ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Наука

Автор:

(Мистический рассказ).

Судьбинов Рок Фатумович, или попросту Роки, как его все называли, упоённо занимался отладкой программы. Несмотря на свою молодость, это был программист высшей квалификации и талантлив настолько, что всё давалось ему, казалось, шутя. По крайней мере, во время работы он никогда не морщил лба и вообще не сотворял на своём лице никаких гримас. И, вероятно от этого, чело его выглядело по-юношески свежим. Зачастую те, кто видел его впервые, принимали Роки за студента практиканта. Но руководство фирмы не обманывалось внешним видом и платило Судьбинову очень высокую зарплату, как он того и заслуживал. Начальству было наплевать, насколько лет выглядит их самородок, тем более что его работа не требовала постоянного общения с клиентами. Да и вообще для руководства основным критерием были результаты, а они у Судьбинова неизменно оставались великолепными. А вот кто был далеко не безразличен к внешнему виду Роки, так это женская половина коллектива, особенно те из них, кто был не замужем. Последним были не безразличны, пожалуй, все качества Роки. Впрочем, у него, наверное, и не было недостатков. Именно поэтому мнение дам о нашем герое было таково: «Завидный мужчина, желанный жених». Да, Рок Фатумович, имея столько достоинств, был всё ещё холост, не смотря на яростные баталии слабой половины рода человеческого, которые в данном случае показывали поистине чудеса бойцовских качеств, которым позавидовал бы любой мужчина. Но и тяга к независимости была у Роки крепче дамасской стали. Обременять себя семьёй значило, по его мнению, отвлекаться от науки. Именно эта дама пока лидировала в бешенной конкурентной борьбе. Роки был настолько избалован вниманием женщин, что мог позволить себе считать дам просто помехой в работе. Вот и сейчас, когда к нему подошла эффектная, пышнотелая и рыжеволосая Белка, он недовольно, хотя и незаметно для неё, поморщился. Роки не любил, когда его отвлекали от творчества даже такие шикарные женщины, от которой впадали в столбнячное состояние все мужчины. В руках у Белки был толстый, цветастый иллюстрированный журнал и… фотоаппарат. Что было, конечно, странно. Ведь это было не фотоателье. Но мысли Роки были заняты поставленной задачей и он, просто не обратил внимания на такую несуразицу. Даже если бы у Белки был в руках лом или лопата он и тогда бы не проявил никакого интереса. Ну, ходит женщина по офису с ломом или лопатой и ходит. Роки умел погружаться в работу.
- У меня к тебе небольшая просьба, Роки, - пропела донельзя приятным контральто Белка. Голос являлся ещё одним её козырем, которым она пользовалась столь же успешно, как и внешностью. Сочетание этих двух качеств было неотразимо. Единственной причиной, по которой Белка была ещё не замужем с такими то козырями, было то, что она ещё не встречала до Роки мужчины своей мечты. Ведь чары её были таковы, что если бы она пожелала поднять мертвеца, у неё это бы наверняка получилось. Я в этом просто уверен. Вот Судьбинов, правда, был крепким орешком. А во время священнодействия за компьютером, а именно так Роки относился к делу, он вообще отключался от мира сего полностью. Однако близость красавицы подействовала и на его отрешённое наукой сознание, потому что Роки, пусть и несколько рассеянно и как бы спросонья, всё же спросил:
- Помощь требуется?
- Да, Роки, - пропела голосом сирены Белка, положив перед программистом свою фотографию анфас, которую она извлекла из сверкающего глянцем журнала.
- А? Что это? – обескуражено спросил Судьбинов, но, поняв тотчас бессмысленность вопроса, поправился, - Это ты для чего мне даёшь?
- Ах, Роки, у меня такое симметричное лицо, - горестно пропела красавица, чем привела в нескрываемое недоумение аса программирования.


- Ну я не знаю… Но, ты что на фотографии, что в жизни, одинаково красивая, - констатировал Роки даже с некоторым восхищением. «Пожалуй, с ней можно и пофлиртовать», - решил он с некоторым всё же сомнением. Дело в том, что программист не любил глупых, а именно таковой он и считал Белку. Теперь он более внимательно посмотрел на свою собеседницу, ожидая, вероятно, разглядеть какие-то перемены, которые бы позволили ему улучшить мнение о женщине.
Белка же, ободрённая неожиданным вниманием, воодушевлённо, хотя и с горестными интонациями, произнесла:
- Ах, Роки, но ведь я симметрична, - тут в её голосе прозвучали даже нотки трагизма.
- Это что, недостаток что ли? – поразился Судьбинов и тут же, с большой долей ехидства, спросил. - А ты бы хотела быть кривой на один глаз, с перекошенной челюстью и свёрнутым, как у нашего дворника дяди Васи, на сторону носом у которого, к тому же всего два зуба впереди, один вверху, другой внизу.
- Разумеется, нет, Роки. Но симметрия, это проблема из проблем. Даже не знаю, как тебе объяснить.
- Разумеется, это очень трудно, - хмыкнул с некоторой долей кокетства Роки.
- Ладно, иронизировать. Ну, не так выразилась. Ну, извини. А лучше всего прочитай вот журнал и тебе сразу всё будет ясно. Мешать я не буду, рядышком посижу, - тотчас же Белка удобно устроилась в кресле с колёсиками, вплотную подъехав при этом к таланту, так что её колени коснулись ног программиста. Кожаная, короткая юбочка подчёркивала стройность ножек. Кожаная одежда была страстью Белки.
Поняв, что, в ближайшие несколько минут, от красотки навряд ли избавишься, Роки решил сделать небольшой перерыв в работе. Тяжело вздохнув, он принялся просматривать предложенное чтиво. Чем больше, однако, наш программист углублялся в чтение, тем больше и больше злился на «эту корову», как он уже называл её про себя. По его убеждению, статья было просто кромешной дурью, ничего общего не имеющей с наукой. У Роки даже желваки ходуном заходили, что было, в общем-то, нетипично для нашего спеца.
- Что за дерьмо ты мне подсунула! – Возмущение Судьбинова было столь велико, что он даже не соизволил подыскать более мягкого выражения, а сказал первое пришедшее на ум сравнение.
- Почему? – искренне удивилась Белка, не забывая при этом взять Судьбинова за руку.
- Ты что, Белка, не понимаешь, что это всё просто вздор, что они тут намарали? Ты вдумайся, - Роки со злостью ударил по странице, совсем не щадя глянцевых страниц. Про себя же он подумал, что с мыслительной деятельностью у этой подруги очень видать слабовато дело обстоит. А так как Роки считал, что обижаться на дураков за глупость не имеет смысла в любом случае, то уже более спокойным тоном продолжил, - Как можно с помощью анализа симметричности лица предсказать срок оставшейся человеку жизни?
- Ты, Роки, просто Фома Неверующий. Ведь в качестве доказательства в статье приводятся статистические выкладки. К тому же проводились исследования. Читай внимательно: «К моменту смерти лица приобретают значительно большую симметрию, причём это происходит и в том случае, если человек умирает не от старости или болезни, а становиться жертвой несчастного случая».
- Ну и что?
- Мне непонятен твой скептицизм, Роки.
- А что же тут неясного? – всё более и более раздражаясь от того, что его оторвали от дела по столь вздорному вопросу, воскликнул возмущённо Судьбинов, - А наш дворник, у которого нос на бок свёрнут, он что, вечно жить будет? Или у него он выпрямится, думаешь?
- Конечно, - с искренним убеждением пропела красавица, - наука же ведь это доказывает.


- Наука?! – изумление Судьбинова было столь велико, что он даже растерялся от такого нелепого по наглости аргумента.
- Разумеется.
- Ага. - Саркастически злорадно промолвил недоверчивый Рок Фатумович, - А если у меня на левой щеке родинка, то что, такая же появится на правой, когда я скончаюсь? Или прежняя пропадёт?
- Я думаю, пропадёт.
- Пропадёт?! – опешив, Судьбинов уставился в красивое лицо своего оппонента. – А если во время аварии, например, человеку оторвёт, допустим, ухо. У него что, после остановки сердца второе само отвалится или отрастёт новое на месте оторванного?
Логика Роки была, что называется, железной, но она всё же совсем не доходила до сознания женщины, твёрдо в одночасье уверовавшей в новую теорию.
- Причём здесь уши то? – обиженно вопросила женщина.
- Это просто пример. Я мог бы и дядю Васю в качестве примера привести с его зубами.
- А при чём здесь зубы дяди Васи?
- Зубы ему стоматолог посмертно вставит, или они у него отрастут как у очень живой акулы?
- Ну, Роки, я не понимаю, что ты мне всё про дядю Васю толдычешь. Мне он абсолютно не интересен.
- Ну, хорошо, - поняв всю бессмысленность спора, устало промолвил программист, - что ты от меня-то хочешь?
- Как что? – удивилась Белка, - Я же тебе для этого и дала фотографию. Введи её в компьютер и проверь на симметричность.
- Тьфу, - про себя чертыхнувшись, Роки взял фотку и вложил её в сканер. Выведя на экран изображение, он разделил его на две половинки. Затем к правой части он пристроил по линии разреза её симметрию, то есть правую же часть, но в зеркальном отображении. Белка с нескрываемым интересом наблюдала за его манипуляциями. К удивлению Роки и бурной радости женщины, изображение на экране резко отличалось от фотографии и, совершенно не было похоже, как это ни странно, на саму Белку. Выведя на принтер получившийся портрет, Роки взял в руки распечатку, с удивлением вглядываясь в портрет как бы незнакомки. «Странно», - подумал Роки и, посмотрев очень внимательно на Белку, произнёс:
- Я ничего не пойму. У тебя абсолютно симметричное лицо, даже причёска, - при этих словах он без зазрения, в упор начал разглядывать женщину, - Вон, и чёлка прямая, волной через весь лоб. – Взглянув на получившееся изображение, он недоумённо констатировал, - и здесь она такая же.
- Нет не такая же, - обиженно-испуганным тоном возразила Белка.
- Ну, почти что.
- Почти не считается, - совсем по детски проверещала наша прорицатель-любительница.
- Чёлка ерунда, но это как бы не ты.
- Ура! Ура! Ура! - чуть ли не запрыгала возле рабочего места Роки женщина.
Белка просто ликовала и тут же попросила сделать то же самое с левой половиной изображения. Роки, и сам уже заинтересовавшись, охотно выполнил просьбу. Результат получился тот же самый. С новой распечатки на них глядело тоже незнакомое лицо, более того, первая распечатка не походила на последующую. Роки вглядывался в лицо женщины, в распечатке и пытался мучительно понять, почему же так получилось. Белка ничего не пыталась понять, она просто ликовала. Смерть была далеко. Нарадовавшись вволю, она с интересом всмотрелась в лицо Судьбинова и спросила:
- А свою судьбу ты не хочешь узнать?
Услышав такой вопрос, Роки фыркнул. Он не скрывал своего скептицизма, но вместе с тем ему всё же хотелось посмотреть и на себя. Неужели и его внешность изменится столь же сильно, практически до неузнаваемости. А Белка, между тем, продолжала вглядываться в его лицо и, это её явно беспокоило.
- Ну, что ты на меня так уставилась? – иронично хмыкнул Судьбинов, - Ты такая обеспокоенная, что можно подумать, я заболел чёрной оспой.
- К сожалению, нет, - испуганно произнесла Белка.
- Здрасте, почему же к сожалению?
- У тебя очень чистое лицо, - озабоченно констатировала женщина.
- Да? Надо же. У тебя, между прочим, тоже без угрей.
- Зря шутишь такими вещами, - Белка возмущённо поджала губы и обиженно добавила, - Вот уж не знала, что ты такой ретроград.
- Что? Это я то ретроград? - Услышать такое от женщины, которая вообще ничем серьёзным не интересовалась, было просто не то, что смешно, но довольно странно. И, тем не менее, он начал как бы оправдываться.- Да нет, что ты, мне, в общем, и самому интересно взглянуть на себя с одного бока, как бы, - обращая свою заинтересованность в шутку, хмыкнул Роки. - Я завтра принесу свою фотку с паспорта, и мы проделаем все манипуляции с моей физией, какие проделали с твоей мордашкой.
- Как это с паспорта? – возмущённо воскликнула Белка.
- А что такого то. У меня и нет другой. Я ведь в фотоателье хожу только по необходимости. Но если ты считаешь, что она недостаточно новая по времени, то ради чистоты эксперимента я готов и запечатлеть свой нынешний образ.
- Вот и отлично, - обрадовано воскликнула Белка, - но ходить никуда не надо, вот же он, полароид. Белка с грацией спортсмена, несущего олимпийский факел, подняла фотоаппарат над головой.
- Ах, ну, да. Ну, ты просто молодец, - похвалил вполне искренне он Белку, от чего та просто расцвела.
Через минуту они уже колдовали над изготовлением симметричных половинок. Но результат оказался совсем не таким, как с фоткой женщины и это привело Белку в ужас. Изображения были идентичны и фотографии, и оригиналу. С распечаток глядело несколько удивлённое лицо Судьбинова. Единственно, чем отличались распечатки друг от друга, так это тем, что на фантоме, сделанном из левой половины фотографии, на них смотрела физиономия с родимым пятнышком на обеих щеках. На изображении же, сделанном из правой половины лица, родинки отсутствовали. Это было единственное отличие. Такой результат привёл Белку буквально в ужас. Да и Роки это тоже пришлось не по нутру. Хотя этот человек науки и не смог бы, пожалуй, объяснить своё недовольство собственной внешностью на сделанных портретах. «Пожалуй, дело в моей короткой стрижке, которая просто симметрична. – Но тут он сразу же и возразил самому себе, что вот у Белки то стрижка тоже симметричная, однако фотография получилась до неузнаваемости непохожей на оригинал, - Надо, наверное, будет отрастить чубчик и зачёсывать его на одну сторону», - рассуждал про себя Роки, удивляясь тому, насколько этот, так называемый эксперимент, подействовал на него. «Вот уж не думал, что я такой впечатлительный», - скептически критиковал он себя за неумение избавиться от навязчивых мыслей. Как он не убеждал себя, что всё это глупость, беспокойство не проходило. К концу рабочего дня он сам подошёл к Белке и попросил у той её фотографию.
- Понимаешь, я просто хочу разобраться в причинах.
Белка про себя улыбалась самой широкой улыбкой. Внешне она совершенно спокойно и даже с некоторым равнодушием отнеслась к просьбе.

- Однако он не стал составлять специальной программы, ограничившись тем, что просто долго дома всматривался в свою и Белкину фотографии. Чем дал повод родителям потом шушукаться между собой. Как они не объясняли события, выходило всё одно – сын явно влюбился. Такой поворот событий очень обрадовал маму, да и папа довольно хмыкнул, что сыну пора уже задуматься о семейной жизни. Но, хотя в тот вечер, когда он принёс фотографию Белки домой, Роки ещё не думал о создании семьи, однако через некоторое время он постепенно стал размышлять об этом всё больше и больше. Разговоры о смерти вообще сильно влияют на людей. Роки не был исключением. Теперь он всерьёз задумался о продолжении рода и даже пришёл к выводу, что пора бы и кончать с холостяцкой жизнью. Он не просто возвращался время от времени к такой мысли, но она не давала ему покоя, свербила, что называется. Его внутренний дискомфорт, однако, способствовал более тесному сближению с Белкой. В конце концов, он стал не просто встречаться со своей пассией, но и жить с ней, что называется, в гражданском браке. И хотя Роки по-прежнему был не весьма высокого мнения об интеллекте Белки, он не стал утруждать себя поисками лучшей кандидатуры. Вероятно, в нём играло и мужское самомнение, которое заставляло его смотреть вообще на женщин как на менее развитые существа. К тому же его гипертрофированное самомнение попросту говорило ему, что под свой уровень интеллекта он всё равно не найдёт подходящей кандидатуры. «Да в принципе и не к чему», - рассуждал он. Роки был настолько рационален, что скептически относился к такому чувству, как любовь. Ведь что значит любить? Это считать объект своих вожделений во всех отношениях лучше других. А это уже, разумеется, глупость. Хотя, наверное, он всё-таки не прав. Во что бы превратился мир, если бы любили только за что-то? Хотя Белка считала его в серьёз самым лучшим и даже единственным. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы женщина переехала жить в семью Роки, родители которого были не только не против, но и весьма рады тому, что сын, наконец-то, остепенился и, что может даже и важнее, не столь много времени уделяет своей работе. Правда, к удивлению Роки, работа его стала, пожалуй, даже более плодотворной. Это радовало, хотя на фоне счастья фантомы не забывались и он временами доставал их из ящика письменного стола. Полицезрев на них с хмурым выражением, убирал обратно. Уничтожать изображения он, почему-то, не желал. Хотя, наверное, надо было просто выкинуть эти фотки несуществующих личностей, потому что Белку они беспокоили ещё больше, чем Роки. Она время от времени делала фотографию Роки анфас и заставляла жениха, собственно фактически мужа, совмещать левую половину с левой, а правую с правой. Не смотря на то, что Роки сменил причёску, результаты оставались неизменно удручающими. От своих тревог Белка сильно посерьёзнела и имела постоянно сосредоточенный вид. Окружающие объясняли данную метаморфозу заботами о предстоящей свадьбе. И никто не догадывался, что она теперь постоянно опекала любимого даже в мелочах. Как маленького, она брала его под руку при переходе дороги, предугадывала малейшие признаки возможной опасности. Даже костистую рыбу Белка не покупала. Эта мелочная опёка ничуть не обременяла Роки и, может быть благодаря ей, он быстро изменил мнение о своей женщине в гораздо лучшую сторону. И она совсем не казалась ему теперь глуповатой. И день свадьбы он теперь тоже, ожидал как нечто желанное. И вот, наконец, наступил этот торжественный день. Регистрация происходила в единственном в городе дворце бракосочетания, или как его называли в городе, в теремке, за крутую блестящую крышу, что и делало его похожим на сказочную избушку. Хотя вероятнее всего архитекторы просто старались придать зданию вид шалаша, в котором, как всем известно, тоже может быть рай, если рядом любимый. Свадьба была хотя и пышная, но вполне стандартная. Всё шло по накатанной программе. Шутливые игрища, вальс Мендельсона, торжественное объявление новой семьи. Белка просто светилась от счастья и даже потеряла бдительность, перестав опекать своего супруга. Да и к чему? Ведь теперь предстояло лишь застолье в хорошем кафе, среди приличных людей. Какие могут быть в данной ситуации случайности? «Роки был полностью прав, - счастливо улыбаясь, думала Белка. - Вся эта статья известного оккультиста простое шарлатанство. Да и потом, пусть фантомы и одинаковы, но ведь это всего лишь картинка. А в жизни? Родинка Роки сбивает всю симметрию. Она понадёжнее перебитого носа дяди Васи и его двух зубов впереди. Потому что родинка у Роки с самого рождения». Продолжая счастливо улыбаться, Белка любовалась своим мужем, обходящего машину. Элегантный, красивый, умный. И ничто уже не может помешать их счастью. И погода сегодня просто великолепная. Был и ещё серьёзный повод для радости, о котором пока Роки не знал. Это готовилось, как сюрприз на первую брачную ночь. Именно сегодня ночью Белка собиралась объявить супругу о беременности. Приятные мысли несколько отвлекли её. Когда же она вновь посмотрела в сторону Роки, то сердце её сжалось и похолодело от ужаса. Прямо на Роки мчалась легковушка, битком набитая молодёжью лет четырнадцати, пятнадцати. Она отчётливо видела бесшабашные лица некоторых подростков, изменившееся лицо любимого, услышала крики окружающих и глухой удар капота о тело Роки. Нет, женщина не потеряла сознания от происшедшего ужаса, но в её сознании телеграфной лентой всплыла отчётливая фраза: «Да ведь он же не Роки, он Рок, Рок Фатумович». Супруг лежал на асфальте со спокойным, не обезображенным лицом. Он совсем не походил на мёртвого, но Белка знала, что это так. А на щеке Роки между тем отчётливо проступила с правой стороны сквозь маленькую царапинку капелька крови, абсолютно похожая на родинку слева.
После всего сказанного хочу добавить, что Белка не вышла вторично замуж, хотя предложения ей делали неоднократно. Она живёт с родителями Роки и растит сына. Мальчик очень похож на отца. Белка опасается, что его судьба так же фатально несчастна, но проверить по методике симметрии так ли это, она не решается, считая, что знать судьбу могут лишь очень сильные люди. Себя таковой она не считает.



Читатели (102) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы