазах. Наоборот вы скажете, что объект исчез и найти вы его не смогли. В награду за это я подарю вам самое дорогое, что есть на земле. А именно – жизнь. Ну, как моё предложение?
Бык моргнул глазами, не в силах отвезти взор. Череп немного наклонил голову.
-Отлично, я рад, что мы пришли к обоюдному согласию. На этом наше знакомство заканчивается. И я надеюсь, что мы больше ни когда не встретимся.
Бомж открыл дверцу и вылез из машины. В салоне повисла тишина. Про своё оружие, покоящиеся в наплечных кобурах два головореза напрочь забыли. Как будто, в мгновение, у них отшибло память. Первым опомнился Бык. Он прокашлялся и непослушным голосом прохрипел:
-Заводи, нахрен. Заводи, а то сейчас шмалять начнёт.
Череп непослушными пальцами провернул ключ в замке зажигания. Мотор заурчал, и машина тронулась с места. Только скрывшись за поворотом, оба смогли вздохнуть с облегчением. В таких переделках им ещё не приходилось бывать. В их богатой криминальной жизни случалось всякое. Но сейчас оба понимали, что мгновение назад находились на волосок от смерти. Этот отморозок на порядок превосходил их, если смог за какие-то пять минут обвезти вокруг пальца двух прожжённых авантюристов. И если он сказал, что в случае чего найдёт, то значит так и будет. Отсюда вывод: лучше сделать так, как он сказал, а не играть с судьбой.
Бомж ещё немного постоял, провожая машину взглядом. Потом ссутулился и шаркающей походкой, гремя посудой, побрёл прочь.


***

Сергей вышел из подъезда и огляделся. Всё тихо. Машина, стоявшая под деревьями, уехала, а другого транспорта вблизи не наблюдалось. Анна появилась через минуту и робко остановилась. После пережитых волнений она была вся бледная. Это и понятно. Не каждый день у тебя дома лежит покойник, а ты ищешь способ как от него избавиться. Но эта бледность добавляла очарования во весь её облик.
-Пошли, – позвал Сергей.
Они направились вдоль домов. Народу на улице было немного. Редкие прохожие не обращали на молодых людей никакого внимания. Все спешили по делам.
-Возьми меня под руку, и расслабься. Если всё будет так, как я думаю, то уже к вечеру ты обо всём этом будешь вспоминать как о кошмарном сне. Выше нос, подруга.
Сергей старался держать себя в руках, хотя на душе у него скребли кошки. Он отлично понимал, что в силу своего любопытства и тяги к приключениям – вляпался по самую макушку. Сидел бы сейчас дома или валялся у телевизора, а не бегал по городу. Своей болтовнёй он старался отвлечь Анну от горестных мыслей, а так же поддержать себя.
-Серёжа. – Анна взяла его под руку и постаралась приноровиться к его шагу. Сергею было приятно прикосновение её, холодной как лёд, руки – А почему ты решил мне помочь?
-Дурак потому что.
-Понятно. А я думала, что ты рыцарь. Решил спасти честь юной девушки.
-Значит не всё потеряно, если ты ещё в состоянии шутить, – он полез в карман за сигаретами, но вспомнил что забыл их дома. - Чёрт, курить охота. Ну да ладно… Если сказать по правде, меня просто разобрало любопытство. Ты знаешь, я в детстве зачитывался детективами. Да и сейчас иногда почитываю. Всегда представлял себя на месте то бандита, то детектива. Когда читаешь интересную книгу, то строк уже не видишь, а перед тобой словно прокручивается кино. Следишь за мыслью автора, а сам думаешь, как бы ты поступил в той или иной ситуации. Вот и сейчас я решил сыграть в детектива. Только преступника мы искать не будем, не наше это занятие. Мы с тобой будем избавляться от улики. А именно от трупа. Да и тебе надо помочь. Кто же если не я? А то повесят на тебя это убийство. У наших правоохранительных органов за этим дело не станет. Им лишь бы палку срубить, а виноват человек, или нет – это не важно. И проведёшь тогда ты лучшие годы на лесоповале, с лобзиком в руках.
-А почему именно с лобзиком? – она вздрогнула.
-А им лес удобно валить, есть время подумать над прожитой жизнью. Ладно, не бойся. Даст Бог, выпутаемся из этой дурацкой ситуации.
-А куда мы сейчас идём? Ты что-то придумал?
Они прошли ровные ряды пятиэтажек и подходили к перекрёстку.
-Один мой приятель держит автомастерскую, на другом конце города. У него мы купим машину. На это, кстати, и нужны будут твои деньги. Лишних вопросов он не задаёт, так что с этим, я думаю, проблем не будет. Купим тачку, до вечера переждём, а потом избавимся и от товарища, который нас ожидает в твоей квартире и от машины. Обрубим, так сказать, все концы.
-А выйдет у нас?
-Не знаю. Будем полагаться на удачу.
Они остановились у светофора. Другие люди на перекрёстке отсутствовали. Мимо, разбрызгивая грязь из луж, проезжали редкие машины.
-Спасибо тебе, Серёжа. Что бы я без тебя делала?
-Потом благодарить будешь. Кстати, я всё хочу у тебя спросить.
Договорить он не успел. Раздался визг тормозов и прямо напротив, остановилась тёмная «Газель», с тонированными стёклами. Дверь с шумом отъехала в сторону и из салона на асфальт, выпрыгнули трое мужчин в чёрном. Сергей ни чего не успел сообразить, как его подхватили под руки и затолкнули внутрь. Рядом слабо пискнула Анна. Сергею заломили руки, и он почувствовал на запястьях холодную сталь наручников. С Анной, похоже, проделали то же самое.
-Тихо голубки, а то завалю обоих – угрожающе раздалось у самого уха.
Дверь закрылась и «Газель» рванула с места. Глаза им, против обыкновения, не завязали, и Сергей смог оглядеться. Прямо напротив, на скамье, сидело трое человек, в масках. Они раскачивались в такт движению, и молча, смотрели на пленников. Может они немые?
Машина, между тем, неслась с бешеной скоростью. Её раскачивало и кидало из стороны в сторону. Создавалось такое впечатление, что водитель наплевал на все правила дорожного движения. Анна привалилась к нему, от ужаса раскрыв глаза. От страха её парализовало и даже плакать, она была не в состоянии. Сергей слегка ей подмигнул, пытаясь приободрить, и девушка прижалась ещё сильнее.
Он решил нарушить молчание, и как всегда, в минуты опасности - стал хохмить. Сергей знал за собой эту странность, но, ни чего поделать не мог. За юмором он прятал чувство страха. Только идиот может не испытывать одно из самых древнейших человеческих чувств. Нормальный человек всегда должен опасаться за свою жизнь.
-Ребята, если вы насчёт выкупа, то тут вы лопухнулись. Лично я гол как сокол. Честно говорю: всё моё богатство на мне. А что касаемо нее, - он кивнул головой в сторону притихшей подруги по несчастью. - То она вообще нищенка. Вы не смотрите на её одежду. Она её стащила, по случаю, с барахолки. Лично против вас я ни чего не имею. Вы нормальные ребята, только не разговорчивые малость, так кто сейчас не без греха? Ну, ошиблись, не тех умыкнули. С кем не бывает? Отпустите нас за ради Бога. Мы за вас свечку, в церкви, поставим, молиться будем, – он говорил и не мог остановиться.
-Заткнись, юморист, а то язык обрежу. Будешь с хозяином на пальцах разговаривать, – оборвал его один из троицы, именно тот, который грозился их завалить.- Второй, накинь-ка им мешки на голову, а то глазастые больно. А ты ещё вякни хоть слово, и тогда, – он поднёс огромный кулак к самому носу Сергея, что бы тот мог по достоинству оценить его мощь. – Я вобью твою голову в плечи.
Если судить по размерам его кулака, то он реально мог воплотить угрозу в жизнь.
Сергей замолчал и счёл за благо не уточнять, что именно с ними будет. А через минуту, на их головы натянули лыжные шапочки, и они оказались отгорожены от остального мира. Плечом Сергей почувствовал, как дрожит Анна.
«Совсем сдала девка. Как бы ни выкинула чего, – подумал Сергей. – Интересно куда нас везут эти хмыри?»
Ехали долго. У Сергея от длительного сидения затекли ноги, и он попытался их вытянуть. Но получив чувствительный удар по лодыжке, втянул ноги обратно. Асфальт сменился грунтовой дорогой. Машину стало трясти ещё сильнее. Сергей понял, что выехали за город. Водитель, и не собирался сбавлять скорости, а гнал как на авторалли «Париж-Дакар».
Наконец бешеная гонка прекратилась, и машина с юзом остановилась. С пленников стащили маски, и они смогли вдохнуть свежего воздуха.
-Давай юморист, прыгай. Девка за тобой. Что-то она у тебя совсем плохая стала, квелая какая-то. Сейчас, наверное, в обморок грохнется.
Сергей замешкался, пытаясь встать на затёкших ногах и его, за шиворот, как котёнка, выволокли из машины и освободили от наручников. Он потёр затёкшие запястья и осмотрелся. Они находились во дворе большой усадьбы. Прямо перед ними высился огромный, трёхэтажный, дом с высоким, резным крыльцом. Он был стилизован под старину и видом напоминал терем. Сергей посмотрел на Анну и потрепал её по плечу.
-Не боись, Ань. Сейчас мы узнаем, куда нас привезли.
Девушка оставалась ко всему безучастна и только кивнула головой.
«Газель» уехала. У них за спиной остался только один из охранников.
-Давай, марш вперёд – он подтолкнул их в спину и они стали подниматься на крыльцо.
По винтовой лестнице пленники поднялись на третий этаж и остановились у резной двери. Идущий следом, отодвинул их в сторону рукой и коротко рыкнув:
-Ждать - исчез за дверью.
Молодые люди с любопытством огляделись. Комната куда их привели, напоминала приемную большого начальника. Стол, компьютер, в углу мерцал ксерокс. Не хватало только секретарши, с увлечением щёлкающей по клавиатуре и отвечающей на телефонные звонки. Наверняка она убежала за кофе для своего босса и вот-вот вернётся.
-Серёжа, я боюсь. Куда нас привезли? – с момента похищения Анна впервые открыла рот.
Сергей пожал плечами. Он воровато оглянулся и подошёл к окну. Отодвинул портьеру и выглянул наружу. С высоты третьего этажа усадьба просматривалась как на ладони. У машины стояли люди и курили. Слышался доносившийся, со двора, смех. Ворота, через которые машина въехала во двор, были наглухо закрыты и около них прогуливался часовой. В дальнем конце, почти у самого забора, высилось еще одно строение. Над ним витали клубы дыма, поднимающиеся из высокой трубы.
-Крематорий, что ли. Во попал. И не сбежать. Эти церберы вмиг разорвут. Да и Аньку не бросишь, – пробормотал он.
-Что там?
Аня тоже подошла и, преодолевая робость, пыталась заглянуть через его плечо.
-Ничего интересного – Сергей задёрнул окно.
-Чёрт знает, что здесь творится, – он отошёл от окна, потянув девушку за собой. Увидят ещё, не дай Бог, что они по окнам ползают, надают по шее. - Одно знаю точно. Если бы нас хотели убить, то сделали бы это ещё там, в машине.
-Умеешь ты успокаивать, нечего сказать.
-Не будем строить догадки, а подождём развязки. Я уверен, вскоре всё выяснится.
В подтверждение этому из-за двери появился их провожатый. Он оставил её полуоткрытой и молча, кивнул головой. Сергей и Анна переглянулись и робко переступили порог
Кабинет, куда они попали, был сравнительно небольшой. Почти всё его пространство занимал Т-образный стол. У стены стоял стеллаж, сверху донизу заполненный книгами. У окна притулились два кресла. Вот и всё небогатое убранство. Сергей ожидал чего-то большего. За столом сидел седовласый мужчина, в очках и смотрел на вошедших. Сергею он напомнил профессора, который одно время преподавал у них в институте. Какой предмет, он сейчас уже и не помнил, но сходство было очень реально.
-Присаживайтесь, молодые люди. Я вас уже заждался, – пригласил хозяин кабинета. – Я надеюсь, вы меня простите за такое бесцеремонное приглашение. Но поверьте, это в ваших же интересах.
Сергей и Анна присели на диван. Видно, что хозяин кабинета привык повелевать людьми, и у них появилось стойкое желание подчиниться ему во всём.
-А что это вы такие взъерошенные, испуганные. Успокойтесь, ничего с вами не случится. Я надеюсь, мои ребятки вас не сильно помяли, когда везли сюда? Если что ни так, то простите их. Что поделать – всё это издержки профессии. Контингент у нас бывает разный. Вот они и огрубели на этой работе. Кстати, давайте я вас кофе угощу. Он отлично снимает напряжение и располагает к непринуждённой беседе.
В этот момент, как будто она подслушивала под дверью вошла секретарша с подносом в руках. Против обыкновения это оказалась не молодая особа, у которой ноги растут прямо из ушей, а женщина примерно пятидесяти лет. Она поставила на столик кофе для гостей, отнесла чашечку хозяину и не спеша удалилась.
-Прекрасно – мужчина сделал маленький глоток. – Как она его интересно делает? Ни кому не выдаёт тайну, хоть пытай её. Но я думаю она и под пытками её не выдаст. Может из-за этого, и держу при себе. Ну ладно, давайте к делу. – он поставил фарфоровую чашечку на стол. - Меня можете называть Иван Иванович. Вы Аня Фомичёва, а вы молодой человек, который так любит шутить Сергей Макаров. Я не ошибся?
У обоих чуть не выпали чашки с недопитым кофе из рук. Они поняли, что этот не молодой мужчина с обликом профессора математики, знает о них всё.
-Откуда вы нас знаете? – всё же спросил Сергей.
-Я знаю о вас всё. Даже то, что вы и сами о себе не знаете. Это часть моей работы, молодой человек. В наш век высоких технологий, информация это самый ценный и нужный товар. Кто владеет информацией, тот владеет всем. Поэтому я и топчу до сих пор эту грешную землю. А не валяюсь отравленный как мой незабвенный дружок Гриша.
Аня всё-таки выронила чашку из рук и она, не разбившись, покатилась по паркету. Иван Иванович не обратил на это ни какого внимания, а продолжал говорить:
-Мы с Гришей, мир праху его, давние друзья. Ещё с тех пор, когда занимались фарцовкой, стараясь заработать лишнюю копейку. Потом на десятилетия наши пути разошлись. А встретились мы только тогда, когда, оказалось, возможно заниматься тем, за что раньше могли и срок припаять. Одним словом, начали работать в паре. Он остался на верху, я ушёл в тень. Дела быстро пошли в гору, и мы поднялись. Появились деньги. Не просто большие, а огромные. О нашей связи не знал ни кто. Все считали, что он единолично владеет холдингом. А это было не так. Паи у нас одинаковые, и мы являлись совладельцами. К тому же такое положение вещей нас устраивало. Если возникали проблемы, я их решал, а Гриша оставался в стороне. Так и работали до вчерашнего дня, – он говорил, чеканя каждое слово, устремив взор мимо собеседников и разговаривая как бы сам с собой. – Но однажды случилось то, за что я обязан Грише до конца дней. И это отчасти причина того почему вы сидите здесь.
Он замолчал, и в кабинете повисла тишина. Наконец Иван Иванович заговорил вновь:
-Мы ехали с ним с фуршета. Какого, я уже и не помню. Да это и не важно. Оба были в изрядном подпитии. Охрану отпустили и ехали вдвоём. Я за рулём, Гриша рядом. Одним словом алкоголь сыграл с нами злую шутку, и мы перевернулись. Машина вспыхнула как спичка. У меня оказались перебиты обе ноги и если бы не Гриша, то я сгорел бы там на дороге. До ближайшего посёлка было десять километров, и все эти километры он тащил меня на себе. Потом выяснилось, что у него, у самого, сильное сотрясение мозга. Как он вытерпел такой путь, одному Богу известно. Вот так. Благодаря Грише я и остался жив. С тех пор я ни капли спиртного в рот не беру.
Он замолчал. Поставил пустую чашку на стол, вздохнул
-А теперь он мёртв. И что самое страшное, я знаю, кто это сделал, но, ни чего предпринять не могу. Пока, по крайней мере. Бизнес, мать его. И деньги. Единственное что я мог для него сделать, то это вытащить его подругу из передряги. Да, Анечка, опоздай мои ребятки хоть на час, и лежать бы вам сейчас рядом с Гришей. И вам Серёжа тоже. Эти господа шутить не любят, да и не умеют.
-К тому же, если я не ошибаюсь, вы беременны? – он немного улыбнулся и посмотрел на Аню. – И, по-моему, срок уже два с половиной месяца.
Анна из бледной стала пунцовой. Она опустила глаза и пробормотала
-Это-то вы откуда знаете? Я даже ему ничего не говорила.
-Он не знал, а я знаю. Когда он на тебя запал, то я естественно предпринял ряд шагов что бы узнать о тебе поподробнее. Может ты подсадная? Когда речь идёт о миллионах, надо предусматривать каждую мелочь. Иначе потом будет поздно. Мы естественно прошерстили весь подъезд. Так я и о тебе узнал, Серёжа.
-Так значит вы…?
-Не беспокойся, камер и жучков в квартире нет. Ваша интимная жизнь нас не интересовала. Нам хватило того, что за тобой постоянно ходили люди и докладывали о каждом шаге. Так я и узнал о твоей беременности. Я надеюсь, что тот, кого ты носишь под грудью, это и вправду Гришин наследник. А не вот допустим его – он кивнул на Сергея.
-Иван Иванович, да за кого вы меня принимаете?
Сергей, услышав обвинения в свой адрес, подумал:
«Час от часу не легче» - и на всякий случай отодвинулся на краешек дивана, как бы говоря: я тут вообще не при делах.
-Ну, ну, успокойтесь. Сейчас у молодёжи свободные нравы и быть уверенным на все сто процентов ни в чём нельзя. Но я вам верю. И ещё одно, пожалуй, самое главное. Незадолго до своей смерти Гриша раздобыл кое какую информацию. По моим данным он из офиса унёс её с собой. Кроме вашей квартиры он ни куда не заходил. Я интересуюсь: она случайно не у вас? – он снял очки и посмотрел вначале на Анну, потом на Сергея. Это был взгляд удава, которым тот смотрит на кролика, перед тем как его заглотить
Тому ничего не оставалось, как достать диск и положить на стол.
-Я надеюсь, вы не совершили такой глупости, как сделать копию?
-Нет, зачем нам это.
-Ну и отлично – Иван Иванович взял диск, повертел его в руках и небрежно кинул в ящик стола.
Потом встал, прошёлся по кабинету. Он оказался невысокого роста. Его движения были порывисты и стремительны.
-Значит так. На время вам надо исчезнуть. Поедете за границу.
-Куда? – в один голос спросили они.
-Есть такой остров. Бора-Бора называется. Я там домик прикупил по случаю, вот там и отсидитесь, сколько положено. А когда я разрублю этот Гордиев узел – приедете обратно.
Сергей посмотрел на кеды, спортивный костюм. У Ани вид тоже далёк от совершенства.
-Но это не реально. В этой одежде нас к аэропорту не подпустят и на пушечный выстрел. А билеты, документы.
-Молодой человек, не перебивайте старших. Вообще-то вас в планах не было. Но раз вы навязались в спутники Ане, то придётся и вас тоже переправлять. Это может и к лучшему. Одной ей тяжело будет в незнакомой стране. Кстати, как у нас на счёт иностранных языков?
-Я только немецкий, со словарём.
-Французский, английский. Немного испанский. В своё время я окончила филологический факультет и увлеклась изучением иностранных языков. Говорили, что у меня способности.
-Прекрасно. – Иван Иванович прошёл опять к столу и сел. – К вечеру будут готовы билеты и документы. На вымышленные имена, естественно. Тогда же привезут и вашу одежду. Сейчас вас отведут в комнаты, и до завтра можете отдыхать.
-Иван Иванович, а как же с Гришей. Он ведь лежит там, совсем один – у Ани дрогнул голос.
-На этот счёт не ломайте голову. Мы провели зачистку и ваша квартира абсолютно пустая. Извините, но компьютер мы у вас забрали. Мало ли что там могло остаться на жёстком диске. А Гриша будет похоронен с почестями, которые он заслужил.
Неслышно, как привидение, появилась секретарша.
-Надя, отведи молодых в комнаты, приготовленные для них. Пусть они ни в чём не нуждаются. И ещё, советую не шляться по коридору. Все удобства у вас в номере. Ребятки у меня нервные, могут не посмотреть, что вы мои гости.
Перед тем как выйти, Аня повернулась и сказала:
-Спасибо вам Иван Иванович.
Но хозяин кабинета уже углубился в чтение бумаг и проводил их только кивком головы.
Как только дверь закрылась, Иван Иванович оторвался от чтения. Он задумчиво посмотрел на дверь, потом вставил в компьютер диск. Ряды цифр ровными колонками мелькали на мониторе.
-Стерва – сквозь зубы проговорил он. – Всё ей мало. Но, ни чего. Это ещё один камень в твой огород.
Он встал и убрал диск в сейф, спрятанный под картиной с сельским пейзажем.
-А молодых я всё-таки вытащу. Хотя проще было бы их отправить туда, откуда не возвращаются и разом решить все проблемы. Но это будет не честно по отношению к Гришке. Пусть будет так. Сделаю хоть один добрый поступок в жизни. Может на том свете зачтётся? – он сел, взял бумаги. Потом опять посмотрел на дверь и пробормотал себе под нос - А ведь это проявление слабости. Наверное, старость подходит. Как бы пожалеть, потом не пришлось. И всё равно, как приятно добрые дела творить. Никогда бы ни подумал. А Гришу жаль, хороший был мужик.
Комнаты напоминали стандартные гостиничные номера. Кровать, стол, два стула. В углу на стене висел телевизор. Правда, имелось одно отличие. Двери в комнатах не запирались. Сергей лёг на кровать и закрыл глаза.
«Чудны дела твои, Господи» - мысли роились в голове как потревоженные пчёлы.
Пролежав так около получаса и передумав все, что возможно он рывком встал и выглянул в коридор. Ни кого. Анина комната располагалась прямо напротив. Он осторожно приоткрыл дверь и вошёл внутрь. Она стояла у окна. На звук шагов испуганно оглянулась. Увидев, что это Сергей, вздохнула с облегчением.
-Ну как ты, Анька? – Сергей сел на стул.
-Не знаю. Странно как то это всё, чудно. Не правдоподобно. Заграница, поддельные документы. Шпионский боевик, какой то. Мне кажется что всё это происходит не со мной.- она опять отвернулась к окну.
-Во, во. И у меня такое же чувство. Слушай, а правда что ты беременна?
-Тебе-то какая разница? Вообще как ты можешь такие вопросы девушке задавать? – ответила она, не поворачиваясь.
-Прости. Это, наверное, от нервов. Действительно, мне то, какое дело.
Они замолчали.



***


В тот самый момент, когда Сергей и Анна ожидали в приёмной у Ивана Ивановича, на другом конце города разворачивались события, которые имели к ним самое прямое отношение.
В кабинете коммерческого директора фирмы «ИнтерКом», Светланы Анатольевны Громыко, часы на стене пробили три часа. Она сняла очки и посмотрела на блестящий циферблат.
«Где этих гавриков носит? Кажется чего проще – узнать где мой благоверный. Нет, вечно у них какие-то проблемы. Ничего поручить нельзя».
Она поднялась из-за стола, устало разогнула спину, прошлась по кабинету. Светлана Анатольевна, несмотря на то, что уже перешагнула пятидесятилетний рубеж, выглядела неплохо. Одевалась она всегда изысканно, в самых дорогих магазинах. Регулярно посещала фитнес-центр, поэтому всегда была стройна и подтянута. С подчинёнными старалась себя держать строго и по-деловому. Короче – типичный руководитель. Среди людей, которые работали под её началом, она имела прозвище «Громовержец». Может по аналогии с фамилией, а скорее из-за характера. Она умела, когда в этом появлялась необходимость навести такого страху на подчинённых, что те выскакивали из её кабинета как из хорошей парилки. В силу этого среди коллектива она не пользовалась любовью.
Светлана Анатольевна достала мобильник и хотела набрать номер, но в это время дверь открылась, и вошли те, кого она ждала.
Бык и Череп стояли, не смея поднять глаза на хозяйку. Она подошла. Снизу вверх посмотрела на подручных.
-Ну что? Результаты есть? Если судить по вашему виду, то их нет.
-Дык это. – Бык шмыгнул носом.
-Что дык? Вы нашли его или нет?
-Не было его там, - Череп, как старший, стал докладывать. – Мы, считай, полдня прождали. И всё без толку. Не понимаю, как он мог от нас свинтить.
-Скоты, - процедила она сквозь зубы, переводя взгляд с одного на другого. – Пустяковое дело и то не можете выполнить. Я что, мало вам плачу? Или вы забыли, откуда я вас вытащила? Да если бы не я, вы до сих пор парились бы на тюремных шконках.
-Светлана Анатольевна, да ладно вам наезжать. Мы тоже не всесильны. Нам что, надо было штурмом этот дом брать? – Череп тоже начал раздражаться. Платила она им хорошо, тут спору нет, но что бы баба им командовала. Нет, так нельзя. Это же полный беспредел.
-Закрой пасть, - рявкнула хозяйка. – Разговаривать много стал. Я язык то вмиг обрежу. И на паперть пущу, милостыню просить. Там от тебя пользы больше будет.
Она села за стол.
-Значит так. Возвращайтесь назад. Что хотите, делайте, хоть носом землю ройте. Но найдите его. Узнайте, к какой шалаве он шляется. Если что, отзвонитесь мне. И помните один мой звонок, и вы на нарах. Всё - свободны.
Когда за ними закрылась дверь, она с ненавистью посмотрела вслед.
-Ублюдки. – потом мысли приняли иной оборот. – Ах, Гриша, Гриша. Не сиделось тебе спокойно. Копать начал, узнавать куда деньги уходят. Вот и подвёл черту под своей никчемной жизнью. А могло бы всё быть по-другому. Получил бы достойный пенсион и живи себе безбедно до конца дней. А то, любовницу завёл, козёл старый. Думал, что не узнаю. Одно успокаивает, что я молодец, не пустила дело на самотёк. Предприняла кое-какие шаги и через день-два всё должно решиться.
Ещё года два назад, Светлана Анатольевна, через пятых лиц нашла в глухой сибирской деревне старую бабку. Она была страшна как сама смерть, но пользовалась авторитетом среди криминального мира. Бабка изготовляла яды, из каких-то трав известных только ей одной. Вся изюминка состояла в том, что после того как человек отправлялся в мир иной причину смерти установить не представлялось возможным. Яды принимались в течение длительного времени и постепенно подтачивали организм человека. В один прекрасный момент у подопечного просто останавливалось сердце и всё. После вскрытия врачи констатировали обширный инфаркт и покойника хоронили.
Познакомилась она с бабкой из чистого любопытства. А когда разрабатывала эту комбинацию, вспомнила о ней. Это был бы прекрасный выход, да и Гриша ей порядком уже надоел. Она отыскала эту сибирскую отравительницу и увидела, что за два года та практически не изменилась. За кругленькую сумму она купила пузырёк с мутноватой жидкостью. Зачем бабке деньги, она и сама толком не понимала. Может та копила, что бы заплатить апостолу Петру, и он пропустит её в рай после всех земных грехов? Кто знает? Да ладно, Бог ей судья.
В Москве она стала подмешивать мужу содержимое из бутылочки. То в чай, то в суп. Жидкость не имела запаха и прекрасно растворялась. Три дня назад пузырёк опустел. А как уверяла бабка, летальный исход наступал через три дня после того как в бутылочке не оставалось ни одной капли. Так что вскоре она станет вдовой. Одно её беспокоило. За всё время работы в фирме она постоянно ощущала рядом чье-то незримое присутствие, которое ограждала компанию от разных проблем. Кто или что это – она так и не смогла установить. Но верные ей люди находились во всех организациях, с кем муж поддерживал отношения.
Сейчас она решила позвонить одному из осведомителей. Взяла со стола телефон, по памяти набрала номер.
-Это я, – не представляясь, сказала она, как только на том конце ответили. – Новости есть?
Выслушав ответ, сказала:
-Хорошо, буду ждать.
Через пять минут телефон зазвонил, наигрывая мелодию из фильма «Крёстный отец».
-Ну?... Подожди я запишу.
Взяла лист бумаги, авторучку, стала делать короткие пометки. В уголках губ появилась хищная улыбка. Когда на том конце провода закончили говорить, она ответила:
-Молодец. Вознаграждение получишь, как и обычно. Всё, отбой.
«Вот значит как, - думала она, разглядывая то, что написала на листке. – Появилось ещё два фигуранта, которые могут что-то знать. Одна из них его любовница. Хватит, пора ставить точку».
Она потянулась к селектору и, нажав кнопку, сказала:
-Люба, вызови ко мне Самсона.
-Одну минуту, Светлана Анатольевна.

***
Бык и Череп, выйдя на улицу, решали, что им делать. Лезть под пули у них особого желания не имелось. И показываться на глаза хозяйке тоже. Короче говоря – дилемма.
-А пошло оно всё, - Череп зло сплюнул мимо урны и щелчком выкинул окурок. – Короче, я линяю. Или этот чёрт, который здорово косит под нищего, нас пристрелит. Или стерва отправит к хозяину на зону. Ловить здесь больше нечего. Ты как?
Он повернулся к напарнику. Бык, по-привычке, шмыгнул носом. Огромной пятернёй почесал за ухом.
-А я чего. Я как все.
-Тогда пошли. – они не спеша направились вдоль по улице. - Я всё хотел тебя спросить: чего ты всё время носом фыркаешь. Больной что ли?
-Это я так. Понимаешь, когда волнуюсь, из носа течь начинает.
-Тогда ты лучше не волнуйся. А то будешь ходить сопливый, как пацан. Меня ещё заразишь.
И друзья растворились в толпе, решив попытать удачу на криминальных просторах России.

***
Самсон появился, как всегда, неожиданно. Словно материализовался из воздуха. Ещё мгновение назад кабинет был пуст и вот он уже стоит перед ней.
-Ты меня пугаешь. Присаживайся, дело есть.
Самсон работал начальником её охраны. А отдельно выполнял разные деликатные поручения. В этой роли он был не заменим. К нестандартным обязанностям он подходил творчески, поэтому редко допускал промашки. Это выгодно его отличало от других собратьев по ремеслу. Человек без совести и принципов он уважал только деньги и мог выполнить любую работу, если она хорошо оплачивалась. Светлана Анатольевна переманила его из конкурирующей фирмы, соблазнив более высоким заработком. И ни разу об этом не пожалела. Внешности он был не примечательной, одевался не броско. Мимо такого пройдёшь в толпе, и внимания не обратишь. Но, а описать тем более не сможешь. Но она знала, какой мёртвой хваткой он обладает. Настоящий бульдог.
-Вот эти люди, - хозяйка кабинета протянула исписанный листок. – Мне не интересны. Я хочу, что бы ты сделал так, что бы я их никогда больше не увидела.
Она открыла ящик стола, достала пухлый конверт и передала Самсону. Он заглянул внутрь, улыбнулся.
-Получишь ещё столько же, когда сделаешь дело.
-Мадам, любой каприз за ваши деньги, - он положил конверт к себе в карман. - Мне привезти их уши?
Не дерзи, – она поморщилась. – И огради меня от идиотских шуток и деталей.
Светлана Анатольевна опустила голову, давая понять, что аудиенция окончена. Перед тем как он собрался уходить, она добавила:
-Там ещё два человека дежурят. Узнаешь у них подробности. Не заметить их невозможно.
Он встал и так же незаметно исчез из кабинета. Она подняла от стола глаза и подумала:
«Всё, бульдог по следу пущен».

***
Самсон выследил их достаточно быстро. На это потребовалось всего полдня. Посетил жилконтору, где жили фигуранты, и раздобыл фотографии. Затем опросил соседей: кто что видел. Черепа и Быка нигде не было, да он и не особенно рассчитывал на их помощь. Короче говоря он провёл обычные розыскные мероприятия, которыми занимался, работая в милиции. А службе там он отдал больше двадцати лет. Тяжелее оказалось с машиной, которая их увезла. Но и тут помогли связи, оставшиеся ещё с прежних времён. Уже к вечеру Самсон знал, в каком месте находятся два человека, которым хозяйка подписала смертный приговор.
После этого он навёл справки и узнал, кто хозяин усадьбы, куда заехала чёрная «Газель». Когда выяснилось всё что нужно, Самсон зашёл в ближайшее кафе, заказал рюмку коньяку и крепко задумался.
Он знал об этом человеке не понаслышке. В его бытность опером этот господин проходил по одному громкому делу. Но тогда его так и не удалось посадить. Скользким он оказался, как налим. Самсон чувствовал, что мадам Громыко, если решит с ним схлестнутся, эту битву проиграет. Слишком разные весовые категории. Он её раздавит и даже не заметит. С другой стороны деньги надо отрабатывать. Несмотря ни на что Самсон был человеком слова. Если брал плату, то работу старался выполнить. К тому же он любил рисковать. Чем больше риска, тем желаннее победа.
«Будем ждать, - решил он. – Не вечно ведь они будут сидеть за забором. Когда то выползут, вот тут мы их и сцапаем».
Приняв это решение, он с удовольствием допил коньяк и вышел на улицу.

***

До вечера их ни кто не тревожил. Сергей валялся на кровати и, щёлкая каналами, смотрел телевизор. Про постояльцев как будто забыли. Два раза он заходил к Анне. Но увидев, что она спит, отвернувшись к стене, уходил в келью. Когда стало смеркаться, им принесли ужин. Против обыкновения официантом оказался мужчина, внушительной комплекции. Он, ни слова не говоря, поставил поднос на стол и удалился, с трудом втиснувшись в дверной проём. Сергей почувствовал, что он здорово проголодался. От тарелок, выставленных на столе, по комнате распространился аппетитный запах. Сергей поднял крышку, принюхался. На отраву, вроде, не похоже. Он махнул рукой и за пять минут уничтожил всё принесённое.
После ужина он зашёл к Анне. Она сидела около стола и ковырялась вилкой в тарелке. Вид у неё при этом был отсутствующий.
-Приятного аппетита, - Сергей присел на диван. – А тут неплохо кормят. Я к тебе заходил два раза. Увидел, что ты спишь и будить не стал.
-Я не спала и слышала, что ты приходил. Просто лежала, а вставать не хотела, – она подняла глаза на Сергея. – У меня мать одна в деревне остаётся. Не знаю, что с ней будет, когда узнает, что я пропала. Я ведь ей даже сообщить не могу. Волноваться будет, а ей нельзя. У неё и так один инфаркт уже был.
-Пошлёшь ей телеграмму откуда-нибудь. С Малибу, например.
-Малибу в другой стороне. А не там, куда нас хочет отправить Иван Иванович.
-Какая разница? Найдёшь ты возможность сообщить своей мамаше, не переживай. У неё телефон сотовый есть?
-Откуда? Там и нормальной-то связи нет.
-Понятно. Ну тогда пошлёшь письмо. Напишешь, что взяла путёвку куда-нибудь на юг. А чтобы не волновалась напиши, что поехала вместе с подругой. Да мало ли что можно придумать. Ты главное не расстраивайся, не накручивай себя. Всё равно ничего уже изменить нельзя.
Сергей замолчал, потом вздохнув сказал:
-А у меня, в отличие от тебя никого нет. Если со мной что случится, то и погоревать будет не кому. Ты не знаешь, а я ведь детдомовский. Родители от меня отказались в пятилетнем возрасте и определили в детдом. Там я и вырос. Я пытался их потом разыскать, но так и не смог. Дом в посёлке сгорел, а сами мои предки, куда-то испарились, – он помолчал. – Вот такие дела. Да я, если честно, не особо их и искал. Они мне только биологические родители, а на самом деле абсолютно чужие люди. Горечь детская в душе осталась на всю жизнь. Этого я им простить не смогу.
Они проговорили долго. По воле случая, а так же по прихоти Ивана Ивановича, им придётся терпеть общество друг друга. С этим хочешь, не хочешь, а надо смириться. Как долго это продлится – они не знали.
Наступила ночь, а про них по-прежнему не вспоминали. Наконец Сергей пожелал Анне спокойной ночи и ушёл к себе. Он лёг на кровать, но сон не приходил. Сергей лежал с открытыми глазами и думал. Воспоминания детства, потревоженные после разговора с Анной, роились у него в голове и не давали заснуть. В них было мало радостных моментов. Единственным утешение в те годы были книги. Он перечитал всю детсадовскую библиотеку. Открывая книгу, маленький Серёжа уносился в мир грёз, отгораживаясь от всего остального мира. С другой стороны это была хорошая школа выживания, где надо полагаться только на себя, на свои силы. Сейчас в его жизни начинался новый поворот. Что он принесёт, радость или разочарование – Сергей не знал. С этими не радостными мыслями он медленно погружался в беспокойную дремоту.
На следующий день, после обеда, Иван Иванович вызвал их к себе. Казалось, что за время их последнего разговора он не вставал из-за стола.
-Самолёт сегодня в пять, - без предисловий начал он. – Полетите прямым рейсом из Москвы на Таити. Приземлитесь в столице, городе Папеэте. Оттуда, чартерным рейсом, доберётесь до острова Бора-Бора. Вот здесь в конверте документы и деньги. Для удобства будете путешествовать как муж и жена. Документы, естественно фальшивые, но для того что бы вы ни путались, имена вам оставлены прежние. Можете ознакомиться.
Он подтолкнул через стол два конверта. Сергей взял, распечатал.
-Антонов Сергей Петрович и, - он открыл другой конверт. – Антонова Анна Игоревна.
Документы были хорошего качества и их собственные фотографии смотрелись неплохо.
-А где вы фотки взяли? – решился спросить он. – Мы вроде не фотографировались. Или вы нас сонными запечатлели. Так у меня вроде глаза открыты, да и у Ани тоже.
-У вас дома. Но это к делу не относится. Вот здесь, - он толкнул ещё один конверт, намного больше первых двух. – Адрес моего дома на побережье, а также ключи от него. И, естественно, деньги. Только когда будете проходить паспортный контроль не надо их прятать под подкладку. Просто занесите всю сумму в таможенную декларацию и тогда проблем не будет. Особо на эти деньги не пошикуешь, но прожить с полгодика можно. В ваших комнатах вас ждёт одежда, не забудьте переодеться. Так что ещё? – он подумал. – Вроде всё. Вопросы есть?
-А что мы там будем делать? – спросила Анна.
-Жить – последовал лаконичный ответ. Он повернулся к Сергею, снял очки. - А вам Серёжа я вот что хочу сказать. Уж если вы свалились на нашу голову, то за Анну несёте полную ответственность. Вся эта операция разработана, прежде всего, для неё. Вы так: сбоку припёка. Если с ней что-нибудь случится, я спрошу, прежде всего, с вас. А спрашивать я, уж поверьте, умею. Вам всё ясно?
-Я всё понял. – Сергей почувствовал, что слова ему даются с трудом.
-Тогда всё, - подытожил он разговор. – Всего хорошего. Мои люди отвезут вас в аэропорт.
В комнатах они переоделись. Одежда оказалась им впору и придала молодой паре некоторый лоск.
-Ну что Анна Игоревна Антонова, жёнушка моя ненаглядная, поездим мы по заграницам? Посмотрим мир? – он подмигнул своей фиктивной жене и похлопал по карману, где лежали деньги. – Кстати, если мы, теперь, муж и жена, то и номер нам положен один на двоих. Как вполне добропорядочной, семейной паре. А то, что о нас подумают, если мы будем спать в разных номерах. Не серьёзно как то.
Анна подошла к нему. Снизу вверх посмотрела на Сергея, потом маленьким кулачком покрутила перед самым его носом и сказала:
-Даже не думай об этом. – и показав язык отвернулась.
Через час молчаливые люди в чёрном отвезли их в аэропорт. Когда машина выехала за ворота и помчалась в сторону центрального проспекта, следом пристроилась девятка вишнёвого цвета, с заляпанными грязью номерами. Она сопровождала их до самого аэропорта, держась на почтительном расстоянии, но так чтобы, ни потерять из виду. Перед самым въездом на терминал она исчезла.
Перед главным входом их высадили, а машина, развернувшись, уехала в обратном направлении. Чета Антоновых немного постояла и вместе с другими пассажирами вошла в здание вокзала.
Самсон проследил за тем, как молодые люди скрылись внутри. Он вылез из машины, закрыл её на ключ и проследовал за ними. Оказавшись внутри он, не обращая внимания на толкотню и суету, творившуюся вокруг, наметанным глазом сразу обнаружил подопечных. Они стояли у газетного киоска и о чём-то беседовали. Он подошёл, купил газету и встал рядом. Открыв шуршащие страницы, он с независимым видом углубился в чтение. Молодая пара стояла в двух шагах, и Самсон мог расслышать каждое слово.
-Серёжа, - обратилась девушка к парню. – Не узнавал, во сколько наш рейс?
-Вон ведь, табло, оглянись. Смотри: рейс на Таити в 16 часов 40 минут. Компания Air France. Всё ясно и понятно. Сколько на твоих?
-Два часа дня. – девушка посмотрела на часы.
-Ну вот, видишь. У нас оказывается ещё вагон времени. Пойдём в зал ожидания. Я тебя там оставлю, а сам пойду, прогуляюсь.
-Серёжа, не оставляй меня одну. Я боюсь. Мало ли что произойдёт.
-Да что может случится, глупая? Смотри народу сколько кругом. Расслабься, скоро будем загорать на Тихом океане.
Молодой человек взял девушку под руку, и они направились в зал ожидания. Самсон остался на месте. Он узнал всё что надо и теперь стоял и решал, что ему делать. Машинально переворачивая страницы, Самсон прокручивал в уме различные комбинации.
«Значит на Таити собрались, голубки. Понятно… Так, а мне что делать? Здесь акцию не провезти, а на улицу они вряд ли выйдут. Вон как напуганы. Надо что-то думать. Время капает и его остаётся не так и много. Завалить их прямо в зале? Глупо. Вон ментов, коллег бывших, вокруг сколько. Вмиг спеленают, и охнуть не успеешь. Давай, давай шевели извилинами. Деньги надо отрабатывать… Ой, ё-моё, как больно. Это ещё что за буйвол. Падла, на ногу наступил мирному гражданину и хоть бы что. Скотина, в другой бы обстановке, я бы тебе объяснил, кто есть кто. Хотя бы извинился, гад. Сколько он весит? Тонну, не меньше. Его надо в тайгу, на освоение новых земель… Так, стоп, не отвлекаться. А, может? Ну-ка, ну-ка. А что, это вариант. Деньги у меня есть. Шангенская виза открыта. Хорошо, вовремя побеспокоился. Да и в океане я давно не купался. Всё решено, полечу ка я за этими голубками. А по ходу решим, как действовать. Совместим полезное с приятным. Громыко об этом знать не обязательно. Важен результат. А он будет».
Приняв это решение, Самсон сложил газету, выкинул её в урну и пошёл к кассам.
Оставив Анну одну, Сергей спустился по эскалатору и через раздвижные двери вышел на улицу. С наслаждением выкурил сигарету, лениво наблюдая за людьми. Все куда-то спешили, торопились. Обычная вокзальная жизнь кипела кругом. В последние часы на Российской земле ему хотелось побыть одному. Самое странное, что ему совсем ни охота ни куда улетать. Создавалось такое впечатление, что больше он сюда не вернётся. Мыслей в голове не было, наступила какая-то отрешённость. Сергей вздохнул, выкинул окурок, и вошёл опять в прохладу вокзала. По дороге купив бутылку воды, он поднялся наверх. Анна сидела там, где он её и оставил. Только вид у неё был странный. Она закрыла ладошками лицо и сидела, раскачиваясь как матрёшка.
Сергей, предчувствуя недоброе, быстрым шагом подошёл и присел на корточки. Разведя её руки в стороны, спросил:
-Что случилось?
Она подняла на него заплаканные глаза и в первое время ничего вразумительного сказать не могла. Он сильно встряхнул её за плечи, так что у неё дёрнулась голова и повторил:
-Успокойся. Ты можешь толком объяснить, что произошло?
На них стали оборачиваться. Сергей успокаивающе поднял руку и наклонился опять к Анне
-Ну.
- Сумочку украли. А там билеты, паспорта. – наконец, сквозь слёзы, смогла сказать она.
-Чёрт, - вырвалось у Сергея. Он мысленно поблагодарил себя, что деньги вручённые Иваном Ивановичем не отдал Анне. – Подробности потом расскажешь. Как он выглядел? Мужчина, женщина? Давай в темпе. Время идёт. Давно это произошло?
-Минут пять назад. Парень в шортах и синей футболке. На голове бейсболка. По-моему на ногах у него тапки были. Я не помню-ю. – она снова заплакала.
-Всё жди. – Сергей рванулся к эскалатору.
«Так синяя футболка и шорты. Куда он мог рвануть? – Сергей скатился с эскалатора и огляделся. – Куда бы я сам побежал? К выходу? Нет, там наряд. Туда нельзя. Так, где можно укрыться так, что бы тебя ни заметили? Где, где?! В туалете!!! Так быстро туда. Спуститься вниз по ступеням. Заплатить. Мужской зал направо. Девочку налево, мальчики на право. Не шутить - собраться. Пусто. Проверить кабинки. Одна пустая. Вторая, третья, четвёртая. Ага – занято. Постучать. Молчание. Ещё постучать, более настойчиво. Надавить плечом. Замок хлипкий, должен поддаться. Только без шума, а то прибегут охранники. Хрясть. Здрасьте. А вот и синяя футболка. Повезло мне, нечего сказать. Лихо я его просчитал, куда там Джеймсу Бонду. Анькина сумочка в руках, глаза как блюдца. Не ожидал гнида. Держи колотуху. Не нравится. А теперь мордой в унитаз. Глубже, глубже. Стоп. Так и утопить можно. Проверить сумочку. Ну слава Богу, всё на месте. Ещё удар ногой. Хватит с него. Надолго запомнит. Привести себя в порядок. Отдышаться. Фу, давно я так не бегал. Теперь можно и выходить. Что женушка крутишь головой? Наверное, истосковалась вся»
Сергей подошёл и похлопал Анну по плечу. Она резко обернулась
-Мадам, это не вы случайно обронили? – он протянул сумочку.
-Ой, Серёжка, - она бросилась к нему на шею и поцеловала. – А я думала уже всё.
Потом проверила содержимое и прижала её к груди.
-По сторонам надо смотреть, мадам. А не ушами хлопать.
-Я сама не понимаю, как это произошло. Женщина попросила за ребёнком посмотреть. Он под скамейку полез. Я наклонилась, что бы его поднять и почувствовала, как сумочку сорвали. Поднялась, а у него только пятки сверкают. Как ты его так быстро нашёл?
-Не важно. Главное всё удачно получилось.
-Ты у меня молодец. - она провела рукой по его щеке.
-Я вообще у тебя золото. – он не сдержался и поцеловал её тёплую ладошку.
-Ты что? – она удивлённо захлопала ресницами, украдкой оглянувшись по сторонам. Что поделаешь: Женщина всегда остаётся женщиной.
-Ничего. Просто ладони у тебя вкусно пахнут. Чем-то далёким и родным.
Самсон видел, как Сергей рванулся с места. Он хотел бежать следом, но за секунды проанализировав ситуацию, понял - это лишнее. Анна оставалась на месте, а значит, рано или поздно, он к ней вернётся. Так и произошло. Через десять минут Сергей появился и Самсон успокоился. Что там у них произошло, его не волновало.
Посадка прошла успешно, без всяких эксцессов. Сергей, правда, немного поволновался, когда пограничник просветил его как рентгеном, сверяя фотографию с оригиналом. Но всё обошлось. Анна, на удивление, вела себя спокойно и даже мило улыбнулась таможеннику, когда тот досматривал её сумочку. Он на это ни как не отреагировал, а молча делал работу. Видно, за смену, таких улыбок у него насчитывалось несколько сотен, и он к ним привык, как к сопутствующим элементам своей работы. Всё-таки обыкновенные люди чувствуют себя немного не в своей тарелке, когда человек в форме роется в их вещах и поневоле начинают гримасничать.
Самолёт оказался не просто большим, а огромным. Сергею не доводилось бывать на таких лайнерах. В армии он летал на кукурузниках. Но самолётами их можно назвать с большой натяжкой. Сплошной экстрим. Здесь совершенно другое дело. Всё придумано для удобства. Что бы человек во время полёта получал наслаждение и сравнивал себя с птицей, парящей над облаками. А не смотрел со страхом в иллюминатор и гадал: отвалится, крыло у самолёта или нет. Сергей и не заметил, как лайнер вырулил на взлётную полосу, набрал разгон и плавно взмыл вверх.
-Вот мы и оторвались от Российской земли – сказал он Анне, смотревшей в иллюминатор.
-Нет, мы всё равно находимся на территории Российской Федерации. Вот когда ступим на землю иностранного государства, тогда можем себя считать уже за границей. А пока любое судно это территория того государства, под чьим флагом оно летает. В нашем случае – России.
-Слушай, а ты оказывается, много знаешь. В школе, наверное, отличницей была?
-Да брось ты, – она засмеялась. - В отличницы я никогда не стремилась. Просто люблю читать не только художественную литературу. В отличие от некоторых.
-Но в приключенческой есть тоже масса полезных вещей. Тут я готов поспорить. Но это в другой раз. А сейчас, если ты такая умная, то просвети меня и скажи что знаешь о том месте, куда мы летим?
-Сейчас, постараюсь вспомнить, - она смешно наморщила лоб, немного подумала и стала просвещать Сергея. – Таити, если не ошибаюсь, входит в состав Французской Полинезии и является заморской территорией Французской республики. Самые крупные острова это Таити, Бора Бора и ещё один, но я его не помню. Так что ещё. Температура круглый год там не опускается ниже +26° С, но изнуряющей жары нет, так как с океана постоянно дуют ветра. Словом – рай на земле. Лететь туда около суток. Кстати, время там на четырнадцать часов отстаёт от московского.
-Это сколько же там сейчас?
-А ты посчитай?
Сергей стал считать. Он шевелил губами, потом стал загибать пальцы. В конечном итоге он чертыхнулся и сказал:
-Не, тут без стакана не разобраться. Ну его к Богу. Сколько будет, столько будет. Спасибо за лекцию.
-Не за что,- она отвернула смеющиеся лицо к иллюминатору. – Смотри, какая красота.
Сергей заглянул ей через плечо. Вид из иллюминатора открывался дивный. Облака медленно и величаво проплывающие внизу, подсвеченные солнцем, были окрашены в какие-то не реальные цвета. Казалось ни одному художнику, каким бы гением он не был, не удастся наложить на холст всю гамму красок, открывшуюся перед людьми.
Самсона, сидевшего в хвосте самолёта, не интересовали красоты за бортом. Он уже и не рад был, что поддался порыву и полетел следом за Сергеем и Анной. Неожиданно в нём зародилось чувство опасности. Что-то гложило его изнутри, не давало сосредоточится. Хотя предвестников надвигающейся опасности не было, но тревога его не покидала. Он знал, что самолёт делал промежуточные остановки в Париже и Лос-Анджелесе. Там навряд ли удастся, что-либо предпринять. Ну а на Таити другое дело. Самсон смежил веки и стал наблюдать за оживлённо болтающей парочкой.
В Париже, а затем в Лос-Анджелесе самолёт им пришлось покинуть. Во время вынужденной остановки они сидели в баре аэропорта и наслаждались жизнью. Ели мороженое, Сергей себе заказал коньяк и с удовольствием потягивал удивительный напиток. Они смеялись, болтали и чудесно провели время.
После остановки на американском континенте, когда самолёт уже взмыл вверх, Анна прилегла на плечо Сергея и уснула. В самолёте царил полумрак. Только в начале салона перемигивались разноцветные лампочки, да бесшумно, как тени, сновали стюардессы. Сергей тоже закрыл глаза и попытался уснуть. Но сон не шёл. Он прислушался. В соседнем ряду слышалась русская речь. Сергей улыбнулся:
«Никуда от соотечественников не деться».
Наступило время завтрака. Услужливые стюардессы стали разносить подносы с диковинными блюдами. Аня так сладко посапывала у него на плече, что Сергей решил её не будить. Он сделал знак и ему тоже принесли завтрак. Он состоял из сэндвича, фруктового сока и кофе. Перекусив оглянулся и подозвал стюардессу. Когда она убирала посуду, Сергей поинтересовался:
-Скажите, милая девушка, а в салоне первого класса, чем кормят? Если это, конечно, не тайна.
Девушка улыбнулась и, не проявив неудовольствия, ответила:
-Пулярки по-флорентийски, тонированные кабачки цукини, ирис «Соба» с японским мясным бульоном.
-Спасибо. – пробормотал Сергей. Он даже таких слов не знал.
Впереди, через два кресла, сидела девочка с родителями. Они разговаривали по-немецки, и ребёнок яростно жестикулировал, стараясь что-то доказать. Родители пытались её успокоить, но всё было напрасно.
Сергей прислушался.
«Ни черта не понимаю, - вздохнул он. – Надо было в школе учить иностранны6е языки».
Неожиданно самолёт ощутимо тряхнуло. В салоне зажёгся яркий свет и люди стали просыпаться. Щурясь, они недоумённо вертели головами. Самолёт ещё раз встряхнуло, и он дал крен на правый борт. Ряд сидений, расположенный справа оказался выше. Люди испуганно закричали. Но это продолжалось всего мгновение, потом лайнер выровнялся. От тряски Анна проснулась. Она протёрла глаза и спросонья захлопала ресницами.
-Серёжа, что случилось?
-Не знаю, - он тоже вертел головой. – Трясёт что-то. Давай-ка пристегнёмся лучше. А то, мало ли что.
Он пристегнул вначале Анну, потом зафиксировался сам. Тут, что бы развеять страхи пассажиров, по радио дали объявление. На трёх языках: английском, французском и русском. А на табло, в начале салона появились соответствующие надписи.
-Уважаемые пассажиры. Самолёт попал в зону турбулентности. Просим всех пристегнуть ремни и соблюдать спокойствие. Компания Айр Франце приносит вам извинения. Благодарим за внимание.
Вот так, коротко и лаконично. Но за этим могло крыться всё что угодно. От захвата борта террористами, до авиакатастрофы. Сиди и гадай.
Сергей посмотрел в иллюминатор и ужаснулся. Гигантские молнии прорезали ночное небо, и это было жуткое зрелище. Самолёт, несмотря на его внушительные размеры, кидало и швыряло как щепку в океане. Он опять дал ощутимый крен, но на этот раз хвост оказался выше носа и между рядов покатились вещи пассажиров. Смешно запрыгал детский мячик, как будто радуясь неожиданной свободе. Послышался плач ребёнка и суматоха усилилась. От страха, непроизвольно, Анна вцепилась в руку Сергея. Он опять посмотрел в иллюминатор и увидел, что самолёт уже выскочил из облаков и продолжает снижаться. Под ними, насколько хватало глаз, простирался безбрежный океан. Из одного двигателя валил чёрный дым, и языки пламени начинали лизать обшивку.
«Чёрт, накаркал на свою голову, - с горечью подумал он. – Так и не состоялась наша поездка на Таити. Жаль»
-Серёжа, что там, - спросила Анна.
В салоне уже стоял настоящий хаос. Все кричали, дети плакали. Стюардесс видно не было. Над каждым сидением висели кислородные маски, но ими, ни кто не пользовался. Сергей обратил внимание на человека в сутане. В этом бедламе он один не давал волю чувствам. А закрыв глаза, молился, время от времени осеняя себя крестом.
-Ничего, успокойся, - он повернулся к Анне и посмотрел ей в глаза. Затем взял её голову и прижал к себе. Она не сопротивлялась. – Всё будет нормально.
Самсон тоже сохранял спокойствие. Он понял, что и на этот раз шестое чувство не обмануло его. Нетрудно догадаться - самолёт падает, но сдаваться он не собирался. Самсон ждал удара о воду, что бы до конца бороться за свою жизнь.
Раздался треск и один из иллюминаторов вылетел. Внутри салона забушевал ледяной вихрь. Самолёт продолжал мчаться с бешеной скоростью, постепенно приближаясь к земной поверхности. Давление резко упало, и воздух стал вырываться наружу, как будто там работало н6есколько исполинских пылесосов. Всё что не прибито и не привинчено к полу мгновенно стало высасываться за борт, в темноту. По салону летали, как в фантасмагории подносы с завтраком, ботинки, ручная кладь, сорванные с людей куртки и кофты. Сергея и Анну спасло то, что они вовремя пристегнулись и избежали участи других пассажиров. Тех, кто пренебрег мерами безопасности, высасывало наружу через пробоину в фюзеляже. Мимо, отчаянно цепляясь за все, что попадало под руку, пролетела стюардесса, которая ещё недавно приносила им завтрак. Сергей попытался ухватить её за руку, но опоздал на доли секунды и, отчаянно орущую девушку выкинуло за борт. Мгновенно похолодало, и на всех поверхностях образовался иней, а руки зажгло невыносимым холодом.
Через несколько минут терпящий бедствие лайнер врезался в воду и в салон, бурлящим потоком, хлынула океанская вода.


ГЛАВА 2
ДЕНЬ ПЕРВЫЙ
Островитяне

При ударе о воду задняя часть фюзеляжа откололась и улетела в неизвестность. Те, кто сидел в хвосте погибли сразу. Носовая часть, благодаря воздушным подушкам продолжала ещё держаться на воде, давая людям мизерный шанс на спасение, но грозила с минуту на минуту затонуть.
Сергею и Ане несказанно повезло. При катастрофе они отделались только небольшими царапинами. Это было чудо, что упав с такой высоты, они остались живы. Сейчас счёт пошёл на секунды. Сергей схватил Аню за руку и потащил к зияющей дыре в хвосте самолёта. Девушка находилась в прострации и молча пробиралась за Сергеем. Пожар уже охватил эту часть самолета, и горящие обломки с шипением падали в воду. С треском лопались лампочки, издавая громкие пугающие хлопки. Живых людей вокруг не было, только трупы плавали в воде, цепляясь скрюченными пальцами за одежду. На лицах, ещё недавних пассажиров трансатлантического лайнера, застыли гримасы ужаса. Пробираясь к выходу, Сергей отпихивал их в стороны. Аня вскрикивала и вздрагивала когда мертвецы цеплялись за её одежду.
Нос самолёта, набрав уже достаточно воды, накренился ещё сильнее и полностью ушёл под воду. Задняя часть с громким скрежетом поднялась и они, не устояв на ногах, покатились обратно. Сергей извернулся ужом и в последний момент сумел ухватиться рукой за ножку кресла и задержал падение. Свободной рукой он схватил за волосы отчаянно орущую Аню и подтащил к себе. Нос, между тем, всё глубже уходил под воду.
-Ползи вперёд! - крикнул он в самое ухо Ани.
Она поползла, хватаясь за что придётся. Два раза девушка срывалась, но Сергей, страхуя, останавливал её падение, и всё начиналось сначала. Когда они, добрались до отверстия, остов самолёта встал уже почти вертикально. Сергей ухватился за рваные края, подтянул Аню к себе, крикнул:
-Прыгай. И плыви как можно дальше. А то засосёт, нахрен.
Аня вся дрожала, расширив от ужаса глаза. Она готова была зарыдать, но усилием воли сдерживала себя. Несмотря на пережитое, девушка держалась молодцем, и Сергей был ей благодарен за это. Паника или ещё хуже истерика в таких ситуациях могла привести к гибели.
-Я боюсь, тут высоко, – крикнула она.
-Не бойся, - он погладил её по голове. – Надо прыгнуть, Анечка. Иначе все погибнем. Ну, давай родная.
-А ты?
-Я следом. Давай.
Аня прыгнула. Сергей увидел, как она ушла под воду, потом вынырнула и отчаянно заработала руками, стараясь отплыть подальше. Сергей в последний раз оглянулся. Океан практически поглотил то, что осталось от лайнера.
«Может, всё-таки кто-то в живых остался? – Сергей всматривался в наполовину затопленный салон. - Нет никого. Похоже мы последние».
Только мертвецы плавали, озарённые горящими обломками. Он приподнялся и, оттолкнувшись, прыгнул, стараясь оказаться как можно дальше от тонувшего самолёта.
Сергей вынырнул на поверхность и, отфыркиваясь от воды, завертел головой в поисках Ани. Она находилась метрах в десяти, и он поплыл к ней. С близкого расстояния Сергей заметил, что с ней творилось неладное. Её голова, то появлялась на поверхности, то исчезала. И рядом с ней находился ещё кто-то. До Сергея быстро дошло, что происходит.
-Ах ты, сука, - прорычал он.
Какой-то мужчина, обезумев, хватался за Аню и грозился утопить её. Сопротивляться она уже не могла, а, только вяло отмахиваясь рукой, стараясь отплыть подальше. Но безумец наскакивал на неё снова. Сергей подплыл как раз вовремя. Он схватил его за шиворот, развернул к себе и нанёс сильный удар в челюсть. Мужчина хрюкнул и молча, ушёл под воду. Сергей в два мощных гребка догнал Аню и схватил за плечо.
-Анька, ты чего плывёшь в открытый океан? Я видел землю. Она в другом направлении.
Она закричала и, не узнав, стала отбиваться от него.
-Тихо, тихо ты, - Сергей поймал её руки и крепко сжал. – Совсем обезумела девка. Я это, не признала что ли?
Она узнала его и заплакала. Слёза текли, смешиваясь с морской водой.
-Успокойся. Живы и, слава Богу. Вон там я землю видел, – он показал рукой в противоположное направление. - Поплыли туда.
-А этот где? Я так напугалась, когда он стал за меня хвататься. Думала, сейчас утопит.
-Не думай о нём.
-Ты что, его убил?
-Откуда я знаю? А что надо было смотреть, как он тебя в воду окунает? – Сергей зло выплюнул океанскую воду. – Здесь, милая моя, рассуждать было некогда. Короче, хватит разговаривать, надо выбираться отсюда, а то уже ноги судорогой сводит.
Они поплыли к видневшейся суше. Несмотря на кажущуюся близость до неё было далеко. Сергей и Аня полностью выбились из сил, прежде чем почувствовали под ногами твёрдую землю.
Пошатываясь, они вышли на берег и упали без сил. Сергей пришёл в сознание первым и, застонав, открыл глаза. Он приподнялся на локте и огляделся. На воде, насколько хватало глаз, были раскиданы горящие обломки. Создавалось такое впечатление, что горел весь океан. Рядом лежала Аня и не подавала признаков жизни. Испугавшись не столько за себя, сколько за подругу Сергей с трудом поднялся. Немного постоял, восстанавливая координацию. Затем подошёл к Ане, лежавшей на песке лицом вниз, и перевернул её на спину. Она закашлялась и выплюнула воду. Он похлопал её по щекам, приводя в чувство, и девушка открыла глаза.
-Наконец-то. Ты как?
Опёршись на Сергея, она поднялась и встала, выделяясь тёмным силуэтом на фоне океана.
-Ты знаешь, неплохо. Если не считать того, что я только что свалилась с десяти тысяч метров и чудом осталась жива. После этого меня хотел утопить какой-то мудак. Мы потеряли все деньги, паспорта, а сами находимся чёрте где. И у меня сильно болит нога, – она опять закашлялась, а потом с горечью добавила. - Если не считать этого – то всё нормально.
-Не всё так плохо. Главное, живы остались. Но, похоже, повезло нам двоим. Давай ногу посмотрю.
-Чего ты здесь увиде… - она замолчала на полуслове. – Ты слышишь?
-Что? – Сергей весь обратился в слух.
-Ребёнок, где-то плачет.
-А ведь и верно, - он и сам теперь отчётливо слышал детский плач. – Значит, кто-то ещё сумел спастись. Пошли скорее.
Аня сделала шаг и громко вскрикнула. Если бы не Сергей, успевший подхватить её, то она наверняка упала бы.
-Нога?
-Даже ступить не могу, – в темноте было видно, что от боли она закусила губу.
-Потерпи ещё немного. Сейчас к людям выйдем, и я твою ногу осмотрю.
Сергей взял, оказавшуюся на удивление лёгкой, Аню на руки. Осторожно ступая, он двинулся вдоль кромки берега, туда, где они слышали плач ребёнка. Обогнув береговой выступ, он расслышал человеческую речь.
«Ну, слава Богу. А то я думал, что нам померещилось».
Поудобнее перехватил Аню и насколько мог быстро пошёл на звук голосов. Поднявшись на пригорок, увидел людей. Кто сидел, кто стоял, а кто просто бесцельно бродил туда-сюда.
-Вот, кому-то ещё повезло, – удивлённо сказал один и, как ни странно, по-русски.
Сергей аккуратно поставил Аню на землю и оглядел людей, которым посчастливилось пережить этот злополучный рейс. Кроме них, ещё спаслось девять человек. Значит вместе их одиннадцать. Не густо, если считать что в самолёте было больше трёхсот пассажиров, да ещё плюс экипаж. Смотреть без содрогания на этих людей было нельзя. Они все дрожали от холода, и производили жалкое впечатление. Сергей подумал, что и они, с Аней, выглядят не лучше.
-Ту ю шпик инглиш? – Один подошёл ближе.
-Да русский я, - устало сказал Сергей. – Вернее мы оба русские. Летели на Таити отдыхать, вот и прилетели. Здесь все, или ещё кто-то есть?
-Похоже, что все, – мужчина вздохнул. - Кому посчастливилось доплыть до берега. Многие утонули, так и не вступив на землю. Давайте знакомиться что ли? Нам теперь надо держаться вместе. Неизвестно, что дальше будет. Вас как зовут?
-Сергей, а её Аней.
-Меня, Семён Александрович Матвеев. Ещё русских значит вот тот господин, что сидит в стороне. Ну и мы с вами. Есть супружеская пара из Англии. Потом один прибалтиец, двое американцев и одна чернокожая. Откуда она, не успел узнать. Да ещё девочке повезло спастись. Вон она в стороне сидит. Всё время плачет. Бедняга, она летела с родителями, и тем не так повезло, как ей.
-Вы что языки знаете, если так быстро установили кто откуда? – Сергей наклонился к Аниной ноге и попытался её осмотреть.
-Как-то само собой всё выяснилось,- Матвеев развёл руками.
Самсон сидел в стороне и очень удивился, когда увидел Сергея и Аню живыми. «Повезло голубкам. Я думал, что они сгинули, а они на тебе - живы и здоровы. Значит, всё-таки придётся брать грех на душу. Здесь, я думаю, это труда не составит, придумаем что-нибудь. - Самсон вздохнул и начал стаскивать с себя промокшую ветровку. Сырая одежда неприятно прилипала к телу, создавая дискомфорт. Мысли крутились вокруг двух клиентов. - С другой стороны теперь мы все в одной лодке, только плывём неизвестно куда. И вообще, доплывём ли куда-нибудь?»
Сам Самсон при катастрофе почти не пострадал. Вовремя сообразив, что к чему и сгруппировавшись, он при ударе самолёта о воду получил всего пару лёгких ушибов. Самсон выбрался в числе первых, и при этом успел спасти ещё девочку. Её родители погибли мгновенно, не успев ничего даже сообразить, а её он вытащил. Хотя она упиралась и царапалась как дикая кошка.
Сергей, ощупав и осмотрев рану, сказал:
-Скидывай штаны Анька. Раной надо серьёзно заняться, иначе гноиться будет. Здесь, в тропиках, из-за влажного климата раны долго не заживают, так что тянуть нельзя. Ты когда из самолёта выпрыгивала, порезалась о края, а в горячке могла и не заметить. Так что давай – снимай одежду.
-Зачем? – она подтянула ногу, как будто боясь, что Сергей её сейчас ампутирует.
-Ты что стесняешься собственного мужа? А если серьёзно, то тебе что дороже: здоровье или скромность? Я же тебе говорю, что рану надо осмотреть. Кстати, у Ивана Ивановича ты сказала, что знаешь английский. Сейчас это пригодится. Спроси, есть здесь доктор или нет, а то я плохой лекарь. Меня-то они совсем не поймут. Вообще разбегутся, если орать начну. Подумают - с ума сошёл от счастья, что жив остался.
Аня немного подумала и, приняв доводы Сергея, крикнула по-английски. Один мужчина встал и, прихрамывая, подошёл к ним. Сергей с удивлением узнал в нём пастора, который молился в самолёте. Тот бегло осмотрел рану, пальцами пощупал края и сказал Ане несколько фраз. Они ещё немного поговорили, после чего она произнесла:
-Отвернись.
-А перед ним ты, значит, не стесняешься?
-Отвернись, я сказала. Не будь ребёнком. Не до твоих идиотских шуток, сейчас.
-Ну хорошо, нет проблем, – он повернулся.
Сергей увидел, как рядом чернокожая женщина успокаивает девочку, лет десяти. Сергей подошёл ближе. ребёнок прижимал к себе плюшевого слонёнка и огромными глазами смотрела на Сергея. Видно это всё что осталось у неё после катастрофы. Он присел перед ней на колени, погладил по голове. Женщина обратилась к Сергею по-английски, но он отрицательно помотал головой. Не понимаю, мол. Та, с сожалением поцокала языком, наклонилась к девочке, взяла её за руку и нараспев стала с ней разговаривать.
-Бедный ребёнок, - пробормотал Сергей и вернулся к тому месту, где сидела Аня.
Вокруг её талии была обмотана куртка, а пастор уже заканчивал перевязывать ногу девушки.
-Ну как дела. Жить будем?
-Будем. Он сказал, что в принципе ничего серьёзного, просто глубокий порез. Но желательно почаще промывать рану пресной водой. Хотя я ума не приложу, где мы здесь её найдём. Океан кругом, – Аня понемногу приходила в себя.
-Что-нибудь придумаем.
Пастор стоял рядом. Сергей протянул руку. Они обменялись рукопожатиями.
-Спасибо, мистер.
Тот кивнул головой и отошёл. Сергей и Аня остались одни.
-Как ты думаешь, надолго мы здесь? Найдут нас? – первой нарушила молчание Аня.
Сергей пожал плечами.
-Без понятия. Ты смотрела фильм «Остаться в живых»? Теперь мы в таком же положении. Только не на экране, а в жизни.
Невдалеке сидели мужчина и женщина. Он накинул на её плечи рубашку, а сам при этом остался с голым торсом. Мужчина гладил её по волосам, и говорил вполголоса, но женщина сидела с безучастным видом, ни как не реагируя. Сергей догадался, что возможно это и есть та супружеская пара, которым посчастливилось спастись вместе. Неожиданно женщина вскрикнула и оттолкнула руку мужа. Мужчина закричал в ответ. Судя по всему, назревала семейная перепалка.
-Что это они?
Аня прислушалась. Потом махнула рукой.
-Обычные семейные дрязги. Она кричит, что это он заставил её лететь этим рейсом. Он – что это она настояла, а он вообще никуда не хотел лететь. Обычное дело. Кстати, их Сэм и Сара зовут. Постой-ка… Хм, интересно. Она оказывается беременная.
-Кто? – не понял Сергей.
-Ну ни мужик же. Женщина. Да-а, не повезло ей.
-Ты о себе-то подумай. Ты ведь сама в таком же положении.
-Вообще-то да, – Аня сникла.
-С ума сойти. Две беременных на одиннадцать человек, - Сергей покачал головой. – По-моему это перебор.
К ссорящейся паре подошел пастор и наставительно стал им что-то высказывать. Постепенно они успокоились, только мужчина всё продолжал бурчать.
Около них присел высокий молодой парень.
-Извините, – он говорил с сильным прибалтийским акцентом. – Я не помешаю?
-Садись, брат по несчастью. Рассказывай.
-Вы я вижу русский. Я из Латвии, но ваш язык немного знаю. Так охота с кем-то поговорить. Нет сил, после всего, что случилось молчать. Меня Арвидас зовут, - они пожали друг другу руки. – На этом чёртовом самолёте я к другу летел. Он десять лет назад женился на таитянке и переехал сюда. Всё звал меня в гости. Мы в армии служили вместе. Вот денег поднакопил и решил съездить. Съездил, называется. Хорошо, что ещё жив остался, а не кормлю рыб на океанском дне. Об одном жалею. У меня на шее цепочка была. Мне мать её на восемнадцать лет подарила. Там две буквы были выгравированы: А и Л. Потерял я её. Где и не заметил. Жалко.
-В том, что случилось, можно было голову запросто потерять, а не только какую-то цепочку. Благодари бога, что жив остался.
-Вы верующий?
-Почему? Нет, просто присказка есть такая.
-Тогда понятно. Вон пастор ходит и всем внушает, что только благодаря Божьему провидению мы все спаслись.
Сергей заметил, что сидящий рядом Сэм, всё время прислушивается к их разговору. Как будто пытался угадать, о чём они говорят. Увидев, что Сергей заметил его, Сэм отвернулся к своей жене.
«Странно как-то. Этому-то что надо? Он же языка не знает. Или знает?»
-Я видел к вам Матвеев подходил, Вы с ним осторожнее будьте.
-Почему? – Аня заинтересовано наклонилась вперед.
-Вы понимаете, - Арвидас заговорил шёпотом. От этого понять его стало ещё сложнее. – Я видел, как после крушения он двух людей утопил. Цеплялся за них пока они не пошли на дно. Вначале мужчина, потом женщина. Я рядом плыл и всё видел. Он плавает совсем плохо, вот и цеплялся за кого попало. Людей утопил, а сам выбрался. Вот такой человек.
-Сволочь он тогда, а не человек, – зло сказал Сергей, вспомнив как такой же безумец, чуть не утопил Аню. А может это он и был? Да нет, вроде не похож. Хотя в той суматохе было не до запоминания лиц.
-Ужас какой-то, – добавила Аня.
Они замолчали. Потом Сергей спросил:
-Арвидас, ты случайно не знаешь, где мы находимся?
-Нет, даже понятия не имею. Я в школе совсем плохо учился, особенно по географии.
-Я тоже. А зря, – Сергей рывком поднялся. – Сиди, не сиди, а надо искать место для ночлега. Арвидас, ты как – с нами?
Прибалтиец поднялся.
-Я готов.
-Тогда вперёд. Сейчас я жену подниму, и пойдём искать пристанище, – он подошёл к Ане. Помог ей подняться. – Ну, поковыляли жёнушка. Только осторожнее. А то упадёшь, костей не соберешь.
Аня ткнула его кулаком в бок.
-Ты что мелешь? Какая я тебе жена? – прошептала она.
-Самая, что ни на есть законная, – так же шёпотом ответил он. – Могу паспорт показать.
-Покажи.
-Фу чёрт, я и забыл, что они сгорели. Тогда извини.
За ними, по направлению к небольшой пальмовой рощицы, на холме, потянулись и остальные. С грехом пополам, соорудили два шалаша. Один для мужчин, другой для женщин. С океана дул сильный ветер и пришлось помучиться, сооружая временные жилища. Не нужными советами всех доконал Матвеев. Он делал вид, что всю жизнь прожил в тропиках, в шалаше. Его дурацкие советы довели до того, что Арвидас замахнулся на него палкой и хотел прогнать. Если бы Самсон вовремя не перехватил её, то Матвееву не поздоровилось бы. Через час упорных трудов два шатких строения были готовы. Сверху, от дождя, накидали больших листьев. Спичек и зажигалок ни у кого не было и от костра пришлось отказаться. Люди все продрогли и стучали зубами от холода. Но в шалаше была хоть какая-то защита от ветра, и тепло товарищей по несчастью согревало.
Сергей долго не мог уснуть. Ночь в тропиках, это не то, что в России. Здесь темнеет рано и быстро. Густая ночь свалилась откуда-то сверху, с огромных раскидистых крон сорокаметровых деревьев, в один прием, поглотив остатки света и затопив пространство. Мрак становится так непроницаем, что на расстоянии вытянутой руки ничего не разобрать. Все посторонние звуки, шорохи были чужими. Даже в запахах, от которых кружилась голова, не улавливалось ничего знакомого. Лес мгновенно переполнился звуками. Стрекот цикад, крики ночных птиц, отрывистые одиночные "аккорды" обезьян. А если к этому добавить стук падающих плодов, хруст веток, шелест листвы — получается совершеннейшая какофония. Создавалось впечатление, что жизнь на этих широтах разгорается только после заката.
Под утро, так и не уснув, он вылез из шалаша и спустился к океану. Уже рассвело. Ветер успокоился, и океанские волны лениво накатывались на берег. Сильно пекло солнце. От ночной прохлады не осталось и следа. Недалеко от берега можно было заметить плавающие обломки самолёта.
Сергей уселся на камень и в задумчивости стал смотреть на океанские просторы. В своей жизни он ни разу не был, на море. Кто повезёт детдомовского пацана на курорт? Никто. Хотя он с детства мечтал искупаться в море, и попробовать воду на вкус. Правду ли говорят, что она солёная? Или врут всё? Но даже в самом жутком сне ему не могло присниться, в каких обстоятельствах он осуществит детскую мечту.
-Что, не спится? – раздалось за спиной.
От неожиданности Сергей вздрогнул и обернулся. Перед ним стоял один из мужчин. Не высокого роста, коренастый. С обыденной, непримечательной внешностью.
-Вы как привидение. Я даже ваших шагов не слышал, словно вы из-под земли появились, – Сергей отвернулся. – Какой тут сон? Присаживайтесь, полюбуйтесь на океан. Какая красота, вы не находите?
-Вчера вы так не думали.
-То было вчера, а то сегодня. Чувствуете разницу.
-Да, океан прекрасен, - мужчина уселся рядом с Сергеем прямо на песок. – Но это тогда, когда лениво плещется у твоих ног. Если он разбушуется, то берегись. Страшнее силы нет, чем разгневанная водная стихия. Уж поверьте мне, я знаю, о чём говорю.
Сергей сразу проникся симпатией к этому человеку. Почему он и сам не знал. Наверное, из-за манеры держаться. Просто, уверенно и в то же время с какой-то внутренней силой. Сергей уважал таких людей. Тех – в ком был стержень. Согнуть который было нельзя, а можно только вырвать.
Мужчина, между тем протянул руку.
-Самсон.
-А по отчеству? – Сергей пожал сухую ладонь и назвал себя.
-Без всяких отчеств. Так проще.
-Как вы думаете, это материк или остров?
-Скорее всего, остров. Материк ближайший здесь один – Австралия. А это не близко и нас не могло так далеко отнести во время грозы. Но чутьё мне подсказывает, что мы находимся в стороне от воздушных и морских путей. Вы обратите внимания: мы с вами, сколько здесь сидим, а хоть бы один самолёт пролетел или парус показался. А эти пути очень оживлённые.
-Я это заметил, – Сергей кивнул головой. - Значит всё ещё хуже, чем я думал. Интересно, шансы у нас есть?
-Шансы всегда есть. Главное не терять голову и не поддаваться панике, – Самсон встал, отряхнул песок. – Пора будить всех. Надо пропитание где-то раздобыть. А то неизвестно когда нас ещё найдут. И найдут ли вообще.
-Вы так думаете?
-Я ничего не думаю. Надо решать проблемы по мере их поступления. Сейчас главное – раздобыть еду. Вот эту проблему мы и будем решать в ближайшее время.
Но островитяне и сами уже стали вылезать из шалашей. Они, покачиваясь, словно тени, подходили к океану и молча, смотрели вдаль. Видно было, что сегодняшняя ночь им далась нелегко.
Сергей увидел Анну. Она спускалась к океану, немного прихрамывая на больную ногу. Вокруг её бёдер по-прежнему было обмотана куртка. Сергей поспешил к ней, помог спуститься.
-Как ты себя чувствуешь? Вид у тебя неплохой.
-Фигово, - она, поморщившись, села. – Нога всё время ноет. Надо рану промывать, а воды нет, - она помолчала. - Ночь была кошмарной. В каждом углу мерещилась всякая жуть.
-Ты сегодня до вечера ещё потерпи. Скорее всего, мы на разведку пойдём. Надо узнать – одни мы не острове или нет. Заодно и воду поищем. Может и повезёт. Так что не унывай, – он ободряюще улыбнулся.
Чернокожая женщина прижимала к себе ребёнка. Девочка, молча, смотрела на океан, и сил плакать у неё уже не было. Сем поддерживал под руку жену. Короткая причёска Сары растрёпалась, блузка и джинсы, в нескольких местах порвались. Сам Сэм выглядел не лучше. С лицом мученика он смотрел на океан. Взгляд его ничего не выражал.
Матвеев уселся на камень, где только что сидел Сергей. Клетчатая рубашка была расстегнута и виднелась волосатая грудь. На его круглом лице смешно смотрелись усы щёточкой. Он почесал грудь, зло сплюнул и с ненавистью посмотрел на Арвидаса, вспомнив вчерашний случай. Его взгляд говорил, что так себя с ним ещё не вели.
Прибалтиец на эти испепеляющие взгляды ни как не реагировал. Он с гордым видом опирался на суковатую палку, почёсывая небольшую бородку. Весь его взгляд выдавал оптимизм, которого в этом человеке было хоть отбавляй.
Рядом стоял ещё один человек. Вид у него был довольно жалкий. Он стоял босой и временами потирал одну ногу о другую. Внешность же типичная для клерка среднего звена. Не большого роста, немного полноватый, и к тому же лыс как бильярдный шар Он близоруко щурился, оглядывая вынужденных товарищей. При катастрофе одно стёклышко очков разбилось и теперь они нелепо смотрелись на его круглом лице. Ещё одной деталью он обращал на себя внимание. Удивительно, но при катастрофе он сумел сберечь кожаный портфель. Теперь он прижимал его к себе и, казалось, что никакая сила на свете не сможет оторвать его. Что в нём было: секретные документы о начале четвёртой мировой войны, или ещё что-нибудь? Об этом никто не знал. Он не давал к нему даже прикасаться. Хотя таких попыток и не было. Сергей не сдержался, подошёл ближе к этому смешному человечку. Оглядел его с головы до ног, спросил:
-Тебя как звать-то, дитя природы? Ань переведи.
Иностранец стал говорить, смешно поправляя очки и показывая на ноги.
-Что он там лопочет?
-Говорит, что зовут его Питер Келли. Он летел к партнёру на остров Хуакине, через Таити, что бы заключить сделку. Говорит, что ему очень неудобно босиком и что он себя плохо чувствует. Подожди… А, он говорит еще, что у него жена и трое детей и у себя в городе он очень уважаемый гражданин.
-Ну, это понятно, в прошлом мы все были уважаемыми. А здесь все равны, опустились до уровня обезьян в стаде. Стоп, Ань. Это переводить не надо, - Сергей поднял руку. – А спроси-ка у него вот что. Чего он к себе всё время портфель прижимает. У него там что, бомба?
Анна выслушала ответ. Немного улыбнулась и перевела:
-У него там документы для заключения контракта. Он очень рад, что сумел их спасти и говорит, что когда они отсюда выберутся, то они ему очень будут нужны.
-Ну пусть хранит. Они пригодятся для растопки, если огонь раздобудем. Это тоже переводить не надо.
Пастор стоял вдалеке и, похоже, молился. Он закрыл глаза, прижал к себе чудом сохранённую библию и шептал слова молитвы. Его седые волосы развивались по ветру. Что в этот момент мог просить Джон Криг, пастор из небольшого прихода на севере Англии у своего небесного защитника? Только одно. Что бы Господь послал им скорейшее спасение. А так же он молился обо всех кто не пережил эту страшную ночь.
Неожиданно, всех напугав, раздался жуткий женский крик. Все очнулись от созерцания водной глади и закрутили головами, не понимая, откуда кричат. Крик повторился. Он доносился из-за скал, где была небольшая лагуна. Именно там вчера Сергей и Анна выбрались на берег. Первым сорвался на крик Самсон, за ним побежали остальные. Выскочив за скалы, он остолбенел. Такого он в своей богатой милицейской жизни ещё не видел. Выскочивший следом Сергей, остановился как вкопанный и смог только произнести:
-Ё-моё.
Женщина, а это оказалась негритянка, продолжала кричать и не могла остановиться. Самсон подошел к ней, обнял за плечи и прижал к себе. Она замолчала. Уткнувшись в грудь мужчины, бедная женщина продолжала всхлипывать, дрожа всем телом.
Открывшаяся им картина могла вывезти из себя кого угодно. Вся лагуна была завалена трупами пассажиров злополучного рейса. Некоторые были уже изъедены акулами и представляли собой страшное зрелище. Волны шевелили мертвецов, и они двигались как живые, протягивая к людям, сведённые судорогой конечности. Ночью ветер дул в сторону острова и из открытого океана их прибило к берегу. Англичанин с портфелем, не выдержал этого зрелища, и содержимое его желудка вырвалось наружу. Но на это никто не обратил внимания. Самсон очнулся первым. Он повернулся к остальным и рукой показал, что надо уходить отсюда. Никто не противился, а все молча, развернулись и пошли прочь. Только Матвеев высказался:
-Надо бы похоронить их.
-Как вы себе это представляете? – Самсон остановился. Последний раз оглянувшись, сказал: - Акулы похоронят их за нас. Пошли.
Во временном лагере Самсон подошёл к Сергею, сел и сказал:
-Ужасная картина. Надо проследить, что бы на этой стороне острова в воду никто не лез. Трупы начнут разлагаться, и вода будет отравлена. В тропической жаре – это быстро. Будем надеяться, что акулы сожрут их быстрее, чем они отравят воду.
-Вы так о них говорите, как будто это не люди, с которыми вы ещё вчера летели в самолёте.
-Вчера это были люди, а сегодня трупы. И не чего здесь нюни распускать, – Самсон поднялся и пошёл прочь.
«Странный всё-таки человек. Откуда в нём столько жестокости?» - Сергей проводил его взглядом.
Самсон думал в этот момент про другое:
«Надо быстро с едой решать. Если к вечеру ничего съестного не найдём, то завтра трупов прибавится. И неплохо было бы пресную воду найти. Можно конечно выпарить из морской, но для этого надо костёр, а спичек нет, и зажигалок тоже. Да-а. одно цепляется за другое. Но, если сильно прижмёт, то придётся вспомнить древние методы. Чёрт, занесло меня сюда нелёгкая. Все планы рухнули. И что с этой парочкой делать? Уничтожить? Ладно, пока пусть живут. А потом это надо обставить так, что бы ни у кого и в мыслях не было заподозрить насильственную смерть. Но это потом, а сейчас займёмся более насущными проблемами».
Он резко остановился, сообразив что, раздумывая, ушёл довольно далеко от лагеря и от берега. Немного постоял, прислушиваясь и уловил шум волн. Самсон собирался сделать первый шаг, в обратном направлении, но опустив глаза, заметил, что вокруг ног вьётся цветной шнурок. Он замер, боясь пошевелиться. Маленькая змейка медленно переползла через его ногу, и исчезла в зелёной листве. Самсон перевёл дух. Неожиданно почувствовал, как за шиворот упало что-то мерзкое и скользкое. Он запустил руку и вытащил извивающееся насекомое. С отвращением отбросил это создание и брезгливо вытер руку о штанину.
«Надо быть осторожнее. Это не сосновый бор где-нибудь под Коломной, а тропики».
Он кинулся бежать и через пять минут как ошпаренный выскочил из тропического леса. На берегу, благодаря океанскому ветру насекомых не было. Зато под кронами деревьев летали полчища всевозможных сосущих и жалящих.
Отряхнувшись, подошёл к Матвееву. Тот в это время лежал под пальмой. Самсон сел рядом, похлопал его по плечу.
-Вставайте, надо на разведку идти. Ещё немного и люди начнут умирать от голода и от нехватки воды.
-А чего это ты здесь командуешь? – Матвеев открыл один глаз. – Тебя вроде бригадиром никто не избирал.
-Кому-то надо решать насущные проблемы? Если другие не могут это сделать, то придётся мне. И хватит валяться, о женщинах подумай, они совсем плохие стали.
-Пошёл ты. Больно мне охота по лесу шляться. Обо мне хоть кто-то подумал бы, - Матвеев не собирался вставать. – И вообще отойди, ты мне солнце загораживаешь.
-Ах ты тварь, - Самсон взвился как ужаленный. Схватив Матвеева, он рывком поднял его и прорычал в самое лицо. – Ты у меня не пойдёшь. Ты побежишь впереди всех. А если будешь выкобениваться, то я тебя сейчас в песок закопаю, прямо здесь. Ты понял меня, урод.
Матвеев попытался ударить, но Самсон, уклонившись, легко парировал этот выпад. В ответ он нанёс Матвееву не сильный удар в ухо, от чего тот упал и покатился по песку.
Сергей увидев, что Самсон колошматит Матвеева подбежал к месту схватки и с любопытством остановился. Самсон стоял, в гневе сжимая кулаки. Лицо его побагровело, а весь вид не предвещал ничего хорошего. Он рванулся к Матвееву, собираясь продолжить экзекуцию, но Сергей удержал его на месте. Он обхватил Самсона руками и тем самым спас Матвеева от неминуемой расправы.
Тот отполз в сторону и, прикрывая ушибленное ухо, всё повторял:
-Бешеный. Ну чисто, бешеный. Ничего, будет и на моей улице праздник.
Самсон успокоился довольно быстро, и Сергей отпустил его.
-За что вы его так? Нам здесь только драки не хватало. Наоборот надо держаться вместе.
-Он знает. Тварь, я ему дело предлагаю, а он, - Самсон пнул ногой песок, обсыпав Матвеева с головы до ног. Тот испуганно отполз ещё дальше. – Короче, Серёга, труби общий сбор. Надо всем собраться и решать, что делать дальше. И ты тоже подползай. – Он сплюнул в сторону Матвеева.
Островитяне собрались на берегу. У кого силы ещё оставались, те стояли, остальные расположились кружком. Матвеев тоже подошёл, но чтобы не показываться на глаза Самсону, спрятался за спины остальных. Самсон скептически оглядел эту разношёрстную компанию. Недовольно покачал головой.
-Я буду говорить, - начал он. – А кто знает английский, пусть переводит другим. Итак, по воле случая, мы все оказались, запертыми на этом острове. Что бы выжить, а не стать кормом для диких животных, нам надо быть вместе. Иначе долго здесь не проживём. Для этого я предлагаю в первую очередь организовать вылазку в джунгли. Надо выяснить остров это или нет, и есть ли здесь ещё кто-нибудь. Попутно раздобыть еду и обязательно пресную воду. Без еды ещё как-нибудь прожить можно, а без воды мы все через с сутки загнёмся. Но что бы мы, ни вели себя как стадо баранов, надо выбрать пастуха. Я хотел сказать вожака. Он будет осуществлять общее руководство. А все остальные ему будут беспрекословно подчиняться. А то ведут себя как…, - он поискал Матвеева, но ни нашёл и сплюнул на песок. - Одним словом нужен Робинзон, а мы все будем его пятницами.
-Это ты что на себя намекаешь? – Матвеев всё-таки не выдержал и выскочил вперёд.
-Мне даром это не надо. Лишние хлопоты. А говорю я так, потому что это единственный шанс, который у нас есть. Выбирать будем голосованием. Кого выберем, тот и будет вождём в нашем маленьком племени.
Аня едва успевала переводить обступившем её англичанам. Они с интересом посматривали на Самсона, ничем не выражая эмоций. Когда Самсон кончил говорить пастор вышел вперёд и от имени всех англосаксов спросил:
-А в какую сторону вы собираетесь идти? И кто пойдёт, все и так еле держаться на ногах? К тому же, где вы здесь найдёте еду, ведь лес кругом?
Ещё не дослушав Аниного перевода, Самсон начал отвечать пастору. Этот странный факт, похоже, заметил только Сергей, другие на это не обратили внимания. Он задумался, но ничем не выдал своего волнения. Сергей понял, что его новый друг не так прост, как хочет казаться.
-Я считаю, что надо осмотреть весь остров, - Самсон повернулся к пастору. – Для этого разобьёмся на пары. У каждой пары будет своё направление. Пойдут, естественно, одни мужчины, женщины останутся в лагере. Ну а там как повезёт. Может всё само собой образуется, и мы найдём людей. Хотя я в это мало верю.
Сергей заметил, что Сэм что-то хочет сказать. Он уже открыл рот, но его дёрнула за рубаху жена и он, так ничего и, не сказав, отступил назад.
-Тогда вам и быть нашим боссом, - через Аню сказал пастор. – Давайте командуйте.
-А других мнений не будет? – Самсон, кажется, и не ожидал другого решения. Но на всякий случай оглядел всех.
Похоже, что остальные были солидарны с пастором. Самсон выдержал паузу, потом сказал:
-Хорошо. Как я и говорил, разбиваемся на пары. Мужчин семеро, значит, пар будет три. Вы определитесь между собой кто с кем пойдёт. А я пойду один, раз уж мне напарника не досталось.
Аня перевела дух
-Никогда ещё столько по-английски не болтала. Весь язык высок. Пить ещё сильнее захотелось.
-Потерпи. Может нам повезет, и мы найдем воду.
-Дай Бог. Ты с кем намерен идти?
-С Арвидасом. Он мне внушает наибольшее доверие. Кстати, ты не заметила ничего странного в поведении Самсона?
-Нет. А что?
-Да так, показалось просто.
Пары определились достаточно легко. Сергей отправлялся с Арвидасом, Матвеев с Сэмом, ну а Криг шёл с Келли. С последней парой вышла заминка. Келли неожиданно заныл и стал жаловаться на босые ноги. Самсон подошёл, критически оглядел его ноги. Они и вправду выглядели неважно, а в нескольких местах кровоточили. Было ясно, что ходок из него по тропикам никудышный.
-Ладно, чёрт с тобой, оставайся, – Самсон махнул рукой. - Будешь за женщинами присматривать. Хотя надежды на тебя мало. Я пойду вместо тебя, со священником.
Келли обрадовался такому повороту событий и тут же уселся на землю. Портфель он по-прежнему не выпускал из рук.
Самсон созвал всех мужчин, и они стали вырабатывать маршрут.
-Ты Сергей пойдёшь с литовцем на восток.
-Я латвиец, – Арвидас решил уточнить.
-Да какая разница. Один чёрт – прибалтиец. Не перебивай, а то китайцем станешь. Так, вы на восток. Сэм вместе с нашим шумливым русским другом на запад, – у Самсона явно присутствовало хорошее настроение. Только с чем это связано – не понятно. Впереди ни какой перспективы. – Ну, а мы с пастором пойдём прямо.
Матвеев уже открыл рот, но Самсон так на него посмотрел, что слова у того застряли в глотке. Вспомнив трёпку, устроенную ему Самсоном, он счёл за благоразумие промолчать.
-Встречаемся здесь, вечером. Да и ещё совет. Не лезьте на рожон. Если увидите что-то странное или не понятное – лучше обойдите. Помните - это тропики. Тут опасность на каждом шагу. Держитесь, по возможности, открытых участков. Далеко в джунгли не углубляйтесь. Всё вперёд.
Сергей с Арвидасом пошли в указанном им направлении. Напоследок он оглянулся и увидел, как Аня ему махнула. Он поднял руку в ответ и исчез за поворотом. Он успел заметить, как скрылись в противоположном направлении Матвеев с Сэмом. Самсон задержался около чернокожей и коротко переговорил с ней. Ответила она ему или нет, Сергей не узнал. Он развернулся и стал догонять Арвидаса, ушедшего уже довольно далеко вперёд. Ускорив шаг, он глядел в спину Арвидаса и думал, что о чём может говорить человек, не знающий английский с чернокожей женщиной. Странно.
Как только мужчины скрылись из виду, Аня встала и подошла к девочке. Та одиноко сидела в стороне и баюкала своего слонёнка.
-Это кто у тебя? – спросила она по-английски, потом по-французски.
Девочка на это ни как не реагировала. Она раскачивалась, бездумно смотря мимо Ани. Она уже собиралась отойти, как девочка сказала по-английски:
-Это Чарли, мой друг. Мне его папа на день рождения подарил.
-Хороший у тебя друг, надёжный, - Аня погладила плюшевую игрушку. - А как тебя зовут?
-Хелен.
-Чего ты здесь одна сидишь? Пойдём к нам.
-Я маму с папой жду. Они ненадолго ушли и скоро должны вернуться. Они мне обещали братика подарить. Я с ним играть буду, и нам будет весело. Но почему-то их долго нет. Они ведь придут? Не обманут меня? – она подняла наивные детские глаза на Аню.
-Конечно, придут, - Аня закусила губу, чтобы не заплакать. Спросила: – А сколько тебе лет?
-Девять, – девочка опять ушла в себя.
-Пойдём со мной, – Аня взяла ребёнка за руку и повела за собой.
Она подвела ребёнка к женщине, у которой с ней вроде установился контакт. Та усадила её рядом с собой, обняла и стала с ней разговаривать. Аня села рядом. Нога у неё болела не сильно. Боль спряталась где-то внутри и напоминала о себе редко. Аня заметила, что не видит Келли. Человек с портфелем куда-то исчез. Она встала, посмотрела вокруг. Нет, словно испарился. Аня спросила у Сары, не видела ли она его. Та отрицательно покачала головой.
Саре было плохо. Если судить по животу, то срок у неё не меньше шести недель.
«Что её заставило в таком положении на самолёте летать? Ещё странно как жива-то осталась».
-Плохо вам? – участливо спросила Аня.
-Нет, ничего. Пить постоянно хочется. Скорее бы Сэм вернулся. Я так волнуюсь за него, – она помолчала. Потом вздохнула. – Он у меня молодец. Если бы не он, я бы никогда из самолёта не выбралась. Да ещё с таким животом.
-К вечеру они должны прийти, - Аня подумала о Сергее. За время их совместного путешествия, пусть и такого неудачного, её фиктивный муж стал ей ближе. Она кивнула на живот Сары. - Какой у вас срок?
-Пять с половиной недель, – она погладила живот. - Я не хотела лететь, да Сэм настоял.
-Понятно. Не повезло вам.
-Ещё как не повезло, – Сара грустно кивнула.

***
Сергей догнал Арвидаса и пристроился у него за спиной. Латвиец шел, молча, не оборачиваясь. Весь оптимизм у него исчез, и он двигался углублённый в мысли. Сергей тоже не нарушал молчания. Так они и шли пока не упёрлись в скалу, выступающую в море. Путь вперед, по береговой кромке, был отрезан. Люди остановились в замешательстве.
-Что будем делать? – Сергей осмотрел препятствие.
В пяти метрах от воды, простирался первобытный лес. Чтобы обойти скалу и двигаться дальше, надо сворачивать в джунгли. Лес, возвышающийся тёмной громадой пугал людей своей неизвестностью. Он таил в себе такие опасности, о которых люди ни разу не бывавшие в тропиках даже не подозревали. Арвидасу, как и Сергею, тоже не хотелось сворачивать. Но другого выхода не было. Он вздохнул и сказал:
-Надо идти. Другого пути всё равно нет. Не возвращаться же назад, – и пошёл в лес.
-Надо, так надо, – Сергей свернул за ним.
Продвижение сквозь непролазные заросли, он запомнит надолго. Сергей где-то читал, что без мачете в тропическом лесу делать нечего. Тогда он не обратил на это внимания. Сейчас же убедился в этом на собственном опыте. Тот путь, который они проделали бы за полчаса, будь у них в руках мачете, люди шли около трёх часов. Они продвигались медленно, попеременно меняясь местами. Намного затрудняли путь цепкие лианы. Острые, как зубья пилы, лиановые шипы цеплялись за одежду, норовя порвать их.
Этот нелёгкий путь отнял последние силы. Усталые и измученные люди остановились у подножия большой горы. По её склонам тоже рос лес, но не такой густой, как тот через который они только что прошли.
-Поднимемся на гору и осмотримся, - Сергей посмотрел на вершину. – Узнаем, наконец, остров это или нет. С такой высоты окрестности должны далеко просматриваться. Ты как?
Сергей повернулся к напарнику. Арвидас заметно похудел. Этот день без пищи и трудный поход через джунгли начинал сказываться на его здоровье. Сам Сергей чувствовал себя не лучше, но старался не думать об этом. Латвиец кивнул головой, и они начали восхождение.
Против обыкновения поднялись люди на вершину достаточно быстро. Растительности было не так много как в долине и цепкие лианы не преграждали путь. На вершине оказалась небольшая прогалина. Она как будто специально была создана природой для того чтобы каждый кто сюда вскарабкается, мог полюбоваться на красоту кругом.
С высоты птичьего полёта люди могли оглядеться и понять, наконец, куда их забросило. Но лучше бы они этого не знали. Какого же было их разочарование, когда они увидели что это остров. В поперечнике примерно километров двадцать, он со всех сторон омывался океаном. Сколько Сергей и Арвидас не напрягали зрение, нигде не виднелось хоть малейшего намёка на человеческое присутствие.
-Да, дела. Значит всё-таки остров, - Сергей уселся на камень. – Не повезло нам. К тому же он, похоже, не обитаем.
-Не будем делать быстрых выводов. Может другие найдут что-нибудь важное.
-Будем надеяться.
Ещё немного отдохнув и набравшись сил, люди стали спускаться в долину.


***
Матвеев с Сэмом, как им и было велено, пошли на запад. Матвеева распирало зло. У себя, в небольшом провинциальном городке, он занимал устойчивое общественное положение. Являясь начальником отдела одной из государственной структуры, Семён Александрович привык, что люди в большинстве своём от него зависят. И это ему импонировало. Здесь на острове он попал в совершенно новые для себя условия. В первый момент они даже выбили его из колеи и Матвеев немного растерялся.
Когда самолёт падал, то ему чудом не свернуло шею, пролетевшим мимо креслом. Началась суматоха, но и здесь ему повезло. В числе первых Матвеев смог выбраться из горящего самолёта. Наверное, ангел-хранитель в этот день был на его стороне, раз он после всех передряг смог остаться в живых. Оказавшись в воде Матвеев, плавая не достаточно хорошо, стал цепляться за всё, что подвертывалось под руку. К несчастью это оказались мужчина и женщина, барахтающиеся рядом. Он так интенсивно хватался за них, что те ушли под воду. Но его это, ни сколько не удручало. Своя жизнь дороже всего остального. Хорошо, что этого ни кто не заметил. А оказавшись в безопасности, он выкинул эти ненужные воспоминания из головы.
Его мысли переключились на Самсона.
«Нет, ну каков наглец? Мало того – сволочь. Решает, что кому делать и ещё руками машется. Босс чёртов. Нет, этого я ему не прощу, - Матвеев потёр ухо. – Он не знает, даже не догадывается, с кем связался. Я ему такое приготовлю, что вскоре у нас возможно будут перевыборы».
От этих мыслей Матвеев повеселел и даже прикрикнул на идущего впереди Сэма:
-Слышишь, немчура. Куда бежишь, так что за тобой не угнаться? Как будто за поворотом тебя ожидает бар с холодным пивом. Убавь шаг, я говорю.
-What you speak? – Сэм обернулся.
-Иди помедленнее, марафонец чёртов.
Сэм покачал головой, и они пошли дальше. Но шаг немного сбавил, как будто понял, о чём сказал русский.
«Надоел, - думал Сэм о своём напарнике. – Повезло, нечего сказать. Идёт, бормочет. Дьявольский язык. Не понимаю людей, которые учат его специально. Язык варваров, одним словом. Чёрт поймёшь этих русских, вечно чем-то недовольны. Может похоронить его под сенью этих пальм?.. Нет, слишком подозрительно. Надо было одному идти – намного сподручнее. Но противится навязанному обществу нельзя. Могли возникнуть ненужные вопросы. Ладно, что-нибудь придумаем. А будет выступать, точно пристукну, где нибудь».
Они прошли по берегу ещё около двух километров. Лес стоял непроходимой стеной, но вот среди деревьев показался небольшой просвет. Сэм свернул, намереваясь углубиться в лес. Матвеев остановился.
-Эй, американец, – крикнул он. – Ты куда это направился? Не полезу я в эти джунгли. Неизвестно еще, какая нечисть там прячется.
Сэм тоже остановился. Он повернулся к русскому, призывно махнул рукой.
-Other way no. It is necessary to go through jungle. Can we shall meet whom.
-Чего ты ластами машешь? Не полезу я в эту трущобу. Ты забыл, что Самсон сказал? Надо держаться открытых мест.
-Cattle Russian. If wants, let here sits or back goes. To me without a difference.
С этими словами Сэм развернулся и скрылся за деревьями. Матвеев ещё немного постоял и побежал за ним. Американец поджидал его за ближайшем деревом. Увидев Матвеева, он ничего не сказал, а только улыбнулся одними уголками губ и пошёл дальше.
Они прокружили по лесу часа два. Сэм как будто чего-то искал и уверенно шёл вперёд. Матвеев притих, а только с ожесточением отбивался от насекомых. С расспросами, тем, более не знавши языка, он не приставал. Наконец они снова оказались на берегу океана.
-Но что я тебе говорил? Нечего было по лесу шляться, только покусали всех. Что пойдём обратно? – он вопросительно посмотрел на Сэма.
Американец как будто его понял. Он в раздумье почесал подбородок и сказал:
-Here we nothing shall find. Send in camp.
Они пошли обратно. Матвеев шёл и гадал, что Сэм мог искать в лесу. Не придумав не чего путного он, чтобы не ломать голову, перестал об этом думать.

***
Когда береговая полоса скрылась из вида, и они достаточно углубились в лес, Самсон остановился. Он подождал отставшего пастора и показал направление, по которому им надо идти. Самсон уже хотел двинуться дальше как пастор тронул его за рукав и спросил:
-You know English?
Самсон непонимающе посмотрел на него. Потом отрицательно мотнул головой, махнул рукой и они пошли дальше.
- And it seemed that know , - пробормотал пастор, шагая за Самсоном. Вдруг он неожиданно сказал. – А я, немного знаю ваш, русский.
И он перешёл на родной язык Пушкина и Толстого. Это прозвучало так неожиданно, что Самсон даже остановился. Как будто наткнулся на невидимую стену. Пастор, упёршись ему в спину, тоже остановился. Он улыбнулся и сказал:
-У меня прихожанин есть. Он родом из Одессы. Интересный человек и собеседник. Мы с ним много беседовали. Постепенно он стал меня обучать русскому. Ваш язык достаточно сложный. Но при должном терпении его можно выучить. Я в молодости, ещё в мирской жизни, увлекался изучением иностранных языков. С возрастом это увлечение осталось. Я знаю португальский, испанский, немного французский.
Говорил он медленно, старательно произнося каждое слово. Фразы и предложения строил правильно. Если не считать акцент и ошибки в ударении, то болтал он довольно сносно. Видно способности у него действительно имелись.
-Вы неплохо говорите, святой отец, - польстил ему Самсон. – Я удивлён.
-Я хотел бы продолжить практику. Давайте говорить по-русски, – попросил пастор.
-Давайте. Так веселее, чем идти и молчать.
Они пошли дальше, осторожно продираясь сквозь заросли.
-Я гляжу, вы искренне надеетесь на то, что мы спасёмся? – спросил Самсон.
-Меня поддерживает вера. К тому же она не даёт мне впасть в уныние, а это один из семи самых страшных смертных грехов. Надо собственным примером вселить уверенность в остальных, чтобы у людей не пропала надежда. А то люди могут превратиться в стадо животных и тогда уже никакая сила их не спасёт. Разве я не прав?
-Правы. Не одной веры мало. Надо найти еду и воду, иначе нам всем придёт конец. Вначале умрут самые слабые. Это женщины и ребёнок. Потом начнут умирать остальные.
-Вы нарисовали нерадостную картину.
-Я реалист. И трезво смотрю на вещи.
-Трезво – это как? Я не совсем понимаю. В русском языке много неожиданных оборотов.
-Трезво – это значит реально.
-Осторожно, - неожиданно громко, по-английски, воскликнул пастор. – Змея.
Самсон, идущий первым, отскочил, больно ударившись локтём о дерево. Тревожно оглядевшись по сторонам, он увидел, что пастор смотрит вверх.
-Извините, мне показалось, - по-русски сказал он. - Это всего лишь сучок. Зрение к старости совсем неважное стало. Я не сильно вас напугал?
-Да нет? Нормально, – Самсон злился на себя. Он понял, что попался на детскую уловку и не мог себе простить этого.
«А этот пастор оказывается, не так прост, как может показаться в начале. Усыпил моё внимание и расставил ловушку. Я тоже хорош, лопух. Надо будет присмотреться к нему получше».
Пастор в этот момент ликовал в душе:
«С кем вздумал тягаться, дурачок? Ловко я его сделал, не чего сказать».
Вслух же произнёс:
-Лес становится всё гуще. Похоже, нам дальше не пройти, если не рискуем запутаться в лианах, как в паутине.
-Да вы правы. Здесь нам не пройти. Придётся вернуться. Может другим больше повезёт?
-Будем надеяться.
Они ещё немного постояли и пошли в обратный путь. Всю дорогу они практически не разговаривали.

***
Аня сидела на берегу и наблюдала за волнами. Они набегали на песок и лениво откатывались назад, оставляя влажный след. Мимо пробежал краб. Остановившись напротив Ани, он угрожающе зашевелил клешнями. Девушка взяла маленький камушек, прицелилась и бросила. Краб попятился, всё так же шевеля клешнями. Тут Ане пришло на ум что прямо перед ней находится еда. И не просто еда, а деликатес. Она уже присматривалась, как ухватить краба за спинку, что бы избежать его клешней, как набежавшая волна смыла краба в море. А вместе с ним и надежды девушки на обед. Она вздохнула:
«Не везёт. Можно было пообедать. Я сейчас от любой пищи не отказалась бы».
Мысли о еде посещали её всё чаще. Чувство голода, с каждым лишним часом, проведённым на острове, овладевало всё сильнее. Другие, тоже чувствовали его приближение. Пока с этим можно бороться, но вскоре желание что-нибудь съесть станет невыносимым. Вот тогда будет совсем плохо. К этому добавлялась нехватка воды, от которой организм страдал ещё сильнее. Теплилась слабая надежда, что мужчины что-нибудь раздобудут, но их почему-то долго нет.
Аня встала, посмотрела по сторонам. Словно в дымке, на дальней оконечности острова увидела две фигуры. Она приставила руку к глазам. Так и есть. Мужчины возвращались. Кто это, на таком расстоянии она рассмотреть не могла. Аня радостно крикнула:
-Наши идут.
Женщины зашевелились. Келли, появившийся за полчаса до этого и лежавший под пальмой, вылез из своего убежища и близоруко щурясь, стал всматриваться в идущих. Аня первая заметила, что это возвращаются Матвеев с Сэмом. Разочарование на миг отразилось на её лице. Она ожидала, что это будет Сергей. Но всё равно она обрадовалась. Вдруг им повезло и скитаниям на острове приходит конец. По мере приближения можно было разглядеть их лица. По их скорбному выражению Аня догадалась, что разведка прошла впустую. Сэм подошёл к своей жене и на её вопросительный взгляд только покачал головой. Всё прояснил Матвеев.
-Нет там ничего. Везде один чёртов лес. Мы шли, сколько могли пока не поняли, что поиски ни к чему не приведут. И повернули обратно.
Островитяне, в которых ещё жила надежда, в изнеможении опустились на песок. Жажда, сильнее, чем нехватка пищи, стала донимать людей. Жаркое, тропическое солнце палило немилосердно. Только в тени больших раскидистых пальм можно было укрыться от его палящих лучей. Но здесь появлялась другая напасть. Тучи всякой летающей нечисти набрасывалось на людей. Приходилось постоянно обмахиваться большими листьями и это вконец изматывало островитян.
Через час вернулись Самсон и пастор. Их тоже постигла неудача. Опять тропический, непроходимый лес преградил дорогу. Тропики надёжно скрывали тайны, и оставалась маленькая надежда на Сергея и Арвидаса. Они задерживались. Прошли все сроки, в которые они должны вернуться, а их всё не было. Аня забеспокоилась всерьёз. Девушка вышла на берег океана и стала с тревогой всматриваться вдаль. К ней подошла Сара. Немного постояла, молча рядом, потом спросила:
-Это ваш друг или муж?
-Друг, - ответила Аня, не подумав. Спохватившись - поправилась. – Муж.
-Вы не беспокойтесь, он обязательно придёт. Мой же пришёл и ваш вернётся. Надо только верить.
-На душе тревожно. Скорее бы они уже вернулись.
Женщины помолчали. С океана подул лёгкий бриз, принеся с собой прохладу.
-Вы давно женаты? – опять спросила Сара.
-Три года, – соврала Аня. Даже здесь, на острове она старалась придерживаться легенды, придуманной вместе с Сергеем. Выдумали так, на всякий случай, но со временем она так прочно обосновалась в мозгу у девушки, что Аня и сама уже начала в нее верить.
-Летели отдыхать?
-Да, на Таити. Купили с мужем путёвки и решили провести время около океана. Хорошо хоть живы остались... Всё могло бы быть гораздо хуже.
-Да, вы правы. Как говорит пастор: это Божье провидение спасло нас. Без чуда здесь не обошлось. Упасть с такой высоты и не разбиться… Ужас. Я до сих пор вспоминаю об этом с содроганием. Тем более в моём положении, - она погладила живот. – Я думала, что рожу прямо там, в самолете. Но Бог помог, и мы все остались живы. Кстати, я хотела у вас спросить. Вы так прекрасно говорите по-английски, даже акцент едва заметен. Вы жили в Англии?
-Нет, - Аня улыбнулась. – У нас в институте, где я училась на филологическом, был хороший учитель иностранного языка. После института, по работе, мне довольно тесно пришлось общаться с англичанами. Так и овладела языком…
-Ой, смотрите, - неожиданно воскликнула Сара. – Кажется, кто-то идёт. Нет, точно идут. Наверное, это ваш муж.
Аня присмотрелась и вправду, на восточной оконечности, появились две фигуры. Сара первая их заметила и пошла немедленно сообщить остальным.
Аня почувствовала облегчение.
«Наконец-то».
Она хотела броситься вперед, на встречу, но сдержалась. Неудобно как-то. Пусть для всех он ей и муж, но для неё просто сосед по подъезду.
«Господи, как давно это было? И было ли вообще? Мне кажется, что всё время вокруг был океан и эти чёртовы пальмы, на которые уже смотреть не могу».
Все высыпали на берег. Разведчики приближались долго. Аня увидела, что они очень устали. Лицо Арвидаса, от природы и так худое, заострилось ещё сильнее. У Сергея глаза запали и Ане стало его жаль. Оба были обнажены по пояс и загорелые до черноты они напоминали собой местных аборигенов. На голове, что у одного, что у другого для защиты от солнца, были завязаны рубахи.
-Вы что так долго? - Самсон первым подошёл к ним. – Нашли что-нибудь стоящее?
-Нет, - Сергей покачал головой. – Но мы поднялись на гору и установили что это остров. Примерно двадцать километров по диагонали. Людей здесь нет, по крайней мере, мы не видели.
Сергей прошёл под защиту деревьев, устало опустился на землю.
-Если не верите, вот он может подтвердить, – он кивнул головой в сторону латвийца.
Глаза всех присутствующих, как по команде, уставились на Арвидаса. Тот согласно кивнул головой и добавил:
-Когда мы обратной дорогой шли, то немного заблудились. Думали, никогда уже не выберемся из этого леса. Но нам повезло.
Самсон со злостью стукнул кулаком об руку.
-Чёрт, всё-таки остров. Этого ещё не хватало. Всё намного сложнее, чем я думал.
-А ты что хотел? Что бы за поворотом открылся мегаполис с барами и дискотеками? – Матвеев выругался. – Наивный. Мы все погибнем на этом грёбаном острове.
-Заткнись, - Самсон на него даже не посмотрел. - Не до тебя сейчас.
-Как это не до меня? Ты же у нас босс, мать его. Вот и решай теперь, что делать.
-Решу, если ты не будешь орать по каждому поводу. Сеешь панику среди остальных.
К Ане подошла чернокожая. Девушка уже знала, что зовут её Джейн Остин и она из города Мэдисон, штата Висконсин. Работает Джейн менеджером в небольшой фирме по производству средств первой гигиены. Летела, как и все отдыхать. Джейн спросила:
-Они что, ругаются?
-Нет, просто решают, что делать дальше.
-А почему так громко кричат?
-Это особенности языка.
Джейн на секунду задумалась, потом сказала:
-Странный у вас язык какой-то.
Арвидас сидевший всё время в молчании вдруг открыл рот и изрёк:
-Я где-то читал, что люди, оказавшиеся в замкнутом пространстве, без еды и питья через несколько дней начинают поедать себе подобных.
Наступила тишина. Даже Матвеев, собиравшийся что-то сказать, заткнулся.
-Ты что, обалдел? – Сергей не понимал, шутит Арвидас или нет. Лицо у него оставалось совершенно серьезным.
Другие тоже с ужасом смотрели на него.
-Что он говорит? – почувствовав неладное, спросила Джейн.
-Ничего интересного. Просто предлагает съесть одного из нас, – автоматически перевела Аня. Спохватившись, она посмотрела на Джейн.
Лицо у той из чёрного стало серым.
-Значит, меня съедят первой.
-Почему это?
-А чернокожим всегда не везёт. Мы для всех остаёмся людьми второго сорта.
Аня услышала за спиной вскрик. Она обернулась и увидела Келли. Он стоял, в ужасе закрыв рот рукой. Невольно он услышал Анин перевод и теперь в страхе пятился назад, подальше от этого страшного места и этих страшных людей. Зацепившись ногой за корягу, англичанин упал, умудрившись при этом всё-таки не выронить портфель. Аня посмотрела вначале на Джейн, на её посеревшее лицо. Потом перевела взгляд на Келли, стоявшего по-прежнему на четвереньках и поняла причину их ужаса. Она неуверенно улыбнулась, чувствуя неловкость, и сказала:
-Да бросьте вы. Это же шутка. Правда, не очень удачная. Никого мы есть не будем. А наши мужчины обязательно что-нибудь придумают, – попыталась она их успокоить, но по их лицам можно было догадаться, что они ей не верят.
А Арвидас всё так же глядя в пустоту, в тишине, продолжал свою страшную речь.
-А что, это нормально. Слабых съедят, зато у остальных появляется шанс. Всё решает жребий. И ни кто не в обиде. С умом человеческим телом можно питаться дол… - договорить он не успел.
Самсон без замаха влепил ему такую затрещину, что латвиец опрокинулся на спину.
-У тебя, что от жары совсем крыша съехала? Мелешь всякую чушь. Будешь много болтать, мы тебя сожрём. Ты понял меня? – Самсон наклонился над лежащим Арвидасом.
-Я же пошутил, – Арвидас приподнялся на локте и непонимающе смотрел на обступивших его людей. – Вы что, шуток не понимаете?
-Знаешь что? Держи свои шутки при себе, юморист нашёлся. Задорнов, мать твою.
Сергей почувствовал, как его начинает разбирать смех. Он зародился где-то внутри и не мог не вырваться наружу. Он схватился за живот, повалился на землю и захохотал. Постепенно и остальными, сперва понемногу, потом всё сильнее стал овладевать смех. Даже Матвеев пару раз хохотнул этой нелепой шутке. Через минуту уже смеялись все. Аня сама не в силах сдерживаться, перевела англичанам, почему смеются русские. Джейн, стоявшая рядом, пробормотала что-то о русском характере. А Келли с ужасом смотрел на всю эту картину. Он до конца так и не понял, почему этим людям так смешно. Странные все-таки они, эти русские. Где надо плакать – они смеются, а где надо смеяться – плачут. Одним словом нация контрастов.
-Нет, вы, что и вправду мне поверили? Ой, не могу. Ха-ха, – Арвидас вначале переводил взгляд с одного на другого, а под конец и сам захохотал.
Отсмеявшись, и сняв напряжение, островитяне стали думать, что делать дальше. Все понимали, что каждый лишний день, проведённый на острове, отнимает у них шансы на выживание. Первые разведки не принесли успехов. Надо срочно решать, что предпринять в дальнейшем.
-Кто-нибудь, знает, хотя бы приблизительно, где мы находимся? – Самсон оглядел островитян.
-Я думаю, что где-то посередине между островами Тубуаи и островами Гамбье, - сказал пастор по-русски и поднял руку.
-Ну дела. А откуда вы русский-то знаете, - Сергей был искренне удивлён
-Довелось выучить. Я буду говорить, а ваша жена пусть переведёт другим, - он слегка поклонился в сторону Ани. Та растерянно кивнула.
-Итак. Я немного знаком с этим районом. Мне довольно часто приходится летать по этому маршруту. Так вот. Если я не ошибаюсь, а мне бы очень этого хотелось, наши надежды на то, что нас спасут – невелики.
Среди людей поднялся ропот. Самсон смерил его недоверчивым взглядом и подозрительно спросил:
-Почему это, разрешите поинтересоваться?
Пастор опять поднял руку, призывая к тишине, и продолжил:
-Я объясню, в чём дело. Эти острова находятся в стороне от всех путей. И воздушных, и морских. До ближайших обитаемых мест примерно пятьсот миль. Одним словом самолёты над островом не летают, а корабли мимо не проплывают. Да вы и сами должны были это заметить. Единственно на что можно надеяться, так это на то, что сюда могут заплыть одиночные туристы на яхтах. Они бороздят на маленьких корабликах весь мировой океан и часто посещают безлюдные острова. Ну а второе, - он на мгновение замолчал. - Только учтите, всё это моё предположение, и я не хочу вас ни чем пугать. Такие небольшие островки, стоявшие в стороне от торговых путей, не редко становятся прибежищем пиратов. А пиратство, как вы, наверное, все знаете, настоящий бич в этих водах. Но всё может оказаться не так и плохо. Возможно, нас уже ищут и вскоре, мы все будем спасены.
Аня вполголоса переводила. Пастор говорил вполне сносно. Правда немного медленно, чувствовалось отсутствие языковой практики. Сергей вздохнул:
-Хорошие дела. Короче, надо надеяться на себя. Так я и думал. Мы когда с Арвидасом ещё поднимались на гору, я понял, что дело здесь не чисто. Ни самолёта над головой, ни корабля на горизонте. Тишь да гладь, да Божья благодать. Лучше бы вы ошиблись, уважаемый служитель культа. А то дела наши плохи.
-Не будем унывать. Завтра организуем ещё одну экспедицию. Главное не поддаваться панике.
-И не думать о еде, - решил вставить слово Матвеев. – А жрать хочется, аж сил нет.
-Постыдился бы, - Аня брезгливо посмотрела на него. – Вон девочка и та не плачет о еде, а ты всё стонешь. Да тебе и полезно поголодать. Хотя бы похудеешь немного, а то оброс жиром, как боров.
-Слушай, тёлка, - взвился Матвеев. – А ты кто такая, что бы меня учить. Да я тебя сейчас…
Он схватил Аню за руку и хотел развернуть к себе. Сергей перехватил его руку, сжал и, вывернув, вынудил Матвеева упасть на колени. После этого он дал ему хорошего пинка и Матвеев, получив ускорение, откатился почти к самой воде.
-Ещё руки вздумаешь распускать, я тебя выкину на корм акулам, – напоследок сказал Сергей.
Матвеев немного полежал, постанывая. Потом сел на песок и захныкал:
-Что за день сегодня. Все норовят меня ударить, унизить. Я что, мальчик для битья?
Он сел под пальму и больше на глаза не показывался. А Сергей нажил себе ещё одного врага.
Семён Александрович сидел под деревом и злобно посматривал на людей, собравшихся вокруг Самсона. Он искал причину, по которой стал изгоем среди островитян. Такого с ним ни когда в жизни ещё не случалось. Он всегда был в центре внимания и это его деятельной натуре нравилось. Здесь, на острове, всё пошло наперекосяк. Ни кто его слушать не хочет, его мнение ни во что не ставят. Беспредел, да и только. Причиной всего этого он считал Самсона. Он сразу его поставил вне рамок своего общения и этим нанёс Семёну Александровичу непоправимую обиду. И тогда месть затопила всё сознание Матвеева. Она сладостно тлела в груди и готова была вырваться наружу. Он прикинул, что можно сделать. На всяческие интриги он был мастер и немного поразмыслив, решил привлечь на свою сторону Сергея. Что они с ним сейчас поцапались – это ничего. Как поссорились, так и помирятся. Тем более он знал про Самсона, нечто такое, о чём другие даже не подозревали. План постепенно выстраивался в голове у Матвеева. В одиночку его осуществить будет сложно, а вдвоём – вполне по силам.
С берега раздался громкий крик девочки. Пока взрослые вырабатывали планы на ближайшее будущее, Хелен ходила по берегу и собирала мелкие камушки. Слонёнка она по-прежнему не выпускала из рук. Хелен первая и заметила точку на горизонте.
-Смотрите, смотрите, – кричала она, показывая пальцем.
Подбежавшие люди к своей великой радости разглядели вдали парус яхты. Она едва виднелась на горизонте, и непонятно, приближается или, наоборот, через секунду скроется. Всеми кто был на берегу, овладело безумие. Люди бегали, кричали. Арвидас взобрался на высокий камень и размахивал рубашкой, что бы привлечь внимание. Сергей кричал так, что сорвал голос и под конец совсем охрип. Даже Келли поддавшись общему настроению, бросил неразлучный портфель и бегал по берегу, как сумасшедший. На миг показалось, что с яхты их заметили, и она приближается. Все застыли в ожидании. Джейн и Сара обнявшись, стояли по колено в воде и слёзы радости текли по их усталым лицам. Самсон единственный кто не поддался общему ликованию. Он с напряжением смотрел на горизонт и гадал: приближается яхта или это просто обман зрения.
«Неужели нас заметили? И приходит конец всем мучениям? Приближается она или это иллюзии? На таком расстоянии чёрта с два поймёшь. Но, чёрт возьми, как охота, что бы нас скорее забрали отсюда. Сколько здесь расстояние? Километров двадцать, тридцать? Морская гладь искажает представление о предмете, который от тебя на таком расстоянии. Стоп. Не может быть? Ну, точно, она становится всё меньше. Уходит. Значит, не заметили. Жаль».
Другие тоже поняли, что яхта уходит. Вздох разочарования пронёсся над берегом. Безумие, ещё полчаса назад завладевшее людьми, теперь сменилось полной апатией. Все стояли и смотрели, как яхта медленно исчезает. Вот чёрная точка совсем пропала, и горизонт опять очистился.
Арвидас соскочил с камня и забежал в воду по пояс. Он грозил кулаком и орал на своём родном языке, посылая проклятия на головы тех, кто управлял этой посудиной. Вдоволь накричавшись, он вышел из воды и ни на кого не глядя, лёг под пальму. В этот день островитянам не суждено было покинуть этот негостеприимный берег. Всеми овладело оцепенение. Искорка надежды, тлевшая в душах людей, погасла. Сергей подошёл к Ане и прохрипел:
-Сегодня явно не наш день. Придётся ещё здесь куковать неизвестно сколько.
-Ладно. Появилась одна яхта, может приплыть и другая. Пастор не зря ведь сказал, что нас обязательно будут искать. Давай надеяться на лучшее.
-Странно получается. По всем правилам я тебя должен утешать и вселять надежду. А получается наоборот, – Сергей усмехнулся. В другой обстановке его сиплый голос мог вызвать смех, но не сейчас.
-Ты молчи, тебе нельзя разговаривать, - Аня провела рукой по его щеке. – У тебя борода растёт.
-Скоро буду настоящим аборигеном, – Сергей потрогал подбородок.
Рядом на песке сидел Келли и что-то бормотал. Его неизменный портфель опять покоился под мышкой. Временами он вскрикивал и бил себя по лысой макушке. Сергей с жалостью осмотрел его с головы до ног. Пожалуй, из всех кто находился на острове в вынужденном заточении, Питер Келли страдал больше всех. Весь его вид говорил о том, что какой он несчастный человек. Ноги все порезаны и кровоточили, когда то белая рубашка порвалась и теперь зияла дырами. Келли постепенно опускался и на все эти мелочи, которые немыслимы в его повседневной жизни, здесь на острове не обращал внимания.
-Что он бормочет? – Сергею стало жаль этого человека.
-Обычные вещи. Проклинает судьбу за то, что она забросила его на этот остров. А так же тот день и час, в который он сел на самолёт.
-Не расстраивайся ты так, - Сергей сел перед ним на колени. – Даст Бог всё образуется, и мы отсюда выберемся.
Келли, увидев перед собой бородатое лицо Сергея, и услышав его сиплый голос, отшатнулся от него как от чумного. Он отполз подальше и залепетал:
-Leave, Russian. I know, you go of the people. You thought whom first to fry for supper. You the barbarians, present barbarians and country yours barbarous. Leave me, Russian, and that I shall shout.
-Что это он?
-Оставь его, Серёжа, - устало сказала Аня. – Боится он тебя.
-А что меня бояться. Неужели я такой страшный.
Сергей поднялся с колен, отряхнулся и вместе с Аней отошёл от англичанина. Келли проводил их взглядом и пробормотал:
-If I shall be chosen from here, I shall never deal with Russian. The terrible people.
Как только Сергей и Анна отошли от него Келли перестал раскачиваться и изображать несчастного человека. Он с ненавистью посмотрел в след русским и оглянулся по сторонам. На него ни кто не обращал внимания. Все настолько были потрясены случившимся, что впали в уныние. Келли поискал глазами старшего и заметил, что Самсон лежит под деревом. Этот непредсказуемый человек внушал ему наибольшее опасения. Келли дал себе слово держаться от него как можно дальше и пока это удавалось. Как будет в дальнейшем, он не знал, но искусно играл роль вконец убитого горем человека. Это должно ввезти в заблуждения остальных и отвести от него подозрения. Немного успокоившись, и ещё раз воровато оглянувшись, он, открыл драгоценный саквояж и заглянул внутрь. Всё содержимое было на месте. Питер вздохнул с облегчением и защёлкнул стальные замки.
«Потерпеть, ещё немного потерпеть и я вырвусь с этого проклятого острова», – пронеслось у него в голове. Положив портфель на колени, он принялся пальцем рисовать на песке замысловатые фигуры.
Мыслями в этот момент он был далеко. Этот портфель который он таскал всё время с собой, жёг ему ладони как раскалённый уголь, но бросить он его не мог. Когда все мужчины ушли из лагеря Питер улизнул, с тем что бы запрятать его где-нибудь в укромном углу. Проблуждав по лесу битых два часа, он не нашёл места которому мог бы доверить своё сокровище. Исцарапав и так больные ноги он вернулся назад ни с чем. Хорошо, что ни кто не заметил его отсутствия. Питер уже понял что этот крест ему суждено нести до конца.
Самсон лежал на песке полузакрыв глаза. Он заметил как Сергей и Анна спустились к океану, и проводил парочку взглядом. Что с ними делать - он ещё не решил. Отправить в мир иной этих двоих здесь на острове труда не составит. Но стоит ли это делать – вот в чём вопрос. Он трезво смотрел на вещи и сознавал, что с острова они навряд ли выберутся. Продуктов нет, а значит голод. Сергей и Анна тоже умрут, а поэтому, зачем спешить? Природа сама всё расставит по местам. Ещё день, максимум два и этот остров снова станет необитаемым.
Самсон от природы был выносливым человеком. Но и он чувствовал, как его мысли крутятся вокруг последнего обеда в ресторане. Он провёл его в обществе шикарной блондинки. Это не забываемое событие произошло буквально за два дня до посадки на злополучный рейс. При этом думал он не про обладательницу прекрасного бюста, сидевшей напротив, а вокруг еды, стоявшей на столике. От этих воспоминаний желудок сводило, и в нём появлялась неприятная резь. Он гнал эти мысли от себя, но они словно наваждение появлялись вновь и вновь.
Что бы отвлечься он стал думать о товарищах по несчастью. Самсон всегда был человеком дела. Даже в трудную минуту он не собирался сидеть и ждать когда заявится старуха с косой и, простучав его по плечу, спросит:
-Не пора ли на покой, милок?
Нет, это не про него. Приняв это решение, он решал, что предпринять в дальнейшем. Самсон знал, чтобы людей отвлечь от грустных мыслей их надо встряхнуть, а то они начнут умирать прямо тут, на берегу. Что бы людей отвлечь – надо их чем-то занять. Это постулат. А какое дело можно найти для десяти вконец обессиливших людей на острове, затерянном в океане. Да к тому же потерявших веру. Только тем, что может вселить надежду. Значит надо ещё раз обследовать остров. Хотя это вряд ли поможет. Но … Чем чёрт не шутит?
Островитяне попрятались в тени. Кто сидел, кто лежал. Даже разговаривать между собой сил у них уже не осталось. Только слышно, как Хелен что-то вполголоса говорит своему плюшевому другу.
Он заметил как смешной, босой англичанин крутит головой. В отличие от других он не ушёл под защиту пальм, а продолжал сидеть под палящими лучами. Самсон из-за полуприкрытых век наблюдал за ним. Что-то ему в нём не понравилось. Может спина, более напряженная, чем обычно? Или настороженный взгляд? Он почувствовал, как Келли сверлит его глазами. Потом он наклонился над портфелем, открыл его и заглянул внутрь. Изучив содержимое, он закрыл замки и опять посмотрел вокруг. Взгляд его при этом выражал полнейшее удовлетворение. Это уже интересно. На его памяти этот англичанин ни разу не заглядывал в портфель. Что он, в самом деле, в нём таскает? Самсону как то не приходило в голову поинтересоваться на этот счет. Он даже, на время, забыл о голоде, а весь внутренне подобрался. Самсон почувствовал знакомое ощущение охоты. Такое с ним бывало, когда он шёл по следу жертвы, и она уже маячила впереди, бесцельно шарахаясь в стороны, пытаясь спастись. Вот и сейчас что-то такое знакомое коснулось его сознания.
Келли в этот момент принялся рисовать на песке. Самсон заинтересовался ещё больше. Не в силах больше терпеть он встал, обошёл кругом и остановился за спиной Келли. Тот, почувствовав чужое присутствие, замер. Потом медленно обернулся и, увидев Самсона - вздрогнул. Во взгляде сквозил испуг. Он быстро стёр рисунок, но Самсон успел заметить, что это была буква «W».
-Как дела? – Самсон присел на корточки перед Келли. Потом взял в руки прут и нарисовал только что стёртую букву. Спросил – Это что?
-I do not understand you, – пробормотал Келли, не поднимая глаз.
-Всё ты понимаешь, друг мой. Только сказать не хочешь.
Келли поднялся и, настороженно косясь на Самсона, пошёл прочь. Тот посмотрел ему вслед и проговорил вполголоса:
-Ладно, я люблю разгадывать всякие ребусы. И этот разгадаю, если к тому времени не загнёмся, что очень даже вероятно.
В стороне от других сидели Сэм и Сара и тихо переговаривались.
-Как ты думаешь, что это за яхта? – спросила Сара у мужа.
-Наверное, туристы. Жалко, что они нас не заметили. Пришёл бы конец нашим мучениям. Я так надеялся на это.
-А может это и не туристы.
-А кто?
-Пираты. Забыл, что пастор говорил? В этих водах их полным полно.
-Слушаешь ты разные байки. Делать тебе больше нечего.
Они замолчали, потом она снова спросила:
-Ты нашёл то, что искал?
-Нет, проклятый русский постоянно был рядом и мешал поискам. К тому же я сбился с пути и немного заплутал. Осечка вышла. Но я, же говорю, что не виноват. Если бы не русский – то обязательно нашёл.
-Успокойся, – Сара помолчала, потом сказала: - Я ведь тебе всё точно объяснила. Только слепой мог не найти по моим координатам.
-С тех пор местность сильно изменилась. Прежние ориентиры очень тяжело найти. Короче, не повезло. Повезёт в другой раз, - Сэм пожал плечами и что бы перевести разговор в другое русло, спросил: – Как ты себя чувствуешь?
-Нормально. Если это слово применимо к данной обстановке. Если мы не найдём бункер, то умрём. Ты понимаешь это?
-Понимаю. Завтра опять отправлюсь на поиски. Только бы мне не навязали в спутники этого русского. Ходит по пятам, постоянно что-то бормочет на своём языке. Надоел. Я хотел его уже сегодня закопать в джунглях.
-Ты очень жесток, – в голосе Сары послышались насмешливые нотки. – Если тебе опять предложат идти с ним в паре, то не отказывайся. Это слишком подозрительно. Понял меня?
-О`кей, – Сэм поднялся. – Пойду к старшему. Узнаю, что завтра будем делать.
Сара посмотрела ему в след и покачала головой.
Джон Криг достал из-за пазухи библию и бережно погладил её кожаный переплёт. Это единственная вещь, которая у него осталась после катастрофы и он ею очень дорожил. Приложив её к сердцу, стал молиться:
-Господи, помоги нам. К тебе обращаюсь, всевидящий и всезнающий. Спаси свою паству, помоги выбраться с этого острова. Всели в людей надежду, не дай им погибнуть.
Он долго молился, шепча сухими губами знакомые слова. Наконец открыл глаза и обозрел берег. Чуда не произошло, вокруг по-прежнему, насколько хватало глаз, простирался безбрежный океан. Он вздохнул и закрыл библию.
«Надо ждать и молиться. Это единственное, что нам остаётся. И Бог не покинет нас. Один раз он уже явил свою милость, послав парус на горизонте. Значит, он не оставит нас и в будущем», – решил пастор и перешёл в мыслях к земным делам. Голод и жажду, Джон Криг переносил легче, чем остальные. От того что в повседневной жизни, служа Богу, был воздержан как в еде, так и в питье и привык обходиться малым. Поэтому чувствовал он себя сравнительно не плохо. Его заинтересовало странное поведение Самсона. Было очевидно, что английский он знает. Но зачем ему скрывать это? Не понятно.
Джон Криг любил посидеть с книжкой в тишине, где-нибудь в укромном уголке монастырского дворика. При этом читал он не только религиозную литературу, но и художественную. Как не странно больше всего его привлекали детективы. При этом отдавал он предпочтение тем книгам, где сюжет отличался сложностью и запутанностью. От этого и развилась в нём любовь ко всему странному и непонятному.
Заметив не поддающиеся логике поведение Самсона, он решил проверить его и сам напросился к нему в напарники. Он был горд от того что смог так ловко расставить капкан Самсону. Ещё ему было приятно видеть изумление на лице Самсона, когда он перешёл на его родной язык. Языки он осваивал легко, можно сказать, играючи. Этому всегда поражались те, кто близко знал его. Джон Криг любил ставить в тупик собеседников, неожиданно начиная говорить на их родном языке. Это тешило его тщеславие. Хотя и не подобает священнослужителю возноситься над другими, но он ничего с собой поделать не мог. За этот тайный грех, он в молитвах просил у Бога прощения.
Он заметил, что Самсон подошёл к босоногому англичанину и заговорил с ним. Через пять минут англичанин вскочил как ужаленный и засеменил прочь. Самсон остался один. К нему подошел Сэм и присел на корточки.
«Интересно, как они будут разговаривать, если Самсон не знает английского?» - подумал пастор, внимательно наблюдая за ними.
Джейн Остин держала Хелен за руку и тихо говорила:
-Бедная девочка. Сколько горести выпало на твою детскую головку. Бедное дитя, – она качала головой, прижимая маленькое существо к себе.
За день, проведённый на острове, она привязалась к маленькой девочке, как к своему собственному ребёнку и всю свою нерастраченную любовь изливала на Хелен.
В этой жизни Джейн Остин была очень одинока. Детей она не имела. И не потому что у неё были проблемы со здоровьем. Виною этому служила страшная тайна, которую она несла в своём сердце, вот уже более пятнадцати лет. Тайна Джейн заключалась в том, что согласно древнего ритуала она не имела права на детей и очень страдала от этого. Несчастный случай свёл её с девочкой на этом затерянном в Тихом океане острове и она очень привязалась к несчастному ребёнку, потерявшему родителей. Хелен ей отвечала тем же. Джейн была единственным человеком, с кем девочка разговаривала. Со всеми остальными она вела себя замкнуто и неприступно.
Хелен уже не плакала. Её глаза были не по-детски серьёзны. И Джейн, к своему ужасу стала замечать, что в них иногда проскакивают искорки безумия. Это её пугало. Ребёнок ни на что не жаловался, а все невзгоды островной жизни переносил стоически, как будто её не волновали голод и жажда.
-Посмотри на Чарли, – Хелен протянула плюшевую игрушку. – Он смеётся. А если он улыбается, то всё будет хорошо. Я чувствую, мама с папой скоро придут и заберут меня отсюда. Ты пойдёшь со мной? Ты хорошая, я тебя здесь не оставлю.
-Конечно, пойду, – Джейн погладила слонёнка. Глаза пуговки были широко открыты и удивлённо смотрели на окружающий мир. Что бы отвлечь Хелен она позвала: - Пойдем, покидаем камешки в океан.
-Пойдём Чарли? – девочка приблизила слонёнка к себе. – Он говорит, что пойдём.
Она взяла за руку Джейн, и они пошли к океану.
Сергей и Аня сидели под пальмами. В тени было не так жарко как на открытом месте и они тихо переговаривались.
-Ты не заметила одну странную вещь?
-Какую?
-Когда мы уходили, то Самсон остановился и о чём-то говорил с Джейн?
-Как он мог разговаривать? Он же английского не знает.
-Вот и я о том же. Слушай, - Сергей оглянулся по сторонам и, удостоверившись, что их ни кто не слышит, сказал: - Давай поиграем в сыщиков. Хоть немного отвлечемся, чтобы не думать постоянно о еде.
-И что делать?
-Ничего сложного. Ты просто подойди к Джейн и так, ненароком, поинтересуйся, о чём с ней Самсон говорил.
-Ты его в чём-то подозреваешь?
-Нет. Просто он непонятный какой-то, мутный. Слишком много в нём загадок. Ну, так как?
-Ну хорошо, - Аня неуверенно кивнула и оглянулась на Джейн. Она в этот момент вместе с Хелен стояла на берегу. – Подожди, я сейчас.
-Давай Мата Хари. Мысленно я с тобой, – Сергей показал жест кубинских коммунистов.
Аня спустилась к берегу и подошла к Джейн. Сергей увидел, как они заговорили.
«Сейчас узнаем, о чём ты мог с ней разговаривать, друг мой непонятный. Ты ведь сам говорил, что языками не владеешь. Не на пальцах же ты с ней объяснялся, в конце концов? Если конечно они не заодно. Это тоже со счетов сбрасывать нельзя, - он лёг на горячий песок. – Интересно получается. Первый день на острове, а уже сколько загадок. В пору Эркюля Пуаро вызывать».
Аня отсутствовала не долго. Подошла, села рядом.
-Ну? – Сергей заинтересованно посмотрел на неё.
-Джейн сказала, что когда Самсон уходил, то спросил у неё как состояние девочки.
-На каком языке интересно?
-Ты представляешь – на чистом английском. Она вначале сама опешила, ну а потом ответила ему. Он кивнул головой и ушёл, – Аня помолчала. - Почему он тогда Ваньку валяет перед всеми остальными?
-Вот это нам и надо выяснить.
-И ещё знаешь, что он ей сказал перед тем, как уйти? Она мне по секрету поведала. Сама при этом дрожала как лист на ветру.
-Что?
-Он ей сказал, что бы она ни боялась проклятия, которое наложено на весь их род. Вот так. Что это за проклятье – понятия не имею. Она не сказала. А я расспрашивать не стала. Она и так, по-моему, была немного не в себе… Как тебе это?
-С каждым часом всё интереснее. Он мне напоминает двуликого Януса. А ты молодец. Первое задание выполнила. Когда прибудем на большую землю – получишь медаль.
-Да ладно, тебе.
Арвидас шатаясь, вышел из-за камня и мутным взором осмотрелся вокруг себя. Его взгляд сфокусировался на Матвееве. Тот лежал под пальмой и постанывал. Арвидас подошёл к нему и, ни слова не говоря, сильно пнул ногой.
-Вставай сволочь? Ты зачем нас сюда завёл? – путая русские и латвийские слова, прорычал он.
Матвеев мгновенно перестал стонать. Он быстро, насколько хватало сил, вскочил на ноги и непонимающе уставился на Арвидаса.
-Ты кто это? Ты чего это? Как ты смеешь?
-Я тебе говорю, что это ты виноват, – Арвидас схватил Матвеева за рубаху и притянул к себе. Ворот при этом оборвался и висел ленточкой наподобие галстука. Матвеев заметил в глазах латвийца безумие. От этого он испугался ещё больше.
-Уберите от меня этого ненормального. А то я за себя не ручаюсь, – заверещал он.
Латвиец крепко держал Матвеева за ворот и не собирался отпускать.
-А я говорю, ты всему виною. Поэтому мы тебя первым съедим. Сначала я откушу тебе ухо и съем, – латвиец сделал попытку укусить Матвеева.
Тот заверещал ещё сильнее и ударил Арвидаса кулаком по лицу. У латвийца дёрнулась голова, и из носа потекла кровь. Но безумец на это не обратил внимания. Он всё-таки дотянулся до уха противника и крепко впился в него зубами. По шее Матвеева потекла кровь. От боли и от ужаса тот закричал и попытался вырваться. Это ему удалось, но мочка уха осталась в зубах у Арвидаса. Матвеев упал и пополз в сторону, прикрывая окровавленное ухо. Арвидас сделал глотательное движение и продолжал наступать. По его виду Матвеев догадался, что расправу латвиец над ним решил довести до конца.
На шум прибежал Самсон. Оценив ситуацию, он навалился на латвийца и повалил его на землю. Сил у безумца было достаточно и он начал вырываться. Остальные испуганно столпились поодаль и играли роль сторонних наблюдателей. Ни кто не вмешивался и если бы не подоспевший Сергей, то Самсону пришлось бы туго. Вдвоём они кое-как справились с обезумевшим латвийцем. Сергей порвал на ремни рубаху Арвидаса, и они его крепко спеленали. Всё это время Матвеев, закрыв рукой, кровоточащее ухо ползал под ногами и искал кусок своего тела. Не найдя ничего, он подполз к Арвидасу и полез ему руками в рот, приговаривая:
-Отдай, отдай. Не твоё это, отдай.
Арвидас мычал и мотал головой, но Матвеев не отставал. Он вцепился в шею латвийца скрюченными пальцами и принялся его душить. Арвидас захрипел и теперь Самсону с Сергеем пришлось уже оттаскивать Матвеева, что бы он окончательно не задушил Арвидаса. Когда противников развели по разные стороны, они вздохнули с облегчением. Матвеев забился в заросли и хныкал. Арвидас тоже затих. Внезапно он что-то пробормотал на своём языке и по его лицу потекли слёзы.
-Приходит в себя, - тяжело дыша, сказал Сергей Самсону. – Это радует.
Самсон с недоверием посмотрел на латвийца. Он понимал, что все начинают сходить с ума. Это было начало конца.
Послеобеденный штиль сменился ветром. Волна стала сильнее и шум от прибоя заглушил все остальные звуки. Жара спала, и стало немного легче дышать. Люди, предоставленные сами себе, очень тяжело переживали муки голода и отсутствие воды. Испепеляющая жара высасывала из измождённых тел остатки влаги, а пополнить её было нечем. Через два часа на остров, как всегда неожиданно, обрушилась темнота. Наступала вторая ночь на острове Безнадёжном, как прозвали его люди между собой. Постепенно островитяне погружались в беспокойный сон.

ГЛАВА 3
ДЕНЬ ВТОРОЙ
Пещера Али-Бабы

Сергей очнулся от чужого прикосновения. Выходить из забытья не хотелось. Оно казалось спасением в том состоянии, когда организм находится на последней стадии истощения. В голове сильно шумело. Пересохший язык с трудом ворочался и, было такое ощущение, что он занимает всю ротовую полость. Сергей превозмог слабость и открыл глаза.
Он очень удивился, когда увидел, что перед ним на песке сидит Арвидас и как ни в чём не бывало, жуёт тростинку.
-Ты как от верёвок освободился? – прохрипел Сергей. Язык, словно наждачная бумага, заскрёб по пересохшему нёбу. Он попытался сглотнуть, но слюны не было, а во рту ощущалась одна горечь.
-Да какие это веревки, - латвиец выкинул соломинку. – Так, слёзы. Вы в суматохе меня завязали слабо. Я немного поднажал, они и лопнули.
-Ты, хоть, помнишь, что вчера учудил? - Сергей приподнялся и сел рядом. В голове зашумело ещё сильнее, перед глазами поплыли радужные круги.
-Смутно.
-И как Матвееву половину уха откусил, тоже не помнишь?
-Да ты что? – лицо латвийца выразило недоумение. Если он и врал, то делал это очень искусно. – Здорово меня тогда переклинило. Это, наверное, от нехватки воды. Говоришь, Матвееву половину уха откусил? Жаль. Надо было голову ему откусить.
-Что так?
-Не нравится он мне. Скользкий он какой-то. Одним словом неприятный тип.
-Ты сейчас-то случайно кусаться не собираешься? Тебя опять не переклинит? – Сергей с опаской посмотрел на Арвидаса и на всякий случай нащупал увесистый камень у себя за спиной. Чёрт его знает, что у того на уме, страховка никогда не помешает.
-Не бойся. Сегодня я в порядке, просто вчера на меня что-то нашло. Со мной иногда такое бывает. Натворю разных дел, а потом и сам не могу вспомнить.
-И часто?
-Нет. Обычно я догадываюсь об этом заранее и ухожу от людей подальше. Голова начинает сильно болеть и тошнит постоянно. Вчера ничего этого не было. Накрыло в момент. Раз и темнота. Очнулся, когда вы меня уже верёвками связали.
«Ещё не легче. Сумасшедший. Дела-а. Весёленькая компания подобралась, нечего сказать. Две беременных, один пастор, один ненормальный и остальные непонятно кто. А я с ним вчера в джунгли ходил. Пристукнул бы меня где-нибудь и зарыл под пальмой. Да кто же знал? С виду вроде разумный», - мысли путались в голове.
-Ты не бойся меня, Сергей, - повторил Арвидас. Голос у него был грустным. – Если бы я хотел причинить вам зло, то не рассказывал бы о себе. Эта болезнь у меня с детства. Где я только не лечился – всё без толку. Это мой крест и я должен его нести.
-Весёленькие дела. Ты зачем меня разбудил? Сообщить, что у тебя временами крыша съезжает? Лучше бы я дальше спал.
-Нет не за этим. Я сейчас ходил на берег океана и увидел там странные вещи. Хочешь посмотреть?
-Что именно? – Сергей заинтересованно посмотрел на собеседника.
-Это лучше самому увидеть. Пошли, посмотришь.
Арвидас поднялся и пошёл в ту сторону, где шумел прибой. Сергей немного помедлил. Ненужные мысли лезли в голову. После услышанного, он опасался Арвидаса. Вдруг тот хочет заманить его в ловушку? Поразмыслив, он всё-таки решил узнать, что мог интересного видеть Арвидас на берегу. Он встал и пошёл вслед за латвийцем. Камень же на всякий случай из руки не выпустил.
С океана дул сильный ветер. Морские волны с шумом накатывались на берег и уносились обратно. Они приносили с собой водоросли и другие морские организмы. Следующий вал смывал их обратно в воду, и так повторялось раз за разом. Очередная волна выкинула на берег медузу. Сергей остановился, что бы понаблюдать за этой живностью, которая по виду напоминала собой водянистый студень. Видеть их Сергею не приходилось, но из книг он знал, что некоторые из них бывают очень ядовиты. В руки её брать он не решился, но очень хотелось прикоснуться к этой жительницы океанских глубин. Волны до неё дотянуться не могли и под действием ветра и солнца, на глазах, она испарялась, высыхая. Постепенно медуза совсем исчезла - погибнув.
Арвидас ждал его в десяти метрах от берега. Сергей подошёл, спросил:
-Ну? Что тут интересного?
-Посмотри, - Арвидас показал на песок.
-Ничего себе, - Сергей присвистнул и присел на корточки. – Это кто же у нас такой шустрый?
На песке отчётливо проступал человеческий след. Не один, а целая цепочка. Она выбегала из леса, пересекала прибрежную полосу и обрывалась на берегу. След вёл только в одну сторону. Такое впечатление, что неизвестного человека там ждала лодка или корабль. След пробегал от берега далеко и только, поэтому усилившаяся волна его не смыла. Самое удивительное то, что след принадлежал ребёнку. Он был маленьким, примерно тридцать пятого размера. Большой и указательный пальцы широко расставлены и это наводило на мысль, что этот некто, большую часть жизни ходит босиком. Следы отчётливо выделялись на песке. Сергей мог поклясться, что вчера, когда они здесь стояли с Анной – ничего подобного не видели. Значит, неизвестный любитель ходить босиком оставил их или ночью, или под утро.
-Ты что думаешь? – Сергей поднялся.
-Хелен? – вопросом на вопрос ответил латвиец.
-Навряд ли. Я когда сюда шел, видел, что она спит рядом с Джейн. На ногах у неё босоножки одеты. Не замечал я, что она босиком любит бегать. Она же боится отойти далеко от своей чернокожей подруги. Нет, тут что-то другое. – Сергей наморщил лоб и потёр подбородок.
-Слушай, а если это вовсе и не ребёнок? - неожиданно высказался латвиец. – А, к примеру, женщина. Только очень маленькая, небольшого роста. Карлица?
-Или карлик? Или гном. Так мы договоримся, бог знает до чего. А вот насчёт того, что это может быть женщина, тут ты пожалуй прав. Голова у тебя варит. Несмотря на твою боле… Ладно, это к делу не относится. У нас есть такие?
-Сара, - Арвидас начал загибать пальцы. – Твоя жена. Да пожалуй, если не считать девчонку, то и всё. Джейн по комплекции не подходит, а больше у нас женщин нет.
-Аньку не тронь. Забудь про неё. Не будет она здесь шляться.
-Это ведь только предположения. Ты сам просил назвать всех кто подходит. Я и назвал. А твоя жена в самый раз. Нога у неё не такая уж и большая, как я успел заметить.
-Я сказал, не тронь, - Сергей начал заводиться. – Мой тебе совет, не заглядывайся на ноги чужих жён. Может плохо кончится. Не посмотрю, что ты из дружеской нам страны.
-Ладно, ладно, - Арвидас успокаивающе поднял руку. Потом указал на песок и спросил. – С этим-то, что будем делать? Интересно всё-таки кто здесь ходил.
-А вдруг это местные? - в свою очередь предположил Сергей. – Они следят за нами, а мы не сном, ни духом. Вчера лазили по острову, вот и потревожили их покой. Они решили нанести нам ответный визит, только забыли нас предупредить об этом.
-Каннибалы? – у Арвидаса округлились глаза.
-Почему именно каннибалы? – Сергею такая мысль в голову не приходила.
-На таких затерянных островах обычно и проживают одни людоеды. Что бы подальше ото всех творить кровавые ритуалы и поедать человеческое мясо. Наверняка где-то здесь спрятано древнее капище.
-Да брось ты, - Сергей зябко передёрнул плечами и оглянулся на прибрежные скалы. – Пугаешь тут. Скорее это кто-то из наших, из лагеря. Только интересно, зачем тут кому-то ночью бродить? Сейчас пойдём и узнаем – все ли на месте. Хотя чем чёрт не шутит, может действительно, здесь дикари появились. Тогда наше дело труба.
Он подтолкнул Арвидаса, и они пошли в лагерь.
Островитяне выползали из своих импровизированных жилищ. За прошедшую ночь все ослабели ещё сильнее и передвигались словно тени. Сергей окинул взглядом это стойбище и констатировал, что все находятся на местах.
«Кто же интересно оставил след на берегу?» - он пошёл к тому месту, где ночевал Самсон.
Самсон не спал, а лежал с открытыми глазами и такое впечатление, что умер. Сергей хотел тронуть его за плечо, но Самсон внезапно сказал:
-Жив я. Умирать пока не собираюсь.
-А что лежишь как покойник, людей пугаешь?
-Силы берегу. Да думы думаю.
-И чего надумал?
-Ничего хорошего. Тоска одна, перспективы никакой.
-Ты видишь, люди совсем ослабели. Боюсь, что ещё одного дня они на острове не выдержат, - Сергей помолчал. – Надо что-то делать. Иначе всем конец придёт.
-Предложения есть? – Самсон всё так же лежал с открытыми глазами и глядел в синеву тропического неба.
-Надо снова вылазку в джунгли делать. Вероятно на этот раз повезёт.
-Кто пойдёт? Ты же сам говоришь, что ослабли все. Сейчас их палкой в лес не загонишь.
-Всё равно надо идти. Другого выхода нет. Надо как-то уговорить людей. Ты старший. Попробуй, поговори.
-Может, лучше здесь подождём? – Самсон оторвался от созерцания неба и сфокусировал взгляд на Сергее. - Вдруг, какой корабль приплывёт.
-Что это у тебя за панические настроения? – Сергею не понравился его тон. – Нельзя сидеть и ждать у моря погоды. А если ни кто не приплывет? Что тогда? Умирать? Нет уж, уволь. Вчера мы разведали только ближние подступы. Сегодня надо идти дальше.
-Ну, хорошо, - Самсон на удивление легко поднялся. – Пошли к народу.
Они подошли к Келли. Бедный англичанин был совсем плох. Последняя ночь его доконала. Он сидел, привалившись к пальме и, что-то бормотал. Неразлучный портфель лежал рядом. Сергей наклонился, потрепал его по плечу. Англичанин открыл глаза и мутным взором посмотрел на людей.
-Эй, хватит бормотать. Вставай, пошли на совет, – в подтверждение слов он махнул рукой.
-And, Russian. – Келли неожиданно захихикал. - You probably came me to eat. Wait a little, soon I shall die. Then can me is.
-Чего это он? – Сергей непонимающе повернулся к Самсону.
-Да Бог его знает. Что-то насчёт еды.
«Врёшь парень. Ты отлично всё понял» - подумал Сергей, а вслух сказал:
-Бедняга. Совсем умом тронулся. Бредить начинает.
Самсон увидел, что портфель валяется бесхозным и решил проверить, что англичанин всё-таки носит в нём. Он нагнулся, чтобы подобрать его, как Келли проявил неожиданную сноровку. Он перекатился в сторону, схватил портфель и зажал его под мышкой. Затем отполз в сторону и на русских смотрел как затравленный зверь, готовый в любой момент соскочить и бежать, куда глаза глядят. Теперь его можно было убить, но портфеля он не отдаст. Взгляд его прояснился и на ненормального он уже не походил. Самсон удивился:
-Во дает. Откуда и прыть взялась. А косит под сумасшедшего. Что интересно у него в портфеле?
-Пойдём с нами, - Сергей потянул Келли за штанину.
-Get behind me. Where I shall not go. Here again it is not bad. - Келли дёрнул раздражённо ногой и зло пробормотал. - The madmen, wanted to select мо ё treasure. Yes I faster умру than ladies to it to somebody to touch. Especially to you, barbarians.
-Лопочет, не пойми что. А в портфеле у него известно что – бумаги. Он наверняка какой-нибудь служащий. Вот и возит всю свою документацию с собой, – Сергей встал. - Пойдём. С ним разговаривать это дохлый номер.
Когда Сергей отошёл Самсон наклонился к Келли, потрепал его по плечу и спросил:
-What at you there behind secret, and friend? Say, and that you see I early or late shall learn.
От неожиданности, что услышал родной язык, Келли, шарахнулся в сторону и замер, с ужасом уставившись на Самсона. Тот улыбнулся и слегка подмигнул Келли, от чего тот вздрогнул.
-Do not want, as want. Where you will not get to, and I shall solve your secret. And where to you to disappear from a submarine?
Встав, Самсон увидел, что Сергей разговаривает с Матвеевым. Он подошёл ближе. Матвеев жаловался:
-Ухо болит, сил нет. Я эту сволочь из-под земли достану. Он мне за моё ухо ещё ответит. Гад латвийский. Я ему, что плохого сделал? Да ничего. А он, гад, сразу кусаться. Я-то в чём виноват? Несчастный я человек, все норовят меня обидеть, – он захныкал, прижимая руку к больному месту.
-Потерпи ещё немного. Воду найдём, и рану промоешь. – Самсон присел рядом.
-Где вы её найдёте? Как будто здесь колодцы везде натыканы. Пропадём мы все на этом проклятом острове. Точно пропадём.
Он отнял руку от уха. Вокруг головы была повязана цветастая тряпка. Скорее всего, на бинт он пустил свою рубаху. Она была красная от крови и около его головы, привлекаемые запахом, летали мелкие насекомые, доставляя ещё больше неудобства.
-Надо на разведку опять идти, – Самсону нисколько не жалел этого человека. – Искать еду и воду.
-Куда я в таком виде пойду? Подохну я в этом треклятом лесу.
-Может именно ты, воду найдёшь? Вдруг тебе повезёт. Должна ведь где-то вода быть. Неужели на целом острове нет пресной воды.
Последний довод и убедил Матвеева быстрее всего остального. Подумав, он кивнул головой и только спросил:
-С кем идти-то? С этим Сэмом.
-С ним, а с кем же ещё. Вместе вы уже ходили, контакт друг с другом установили. Так что вперёд.
- Надоел он мне до чёртиков. Ходим с ним как немой со слепым. Он по-нашему не понимает, я по ихнему. Всё время ищет чего-то, по сторонам зыркает. Странный тип.
-Ничего, сходишь ещё раз, – Самсон поднялся.
-Первая пара уже есть, - сказал Сергей, когда они отошли от Матвеева. – Иди других уговаривай, а я жену проведаю.
Анна сидела и смотрела на океан.
-Ты как? – Сергей сел рядом.
-Голова трещит, и пить постоянно хочется, – она положила голову к нему на плечо.
-Потерпи ещё немного. Мы сегодня пойдём на поиски. Может, что-нибудь найдём, съестное или питьевое.
В ответ на его слова утешения она лишь слабо улыбнулась, но ничего не сказала. За эти два дня Аня сильно похудела и осунулась. Лицо вытянулось, и было неестественно бледно. Огонь в глазах, который придавал ей очарования, погас. В них светилась безысходность и тоска. Сергей жалел эту девушку. Он понимал как ей тяжело. Ведь она носила под сердцем ребёнка. Пусть и не его, но это дела не меняет.
-Чего ты на солнцепёке сидишь? Пойдём в тень. Там прохладнее.
-Пойдём, – ко всему безразличная ответила она.
Все, кто ещё мог стоять на ногах, собрались вокруг Самсона. Он им что-то втолковывал. Сергей, вместе с Аней, подошли поближе к людям. Пришли все. Пастор, с библией в руках. Сем, держа под руку жену. Арвидас с соломиной во рту. Невдалеке стоял Матвеев и косился на латвийца недобрым взглядом. Он всё что-то порывался сказать, но не решался прерывать Самсона. Арвидас этого как будто не замечал. Даже Келли жался в сторонке, с портфелем под мышкой. Увидев подошедших, Самсон попросил:
-Ань, переведи англичанам. Хотя бы в общих чертах.
Услышав это, пастор удивился
«А почему он сам не говорит на двух языках? Он же знает английский. Хитрит чего-то наш уважаемый, как его там… А Самсон. Странно, всё это».
Точно такие же мысли пришли в голову Сергею.
Анна стала переводить, а Самсон продолжил:
-Надо снова идти в лес. Искать еду, питьё. Иначе мы все здесь погибнем. Кто ещё в состоянии ходить, и чувствует себя сравнительно не плохо, тот должен идти. На них лежит ответственность об оставшихся в лагере. Будем действовать как вчера. Разобьёмся на пары и выберем направления.
Сергей слушал его вполуха. У него из головы не выходил виденные утром следы на берегу океана. Кому они всё-таки могли принадлежать? Арвидас прав. Только двое из островитян подходили под габариты и размеры тому, кто бегал на берегу. Сара, поддерживаемая мужем и Анна, которая сейчас бойко молола языком. Сергей украдкой посмотрел на неё. Утреннее оцепенение у неё прошло, и она ловко переводила речь Самсона. Сергей взглянул на ступни. Она, как и большинство островитян, ходила босиком. Ступни у неё маленькие и как раз примерно того же размера, что и на берегу. Пальцы так же расставлены в сторону и между ними, сейчас, набился золотистый песок.
«Значит это ты дорогая, любишь ночные пробежки по берегу океана. Интересно. Не замечал я за тобой таких странностей. Хотя, что я, в сущности, о тебе знаю? Да ничего».
Сергей отвернулся от Анны и, для очистки совести, оглядел с головы до ног Сару. Она, как и все, выглядела неважно. Если бы не Сэм, бережно поддерживающий её под руку, то она не смогла бы стоять. На ногах её были одеты глухие тапочки. Из-за этого, определить какой у неё размер ноги, Сергей не мог.
Самсон закончил свою краткую речь. Все стояли и ничего не говорили. Всё было и так ясно и понятно. Надо идти, другого выхода нет. Но нашёлся один человек, несогласный с большинством. Матвеев выступил вперёд и высказался. В своей цветастой повязке, он выглядел нелепо и комично. Сергею он напомнил Дылду, когда тот сдавал экзамен, из известного фильма Гайдая «Операция Ы. и другие приключения Шурика».
-Может ну его к Богу, эти шатания по лесу. Переждём здесь, какой-нибудь корабль приплывёт и нас подберёт. В лесу ведь опасность на каждом шагу. Можно и живым не придти обратно. Не знаю как другие, а я лучше бы туда не совался. Мало ли что.
Сергей подумал, что где то подобные мысли сегодня уже слышал. Он взглянул на Самсона. Тот был молчалив, и не проницаем, как египетская мумия.
-Ты всё сказал? – спросил Самсон, когда Матвеев закончил.
-Всё. А разве этого мало? Я говорю, что не надо ни куда идти. Это принесёт одни неприятности.
-Но если сказал, то тогда лучше молчи. От тебя всё равно ничего путного не дождешься.
-Подожди. Разве не ты мне…
-Закрой пасть, – рявкнул Самсон так, что все вздрогнули.
Матвеев втянул голову в плечи и спрятался за стоящего рядом пастора.
Других мнений больше ни кто не высказал. Все, в молчаливом согласии, разошлись.
-Серёж, возьми меня с собой, – ни с того ни с сего сказала Аня и просительно посмотрела в лицо Сергею.
-Зачем? – не понял Сергей.
-Я больше не могу здесь находиться, - она закусила губу, готовая заплакать. Потом затараторила. – Ты не бойся, я выдержу. Я сильная. Я только с виду такая хрупкая, а на самом деле я жилистая, выносливая. Возьми меня, пожалуйста. Хотя бы какая-то цель будет. А то сидишь здесь целыми днями, в пору в океан броситься.
-Совсем обалдела. Ты на себя посмотри, Анька. На тебя дунешь, ты и рухнешь, где стоишь. Ты забыла про рану на ноге? Дальнего пути ты не выдержишь, а идти надо будет далеко. Скорее всего, даже в горы придётся забираться. Потом тебя ещё на себе тащить. Нет, дорогая. Посиди лучше в лагере.
-Серёжа, ну пожалуйста, - Анна опустилась на колени и обхватила ноги Сергея. Заглянула, снизу вверх ему в глаза. – Нога у меня уже почти не болит. Я не буду тебе обузой. Возьми меня с собой. Я больше не могу.
-Ты что, совсем спятила, - Сергей оторопел. – А ну быстро вставай. Вон люди смотрят. Иностранцев бы постыдилась. Вставай, кому говорят.
-Плевать мне на этих иностранцев. Не встану, пока не скажешь, что берёшь меня с собой.
-Ну что с тобой делать? Беру, беру, только вставай с колен
-Спасибо, - он помог ей подняться. – Ты не пожалеешь. Я не буду тебе обузой, ты не думай.
-Ну, смотри. Будешь бежать впереди меня. И только пикни.
Согласившись взять Анну с собой, через мгновение Сергей уже жалел об этом. Его смутило, что она была так настойчива. Сидела бы у моря, чем лазить с ним по лесу. Значит, существовали причины, по которым она навязалась к нему в спутницы. Какие, вот в чём вопрос. После следов, которые она оставила на песке, а Сергей не сомневался что это именно её следы, он стал относиться к ней с недоверием. Сергей задумался и не заметил, как к нему подошёл Арвидас.
-Я слышал ты пойдёшь с женой?
-Да, припёрла меня к стенке. А ты?
-Нет, я останусь. Голова постоянно кружится. Чувствую, что могу где-нибудь свалиться. Не хочу никого обременять.
Сергей посмотрел на латвийца. Тот и вправду выглядел хуже, чем когда они рассматривали следы на берегу.
-Тогда присмотри здесь за всеми. Может, узнаешь чего.
-Хорошо, - латвиец кивнул. – Кстати, я ходил на берег и увидел, что следов уже нет.
-Понятно, волны смыли.
-Нет. Их кто-то старательно затёр. Это было отчётливо видно.
-Да ты что? С каждым часом всё интереснее. Тогда будь внимательней здесь. Да, и ещё. Самсон, судя по всему, тоже остаётся. Ты приглядись к нему повнимательней.
-Есть подозрения?
-Так, кое-какие мыслишки.
-Хорошо.
Неожиданно для всех Матвеев тоже выразил желание прогуляться по джунглям. В ответ на это Самсон только молчаливо кивнул, ничего не сказав.
Когда все выбрали направление, по которому должны отправиться, Семён Александрович подошёл к Сэму и что-то попытался ему объяснить на пальцах. Тот не понял, а только махнул рукой. Он коротко переговорил с женой, поднялся и, не удостоив Матвеева взглядом, пошёл по берегу. Семён Александрович засеменил следом. Желание идти в лес с этим непонятным англичанином, диктовалось не стремлением чего-то найти и помочь как-то островитянам. Он заметил, как смотрел на него Самсон и счёл за благо исчезнуть из лагеря. Лучше кормить мошкару в незнакомом лесу, чем постоянно находиться на глазах у этого страшного человека.
Получив взбучку перед первой разведкой и вернувшись в лагерь, Семён Александрович вынашивал план мести. Самсон как будто предвидел это. Он отозвал его в сторону и негромко проговорил всего несколько фраз. Но их Семён Александрович не забудет никогда. Смысл не сразу дошёл до его сознания. Когда он их уяснил то, несмотря на жару его, прошиб холодный пот. В тот раз Самсон, притянув его за ухо к себе, доверительно прошептал:
-Будешь вякать, и все узнают, что ты при катастрофе утопил двух человек, - при этом он сжимал ухо всё сильнее и сильнее, так что его обладатель был вынужден всё ниже и ниже склоняться к земле. – Только ценою их жизней, ты выбрался на берег. Так что лучше помалкивай и делай то, что я скажу. Иначе смешаю с грязью.
После всего услышанного Семён Александрович сник, а в душе стал побаиваться этого непонятного человека. Боязнь усилилась после того, как он заставил его выступить на совете и сказать о желание сидеть на берегу и ждать помощи с моря. А потом взял и опровергнул его доводы, выставив посмешищем перед остальными. Зачем – это было непонятно. В жизни Сергей Александрович никогда не позволял, что бы им манипулировали, как марионеткой. Обычно, он всегда сам выступал в качестве кукловода. Здесь, на острове, всё было ни так. Это не говорило о том, что Матвеев не собирался выступить против Самсона. Желание отомстить он не оставил, а наоборот после всего случившегося оно усилилось. Здесь, в джунглях, освободившись от опёки Самсона, он обдумывал план, который уже почти сложился у него в голове.
Все эти мысли крутились у него в голове, когда он шёл за Сэмом. Постоянно хотелось пить. Жажда усиливалась от немилосердно палящего солнца. Временами кружилась голова, и Семён Александрович боялся, что упадёт в обморок. В отличие от него Сэм шёл уверенно, ни разу не оглянувшись на напарника. Когда лагерь скрылся из виду, Сэм остановился, пару минут постоял в раздумье и не слова не говоря, свернул в джунгли. Матвеев, хмыкнув, пошёл следом.
Сергей, проследив как Матвеев с Сэмом скрылись за поворотом, повернулся к Анне:
-Ну, что, и нам пора. Последний раз спрашиваю - как ты себя чувствуешь? Нога не беспокоит? Если хочешь, то можешь остаться. Ещё пока не поздно.
-Нет, - она упрямо мотнула головой. – Я для себя уже всё решила. Иду с тобой.
-Смотри, дело твоё. Пошли.
Перед тем как отправиться Сергей подошёл к Самсону.
-Ты, я вижу, ни куда не идёшь?
-Нет. Кому-то и здесь надо остаться. Мало ли что. На латвийца и англичанина надежда маленькая.
-Ладно, тогда мы пошли. До вечера должны вернуться.
-Осторожнее там, – напоследок сказал Самсон.
-Постараемся, – Сергей кивнул Ане, и они двинулись на запад.
Сергей заранее выбрал этот маршрут. Он решил пройти вдоль берега немного дальше того места, куда ходил с Арвидасом и разведать что там впереди. Он помнил, что когда они с латвийцем сворачивали в лес, путь им преградила скала, выступающая в море наподобие большого клыка. Что находилось по ту сторону этого препятствия так и осталось загадкой. Сегодня он решил это разведать.
Идти по прибрежному песку было легко. Если бы не изнуряющая жара и постоянная жажда, то это можно было назвать увеселительной прогулкой. Аня шла позади, не издавая не звука. Сергей тоже решил пока не нарушать молчание, а шел, погрузившись в мысли. Будь он в другой обстановке, то заметил бы, какой чудесный пейзаж открывается вокруг. Но сейчас ему было не до этого. Он шёл и думал над незавидным положением, в котором они все очутились. Голод, а особенно жажда с каждым часом ощущались всё сильнее. Если они сегодня не найдут пропитание или воду, то положение их будет ещё хуже. Значит, с пустыми руками возвращаться нельзя. Он вспомнил, какими глазами их провожали женщины. Во взглядах бедных людей была одновременно и надежда и отчаяние. Это значит, что нельзя их обмануть.
-Ой, Серёжа, смотри что это, – отвлёк его от невесёлых мыслей вскрик Ани.
Сергей повернулся и увидел, что она показывает в сторону океана. Он проследил за направлением её руки и заметил большой фонтан, примерно в полукилометре от берега. Слева показался ещё один, затем ещё и ещё. Сергей насчитал всего восемь фонтанов разной величины. Он остановился, что бы понаблюдать за этим чудесным явлением. Вскоре показались и источники этих водяных извержений - киты. Морские гиганты, поднимаясь на поверхность, перекатывались среди волн. Сверкая на солнце блестящие плавниками, они как будто приветствовали людей, показывая свою мощь и силу.
-Это киты. Поднялись подышать воздухом.
-Чудесно, правда? – выдохнула Аня. – Я никогда ничего подобного не видела. А почему они фонтаны пускают?
-Они едят всякую мелкую рыбёшку, заглатывая её вместе с водой целыми косяками. Ну а воду потом выбрасывают через специальные отверстия, когда поднимаются на поверхность. Отсюда и фонтаны.
-Здорово. Откуда ты знаешь?
-Читал где-то, - Сергей пожал плечами. – Не всё тебе меня просвещать.
-Нет, ну какая красота, – не могла всё успокоиться Аня.
Киты, между тем удалялись в сторону открытого океана. Фонтанов становилось всё меньше и постепенно они совсем пропали.
-Меня бы больше эта красота интересовала на сковородке или в кастрюле. В качестве пищи.
-Ты бы смог их есть? Этих миролюбивых созданий?
-Почему и нет? Запросто. Ладно, хватит болтать, пошли дальше.
-Всё-таки, Серёжа, ты не воспитанный тип. Придется заняться твоим воспитанием.
-Попробуй, – Сергей улыбнулся.
Вскоре они дошли до скалы, которая в прошлый раз преградила им путь. Она выступала в море метров на триста, заканчиваясь остроносым утёсом. Насколько тянется она в ширину, Сергей не знал. Но он успокаивал себя, что не на много и у них хватит сил её обогнуть.
-Ты плавать умеешь, или как топор?
-Ты что забыл, как мы от самолёта отплывали?
-Ну да, я и забыл. Извини. Придётся поплавать немного. Эту скалу надо обогнуть по морю. По берегу её не обойти. Мы в прошлый раз пытались с Арвидасом это сделать, но так и не смогли.
-Надо, значит, поплывём, – согласилась Аня, стягивая с себя одежду.
Сергей, стараясь не смотреть в сторону своей фиктивной жены, тоже разделся. Связав одежду в узел, и закрепив на голове, они вошли в воду. У берега она была тёплая, на глубине чуть-чуть похолоднее, и приятно обволакивала тело. Метров через пять ноги перестали ощущать дно и они, мягко оттолкнувшись, поплыли вдоль хребта. Достигнув оконечности, остановились отдохнуть.
-Ты как? – спросил Сергей, отфыркиваясь и держась одной рукой за холодный камень. – Устала?
-Нет. Не волнуйся, всё в порядке, - Аня покачивалась на волнах. – Ногу немного саднит. Вода-то солёная. А так нормально. Давно я в море не плавала. Когда ещё такая возможность выпадет, Бог его знает.
-Могу тебя успокоить. В ближайшем будущем у тебя такой возможности будет предостаточно. Надо плыть дальше. Отдохнула? Тогда вперёд. Потерпи ещё, я думаю немного осталось.
-Ты сам не устань.
Как Сергей и ожидал, вскоре скальный хребет завернул к берегу. Они проплыли ещё метров тридцать, когда увидели берег. Сергей вздохнул с облегчением, и они поплыли к берегу. Он был такой же, как и тот, с которого они заходили в воду. Только что лес подходил немного ближе к воде, а так он ни чем не отличался.
Они уже были на полпути к суше и тут Сергей, почувствовал что-то неладное. Бросив взгляд себе за спину – он похолодел. К ним с разных сторон, приближались два плавника. Они целенаправленно шли к цели, разрезая морскую волну, и оставляя после себя, маленькие бурунчики. Они ещё были довольно далеко, но расстояние быстро сокращалось. Не надо прожить всю жизнь в тропиках, на берегу океана, что бы понять – это акулы. Самый беспощадный морской хищник и самое страшное, что можно представить в данной ситуации для двух людей, оказавшихся на их пути.
«Идиот, придурок, - пронзила мозг запоздалая догадка. – Не предусмотреть самое очевидное. У Аньки ведь на ноге рана, а из неё кровь сочится. Акулы чувствуют запах крови на расстоянии до километра. Надо быть полным маразматиком, что бы ни учитывая это пуститься вплавь. Забыл, мать твою, что это не акватория аквапарка, а океан. Здесь нет буйков, куда не следует заплывать».
Эти мысли пронеслись в голове со скоростью курьерского поезда. Аня медленно плыла впереди, ни о чем не подозревая. Сергей в два замаха догнал её и крикнул в самое ухо:
-Анька, плыви быстрее. Акулы.
Девушка обернулась, и на её лице отразился ужас. Она что есть сил, заработала руками. До берега оставалось не так и далеко, но до двух плавников торчавших, словно волнорезы на поверхности было столько же. И они приближались быстрее, чем береговая кромка.
-Давай, давай, родная. Быстрее, быстрее.
Он подталкивал Аню в спину, а сам чувствовал – не уйти.
Решение пришло мгновенно. Он в последний раз подтолкнул Аню в сторону берега и крикнул:
-Плыви, не останавливаясь, – а сам отвернул в сторону.
Отплыв на десяток метров, он посмотрел в удаляющую спину девушки, и прошептав:
-Прощай, – зубами прокусил себе руку и опустил её в воду.
Алая кровь, смешиваясь с морской водой, окрасила поверхность в красный цвет. Сергей бросил взгляд в сторону акул и заметил как плавники, словно по команде развернулись и, изменив направление, поплыли в его сторону. Аня была почти у самого берега. Сергей усмехнулся и заработал руками по направлению к спасительной суше.
-А вдруг? – стучало в мозгу.
Они настигли его, когда до берега оставалось всего ничего. Окружив жертву акулы, принялись нарезать круги вокруг, как будто наслаждаясь беспомощностью человека. Сергей почувствовал прикосновение к себе шероховатого тела. Сейчас, находясь в их полной власти, человек смог их разглядеть поближе. Они были небольшими, не более двух метров, но от этого не становились менее опасными. Удлинённая морда с пастью, утыканной множеством зубов они напоминали собой беспощадные орудия убийства.
Сергей продолжал загребать к берегу. Он всё время вертел головой, каждое мгновение, ожидая нападения. Внезапно, одна из акул атаковала и молниеносно бросилась вперёд. Чудом, но Сергею удалось увернуться. Он, выбросил правую руку, и нанёс удар, попав акуле прямо в глаз. Челюсти лязгнули около самого лица, и акула шлёпнулась в воду. Сергей, схватил с головы одежду и отбросил в сторону. Акулы метнулись туда, а человек развернувшись и ни о чём не думая, насколько можно быстро, поплыл к берегу. Назад он не оглядывался, но, как будто имея глаза на затылке, видел как акулы, разделавшись с наживкой, настигают его. Берег приближался мучительно медленно. Секунды растянулись в часы. Наконец он почувствовал землю. Сергей из последних сил выбрался на берег и упал на песок. Отдышавшись, он позволил себе обернуться и увидел, как две морских хищницы кружат в трёх метрах от берега. Напряжение схлынуло и он, дав волю эмоциям, заорал:
-Ну что, твари? Взяли? Вот вам, – и показав международный жест, захохотал.
Он сам ещё не до конца верил, что остался жив. Кроме как чудом это назвать нельзя. Вырваться из пасти акул, это многого стоило. К нему подбежала Аня и бросилась на шею.
-Серёжка, я думала, что тебе уже конец, - слёзы текли по её лицу. – Я сама чуть не умерла когда увидела, как тебя окружили акулы.
-Как видишь - я жив. Только с одеждой пришлось расстаться. Придётся ходить в одних плавках. Но я думаю, что лучше потерять одежду, чем голову. Ты как думаешь?
-Всё шутишь, - она ударила его кулаком в грудь. – Ты зачем в сторону поплыл, негодный? Я что, не понимаю. Ты хотел их за собой увезти. Решил погеройствовать, а обо мне подумал? Что со мной бы стало? Гад ты, гад.
У Ани начиналась истерика. После всего пережитого, чувства выплеснулись наружу, и она зарыдала в голос. Сергей прижал её голову к своей груди, и девушка начала успокаиваться. Только временами её плечи ещё содрогались от всхлипываний. Сергей гладил её по голове, а сам думал:
«Вот она женская неблагодарность. Рискуешь тут жизнью, а в ответ ни слова. Кто разберёт этих женщин? Воистину, когда Бог захотел наказать мужчину, он создал женщину».
-У тебя, что с рукой? – Аня вытерла слёзы и заметила на запястье у Сергея кровь.
-Порезался, – он слизнул алые капельки. Ранка немного болела от солёной воды, попавшей внутрь.
-Дай посмотрю, - она взяла его руку и поднесла к глазам.
-Что там смотреть? Пустяковая рана. Не стоит твоего внимания, – Сергей попытался отнять руку, но Аня задержала её в своей.
Она стёрла кровь, подула на рану и замерла. На загорелой коже отчётливо проступали следы зубов. До неё не сразу, но дошло, почему акулы так внезапно изменили направление и бросились за Сергеем. Глаза девушки, мгновенно, наполнились слезами.
-Ты, ты… - она не могла ничего сказать.
-Ну всё, Анька. Ещё одной истерики мне не хватало, – Сергей мягко высвободил руку и спрятал за спиной.
-Сволочь ты, – выдохнула она и отвернулась. – Герой чёртов. Кто тебя просил приносить себя в жертву?
-Мужская ответственность, - он помолчал и добавил. - За тебя. Короче, хватит сидеть.
Он встал, помог подняться Ане, и они пошли вдоль берега. В таком виде Сергей чувствовал себя неуверенно. Но что поделаешь – главное жив остался. Аня молча семенила следом, всё ещё злясь на него.
Местность по эту сторону хребта мало чем отличалась от всей предыдущей. Если Сергей ожидал здесь увидеть современный порт и толпы аборигенов – он ошибся. Берег был так же пуст, как и весь остров. Вдоль воды за узкой кромкой песка тянулись нагромождения камней. За ними, непроходимой стеной, высился девственный лес. Люди осторожно продвигались по песку, выискивая проход в камнях.
-Слушай, Ань,- решил задать вопрос Сергей, всё время мучавший его. – Это не ты случайно бегала по пляжу вчера?
-Делать мне больше нечего. Странные ты вопросы задаёшь, – Аня на секунду замедлила шаг.
-Просто, следы на песке кто-то оставил. Арвидас утром нашёл.
-А почему ты решил, что это именно я?
-Они такие же маленькие как у тебя. Женщин в лагере всего три. Ты, Сара и Джейн. Джейн не подходит, у неё ступня большая. Остаются ты или Сара.
Говоря это, Сергей как бы оправдывался перед Аней. Ему был неприятен этот разговор, но от него никуда не деться. Надо расставит все точки, что бы между ними исчезли недомолвки. Аня остановилась. Сергей, услышав, что её шаги замерли, тоже встал и развернулся к ней.
-Значит вы, Пинкертоны чёртовы, решили, что это я, – её глаза сузились.
-Да подожди ты. Ничего мы не решили. Я просто спрашиваю и всё. Я не понимаю, чего ты злишься?
-Надоело потому что всё. Ещё раз тебе говорю, никуда я не ходила. Ни на какой пляж. Ясно тебе?
-Ясно, ясно. Чего тут не понять, - Сергей пошёл дальше. – Всё считай, проехали.
Этот разговор, как ожидал Сергей, ясности не внёс. Аня чего-то недоговаривала. Что именно, Сергей пока понять не мог.
Впереди они увидели узкий проход, уходящий от океана в глубину острова. Три огромных валуна образовали своеобразную арку, куда с трудом, но если постараться можно протиснуться.
Сергей, остановившись, критически оглядел это сооружение. Камень, лежащий сверху, угрожающе навис над лазом. Сергей огляделся по сторонам. Другого прохода в пределах видимости он не видел. И был ли вообще – не известно. Так, вдоль берега, можно идти до бесконечности.
-Давай Аня, за мной. Только осторожнее, – он оглянулся к девушке и подмигнул.
Растерянности и страха на её лице Сергей не увидел, а только любопытство.
«Молодец девка, хорошо держится», – он взял её за руку, и они подошли к расщелине.
Сергей осторожно, не выпуская руку девушки, стал проталкивать своё тело между камней. Благодаря тому, что они последнее время постились, то это им удалось довольно легко. Аня один раз пискнула, когда острый выступ оцарапал ей бок. Оказавшись на той стороне, Сергей вздохнул с облегчением.
Прямо за камнями, среди деревьев виднелся небольшой просвет. Сквозь него, уходя в неизвестность, бежала едва заметная тропка. Сергей, изображая из себя умудрённого опытом следопыта, присел на корточки, потрогал примятую траву, зачем-то понюхал.
-Вот это уже кое-что. У меня такое ощущение, что эту тропу пробили люди. Я чувствую, что в конце ее, нас ждёт что-то интересное. Я считаю, надо идти по ней, и разведать, что там находится.
Он встал, отряхнул руки.
-А если её проложили хищники? - опасливо проговорила Аня. – Попадём прямо к ним в пасть. Может не надо идти? Страшно мне, боязно. Неизвестно что нас там ожидает. Давай вернёмся и пройдём ещё вдоль берега.
-Так мы можем ходить очень долго. Нет, надо идти. Это первый реальный след, который мы здесь обнаружили. Я чувствую - это наш шанс.
-Как ты без одежды пойдёшь, по лесу? Пусть даже и по тропе? Тебя мошкара сожрёт. Одно дело у моря, там ветерок обдувает. В лесу тебе тяжело будет.
-Придумаю что-нибудь. Видела, как по телевизору дикарей показывают? Они всю жизнь голышом бегают и ничего, – Сергей оглянулся по сторонам и нарвал больших лопухов. Помахал ими вокруг себя, подняв вихрь. – Теперь мне ни кто не страшен. Пошли?
-Хорошо, - Аня тряхнула головой. – Доверимся твоему чутью.
Молодые люди вступили под тёмные своды первобытного леса.

***

Сэм осторожно пробирался среди лиан, преграждавших дорогу. Матвеев шёл следом, отстав всего на пару шагов. Сэм чётко держал в голове ориентиры, которые ему дала жена. В первый раз он изначально выбрал не правильное направление, заблудился и вернулся ни с чем.
В этом лесу, среди папоротников и лиан, передвигаться было чрезвычайно сложно. Местные жители, которые издавна проживали в тропиках, не выходили в лес без мачете, будь то охота или просто поход в соседнюю деревню. Каждый ребёнок, только встав на ноги и научившись ходить, уже учился с ним обращаться. Поход в лес без удлинённого, острого как бритва, ножа немыслим. Но островитянам, по воле случая, заброшенным на далёкий тропический остров, приходилось обходиться своими силами. Особенно тяжело тому, кто шёл первым. Он прокладывал путь и принимал на себя все тяготы первопроходца.
Сквозь густые кроны деревьев солнечный свет почти не проникал и около земли стоял сумрак. Влага не испарялась, ею был напитан воздух и люди шли сырые с головы до ног. Матвеев пробирался за Сэмом, стараясь не зацепиться за корни больших деревьев, имеющих широкие, плоские, похожие на крылья наросты. Он опасливо посматривал по сторонам, представляя за каждым кустом поджидающую опасность. В этом незнакомом лесу всего можно ожидать и всегда надо быть начеку. Внезапно Сэм остановился. Матвеев, задумавшись, натолкнулся на него и раздражённо пробормотал:
-Чёртов Сэм, предупреждать надо, - он хлопнул англичанина по плечу. - Что остановился как истукан? Дорогу потерял? Ты же шёл как по проспекту, а теперь что? Ещё не хватало заблудиться. На чёрта я с тобой пошёл?
Сэм, не глядя, отмахнулся от Матвеева, как от надоевшей мошки и посмотрел наверх. Туда где за вершинами исполинских деревьев и сплетённых ветвей угадывалась синь неба. Он приложил палец ко рту, призывая Матвеева к молчанию. Того такое отношение задело и он возмутился:
-Чего ты боишься? Кто тут может быть кроме нас двоих? Давай быстрее ищи дорогу и надо скорее выбираться отсюда.
Сэм не обращал на него внимания. Приняв решение, он двинулся дальше. Но не в том направлении, по которому они двигались до этого, а немного левее. Метров через двести они вышли на небольшую поляну. Она как будто специально была очищена от растительности. Сэм на мгновение остановился. Сунул палец в рот и поднял его вверх, угадывая направление ветра. Затем пошёл дальше. Матвеева это обрадовало, значит, не пропадут они в этом лесу. Он догнал Сэма и хлопнул по плечу.
-Молодец англичанин. Ты как борзая, держишь нос по ветру.
Сэм не отреагировал, а проговорил:
-Russian. Speaks and speaks, how calm down can not. If Sara no trouble would agree with it to go. On feature he was necessary for her? Not clearly. And however, it not мо ё business.
-Чего ты там бормочешь? Про меня, наверное? – Семён Александрович вздохнул. - За что меня все не любят?
В этот момент раздался громкий крик какой-то неведомой птицы. Она слетела с ветви, за которую хотел ухватиться Матвеев. Её окрас полностью сливался с окружающей природой, и он её просто не заметил. Это произошло так неожиданно и громко, что Матвеев пригнул голову.
-Чёртова курица, напугала как?
Сэм только улыбнулся, но ничего не сказал, а уверенно продирался вперёд. Метров через триста они остановились на краю пологого склона. Лес здесь не такой густой и лучи солнца пробиваясь из-за деревьев, придавали всему пейзажу незабываемый окрас. Матвеев понятия не имел, где они сейчас находятся и в какой стороне океан и лагерь. Кругом стоял один лес и это его пугало. Он понимал, если Сэм его сейчас бросит, то он пропадёт, сгинет в этих джунглях.
-Куда теперь? – негромко спросил Семён Александрович.
Сэм, как будто поняв, о чём его спрашивает русский – пожал плечами. Он и вправду не знал куда дальше идти. До этого ориентиры были довольно чёткие, но сейчас он запутался. С этого склона, где они сейчас стояли должна просматриваться гора, очертаниями напоминающая бычью голову. Но вокруг простирался один лес, и за его непроницаемой стеной было ничего не видно. Куда дальше идти – непонятно. Матвеев стоял рядом и не мешал своей болтовнёй думать напарнику. Он догадался уже - Сэм сбился с пути и стоит на распутье. Что или кого он ищет, его мало интересовало. Главное поскорее выбраться отсюда.
Устав стоять и созерцать округу Матвеев оглянулся и заметил метрах в пяти большой валун. Решив сесть на него, он начисто позабыл, где находится. И увидел как около его гладкой, нагретой солнцем поверхности ползёт большая, толщиной с руку взрослого человека, змея. Выползая из кустарника, она сворачивала в кольца своё длинное с равномерными белыми полосами тело, и казалось, ей не будет конца. Если бы Матвеев немного был знаком с видами змей обитающих в тропиках, то он бы без труда узнал горного или тигрового питона. Сэм тоже увидел опасность и, люди замерли, боясь пошевелиться и издать лишний звук. Этим они сделали то, что в данной ситуации было самым необходимым. Змеи от рождения глухи, а реагируют, прежде всего, на движение. В этот момент под ногой Сэма, хрустнула ветка. Приплюснутая, красно-коричневая голова питона молниеносно взметнулась вверх, и он зашипел, раскачиваясь из стороны в сторону. Из её пасти показался сдвоенный язык, и обнажились длинные и острые загнутые назад зубы.
Молчаливая дуэль людей и пресмыкающегося продолжалась бы ещё долго, но тут, из лесу выскочил маленький сумчатый зверёк, по форме напоминающее кенгуру. Он встал на задние лапы и, не заметив опасности, стал обнюхивать воздух. Внимание питона переключилось на более лакомую и близкую добычу. Он медленно сложился кольцами и как пружина выстрелил в направление кенгуру. Жертва успела только пискнуть, как оказалась в пасти питона. Челюсти змеи раздвинулись, и она стала натягивать своё тело на добычу. В действие пришёл совершенный механизм заглатывания. Кенгуру ещё пару раз взбрыкнуло, но всё было напрасно, и вскоре он исчез в желудке питона. Тело змеи в этом месте утолщалось. Он свернулся кольцами и занялся интенсивным перевариванием.
Матвеева от страха чуть не парализовало. Представив себя на месте бедного животного, он судорожно сглотнул, сделал шаг в сторону и, зацепившись за корчь, полетел вниз. Увлекая за собой, Сема в кучу всякого лесного мусора.
Сколько продолжалось это падение, он не знал. Два раза он перевернулся, крепко приложившись головой о землю. Но вот падение прекратилось и он, зарывшись в листву замер. Семён Александрович сам не верил, что остался жив. Он застонал, перевернулся на спину и стал ощупывать своё многострадальное тело. Все части были на месте, только очень болели, и каждое движение доставляло страдание. Рядом послышался шорох, листва зашевелилась, и из неё стало выползать что-то неведомое. Семён Александрович почувствовал, как у него поднялись, в буквальном смысле слова волосы на затылке, а глаза полезли на лоб, готовые лопнуть. Он закрыл рот рукою, не в силах даже закричать. Так с зажатым ртом, со вставшими дыбом волосами и с глазами, полными ужаса – он ждал своей участи. Его настолько парализовало страхом, что он не смог даже обрадоваться, когда из-под кучи появилась взлохмаченная голова Сэма. Матвеев нарисовал в своём воображении огромного питона, который бросается и проглатывает его. Картинка была так реальна, что появление напарника в первый момент не произвело на Матвеева никакого впечатления. Сэм, увидев выражение лица русского, засмеялся, снимая напряжение. Это вернуло Матвеева к действительности. Он подполз к Сэму и полез обниматься. В настоящее время это был самый дорогой для него человек на свете.
Сем похлопал его по спине.
-Alive. And I hoped, that you have broken a head. Good. Good. I do not like these veal tendernesses.
Всё равно ему было приятно это проявление чувств.
-Сэмушка, дорогой, - Матвеев обрёл дар речи и полез целоваться. – Ты бы только знал, как я рад тебя видеть. Я уже грешным делом подумал, это змей-Горыныч рядом со мной в куче шевелится. И приготовился помирать.
Сэм оттолкнул Матвеева и, поморщившись, поднялся. Видимо это падение и для него не прошло даром.
- Did not suffice that I with you was kissed. Absolutely from mind has left for pleasure. Better you this of the snakes would swallow.
Матвеев кряхтя, поднялся. Вид у обоих был такой, как будто их пропустили через мясорубку и за ненадобностью выкинули. Он хотел сделать шаг, но зацепившись ногой, снова упал.
-Что за чёрт.
Он разгрёб листву руками и увидел железное кольцо, с палец толщиной. Оно уходило прямо в землю. Семён Александрович подёргал за него. Безрезультатно, кольцо не поддавалось.
-Сэм посмотри, на это, – он дёрнул англичанина за штанину и показал рукой.
Сэм, не обращавший внимания на копошившегося под ногами русского, нагнулся. Увидев, что тот обнаружил, улыбнулся и проговорил сквозь зубы:
-At last! Russian was lucky you. Can congratulate itself, you have prolonged to yourselves life.

***

Уже два часа Сергей и Аня шли по тропе. Они уходили всё дальше вглубь острова, отдаляясь от океана. Пунктирная линия тропы петляла, ныряла куда-то вниз, огибала огромные деревья, круто поднималась вверх, "перепрыгивала" через небольшие овраги, густо поросшие неизвестными травами и переплетенные прихотливыми лианами. Казалось, ей не будет конца. Воздух был насыщен испарениями, влажными, теплыми и тягучими.
Два раза Аня останавливалась и просила его вернуться, но Сергей, не слушая её, шёл вперёд. От усталости у девушки опять разболелась нога, и она стала заметно прихрамывать. Наконец Сергей сжалился над девушкой и разрешил сделать короткую остановку. Аня привалилась к стволу и сползла на землю. Видно как сильно она устала. Этот переход ей дался нелегко, и Сергей опасался, как бы ни пришлось её тащить на себе. Сам он чувствовал себя не намного лучше. Этот влажный, душный климат его вконец доконал.
-Устала? – участливо спросил он, склонившись над ней.
-Да, - она кивнула головой, не открывая глаз. Губы у неё задёргались. – Я больше не могу идти. Оставь ты меня здесь, иди один. Я умереть хочу. Надоело всё. Господи, за что мне всё это? Когда это кончится?
-Тихо, – сказал Сергей и прислушался. – Ты ничего не слышишь?
-Нет, - она замолчала и закрутила головой. – Мне страшно. Что там может быть? Вдруг, зверь, какой?
-Да, нет. Это другое. Какой-то посторонний шум.
Аня поднялась на ноги, и они замерли, вслушиваясь в окружающий мир. Через несколько мгновений они услышали звук, который вплетался в разноголосый шум леса и едва уловимый на общем фоне. Как раз в том направлении, куда вела тропа.
-Слышишь теперь? – вполголоса сказал Сергей.
-Слышу. Этот шум мне почему-то напоминает звук падающей воды. Может там водопад? Вот было бы здорово. Ты как думаешь?
-Не знаю. Пошли скорее.
Они двинулись дальше, по тропе. Шум, вначале едва различимый, становился всё громче. Вскоре они уже не сомневались - его издавать может только вода, падающая с огромной высоты. Он вытеснил все остальные звуки, и люди поняли, что находятся вблизи его источника. Это придало им силы и на какое-то время они даже забыли об усталости. Они сейчас напоминали лошадей, которые почувствовав водопой, стремятся как можно быстрее его достичь.
За очередным поворотом дорогу им преградило дерево, лежащее поперёк тропы. Сергей подсадил Аню и помог ей перебраться на другую сторону, затем перелез сам. Шум водопада, а они уже не сомневались что это именно водопад, зазвучал громче. Ещё через сто метров тропа выскочила из леса и люди остановились в изумлении. Такой пейзаж они видели только на репродукциях картин, в избытке продававшихся в небольших бутиках. Но одно дело смотреть на это со стороны и совсем другое оказаться во власти этой красоты.
Они стояли на краю маленького озера. Вдоль берега, создавая естественную преграду, высились остроконечные скалы и только в том месте, где они остановились лес подходил к самой кромке воды. На противоположной стороне с огромной высоты низвергались потоки воды, кружа в немыслимой карусели капельки влаги. Они переливались на солнце всеми цветами радуги, а вокруг стоял сплошной водяной туман. Сергей, задрав голову, насчитал пять уступов, которые преодолевала вода, прежде чем достигала земли. От шума, которым казалось, напоён сам воздух, закладывало уши.
-Какая красота, – прокричал он.
-Что, не слышу?
-Красота, говорю, какая, – он наклонился и крикнул ей в самое ухо.
-Не говори, – прокричала она в ответ. Глаза её сияли. - Я такого в жизни не видела. Слушай, а эту воду пить можно. Как ты думаешь, она пресная или солёная.
-Сейчас узнаем, – Сергей наклонился и, зачерпнув горсть воды, попробовал её на вкус.
Ничего приятнее Сергей в своей жизни не пил, и он принялся поглощать воду маленькими глотками. Она оказалась настолько холодная, что сразу заломило зубы. Не в силах оторваться, он поднял большой палец и Аня, не заставив себя ждать, припала к источнику. Они пили эту кристально чистую воду и не могли насытиться. Их организмы высушенные жарким тропическим солнцем за двое суток на острове были готовы впитывать влагу в неимоверных количествах.
Сергей первый опомнился и оттащил упирающуюся девушку от воды. Он знал, что это чревато последствиями. У людей, которые долгое время испытывали муки жажды, от чрезмерного, разового потребления воды, вспухали животы и они умирали в страшных мучениях. Это грозило и им, если вовремя не остановятся. Всё это он прокричал на ухо Ане и она, признав его правоту, успокоилась. Они посидели немного около воды. Потом ещё, на этот раз не спеша, напились. Наконец пришло чувство удовлетворения.
Они встали и огляделись кругом. Тропа, которая привела их сюда, не обрывалась у воды, а поднималась вверх и терялась среди скал.
-Интересно, что там наверху? Тропа-то дальше идёт, – Сергей показал рукой. – Кто все-таки её протоптал? Не похоже, что это дикие звери ходили сюда на водопой. Уж больно целенаправленно она нас привела в это место. Похоже на творение рук человека. Странно всё это. Не нравится мне здесь. А что – не пойму.
-А как твоё чутьё?
-Оно меня, как раз, и не подвело. Видишь куда мы пришли.
-Молодец, что бы я без тебя делала, - она помолчала и спросила: – Можно я искупаюсь?
-Купайся, мне-то что. – Сергей пожал плечами, думая о своём. – Только осторожнее будь. В таких вот водоёмах любят крокодилы отдыхать. Смотри, что бы ни съели.
-Ой. Ты это серьёзно? Тогда я в воду не полезу. Жаль, так хотелось с себя всю грязь смыть.
-Да брось ты, - Сергей рассмеялся. – Шучу я. Какие здесь крокодилы. Залазь да барахтайся, сколько угодно. Я в это время окрестности разведаю. Посмотрю, куда тропа дальше уходит.
-Ну тебя, шутник чёртов. Если ты пойдёшь, то и я с тобой. Я боюсь одна тут оставаться.
-Да не бойся ты. Я буду здесь рядом, неподалёку.
-Давай вместе искупаемся, а потом дальше пойдём. А?
По лицу девушки было видно - ей страсть как хочется окунуться. В то же время она боится оставаться одна.
-Не, в воду я не полезу. Что я морж, что ли. Она же холодная – жуть. Тут не только зубы судорогой сведёт.
-Эх ты. Ещё муж называется. Ладно, отвернись.
-Я ведь твой муж. Ты сама только об этом сказала.
-Фиктивный. Забыл, как нас Иван Иванович поженил? Ну-ка кругом марш.
Он отвернулся и от нечего делать стал изучать окрестности. Всё это время им приходилось перекрикивать шум водопада, и Сергей всерьёз опасался за голосовые связки. Он крикнул:
-Как давно это было? И было ли вообще?
Аня, раздеваясь, зашуршала за спиной одеждой.
-Слышь, Ань. Я что хотел спросить у тебя. Ты вспоминаешь о той, прошлой жизни.
-Конечно, - шуршание на мгновение стихло. - Больше всего на свете я сейчас хотела бы оказаться в своей уютной квартирке. Лежать на диване и ни о чём не думать. Что может быть лучше?
-В объятиях Григория Ивановича? – не удержался и спросил Сергей.
Наступило молчание. Потом она тихо сказала, но Сергей не услышал, а скорее догадался:
-Может быть, - послышался всплеск, и Аня вошла в воду.
Через минуту до Сергея донеслось:
-Можешь обернуться.
Сергей повернулся и увидел, что она уже плавает на середине озера. Аня призывно махнула рукой, но Сергей только отрицательно качнул головой. Он ещё раз внимательно осмотрел верхушки скал. На первый взгляд всё было спокойно. Успокоившись, Сергей пошёл вверх по тропе.
Нагромождение скал образовывало естественный коридор. Огромные камни, нависшие над головой, делали этот путь, чрезвычайно опасным. В любую минуты они готовы сорваться, похоронив под собой всех, кто шёл по тропе. Осознав это Сергей стал осторожно пробираться между валунами. Миновав опасное место, он по спирали забирался всё выше и поднялся на небольшую смотровую площадку. Отсюда открывался чудесный вид на всё озеро. Сергей заметил плавающую Аню. Вода была на удивление прозрачной, и вид обнажённой девушки невольно притягивал взгляд.
«Вот было бы шуму, если бы она узнала, что я за ней подсматриваю сверху. Жаль, фотоаппарата нет. Было бы, чем шантажировать», - Сергей с трудом оторвался от созерцания плавающей нимфы и пошёл дальше.
Проход делал изгиб и поднимался ещё круче. Сергей заметил вырубленные в скале ступени.
-Это уже интересно, – пробормотал он.
Что это не звериная тропа, а творение рук человека, он понял уже давно, ещё там внизу. Только Аньке, до поры до времени не говорил об этом. А вот сейчас убедился в этом ещё раз.
Сергей поднялся по лестнице и, продвигаясь вперёд, остановился перед водопадом, на самой верхней его точке, откуда потоки воды падали вниз. Сергей стоял сырой с головы до ног и совершенно оглох от шума, но решил идти до конца. Сделав пару шагов, вышел на один из выступов. Неожиданно он очутился за сплошной стеной воды, отгороженный от всего мира и это было удивительное зрелище. Небольшой выступ, шириной метра два, играл роль мостика для перехода на другую сторону. Сергей осторожно, держась за стену, готовый в любой момент сорваться, по скользким камням, перебрался по нему. Преодолев этот выступ, он оказался на сухом месте. Метров через десять была тёмная ниша. Она манила его своей неизвестностью, и он недолго думая, вступил в этот грот, по-видимому, выдолбленный в цельной породе. Скальная пещера изолировала человека от всего мироздания, приглушив потусторонние звуки, и окружив мраком. Сергей вытянул руку и на ощупь пошёл вперёд, пока не упёрся в стену. Пошарив по ней рукой, он везде натыкался на холодный, скользкий камень.
-Так. Значит тупик, – бормотал он, пытаясь рассмотреть преграду в кромешной тьме. – Но проход ведь куда-то ведёт. Не может он вот так взять и оборваться. Ступени специально кто-то вырубил. Наверняка не для того, что бы полюбоваться на водопад. Тогда что? Ничего. Фиаско. Чёрт не одной щели, трещины. Всё гладко, как монолит. Дела-а… Ладно, хватит тут ползать. Надо за Анькой идти. Она уже там, наверное, с ума сходит. С ней потом сюда вернёмся, вдвоём, что-нибудь и придумаем».
Когда он спустился вниз, Аня уже искупалась. Она стояла на берегу и с тревогой высматривала его. Увидев Сергея, бросилась к нему навстречу.
-Ты что так долго? Не мог раньше придти? Я вся извелась, тут тебя дожидаючи.
Судя по всему купание пошло девушке на пользу. Она уже не выглядела такой усталой и болезненной. Она набросилась на Сергея, как разгневанная фурия. Он, что бы прекратить дальнейшие расспросы, сразу перешёл к делу.
-Я там кое-что интересное нашёл, пока ты тут купалась. Тропа поднимается вверх, - он показал рукой. – И скрывается за водопадом. А на той стороне тупик. Проход обрывается как раз перед монолитной стеной. Что дальше делать – не знаю.
-А что за этой стеной?
-Во, глупая женщина. Я тебе русским языком объясняю - там тупик. Дальше прохода нет.
Сергей зачерпнул воды, попил.
-Кстати, там не верху есть отличная смотровая площадка. Всё озеро как на ладони.
-И значит ты, – она задохнулась, - Видел, как я купаюсь?
-Нет, - он предостерегающе поднял руку. – Я только отметил этот факт и пошёл дальше.
-Врёшь ты всё, – не верила она.
-Да, провалиться мне на этом месте.
-Смотри, провалишься.
-Ладно, Ань, шутки в сторону. Пойдем, посмотрим, что там за этим камнем? Может, как-нибудь откупорим эту консервную банку?
-Пойдём, – она внимательно посмотрела на него. - Но перед этим, ответь мне на один вопрос. Только честно, хорошо.
-Договорились. Что за вопрос?
-Ты и вправду сверху ничего не видел? Только честно, как договаривались.
-Одним глазком, не более. Вот тебе крест, – для пущей надёжности он перекрестился.
-Не богохульствуй, - она подтолкнула его в спину. – Всё равно ты врёшь. Ладно, показывай дорогу.
Сергей поднялся, и повёл за собой Аню к знакомому проходу. У края выступа, когда надо было по скользким камням перейти на другую сторону – Аня заупрямилась.
-Не пойду я туда, страшно мне, – кричала она, перекрикивая шум водопада.
-Да не бойся ты, дурёха. Я, ведь, прошёл туда и обратно. И ты пройдёшь. Доверься мне и всё будет хорошо. Только сандалии сними. Босыми ногами будет не так скользко.
-Не пойду я, сказала уже. Хоть в сандалиях хоть без них. Не пойду и всё.
-Ну и чёрт с тобой, - Сергей психанул. – Оставайся одна тут, а я пошёл. Только если что случится, меня не вини. Сама во всём виновата.
Он уже сделал первый шаг, как она крикнула:
-Стой.
-Ну, чего тебе? – он обернулся.
-Руку дай, – Аня протянула правую руку. В левой держала свою обувку.
-Давно бы так, – он взял её за руку и стал переводить по узкому перешейку.
Оказавшись на той стороне, Сергей опустил её руку и сказал:
-Теперь держись за меня. Тут абсолютно темно. Можем глаза друг другу выколоть, так что осторожно продвигаемся вперёд, - на ощупь они добрались до преграждающей путь стены. Здесь, в гроте, шум водопада едва различался, и разговаривать можно было нормально.
-Вот эта стена и преградила мне путь, – вполголоса сказал Сергей своей боевой подруге. - Не может быть, что бы за ней ничего не было. Не верю я в это. Проход-то куда-то должен вести.
-Интересно, - Аня ощупывала преграду. – Что за ней, ты как думаешь? Если там клад, или тарелка инопланетян? Может, за этой стеной прячутся следы исчезнувшей цивилизации? Мы будем первыми, кто откроет эту тайну.
-Фантазия у тебя работает. Тут ничего не скажешь. Для того что бы узнать кто там прячется – надо попасть внутрь. Хватит гадать на кофейной гуще. Давай искать вход.
-Что искать?
-Откуда я знаю. Всё что покажется странным и непонятным. Ты бери левую сторону, я правую и вперёд.
Часа через два они признали своё поражение. Этот «Сим-Сим» открываться не хотел, надёжно храня тайны. Люди вконец измучились и поняли - этот орешек им не по зубам. Что они только не делали. И прощупывали, и простукивали. Они казалось, изучили на ощупь каждую выемку, каждый выступ на этом камне, но это не помогло. Он был так же холоден и неприступен, как и в первый момент.
Измученные они вышли, пошатываясь, из грота и зажмурились от яркого света. Сергей злился и на себя и на этот проклятущий камень и на весь мир. На Аню он не смотрел и она, чувствуя его состояние, молча, стояла рядом, подставив ладошки под струи водопада.
-Чёрт, что б тебя взорвало, – сказал Сергей неизвестно кому.
-Успокойся. Может там, и нет ничего. А мы как идиоты битых два часа ковыряли камень. Пойдём отсюда, а то есть охота – сил больше нет. Вдруг, ребята из лагеря еду раздобыли?
-Должно там что-то быть, я чувствую. Даже больше могу сказать – я знаю, - он её не слушал.
-Что знаешь?
-Без понятия, - Сергей упрямо тряхнул головой.
-Я и не знала, что ты такой упёртый. Если хочешь, иди снова попытайся. Я, лично пас. Я и так устала и голова уже кружится. Я тебя лучше здесь подожду.
Аня оглянулась и, увидев небольшой булыжник, с независимым видом села на него.
-Иди, иди, кладоискатель.
-Ань я быстро. Попытаюсь в последний раз, и если не получится – идём обратно. Я тебе обещаю.
Он развернулся и уже пошёл к ненавистному камню, как внезапно, за спиной вскрикнула Аня.
-Мамочки, что это такое?
От неожиданности Сергей вздрогнул и мгновенно обернулся – готовый ко всему. Аня стояла с вытаращенными от страха глазами и показывала на камень, на котором сидела. Сергей перевёл взгляд и увидел, как камень медленно погружается в землю. Он почти полностью исчез и, выставив на поверхность только маленькую макушку – замер. За спиной, в гроте, откуда они вышли, послышался, нарастающий шум, перекрывающий звуки водопада. Создавалось такое впечатление, что это исполин двигал тяжёлый предмет. Вскоре, странный звук пропал. Во время всего этого действия – люди не проронили ни звука. Аня первая нарушила молчание:
-Что это было?
-Я, кажется, догадываюсь. Тихо, - он приложил палец к губам. – Давай руку. Пойдём со мной.
Они вошли в грот и, через десять шагов, увидели, что путь свободен. Стена, которая до этого преграждала им путь – исчезла. Сергей и Аня остановились. Из глубины тянуло холодом и сыростью. И ещё чем-то, что они не могли объяснить. Сергей наклонился к уху девушки, проговорил:
-Камень, это механизм, который ты привела в действие собственным весом. Он заработал, и скала отошла в сторону, открыв проход. Вот и весь фокус. А мы голову ломали. Оказывается, эта задача решается довольно просто. Если бы не ты – мы никогда не узнали бы что там внутри.
-Что теперь будем делать?
-Как что? Пойдём дальше. Зря, что ли столько времени потратили.
Глаза, привыкшие к темноте, различили ступени, идущие вниз. Сергей взял Аню за руку и стал осторожно спускаться. Сверху сюда проникала вода, и звук падающих капель отчётливо слышался в этом каменном склепе. Они осторожно шли по скользким ступеням боясь поскользнуться и скатиться вниз. Винтовая лестница уводила двоих людей всё глубже. С каждым пройденным пролётом становилось холоднее, и Сергей чувствовал, замерзает. Но всё равно упрямо шёл вниз, не выпуская руки своей спутницы.
Спуск закончился, и они остановились на пороге большой пещеры. Не единого звука не доносилось сюда. Абсолютная тишина окутала их и с непривычки, у людей заложило уши. Она была настолько осязаема, что казалось её можно потрогать руками.
-Куда это мы пришли? – шёпотом спросила Аня, но её голос разнёсся по пещере и, отразившись от стен, вернулся к людям многоголосым эхом.
-Тихо ты. Кричишь как на базаре. Стой здесь, а я осмотрю всё.
-Я боюсь.
-Не бойся. Если бы здесь кто-то находился, он бы себя уже обнаружил. Если нам дали сюда спуститься, то значит мы здесь одни. Так что стой и ничего не бойся. Я мигом.
Сергей осторожно продвигался вдоль стен. Зацепившись за какой-то предмет, он больно ударился ногой и выругался вполголоса.
-Что там? – голос у девушки звенел от страха.
-Бог знает, какой-то, то ли ящик, то ли сундук. В темноте ни зги не видно, чуть ногу не сломал. Вот ещё один ящик, - Сергей комментировал своё передвижение, что бы ни пугать Аню. – Ага, а вот и конец пещеры. Она оказывается не такая большая, как я думал. Странно, она абсолютно сухая. Значит, здесь есть где-то система вентиляции. Ты заметила, здесь значительно теплее, чем наверху. Обратно вернусь с другой стороны. Ещё один ящик. Интересно, что в них. В этой темноте ни черта не разобрать. Эта стена пустая. Сейчас всё обследую и посмотри что в ящиках. Мне самому, жуть как интересно. А тебе, Ань?
-Серёж, давай быстрее.
-Сейчас, сейчас. Так, а это что? Щит на стене. Похож на электрический. Открываем. Вот это уже меняет дело. Ань, закрой глаза.
-Зачем?
-Закрой тебе говорят. Ослепнешь. Закрыла?
-Да.
Сергей прикрыл глаза рукою и дёрнул рубильник. За мгновение до того как он, с громким щелчком, встал в верхнее положение, страшная мысль пронзила его мозг, но было уже поздно:
«Боже, а вдруг это система принудительного затопления? Сейчас сюда хлынет вода и нам конец. Что я наделал? Нам же отсюда вовек не выбраться».
К счастью, он ошибся. Тишину нарушил звук заработавших турбин, по полу прошла едва ощутимая дрожь, и через мгновение пещеру залил яркий свет. Если бы они не закрыли глаза, то наверняка ослепли бы, настолько он был ослепителен. Сергей отнял руку и всё ещё щурясь, осмотрел пещеру, теперь уже при свете.
Они стояли и осматривали то место куда попали. Пещера в окружности составляла метров шесть. Стены из камня, с белыми прожилками, были абсолютно сухими. Видно здесь, в отличие от лестницы, по которой они спустились, гидроизоляцию неизвестные строители сделали на совесть. На полу ровным слоем лежал песок. Под потолком, висело четыре прожектора, которые и освещали всё помещение. Прямо посередине пещеры, ровными рядами стояли ящики. Которые и приковали внимание людей.
-А откуда здесь свет?
-В горе, по-видимому, маленькая электростанция. Турбины приводятся в действие водопадом, - пояснил Сергей, не понимающей девушке. – Так что удивительного в этом мало. Любопытно другое. Кто сотворил, это чудо? Ладно, не наше это дело, провели свет и хорошо. Давай ящики осмотрим, при свете удобнее.
Сергей подошёл к ближайшему сундуку. Он был не заперт. Немного поднатужившись, он откинул крышку и замер. Аня, заглянув к нему через плечо – ахнула. Полюбовавшись на содержимое, он спросил:
-Ущипни меня, а то мне кажется, что я сплю. Как ты думаешь, это действительно то, о чём я думаю?
-Боже мой, какое богатство. Я одновременно столько золота даже по телевизору не видела, – Аня наклонилась над сундуком.
Ящик был доверху заложен золотыми слитками. Тускло, поблескивающие кирпичики лежали один к одному, ровными рядами и напоминали братьев близнецов. Даже по приблизительным подсчетам этого могло хватить не на одну жизнь. Аня взяла один кирпич, поднесла к глазам.
-Тяжёлый, - она погладила слиток. – Тут какая-то эмблема. Похожа на рыцаря. Сколько это может стоить?
-Много,. – в конце концов, выдохнул Сергей и не узнал голос. Прокашлявшись, он сказал. – Давай проверим остальные. Хотя, после этого, я уже не чему не удивлюсь.
Внезапно ровный гул турбин нарушил посторонний звук. Сергей услышал его первым и насторожился. Аня, поглощённая разглядыванием золота ни на что ни обращала внимания. Оглядевшись, к своему ужасу Сергей увидел, как из дальнего конца выползает кобра. Поднявшись над землёй и раскачиваясь, она приближалась к людям, громко шипя. Сергей толкнул Аню и она, увидев змею, хотела закричать, но он закрыл ей рот. Они замерли, как два изваяния. Остановившись в двух метрах от людей, кобра поднялась ещё выше и устрашающе начала раздувать цветной капюшон. Отклонившись чуть назад, она молниеносно атаковала людей. За мгновение до этого смертельного броска Сергей, как будто угадав его, оттолкнул Аню и сам успел сместиться немного в сторону. Змея промахнулась на доли сантиметра, и её удар пришёлся в крышку сундука. Сергей как заправский каратист, ударом ноги тут же захлопнул его. Тяжёлая кованая крышка с глухим стуком упала на место, разрезав змею надвое. Хвост свалился на земляной пол и ещё продолжал извиваться и скручиваться в кольца. Сергей с отвращение отшвырнул его в дальний угол.
-Ну, ты даёшь, – восхищённо сказала девушка. - Я даже испугаться, толком не успела. Где научился так ногами махать?
-Не важно. Оказывается, драгоценности были под присмотром.
-Ты думаешь, что её специально здесь оставили?
-Может и такое быть. А возможно она сама заползла. Кто знает. Надо посмотреть, нет ли ещё где этих тварей.
Он осторожно обследовал пещеру. Больше нигде ползучих гадов они не нашли. Успокоившись, они осмотрели другие ящики. Всего их было шесть. Ещё в одном тоже лежало золото. В двух, таких же, ровными слитками, лежало серебро. В остальных находились, уложенные в небольшие мешочки, камни. Что они драгоценные – сомнений не вызывало. Навряд ли неизвестный хозяин этого клада будет прятать в пещере стразы.
-Чьё это богатство, хотела бы я знать, – Аня взяла в каждую руку по золотому слитку. В ярком свете они переливались и на стенах запрыгали весёлые зайчики
-Какого-нибудь султана Аль-Рашида. Всё это богатство не зря здесь спрятано. За ним могут в любую минуту придти. Нам лучше поскорее отсюда сматываться.
-И всё это оставить? – Аня обвела рукой пещеру. – Нет, я так просто не уйду.
-У меня другое предложение. Сейчас мы уходим, – Аня хотела что-то возразить, но Сергей перебил. – Да подожди ты. Я повторяю, сейчас мы уходим. Но как выдастся благоприятное время, обязательно сюда вернёмся. Тогда и решим, что делать с этим богатством. Может даже, перепрячем его в другое место. Одним словом подумаем, как быть.
-Давай сейчас захватим пару слитков. Так, на всякий случай.
-Ты оказывается жадная до денег. Зачем? Что ты будешь с ними делать? Таскать постоянно с собой? Опасно, могут заметить. Как ты потом объяснишь, что у тебя в карманах золото. Скажешь, что в море нашла. Нет, сделаем так, как я сказал.
-Ну, хорошо, - Аня с сожалением положила слитки обратно в сундук. – Давай договоримся, что об этом месте ни кому не расскажем. Пусть это будет наша с тобой тайна.
-Тут ты права на все сто процентов. Раз мы нашли всё это, то по праву первооткрывателей оно принадлежит нам. Да и глупо было бы рассказывать об этом месте. Это же делиться надо. Это, во-первых, а во-вторых, от вида такого богатства у людей может просто снести крышу. Тогда на острове начнётся настоящая бойня. Решено, будем молчать.
-Тогда пошли скорее наверх. Эти стены начинают на меня давить.
-Пошли.
Сергей выключил на стене рубильник, и опять наступила тишина, а их окутал непроницаемый мрак. Подъём занял намного больше времени, чем спуск. Оказавшись на поверхности – оба вдохнули свежего воздуха и передохнули, устав от длительного подъёма.
-Надо найти способ, как закрыть эту дверь обратно. Скорее всего, здесь ещё один камень есть, который выполняет обратную роль.
-Пожалуй ты прав, - согласилась Аня, и Сергей принялся за поиски.
Он стал по очереди трогать все камни, лежавшие вокруг. Но это были обыкновенные осколки скальной породы. Аня, пока Сергей рыскал вокруг, склонилась над камнем, который впустил их в пещеру.
-Интересно, - она ощупывала шероховатую поверхность со всех краёв. – Кто это придумал? Вдруг у него двойная функция, у этого камушка. Лежит как влитой, даже не пошевелится. Попробуем вот так.
Аня встала на камень и ни на что не надеясь – стала прыгать на нём. Сергей увидев чем она занимается, покачал головой и спросил:
-У тебя что, другого занятия нет? Детство вспомнила?
Но тут, о чудо - камень сдвинулся. Он немного углубился и раздался громкий металический щелчок. Со стороны грота послышался знакомый шум. Одновременно с этим камень стал подниматься и замер на поверхности, приняв вид обычного булыжника.
-Вот так, - Аня потёрла руки и сказала удивлённому Сергею. – Учись, Кулибин. А то лазаешь вокруг, смотреть смешно.
-Молодец, Анька. Варит у тебя голова. Что бы я делал, если не ты?
-Ты слишком часто стал говорить эту фразу, ты не находишь? – Аня улыбнулась
-Не говори, повторяюсь. Наверное, от волнения. Всё, потопали.
-Камень маскировать не будем?
-А что его маскировать? Торчит и пусть торчит здесь. Кто на него подумает. Если бы ты случайно на него не села – мы не в жизнь бы не обнаружили вход. Пусть остаётся всё как есть.
Сергей в последний раз оглянулся на пещеру, где были богатства и сказал:
-Ждите своего часа. Скоро мы придём за вами.
-Надо было хоть камушков захватить, - добавила Аня.
-Пошли. Если удача будет на нашей стороне, то ты на них ещё налюбуешься вволю.
Они спустились по тропе и, миновав озеро, углубились в лес. Шли молча – каждый со своими думами, и ни кто не нарушал молчание. Аня думала о своём спутнике, шагавшем впереди. Девушка чувствовала неудобство, что втянула его в эту авантюру. Теперь он, по её прихоти, подвергается опасности. Она была потрясена, когда узнала, что ради неё он готов был пожертвовать собой. Она думала, что такое может происходить только в книгах. А оказывается и наяву, не перевелись рыцари.
Его дурацкие вопросы по поводу следов на берегу её разозлили. Хотя он прав – следы принадлежали ей.
В ту ночь она не могла спать. Толи от вязкой, удушающей жары, толи от постоянного желания пить, но сон к ней не шёл. Она села и стала смотреть на океан. Внезапно, неподалёку послышался шорох и не ясная, расплывчатая тень прошмыгнула мимо неё в сторону океана. Что её тогда подтолкнуло – она не знала, но Аня встала и тихо пошла следом. На берегу было пустынно. Девушка прошла взад-вперёд, но никого не увидела. Решив, что это её почудилась, ушла спать. Она и разозлилась от того что не хотела признаваться ему. А то подумает, что у неё начинаются глюки. Хотя в глубине душе Аня верила, что это ей не привиделось.
Существовала и ещё одна тайна, которой она хотела поделиться с Сергеем, но не могла найти слов. Дело в том, что на самом деле беременной она не была. Познакомившись с Григорием Ивановичем, и решив, как следует его привязать к себе Аня, не долго думая, подкупила гинеколога в местной поликлинике. Сердобольная женщина, уважающая американские дензнаки с пониманием отнеслась к просьбе молодой девушки. Не долго думая сделала ей справку о том, что она находится на втором месяце беременности. Соответствующие пометки сделали и в её медицинской карте. Из ее, скорее всего и появилась информация о беременности Ани у Ивана Ивановича. Ну а Аня не стала его разубеждать в этом. В ближайшее время она собиралась поведать об этом своему любовнику, но жизнь внесла коррективы.
Обнаружение несметного богатства её обрадовало и одновременно огорчило. Обрадовало от того что наконец то удача улыбнулась ей и она стала по-настоящему богатой. А огорчило от понимания, что навряд ли она когда-нибудь сможет воспользоваться этим богатством. С острова им, скорее всего ни когда не выбраться. От этого было тоскливо и грустно.
Мысли приняли иное направление. Как он себя сейчас поведёт, когда они нашли золото? Не известно. Что она, в сущности, о нём знает? А ничего. Просто сосед по подъезду. Здоровались иногда, один вечер провели за бокалом вина и всё. Как он жил до неё, что делал – она не знала. Может он маньяк? Ослеплённый блеском золотых слитков решится на самую крайнюю меру. Закопает где-нибудь под деревом и все дела. А в лагере скажет, что утонула, или ещё что.
«Нет навряд ли. С виду вроде нормальный. Но ухо надо держать востро» – она тряхнула головой, отгоняя мрачные мысли.
Сергей, молча шагавший впереди, как ни странно, думал о том же. Он не знал, какие мысли роятся в прелестной головке его спутницы. До встречи в тот злополучный день они были едва знакомы. Сейчас, когда в пещере осталось несметное богатство, не захочет ли она единолично владеть этой тайной?
«Пристукнет палкой по затылку и вся недолга»
Это ощущение было так реально, что он украдкой оглянулся назад. Аня шла, не поднимая глаз, внимательно следя себе под ноги.
В их отношениях, до этого ровных появилась первая червоточина. Но тут ничего не поделаешь. Нечаянно обретённое богатство разобщало и более близких людей.
До океана Сергей и Аня добрались без приключений. Протиснувшись через узкий проход в камнях, они вдохнули морского воздуха, и пошли по направлению к лагерю. Проблема появилась тогда, когда они достигли места, где в море выступал утёс. В воду заходить особого желания не было. Но другого выхода они придумать не могли. По джунглям обойти его не реально, а иного варианта возвращения просто нет. Они мысленно перекрестились и осторожно вступили в воду. Во время этого вынужденного купания от напряжения у Ани сводило судорогой ноги. Сергей плыл рядом и как мог, поддерживал её. Сам он был всё время на чеку, постоянно вертя головой. Но всё обошлось и на их счастье акулы обедали где-то в другом месте. На берегу, они в измождении упали на песок, как будто делали заплыв на длинную дистанцию.
Первых кого они встретили, были Джейн с Хелен. Увидев их Джейн, кинулась навстречу и ещё издалека затараторила по-английски. Она даже не обратила внимания на то, что Сергей пришёл в одних плавках.
-Что она лопочет?
-Подожди, – Аня вступила с Джейн в диалог.
Хелен стояла рядом, как всегда с отсутствующим видом, и теребила своего слонёнка. Сергей ей подмигнул, но лицо маленькой девочки оставалось серьёзным.
Этот переход дался Сергею трудно. Аня тоже выглядела не лучше. Но по мере того как она разговаривала с Джейн с её лица пропадала усталость, а глаза засияли.
-Давай переводи. А то стою как истукан, – Сергей заинтересованно переводил взгляд с одной женщины на другую.
-Короче. Если в двух словах, то получается следующее. Семён с Сэмом нашли в джунглях склад с продуктами. Чей он они не знают, но наткнулись на него совершенно случайно. Ждали только нас. Если бы мы не пришли ещё часа два, то они отправились бы туда. В доказательство принесли две пачки печенья. Две плитки оставили нам. Ты представляешь? – усталость у Ани пропала, глаза сияли.
-Вот это да. Скорее похоже на чудо, чем на правду. Что вот так шли и наткнулись на продукты? С трудом что-то верится.
-Что ты ворчишь, как старый дед? Тебе-то какая разница? Нашли и нашли. Главное мы не умрём с голоду. Пойдем скорее, подробности узнаем.
Джейн, сопровождая их к лагерю, ещё что-то говорила. На лицах обоих были радостные улыбки.
В лагере царило оживление. Вероятно, случилось что-то из ряда вон выходящее, если все находились в приподнятом настроении. Островитяне собрались в круг и внимательно слушали двух людей. Те что-то оживлённо рассказывали, обступившим их людям, временами жестикулируя. Семён Матвеев, брызжа слюной, повествовал о похождениях. Сэм был более сдержан, но и у него глаза горели. Один на русском, а второй на английском излагали одну и ту же историю.
Когда Сергей и Аня подошли ближе, на них ни кто не обратил внимания.
-…и вот тогда я, значит, дёрнул за это проклятущее кольцо. Не поддаётся. Я ещё раз – и ничего. Позвал Сэма и вдвоём мы кое-как сдвинули, этот чёртов люк с места. Внутри темнота, но у самой поверхности виднелись ступени. Что делать? Была, не была, сказал я себе и полез вниз. Сэм за мной. Спускались не долго, каких-то двадцать метров и оказались в большой комнате. Сэм нашёл факел на полу, рядом спички. Зажгли огонь. Вся комната была заставлена сверху донизу ящиками с продуктами. Мы как увидели такое богатство – не сразу поверили своему счастью. Сами немного перекусили, захватили пару пачек печенья, две бутылки воды в доказательство нашей правды и к вам. Вот, собственно и всё.
Сэм то же самое рассказал по-английски. Смысл был один и тот же, но в мелких деталях он разнился с тем, что рассказывал Матвеев. По его словам выходило, что это он нашёл загадочный люк и первым спустился под землю. Правда, Сэм умолчал о том, что первым в таинственный лаз всё-таки спустился Матвеев. Для этого его пришлось, как следует запугать и чуть ли не силком затолкать под землю. Сам он не собирался зря рисковать и отдал эту роль русскому. Но островитян эти подробности мало интересовали. Главное нашли продукты. Это значило, что они будут жить.
Когда они закончили все наконец-то заметили присутствие Сергея и Ани.
-Ну, а у вас что? – спросил Самсон.
-Ничего интересного, - Сергей покачал головой. – Обошли, чуть ли не половину острова. Везде одно и то же. Непроходимый лес и океан.
-Одежду, где потерял?
-Пришлось поплавать наперегонки с акулами.
-Ну и как?
-Если стою здесь, то значит, к финишу пришёл первым.
-Молодец, - он протянул две плитки печенья. – Это вам.
Сергей сглотнул голодную слюну. Никогда он не думал, что при виде печенья у него будет такое слюноотделение. Рядом стояла Аня и не сводила взгляда с протянутой руки Самсона.
-Спасибо, - Сергей взял две плитки и протянул их Ане. – Бери, ешь. Я потерплю. Если они правы и там много продуктов, то ещё пару часов я без еды потерплю. Давай, давай уплетай.
Аня, ни слова не говоря, взяла две плитки и стала откусывать по маленькому кусочку. Сергей ещё раз сглотнул и отвернулся.
-Ну, если есть не хочешь, то на, попей, – Самсон улыбнулся и протянул бутылку с водой.
-Это можно.
Сергей взял бутыль и, сделав десять глотков, передал её Ане. Он чувствовал себя полным мерзавцем. Люди делили по капле воду, а они знали, где находится источник с пресной водой. Знали и молчали. Но поведай они об этом, и рано или поздно станет известна тайна клада. Это в их планы не входило и поэтому, они молчали. Аня, сделав несколько глотков, передала воду обратно Самсону. Судя по виду, она чувствовала то же самое.
--I always spoke, that the God will not leave us by the care. It he directed you, when you, in searches of food, wandered on a wood, as the animals which have lost the way. This warehouse with products you have found when you the God has sent. Believe the people in the Sirs ours, and he will rescue and will direct you on a way true to difficult minute. – Неожиданно сказал пастор и стал всех крестить.
-Чего это он? - Матвеев, вздрогнув, отшатнулся, как будто был сатаной во плоти.
-Молится за нас. Говорит, что не просто так вы нашли склад, а Бог помог.
-Во, даёт. А где же был его Бог, когда на меня чуть не набросилась и не проглотила огромная змея? Дремал он, что ли? Или у него был обеденный перерыв? А что ты по-русски не говоришь?
-Извините, - пастор смущённо улыбнулся. – Я хотел сказать, что только в молитвах мы все найдём успокоение.
-Тяжёлый случай. Здорово он пробитый на этой почве, - проговорил вполголоса Матвеев.
-Ладно, хватит, - пресёк Самсон, грозившую разгореться перепалку. – Собираемся и покидаем этот негостеприимный берег и идём по направлению к пещере. Если, как вы говорите, до неё не так и далеко, то к вечеру мы должны добраться.
Люди собрались быстро. Всех подгоняло желание как можно быстрее оказаться в таинственной пещере. Вытянувшись цепочкой, они покинули место, ставшее на два дня их пристанищем на этом острове. Впереди, показывая дорогу, шли Семён с Сэмом. Следом вышагивал Самсон, ещё не до конца веривший в то, что их бедствиям на этом острове приходит конец. Джейн шла, ведя за руку Хелен, и вполголоса ей что-то говорила. Сергей с Аней, шли молча. Питер Келли семенил следом, с неразлучным портфелем под мышкой. Пастор шептал молитвы и шёл полностью погружённый в себя. Бедная Сара еле переставляла ноги и если бы не шедший следом Арвидас, то давно упала бы. Латвиец, по всем правилом воинского искусства, замыкал эту процессию. Миновав береговую полосу, ведомые Сэмом и Семёном они втянулись в лес.
Отойдя от океана уже достаточно далеко, все внезапно остановились. Два проводника, до этого уверенно ведущие маленький отряд, разошлись во мнениях дальнейшего пути. Матвеев говорил, что надо брать левее. Сэм наоборот настаивал, что следует продолжать путь прямо. Стоило людям только остановиться, как со всех сторон их облепила мошкара, и стоять на одном месте было просто не возможно. А два проводника, как будто не замечая этого, орали друг на друга, отстаивая свою точку зрения относительно дальнейшего продвижения. Один на русском, другой на английском и со стороны на это смотреть было интересно.
-Чёртов англичанин. Совсем с памятью плохо стало? – Матвеев брызгал слюной и всё норовил ухватить Сэма за ворот рубахи и так порванной в нескольких местах. - Ты что не помнишь, что мы здесь не проходили. Ещё час назад ты повернул не в ту сторону и теперь водишь нас как Моисей водил евреев по пустыне. Нет, сорок лет я с тобой в этом лесу кувыркаться не собираюсь. Если у тебя памяти нет, так уступи место другим. Я бы уже давно всех привёл на место.
-Abnormal. It was necessary you to leave by this the snake. Better he would swallow you, air at once would become purer. Where you pull us, fool? If we shall go there that we shall leave absolutely in other party. You do not understand it, cattle. Also get behind my shirt. On her and so the alive place no. Get behind to you I speak, and that on horns of the ladies.
-Ну, вы кончите, или нет ругаться. Давайте определяйтесь скорее, куда идти. Мошкарня заела, сил нет, – раздражённо крикнул Самсон, догадавшись, что это противостояние, может затянуться надолго.
Самсон оглядел товарищей. Этот переход выжал последние соки из измученных людей. Вначале он казался не таким и трудным, но сейчас, проблуждав по лесу больше трёх часов, оптимизма у людей поубавилось. Стоило только остановиться и все попадали там, где стояли, нисколько не заботясь о всевозможных гадах, ползающих кругом. Мужчины ещё кое-как держались, а женщины уже пребывали на последнем издыхании. Самсон смотрел и удивлялся – как ни кто из них до сих пор не подхватил какую-нибудь заразную тропическую болезнь. Ведь они находились не в сосновом бору, где можно опасаться разве что муравья, неожиданно заползшего в штаны. Здесь, в тропиках опасность подстерегала буквально за каждым кустом. Для ослабленных людей вероятность заражения увеличивалась многократно. Выходит и вправду их охранял Бог, как говорил пастор.
Размышления Самсона привлёк неожиданный крик Сары.
- Look, I have found something.
Сара ползала по земле метрах в двадцати от них. Она ухватилась за что-то руками в траве и пыталась вытащить.
-Чёрт возьми, как я не догадался, - хлопнул себя по лбу Матвеев. – Мы пришли как раз на то место. Только зашли с другой стороны, поэтому и не сразу узнали. Говорил я тебе, чурка английская, что меня надо слушать.
Он подбежал к месту, где копошилась Сара. Под листвой оказалось кольцо от люка, который они искали.
-Помогите, – крикнул он.
Подбежали остальные и общими усилиями, люк сдвинули, обнажив тёмный зев.
Вначале спустились, на правах первооткрывателей Сэм с Матвеевым. Затем остальные, по железным скобам, вмонтированным в стену, залезли внутрь. Сэм зажёг факел и воткнул в стену. В дрожащем пламени все смогли осмотреть место, где оказались.
Комната была большая и высокая. Арвидас, самый долговязый из людей мог дотянуться до потолка, только встав на цыпочки. Дрожащее пламя факела вырывало из темноты сложенные неровными рядами ящики. Они заполняли комнату на три четверти. Сергей с Самсоном подошли и сняли самый крайний. В нём ровными рядами лежали галеты. Самсон разорвал один пакет, понюхал. Все затаили дыхание, и тишина стояла такая, что звенело в ушах.
-Кажется, свежее. Есть, по-моему, можно.
Не в силах сдерживаться оголодавшие островитяне хотели наброситься на еду. Но дорогу им преградил Самсон. Сергей встал рядом.
-Стоп, - он поднял руку. – Успеете ещё нажраться. Послушайте меня. Мы слишком долго голодали, поэтому чрезмерное употребление пищи за один раз, может привезти к печальным последствиям. Короче, подохнем все. Сейчас разделим этот ящик галет и одну канистру воды. И всё, на первый раз хватит. Анька, переведи.
Самсон заметил, каким волком на него смотрит пастор. Он прекрасно понял, что сказал Самсон. И куда делась Божья смиренность? Видно и вправду говорят, что голод не тётка. Матвеев против обыкновения молчал. Оно и понятно. Он уже успел здесь полакомиться и не испытывал такие муки голода, как остальные. Аня, сглотнув слюну, перевела. Люди приняли это распоряжение молча.
-Ну и прекрасно, - Самсон спрыгнул с коробки. – Подходи за раздачей.
Насыщение происходило в полнейшем молчании. Только сейчас его прерывал звук работающих челюстей. Когда люди утолили первый голод, настроение значительно поднялось.
-Да, кстати. Мы пока с Сэмом бродили, поэтому чёртовому лесу, нас же чуть змея не сожрала. Если кому интересно - могу рассказать.
-Ну давай, поведай.
Матвеев стал рассказывать о том, как на них с Сэмом чуть не напала и не съела огромная змея. Аня негромко переводила ничего не понимающим англичанам. Рассказчик разрисовал всё в таких ярких красках, что непонятно как они вообще живы остались. Слушая Матвеева, пастор улыбался и слегка покачивал головой. Под конец Семёна Александровича это взбесило, и он рявкнул:
- Чего ты лыбишся? Хотел бы я на тебя посмотреть на моём месте.
Пастор засмеялся. Потом посерьёзнел, пожевал губами и сказал:
-Вы зря беспокоились, вам ни что не угрожало.
-Как ничего? Ты бы видел этого десятиметрового гада. Одно слово – жуть. У меня до сих пор от страха до костей пробирает. Брр, - Матвеев поёжился.
-Тут вы немного преувеличили. Таких крупных экземпляров в этих местах нет. Шесть, максимум семь метров. Но как говорится по-русски? У страха глаза велики? Так? – он посмотрел на Аню, она кивнула. – Хорошо, давайте я вам немного расскажу, что я знаю про этих удивительных пресмыкающихся. Начну по порядку. Судя по вашим рассказам, вы имели встречу с тигровым питоном. Или его ещё называют тёмным. Если говорить о размерах, то он не самый большой по сравнению с другими своими собратьями. Самая крупная из змей - обыкновенная или гигантская анаконда. Это поистине - царь-змея. Даже 6 метровые экземпляры имеют толщину телеграфного столба и производят на человека ошеломляющее впечатление. А ведь бывают и более крупные змеи, достигающие в длину 11 метров. Но вернёмся к питонам. Они имеют длинные и острые зубы, но ядовитых желез, вырабатывающих яд, и ядопроводящих каналов у этих змей нет. Защищаясь, они отчаянно кусаются, нанося серьезные увечья. При этом даже не пытаются накинуть кольца тела и задушить. Ведь душат они только добычу, которую намерены съесть. А размер добычи почти никогда не превышает одной пятой части веса самой змеи. Из-за того, что все питоны не имеют конечностей, и их зубы приспособлены лишь для удержания добычи, но не её расчленения, они вынуждены свою жертву заглатывать целиком. Что касается нападения на людей, то такие случаи известны: всего описано не более десятка нападений по всему миру. Почти всегда жертвами змей-великанов становились дети или представители очень мелких народов. Подтверждения нападения питона на взрослую европейскую женщину и уж, тем более, мужчину нет. Если же агрессором выступает человек, а такое бывает значительно чаще, змеи защищаются, нанося чувствительные укусы длинными, загнутыми назад зубами. Итак, душат питоны только мелких животных, которых могут, а главное собираются, проглотить целиком и чей вес меньше веса змеи более чем в пять раз. Поэтому вас питон, просто предупреждал, угрожающе шипя и раскачиваясь, а вовсе не собирался нападать. Вы для него слишком крупная добыча, он бы вас физически нес смог проглотить и переварить.
Пастор улыбнулся и замолчал. Аня наконец-то перевела дух. Сергей взял бутылку воды и передал ей, что бы она промочила горло. Аня с благодарностью посмотрела на него и сделала несколько судорожных глотков.
-Ну утешили вы меня. Значит, нам ничего не грозило?
Пастор покачал головой и развёл руками. Потом что-то подумав, закончил свою лекцию:
-Если вы видели в цирке номер "борьба с питоном" или читали о нем, теперь должны понимать, что опасность для жизни в таком трюке практически равна нулю. Питон сдавливает кольцами человека, но лишь с силой, позволяющей ей удержаться на нем и не упасть на пол. Чтобы у питона не было даже желания и возможности укусить донимающего его «дрессировщика», змею охлаждают, а на пасть одевают едва заметное колечко из тонкой лески или прозрачного скотча. При столь низкой температуре у питона остается одно желание - удрать, чтобы его оставили в покое и дали поспать. Понимая это, довольно забавно видеть, как питон норовит развернуться, слезть с человека и уползти в укромный уголок, а «укротитель», с отвагой на лице, с вздутыми от напряжения жилами и налитыми кровью глазами насильно обматывает змею вокруг себя, не давая ей сачкануть и улизнуть с арены. Вот такие трюки нам показывают, а мы с замиранием сердца следим за борьбой человека и питона. Может ли он удушить и съесть человека? Вроде бы такие случаи описаны. Но на самом деле все складывается как раз наоборот. Тигровый питон - излюбленное лакомство народов Юго-Восточной Азии, не избалованных говядиной и свининой. Все более или менее крупные питоны, увы, давно съедены многочисленной ордой аборигенов и, если еще и сохранились где-то на юге Азии, то лишь в зоопарках, где на них через запотевшее стекло голодными глазами поглядывают, шумно сглатывая слюну, местные жители. Так что вам, можно сказать, повезло, что вы встретили такой крупный экземпляр.
-Интересно. А разрешите у вас поинтересоваться, уважаемый служитель культа, откуда вы всё это знаете?
-В нашем небольшом городке, у меня есть, вернее, был, один знакомый. У него дома настоящий террариум. Я к нему частенько заглядывал. Он мне много чего поведал о змеях. А остальное я, заинтересовавшись этой темой, почерпнул из книг.
-А почему был? Его что, всё-таки съела змея?
-Нет. Я сказал так, потому что неизвестно как сложится наша дальнейшая судьба и увижу ли я своего друга или нет.
Наступило молчание. Все задумались над словами священника.
-Ну ладно. Не будем о грустном. У кого есть мнение, насчёт всего этого? - Самсон обвёл рукой вокруг себя. – Принимаются самые безумные версии.
Все по очереди стали выдвигать предположения, откуда появился этот склад, набитый под завязку продуктами, на затерянном острове. Но сколько-нибудь толкового, ни кто предложить не мог. Под конец и вовсе полилась одна фантастика. Матвеев предположил, что это база инопланетян, откуда они планировали вторжение на землю.
-А зачем им тогда земные продукты? – вполне искренне удивился Самсон.
-А это э… - Матвеев на секунду замешкался, а потом выпалил. – А что бы откармливать рабов, которых они захватят на земле, что бы те горбатились на них.
-Слушай, у тебя от переедания вообще крыша съехала. Ты начинаешь меня пугать. Придумай что-нибудь другое.
-Сам же говорил, что принимаются самые безумные версии, – Матвеев обиженно засопел.
-Ну не до такой же степени, – Самсон отвернулся. - Так кто ещё?
Слово взяла Сара.
-Я, кажется, знаю, откуда это всё, - начала она. Аня стала автоматически переводить, сама удивляясь услышанному. – Об этом острове я слышала от своего отца. В свою молодость он служил, в американской армии, морпехом. Их часть базировалась на одной из баз в Тихом океане. Мой отец был хорошим рассказчиком и в деталях поведал мне об одном маленьком островке, затерянном в водах Мирового океана. Так подробно, что я как будто сама на нём присутствовала. Мне, маленькой девочке, всё было безумно интересно, и я без конца его расспрашивала. Зачем он это делал – я и сама не знаю. Как будто чувствовал, что мне это может пригодиться в жизни. И оказался прав. – Сара помолчала. Потом вздохнув, закончила: - Это было давно, отца уже пятнадцать лет нет в живых, а картинка в памяти осталась. Оказавшись здесь, я вначале не поверила, но потом, сверившись со своими воспоминаниями, поняла это он – мой остров. На этом острове, по словам деда, находилась одна из баз, а так же склады, по снабжению всего региона. Вот собственно и всё. Как видите, всё объясняется просто.
-По твоим рассказам выходит, что им больше тридцати лет. Так? А как они могли сохраниться так долго в съедобном состоянии? - Арвидас вертел в руках пустую пачку из-под галет.
-Не забывайте, что эти продукты предназначены для военных. Для них всегда готовили по особым технологиям. К тому же тут воздух оставался неизменным с тех пор, как последний солдат вылез из этого бункера. Температура не менялась, влажность тоже, поэтому они и оказались здесь законсервированы.
-Хорошо, допустим. Так что же ты, твою мать, об этом раньше не сказала, – от волнения Самсон чуть не выпалил эту фразу по-английски.
-Но я должна была сама удостовериться в том, что я не ошиблась, - дождавшись Аниного перевода, ответила Сара. – Сэм два раза ходил на разведку и только во второй раз нашёл этот склад.
-Ага, значит это, ты искал чучмек не русский, – Матвеев хлопнул Сэма по плечу. – А молчал как немой.
-I sometime shall strangle it. One day I in his society shall not sustain. Аnna, it should not be translated.
Аня засмеялась. Самсон наморщил лоб и отпил из бутылки.
-В самом деле, всё очень просто. Даже слишком, что бы быть правдой. – Добавил он про себя. – Ладно, давайте спать. Сегодня день был насыщен впечатлениями. К тому же это первая ночь, когда мы засыпаем с набитым желудком. Это куда приятнее, чем слышать, как всю ночь у тебя бурлит в утробе.
Все стали укладываться. Сергей с Арвидасом поднялись наверх и закрыли люк.
Аня пересела поближе к пастору.
-А скажите, вы про акул тоже всё знаете?
-Кое что читал. А что вас интересует?
-Понимаете мой муж, когда мы блуждали по острову, чуть не стал добычей двух акул. Спастись ему удалось только чудом.
-Я вам про них могу рассказать много интересного. Но давайте в другой раз. Хорошо?
Аня кивнула и пересела к Сергею.
Когда уже легли, Сергей спросил у Ани:
-Ты веришь тому, что рассказала Сара?
-А почему нет? Похоже на правду. Да и какой резон ей врать?
-Может ты и права.








Читатели (990) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы