ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Вирус птичьего гриппа.

Автор:

Эта история случилась за несколько дней до начала летних каникул. Мы как раз возвращались из школы домой. Шли мы, как обычно, через школьный двор. День был прекрасный, тёплый, но мы всё равно спешили домой, потому что всем очень хотелось есть. Ведь вы же, наверняка, знаете, что умственная работа поглощает двадцать пять процентов потребляемой человеком энергии. Поэтому мы и стремились побыстрее зарядить свои мозги, чтобы они получше развивались и хорошо думали.

Но, когда мы уже прошли треть школьного двора, то наблюдательный Максик, недаром он у нас художник, обратил наше внимание на скопление ворон, которые с обеспокоенным видом кружили над деревьями соседнего дома.
- Неужели кого-нибудь убили? – недоумённо пробасил Колян, недаром у него папа милиционер.
- С чего это ты взял, что кого-то убили? – растерянно, вскричали мы все хором.
- Вороны всегда над трупами кружат, как и стервятники, - авторитетно изрёк Колян.
- А с чего ты взял, что если это и труп, то обязательно человека? – насмешливо пропищал Дренька.
- Преступники всегда убивают людей? – продолжал настаивать с кровожадным упорством наш верзила Колян.
- Да может никто никого и не убивал, - с саркастическим упорством продолжил громить логику Коляна наш всезнающий очкарик.
- Откуда же тогда труп? – останавливаясь посреди двора, сурово поинтересовался Колян.
- А может это какая-нибудь бездомная, бесхозная собачка умерла? – жалостливым и плаксивым голосочком пропищала Катька. Видно было, что ей очень жалко незнакомую собаченцию.
- Да с чего вы взяли, что возле этих деревьев вообще кто-то умер! – сердито постарался оборвать я этот беспочвенный спор.
- Так вороны же кружат, - гнул свою кровожадную гипотезу наш верзила.
- И что, птицы не могут стаями летать вокруг одного места? – иронично пропищал наш умный Дренька.

Колян с большим недоверием посмотрел на Дреньку и с высоты своего роста мрачно изрёк:
- Даже песня есть такая, про ворона, где его просят не кружить над головой.
- Да, - поддержала нашего очкарика Катька, - вот мы же все сейчас тоже вокруг тебя верзилы кружим, но ведь ты у нас живёхонек и совсем не собираешься умирать.
- Ещё чего захотели, - обиженно пробасил Колян, как будто мы и в самом деле пожелали видеть его мёртвым.
- Да что мы воду в ступе толчём, - рассердился я на этот дурацкий разговор и тут же предложил пойти и проверить, почему это вороны так всполошились и кружат, и кружат возле одного места.

Мы осторожно, не спеша пошли по направлению к стае обеспокоенных ворон, которые продолжали кружить и кружить. Мы не помчались к большому дому потому, что боялись спугнуть стаю. Ведь нам очень хотелось узнать причину такой небывалой скученности ворон и такого беспокойства всей стаи.

Но, когда мы подошли к месту, над которым кружили вороны, то сначала ничего необычного не заметили.
- Ну вот, и никакого трупа и нет, - с довольным сарказмом прочирикала Катька, победоносно поглядев на Коляна, так что можно было подумать, что это именно она спрятала труп незнакомца и теперь, скрыв от общества главную улику преступления, сообщала об этом.
- Смотрите, смотрите, - прошептал тут наш наблюдательный Максик и показал куда-то на дерево.
Мы все дружно посмотрели на дерево и так же дружно пожали плечами.
- Дерево, как дерево, - пробурчали мы хором, недовольно обернувшись на Максика.
- Да, вон, вон, - восторженно прошептал Максик, показывая вновь на это же дерево.

С недоверием переведя взгляд на указательный палец Максика, мы взглянули по направлению этого указующего перста и тут увидели на стволе дерева, приблизительно на самой середине, огромного, чёрного кота, который с упорством маньяка лез вверх. Кот прижимался к стволу дерева и был похож на ниндзя, карабкающегося по отвесной стене.
- Куда это котяра так упорно лезет? – воскликнули мы хором.
- Вон, туда, - ответил Максик и перевёл направление своего указательного пальца ввысь.
- Боже мой, - испуганно пропищала Катька, - да ведь там, на вершине находится гнездо.
- Ага, - радостно подтвердил Максик и тут же добавил, - котяра, наверное, захотел попробовать цыплят или свежих яиц.
- Чему ты радуешься? – возмутилась Катька, - Тому, что этот злодей решил напасть на беззащитных деток?
- Не такие эти птенчики и беззащитные, вон как их яростно защищает вся стая, - всё так же ухмыляясь, пробасил Колян.
- Думаешь, защитят? – с нескрываемой надеждой спросила Катька, словно это от Коляна зависело, защитят вороны гнездо или не защитят, словно это лично Колян руководил смелой атакой стаи.
- Конечно, защитят, - с непоколебимой уверенностью подтвердил Колян.

Кот в это время прекратил карабкаться вверх, он прижался всем телом к стволу и с опаской поглядывал на пикирующий сонм ворон, которые подбирались к коту всё ближе и ближе.

Наконец котяра понял всю бесполезность своей грабительской затеи и, развернувшись мордой вниз, стал осторожно сползать с дерева. А стая продолжала и продолжала атаковать бандита.

Когда до земли оставалось метров пять, котяра не выдержал натиска птиц и спрыгнул со ствола, приземлившись на все четыре лапы. Вороны победно загалдели, но не прекратили преследования, продолжая пикировать на этого мордастого неудачника поживиться птенчиками. Кот пришёл в неописуемую панику и, вместо того, чтобы броситься под защиту балкона, которые здесь начинались сразу с первого этажа, помчался в противоположную сторону, к открытому пространству, где он был совсем беззащитен. Вороны стали кричать ещё громче и ещё яростнее стали атаковать наглеца. И, наверное, они бы, в конце концов, заклевали этого авантюриста, который попытался на глазах у всей стаи нагло взять штурмом гнездо. Но тут случилось непредвиденное. Один из нападавших воронов, самый крупный и самый решительный, вдруг не сумел выйти из очередного пике и, перевернувшись на спину, ударился о землю.
- Ах! – вскрикнули мы все хором.
Теперь мы уже не обращали внимания на кота. Вороны тоже прекратили его преследовать, продолжая с тревожным криком кружить над своим упавшим товарищем.


Мы с испуганным недоумением продолжали взирать на распластанного на земле ворона. То, что это был именно ворон, а не ворона мы нисколько не сомневались, потому что птица была очень крупная.
- Чего это с ним? – испуганно прошептала Катька.
Но мы её все услышали. Но ведь никто из нас не знал, а что же именно случилось, и почему этот ворон вдруг так неожиданно упал.
- Может у него сердечный приступ случился от всей этой стрессовой ситуации? – несмело предположил Дренька.
- Да какой сердечный приступ, - горячо возразил Колян, - ты посмотри, какой этот ворон здоровый. Он же самый крупный из них.
- Ну и что, что крупный, крупные так и умирают, раз и неожиданно для всех, - авторитетно, словно с такими кончинами ему приходилось уже сталкиваться не раз, произнёс уверенно Дренька.

Колян посмотрел на нашего всезнайку с лёгким недоумением, но спорить не решился. Возразить гипотезе нашего очкарика решил я.
- Ворон скончался просто от старости, - уверенно сказал я. А потом добавил, - ему, наверняка лет триста.
- Почему именно триста? – опешили все.
- У Пушкина Пугачёв об этом говорит, - блеснул я своей литературной эрудицией.
- О чём? – не понял Максик.
- Ну, о том, что вороны живут триста лет, - пояснил я специально для бестолкового Макса.
- У нас то сейчас они навряд ли живут столько, - задумчиво пропищала Катька.
- Почему? – не поняли мы.
- Ну, как почему, раньше, во времена Пугачёва вороны питались экологически чистой пищей, не отравленной никакими промышленными выбросами, не впитавшею в себя автомобильных выхлопов. А наши вороны, они ведь в городе обитают, питаются по помойкам, разве их можно сравнить с теми воронами, - пояснила авторитетно Катерина.
- Да просто ворон поздно из пикирования вышел, вот и не справился с управлением, - запальчиво высказал свою версию Максик.
- Да это пилот высшей квалификации, видел, с каким мастерством он атаковал котяру, - недовольно прогудел Колян.

Колян очень не любил, когда кто-то охаивал пищу. Вы же знаете, как наш верзила любит пожрать. И когда при нём начинают говорить, что в нашей пище много лишней химии, то он просто мрачнеет и у него сильно портиться настроение.
- А может у ворона просто обморок и он скоро придёт в себя, - несмело предположила Катька, - давайте подойдём поближе и посмотрим повнимательнее.
- А вороны нас не заклюют? – поглядев на беспокойно кричащую стаю, спросил я, обращаясь ко всей компании.
- А чего им нас клевать, они же видят, что мы не враги, - решительно возразила Катька.
И хотя у меня отнюдь не было такой же решительности, но спорить я не стал и мы всей гурьбой несмело приблизились к поверженной птице, которая лежала, раскинув крылья. Голова её была повёрнута в сторону, глаза были полуприкрыты и подёрнуты поволокой.
- Неужели этот красивый и большой ворон умер? – расстроенным донельзя голосом, спросил Катька, обращаясь как бы ко всем сразу и как бы и не к кому.
Никто не знал, что ответить на этот вопрос.

Наконец Колян сказал:
- Надо пощупать ему пуль на шее, там, где сонная артерия проходит, и узнать, бьётся ли его смелое сердце.

Колян сделал шаг к распластанному ворону и уже хотел нагнуться над ним, чтобы определить состояние этого смелого пилота, но Дренька вдруг истошно закричал:
- Стой! Стой! Этого ни в коем случае нельзя делать!
Дренька прокричал своё предостережение с такой эмоциональностью, что мы все невольно вздрогнули и с недоумением посмотрели на нашего всезнающего очкарика.
- А почему? – с недоумённым беспокойством поинтересовался Колян.
- А может быть, ворон умер от птичьего гриппа, - поблескивая стёклами очков, пояснил Дренька и тут же добавил, - вон сколько птиц в последнее время скончалось по всему миру от эпидемии.
- Так это же птицы, - робко возразил Колян, - для людей то этот вирус, наверное, вовсе неопасен.
Дренька на секунду задумался и потом глубокомысленно изрёк:
- Как знать, как знать.

Мы все окружили Дреньку, стараясь заглянуть ему за стёкла очков в его умные, всезнающие глаза.
А Дренька сжал свои губки, подправил очки, чтобы они удобнее сидели на носу и продолжил:
- А вы знаете, что сто лет тому назад в мире была эпидемия болезни под названием «испанка»?
- А при чём здесь «испанка»? – вскричали мы все хором.
- А при том, - с суровой непререкаемостью изрёк наш доморощенный профессор, - что эта самая «испанка» и есть этот самый птичий грипп.
И чтобы у нас не было соблазна вступать с ним в пререкания, пояснил:
- Это современные учёные установили.
- Вон оно что, - сказали мы все хором, кроме Коляна, и при этом дружно почесали свои затылки.
- Да, вот так вот, - завершил свою лекцию Дренька.

А мы не знали, что ответить нашему учёному другу.
Наконец Колян спросил, обращаясь ко всем нам:
- И что теперь, позволить такому отважному воину так вот бесславно лежать на радость кота, который наверняка наплюёт на возможность подхватить инфекцию и будет терзать тело смелого воина, едва мы отправимся по домам? – возмущённо спросил Колян, обращаясь не только к Дреньке, но и ко всем нам.
- Его надо похоронить, соблюдая биологическую осторожность, - решительно пропищала Катька.
- Да мы же ещё и не установили факт смерти, - сердито возразил Колян.
- Если бы был жив, то давно бы улетел, - резонно заметил я.
- И всё равно надо убедиться, что ворон погиб, - упрямо возразил Колян.
- Да, - согласилась с ним Катька, - а то похороним живого. Может у него летаргический сон.
- Но как? Как убедиться в том, что ворон скончался? – вскричали мы обескуражено.
- А очень просто, - произнёс Колян.
Затем наш отчаянный верзила наклонился над вороном и пощупал у него пульс, положив пальцы на сонную артерию. Всё-таки недаром у Коляна папа милиционер.
Колян не торопился выпускать из рук тело птицы. Он крутил ворона и так и эдак, чтобы не ошибиться в своих выводах. Наконец он выпустил птицу из рук и встал, сохраняя самое суровое выражение лица.
- Он мёртв, - проговорил Колян сдавленным голосом, так что у нас у всех мурашки по телу побежали. По крайней мере у меня они точно побежали.
- Не приближайся к нам, - потребовал вдруг решительно Дренька, - может быть ты стал разносчиком смертоносного вируса.
- Пожалуйста, - презрительно процедил сквозь зубы Колян.
- Ну, мальчики, надо найти лопату, - дипломатично переменила тему разговора наша находчивая подруга, - У кого есть дома лопата?
Мы все недоумённо переглянулись. Лопаты сейчас дома не было ни у кого. Даже у тех, у кого имелась дача.
- Ах, что же делать? – сокрушённо пропищала Катька. – Как быть?
- У нас дома топор есть и шпатели, - предложил я выход из положения, - ямка же требуется не большая, так что можно будет обойтись и простым топором.
- А что такое шпатель? – смущённо поинтересовалась Катька.
- Ну, это такие лопатки, при помощи которых маляры замазывают щели, отверстия и другие неровности, - блеснул я своими техническими знаниями.
- Неважно, маленькие или большие, главное, что лопатки, - одобрили моё предложение друзья, и я помчался домой за инструментом.

Вернулся я не один, а вместе со своей собакой Римкой. А как её было не взять с собой. Она бы просто на меня обиделась.
Однако Дренька, увидев Римку, сурово изрёк:
- Не самое лучшее решение, привести на похороны собаку.
- Ах, ах, ах, как бы Рима не заразилась от этого смелого ворона, - запричитала и Катька.
- Ничего с моей Римкой не будет, - возразил я, - помните, когда она пыталась поймать крысу и та её тяпнула за лапу. Ведь лапа тогда у Римки была прокусана насквозь. И то с Римкой ничего не было, всё зажило за два дня.
- Да, - обрадовано вспомнил Максик, - а другая крыса твою Римку укусила прямо за нос, но с твоей собакой и тогда ничего не случилось.
Я покосился на Максика. Мне очень не понравилось весёлое настроение нашего художника. Нашёл чему радоваться. Мы то тогда очень перепугались за свою собаку, особенно переживал папа.

Сейчас я не стал указывать Максику на его неуместное веселье, лишь со сдержанной гордостью заметил:
- Да, у моей Римки очень хороший иммунитет.
Все со мной согласились и тут же перестали обращать внимания на мою собаку. А я пошел к дому, возле которого росло дерево с вороньим гнездом на вершине, и принялся старательно копать топором ямку для могилы.

Максик вероятно сам почувствовал всю бестактность своего смеха и, подойдя ко мне, принялся выгребать грунт из углубления. Вскоре могилка была готова. Колян принёс ворона и, мы положили его в чёрный полиэтиленовый пакет, который я захватил из дома, когда ходил за инструментом.
- Надо бы сказать несколько прощальных слов, а то, как-то не по-людски получается, - сказала Катерина и мы с ней согласились. Только никто не знал, что же говорят в таких печальных случаях. Мы все посмотрели на Дреньку, как на самого грамотного из нас, но Колян опередил всех, он сам начал прощальную речь.
Колян сказал:
- Друзья, сегодня мы хороним не просто птицу, прожившую триста лет. Сегодня мы хороним настоящего воина, не побоявшегося вступить в схватку с настоящим бандитом, пытавшимся разорить его гнездо. Честь и хвала тебе, мужественный воин и храбрый солдат.

После своей речи Колян встал по стойке смирно. Мы все тоже встали по стойке смирно.
После нескольких секунд молчания слово взял Дренька. Он сказал:
- Ворон был не просто храбрым воином, он был прекрасным командиром, который сумел организовать грамотную оборону, сплотив всю стаю.
- Ах, мне бы такого мужа, который бесстрашно может защитить семью, - всхлипнула Катька.
И хотя мы очень удивились желанию нашей подруги, но никто не поднял её на смех, потому что в её желании не было ничего смешного.

Колян, посмотрев на Катьку, засопел как паровоз и, взяв пакет с телом ворона, осторожно опустил его в ямку. А Максик старательно насыпал холмик.
- Колян, - сказал я, - пошли к помойке, я там видел бетонный подоконник, кто-то поставил себе пластиковое окно, так что можно этот бетонный блок расколоть и сделать из него отличную надгробную плиту.
- Точно, Славок, без плиты никак нельзя, - охотно согласился со мной Колян, - на всех воинских кладбищах у солдат устанавливают надгробные плиты.
- А ты Максик напишешь на надгробии красивую надпись, - тоном, не терпящим возражения, сообщил я нашему художнику.
- А чё писать то? – растерянно пробормотал Максик.
- Дренька, продумай эпитафию воину, - сделал я распоряжение и мы с Коляном отправились за надгробной плитой.

Вскоре всё было закончено. Могилка получилась хотя и скромная, я бы даже сказал неброская, но весьма достойная. На плите чёрным фламастером было красиво выведено:
- Мужественному воину, генералу воронов.

Даже моя Римка расчувствовалась, хотя, как вы понимаете, совсем не была знакома с вороном. Но всё равно она немного повыла из чувства уважения к мужеству павшего ворона. Потом мы разошлись по домам.

Мы ещё не знали, что кошмар начнётся на другой день, потому что утром нас поразила страшная новость. А случилось это так. Когда мы всей нашей компанией собрались идти в школу, то нас задержал своим отсутствием Колян. И мы очень на него за это рассердились.
- Наверное, бабушка ему в это утро приготовила нечто очень вкусное, поэтому он не может никак оторваться от своего завтрака, просто никак не может встать из-за стола, - съехидничала Катька.
- Может звякнуть ему, поторопить? – внёс я предложение, потому что времени до начала уроков оставалось совсем немного.
- Да чего звонить то, - возразил Максик, - лучше подняться да посмотреть, что это он такое вкусное уплетает, что никак от стола его не оттащишь.

Дело в том, что наш художник в последнее время очень стал увлекаться натюрмортами. И, кстати сказать, всё благодаря бабушке Коляна, которая не только готовит очень вкусно, но и все блюда у неё выглядят как настоящие произведения искусства. Максик их даже рисовать пристрастился. А так как мы все знали про это увлечение нашего художника, то не стали спорить и согласились с тем, что надо подняться к Коляну в квартиру и посмотреть, что же так задерживает нашего верзилу. А чего, долго что ли? Не пешком же, а на лифте. И мы отправились к нашему любителю покушать.

На пороге нас встретила бабушка Коляна. Вид у неё был очень расстроенный и, как мне показалось, даже заплаканный. Бабулька поднесла палец к губам и прошептала:
- Тссс. Коленька сегодня в школу не пойдёт.
- Почему? – недоумевая, спросили мы хором.
- У Колюшечки вчера вечером поднялась высокая температура.
- От чего? – вновь дружным хором спросили мы.
- Да откуда же я знаю, - всхлипывая, проворковала бабулька, - вроде бы всё нормально было, и вдруг к ночи резко подскочила температура. Вызвали врача, ждём.

Молча мы спустились на лифте вниз и так же не говоря ни слова вышли из подъезда. Болезнь Коляна была настолько неожиданной, что каждый из нас не знал, что и думать. Мы молчали, стоя возле подъезда.
- А ведь Колян единственный из всех нас, кто трогал ворона, - нарушил вдруг молчание Дренька.
- Ты что, хочешь сказать, что наш бугай заболел «испанкой»? – невольно воскликнул я.
- Не знаю, - пожал неопределённо плечами Дренька, - но вы же сами видели, что Колян чувствовал себя вчера весь день просто великолепно.
- Да он всегда выглядит как Геракл великолепно, - пошутил Максик.
Но шутка получилась какая-то тревожная и никто из нас даже не улыбнулся.

А Катька вдруг неожиданно разрыдалась.
- Ты чего? – спросили мы.
- Это я накаркала, это я накаркала, - всхлипывая, призналась нам Катька.
- Чего ты накаркала то? – обеспокоенно поинтересовались мы.
- «Ипанку» для Коленьки, - разревелась Катька.
- Чего ты несёшь то, дурёха, - мрачно попробовал я урезонить нашу впечатлительную подругу.
- Да, да, это я накаркала Коленьки болезнь, - продолжала гнуть своё Катька, - помните, как я ему вчера сказала, что вот мы тоже вокруг тебя верзилы кружим, но ведь ты же живёхонек. А сегодня вот у нашего Коляньчика уже температура.

Проговорив всё это Катька, совсем уже разревелась не на шутку.
- Катька, не реви, это не ты, а я виноват в болезни Коляна, - побледнев, сообщил с убийственным самобичеванием Дренька.
- А ты то при чём? – сердито спросили мы.
- А помните, я вчера сказал Коляну, что крупные умирают в одночасье, скоропостижно, неожиданно для всех.

Мы с Максиком с испугом взглянули на наших не менее испуганных провидцев, радуясь тому, что они не нам накаркали судьбу, а Коляну. Хотя я понимаю сейчас, что думать таким образом всё же было нехорошо.
А что бы вы подумали на нашем месте?

Наверное, я и в тот раз всё же понимал, что так думать абсолютно некрасиво, именно поэтому и напомнил Катьке, что это именно она призывала нас к осторожности во время похорон ворона, говоря, что следует соблюдать повышенную биологическую осторожность.

Но мои слова Катьку расстроили ещё сильнее, и она разревелась пуще прежнего.
- Ну ладно, пойдёмте в школу, а то и так уже опаздываем, - с мрачной непререкаемостью изрёк я.

Как ни странно, все подчинились беспрекословно, словно я был над ними командир.

Как мы высидели тот день в школе, даже рассказывать не буду. Ужасно.

После занятий мы помчались сразу же не домой каждый к себе, а к болящему Коляну.
Открыла нам дверь опять его бабушка. Она уже не была такая расстроенная. Хотя как и утром, так же поднеся палец к губам, велела нам не шуметь. Потом она вывела нас в коридор и сокрушённо сообщила, что это именно она виновата в болезни Коленьки. И вот что она нам поведала.

Оказывается вчера, когда Колян вернулся домой, его бабушки не было дома, она пошла на день рождения своей старой подруги, в том смысле, что давно с ней дружит. Хотя её подруга и в самом деле была старой, потому что ей исполнилось семьдесят девять лет. То есть для каждого из нас она была вроде бы как мамонт. И вот бабушка нашего Коляна решила в этот день угостить свою подругу мороженным, которое решила приготовить сама. Бабушка Коляна так и сделала, то есть приготовила отменное мороженное. Только она одного не рассчитала, того, что мороженное долго застывает, а она и так уже опаздывала на именины своей подруги. Поэтому бабушка Коляна решила не брать с собой мороженое, оставив его в морозилке. А дальше вы, наверное, уже догадываетесь, что произошло. Придя после похорон ворона домой, Колян заглянул и в морозилку. Когда же он обнаружил там мороженое, то сразу принялся его есть, потому что оно уже к этому времени вполне застыло. Хотя Колян, уверяю вас, сожрал бы мороженное и в жидком виде. Вы же знаете, какой он проглот.

В общем, стал Колян кушать не котлетки, не супчик, а мороженное. А так как он был в сильно расстроенных чувствах после похорон ворона, то незаметно для себя умял всё, что было, а было в морозилке килограмма два этого мороженного. Но для Коляна два кило, как мы поняли, это всё равно, что для лошади пряник проглотить. Он, находясь в глубокой задумчивости, сожрал всё и даже не поперхнулся. Понятно, что у него к вечеру воспалились его гланды, и резко подскочила температура.

Когда мы вышли от Коляна на улицу, все просто кипели от негодования. Конечно, мы же столько из-за обжорства Коляна перенервничали.
Катька так и сказала нам:
- Пусть этот обжора только поправиться, я его собственными руками сразу же прикончу. Ведь я из-за него на десять лет постарела.
- Да нет, ты неплохо выглядишь, - попытался успокоить я Катьку, но тут же получил от неё тумака. А я то при чём тут?



Читатели (117) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы