ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Пятое августа

Автор:

Я вам сейчас задам вопрос необычный, только не пугайтесь: "Можете вы сказать, когда скончаетесь"?
Ну вот, так и есть. Пролили кофе на газету, подавились бутербродом,
очки с носа упали. А я ведь предупреждал, что задам необычный вопрос.
Согласен, этот уже выходит за всякие рамки и вообще чёрт те что. Тсс.
Не будем упоминать. Действительно так. Не обошлось. И потому знаю,
что умру пятого августа. Думаете нервный, очередной псих. Напрасно.
Всё так и есть насчёт даты. Почему именно данное число? Это уже
другой вопрос. В тот день я впервые в постель с женщиной лёг.
"Экий дурак, тут радоваться надо, а он смерть приплёл".
Совершенно с вами согласен. Даже больше скажу, такие события как второе
день рождения. Ведь если вдуматься, то у человека в жизни не один день ангела, а несколько. Поступил, скажем в институт - студент свет увидел, окончил его - специалист появился. Хотя, разумеется, до настоящего профи выпускнику расти да расти надо. Так ведь и новорожденному жизнь прожить десятилетия требуются.
Но, однако, мысль понятна. В тот год, когда события, о которых рассказать хочу,
произошли, я в политех поступил и родители в поощрение, отправили меня к морю. Не в дом отдыха, а так, дикарём. Договорились родичи со своим знакомым, который как раз в Алуште отпуск проводил, он и подыскал домик к моему приезду. Чистенький, маленький и постояльцев всего двое оказалось. Что вообще-то не типично для юга, где квартирантами в те времена чуть ли не туалеты забивали. Но я тогда на такой комфорт внимания не обратил. Есть комната и хорошо. Вторым же постояльцем женщина поселилась. Волосы чёрные, извините за банальность, как смоль. Глаза тоже чернущие. Взглянет, впечатление такое, будто на стенку налетел. Завораживающий. Она на семь лет старше меня была, поэтому никаких видов я на неё не строил. Мне семнадцать, а она, по моим понятиям, уже зрелая женщина. Замужем дважды была. Сама сказала. Но приключений амурных не искала и мужчин не отлавливала. Отношения у нас сложились ровные. Вместе за садом ухаживали. Я девочек тоже не искал, потому как не привык на улице знакомится. Вообще не знал, что такое случайные знакомства. Да и, честно сказать, денег у меня было в обрез. Только и хватало, что на люля-кебаб. А другое там в столовых ничего и не готовили. Ну, сами посудите, как с такими скудными финансами с девушкой знакомиться. В кино и то не пригласишь. Не то что рубль, каждый гривенник на учёте. Так что с одной стороны отдых, а с другой аскетизм, как в захолустном монастыре. Хотя, если откровенно, то и дома в отношении девушек я вёл весьма суровый образ жизни. Не от того, что девочек боялся или здоровье не позволяло, а от большой загруженности. Лыжная секция и физико-математическая школа занимали свободное время полностью. На сон и то не хватало. Так что опыта общения с женским полом тет-а-тет у меня не было. Но тут, на море, от безделья непривычного, от климата южного, от сна обильного стали меня желания сильно одолевать. Поллюции то и дело. Так, думаю, и трусов до конца отдыха не хватит. И решил я тогда роман завести. Только вот с кем не знал. Ведь на улицу не выбежишь, не заорёшь: "Хочу женщину". Да и не так я себе всё это представлял. Мне хотелось, чтобы всё как в сказке было. Свадьба. Первая ночь со своей невестой, которая стала женой. Всё красиво, стабильно, на всю жизнь. Но... физиология требует. И решил я в свои мечты коррективы внести. А так как влюблён ни в кого не был, то и остановил свой выбор на Наталье. Так её звали. Она одна, я один. Чего далеко ходить. Утром,
как только наша бабулька ни свет ни заря утопала куда-то, я сразу к соседке.
Заглядываю к ней в комнату боязливо, а она не спит. На мою испуганную
физиономию смотрит. Я уже дёру хотел дать, да вижу, возмущения то не проявляет. Вошел я робко и сел на самый краешек кровати. Ощущение
такое, как будто всё это во сне со мной происходит. И она молчит, меня, однако, не прогоняет. У меня всё во рту пересохло, хотя и приоткрыт он глупо.
Боюсь ей в глаза взглянуть и гляжу на её белую шею и ниже, где простыня. Очень хочется мне до груди дотронуться. Не лапал я еще девчонок. Один раз, случайно, в седьмом классе, Любку Коровкину за грудь схватил. Вот и весь опыт. Хотя, если честно, то я до сих пор отчётливо помню, хотя прошло уже много лет, те свои ощущения. Хорошая грудь была у Любки. Но в тот момент я как-то не думал о ней, но вот желание схватить груди этой женщины было сильно. Но меня хватило только на то, чтобы на плечо ей руку положить. А дальше замер и смотрю всё на край простыни, а в лицо женщины посмотреть всё никак не решаюсь. Зато она меня внимательно разглядывает. Я это чувствую. И боязно мне и уже жалеть начинаю, что затеял всё это. Но тут она спокойным, естественным жестом сама простыню откидывает. И такую я благодарность к ней почувствовал вот за эту её простоту без ненужного жеманства. И легче мне как-то стало. И ведь что главное, не было никакого бесстыдства в её движении, а был ум женщины, понявшей пацана. В то время эротических фильмов не показывали. Женское тело, как произведение искусства, можно было лицезреть лишь на иллюстрациях к мировым шедеврам. А тут вот она, женщина, вблизи и завораживает неимоверно, глаза отвести невозможно. И хотя мы на море уже несколько дней были и загорали ежедневно, она как была белая, так и осталась. Очень это меня удивляло. А в тот момент просто поразило, ибо те части тела, что прикрывались купальником,
совсем не отличались от остального. Посмотрела Наталья мне в глаза, взяла за руку, которая как бы онемела на её плече, и к себе притянула. Всё это у неё не бесстыдно, не нагло, без насмешки. Словно танцевать тебя учит. Очень я ей благодарен был. А с того утра стал у неё в комнатке жить. Моя же пустовала. Но бабулька её никому не отдала. Может, деньги не особенно нужны были или просто весьма чуткой оказалась. Не знаю. Так или иначе, но стали мы с Натальей жить как муж и жена. Именно такие отношения у нас с ней были. Она даже и стирала за мной, хотя я пробовал было протестовать. Потому что не только рубашки мои в чистоте содержались, но даже носки с трусами. Я хотя и конфузился, но всё же было лестно. Никто ещё за мной, кроме мамы, по-женски не заботился. И всё вроде бы хорошо, но только испытывал я постоянную тяжесть какую-то. Задумался тогда впервые в жизни над своим состоянием, но объяснения нашёл вполне материалистические. Знал ведь, что расставаться нам придётся и что не будет она моей женой. Конечно, ничего плохого я про неё сказать не мог, однако в супруги её брать было бы обидно. На семь лет старше, дважды разведена, жизненный опыт значительно богаче. Такое большое неравенство, наверняка гнётом лежало бы на мне всю жизнь. А ведь это обидно. Самолюбие задевает. Да и вообще... Живём в разных городах, у меня учёба в вузе. Да и родители, от которых я полностью зависим, и не собираюсь пока ещё от этой зависимости избавляться. В, общем, и не к месту, и не ко времени о семейной жизни думать. Я, конечно, себя успокаиваю, что случай то, обыденный, такое сплошь и рядом случается. Но с другой стороны,
со мной-то это впервые. Наталья в последние дни, перед нашим отъездом-
разъездом, тоже грустная ходит. Двадцать седьмого августа, когда нам с ней уже уезжать надо было, достала она кошелёк, раскрыла его, а у нас всего две десятки. Говорю у нас, потому что ещё в начала нашей совместной с ней жизни, все свои скудные финансы ей отдал. Хотя она не брала. Даже обиделась. Но потом, усмехнувшись на мою суетливую конфузливость, положила мою тощую пачечку в кошелёк. Не подумал в тот момент, что денег то у неё значительно больше, что, отдавая свои средства, как бы на содержание к ней перехожу. До меня это только потом дошло, когда она меня баловать начала всякими вкусненькими блюдами. А готовить она любила и умела. Впрочем я отвлёкся несколько, ибо хотелось мне сказать не о её кулинарных способностях, а о её склонности к магии. Хотя не сразу до меня также дошло, что это не цирк, не иллюзия. Сами посудите. Достала она из своего опустевшего кошелька червонец, положила на ладонь и задумалась. А купюра, не поверите, на ладошке её белой волчком крутится. Очень это сильное впечатление на меня произвело. Ничего подобного не видел никогда в жизни.
- Ты что, - спрашиваю, - фокусница?
- Нет, - отвечает.
Усмехнулась, взглянула на эту крутящуюся денежку, а та вдруг стала вокруг её совсем не загорелой кисти круги накручивать. И ведь не падает. Будто приклеенная. Бумажка, хотя и не совсем новая, а распрямилась и вращается, вращается, словно спутник вокруг планеты. Попробовал я тоже самое проделать, да куда. Обиделся на неё. Три недели бок о бок прожили, а она меня такому фокусу не научила.
Посидели, как принято перед дорожкой, и пошли к троллейбусной
остановке. Так вот по будничному и расстались. Даже письмами
потом не обменивались.
А что ещё странного в той истории, так это погода, вернее ненастье.
Как в Самару приехал, солнце светило вовсю, но лишь к дому подходить начал, ливень такой разразился, какого ни до, ни после видеть не приходилось. Ураган. Просто настоящий ураган. Так вот с тех пор, не поверите, каждое пятое августа, а в тот день, как уже говорил, я в Натальину комнату зашёл, всё время у меня что-то случается. Сегодня шестое число и чувствую я себя, дай Бог каждому, а ведь ещё вчера температура за сорок была.
Совпадение, говорите? Так ведь такое каждый год происходит.
Самовнушение? Если бы. Я уж в этот день никуда из дома не выхожу, но всё равно спасения нет. В прошлом году жена на кухне ошпарила. В позапрошлый такие головные боли начались, что чуть криком не кричал, да еще в руках и ногах боль была, как будто на части разрезают. И ведь что интересно, ни разу
одинаковых несчастий не было. Пять лет назад бедро ломал. Машиной сшибло. На следующий день операцию хотели делать, штифт вставлять, да нужда отпала. Заведующий отделением как увидел меня утром, приседающим на сломанной ноге, так с ним чуть дурно не стало. Решили, что рентгенолог снимки
перепутал. Кто-то из врачей даже высказал предположение, что я близнец пострадавшего. Да ведь я у родителей единственный.
А чтобы доказать это, мама с папой паспорта приносили. Лишь супруга водителя, наехавшего на меня, подагадливее всех оказалась, даром, что из глухой деревни. Сразу поняла, что к чему. На капоте то вмятина здоровая осталась.
В общем, чего только со мной не приключалось за всю мою жизнь.
И всё, представьте, пятого августа. На костре в походе горел, бок о почтовый ящик, что пацаны в подъезде сбили, резал. И сейчас вон порванную рубаху сохраняю. А шрам? Всё на другое утро исчезает. А вы говорите самомнение.
Почему пятого, а не двадцать седьмого, в день, когда расстались, всё это со мной происходит? Вот этого я не могу объяснить.
К бабкам в таких случаях советуете обращаться. А я так и делал, но два года назад старуха, которую мне порекомендовали, прояснила, что всё бесполезно в моём случае.
"Бог, конечно, нечистую силу не поддерживает, но, в данном случае, эта женщина ведь не бросала тебя и поэтому Господь сочувствие к ней имеет, - так она сказала, а потом добавила вразумление,- поэтому Вседержатель в это дело вмешиваться и не будет". Дал ей десятку, благодарю. Вдруг гляжу, купюра
у неё на ладони волчком как закрутится. Аж шелест слышно. Потом вокруг руки её белой обкрутилась и на ладонь легла. Жутко мне стало. Попятился, не поднимая глаз, лишь у самого порога взглянул на гадалку. Смотрю, а это моя Наталья, такая же молодая. На меня своими чёрными глазами
внимательно смотрит. У меня волосы зашевелились. Входил - старуха сидела. Выскочил из комнаты и бегом подальше от этого места. С тех пор по бабкам не ходок. Поглядите на меня внимательно. Ведь не старый ещё,
а седина сплошь волосы пообкрасила. На меня не столько сами несчастья действуют, сколько ожидание неизвестности. Так что умру я, наверняка, пятого августа.



Читатели (100) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы