ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1943 года. Глава 19

Автор:
Глава 19.




Перед рассветом 15 января в штабе генерала Шафаренко в Платаве собрались командиры частей. Прочитав телеграмму Сталина в адрес 40-й армии - Сталин поздравил армию с успешным началом наступления, - командир дивизии поставил задачи на день: танкам и десанту авангарда сбить арьергарды отступающего противника и расчистить главным силам дорогу на Репьёвку. К исходу дня занять Репьёвку.

Репьёвка была важным узлом коммуникаций в глубине обороны 2-й венгерской армии. Отсюда было удобно повернуть на Алексеевку навстречу наступающей с юга 3-й танковой армии генерала Рыбалко, замыкая котёл вокруг нескольких венгерских и немецких дивизий.

С рассветом наступление дивизии возобновилось. Танки с десантом разметали отступающие по дороге к Репьёвке венгерские войска, следом выступили колонны гвардейцев. Свернув выездной штаб в Платаве, генерал Шафаренко сел в новенький трофейный "Плимут" и поехал догонять маршевые колонны. С ним в машину сели начальник артиллерии, адъютант и радист. Дорога была пустынна. Дул сильный ветер, мела позёмка. На очередной развилке Шафаренко, не взглянув на карту, велел водителю сворачивать на хорошо утоптанную дорогу. Вскоре "Плимут" на полном ходу влетел на улицу деревни. Тут водитель остановился. По деревне разгуливали солдаты в венгерских шинелях с карабинами за спиной. Кое-где стояли грузовики с пушками на прицепах. На "Плимут" никто не обращал внимания. Откуда-то потянуло дымком полевой кухни.
Момент был пренеприятный. Что было делать? Любая секунда промедления вела к смерти или плену. Необдуманная поспешность вела к тем же результатам.

- Поезжай не спеша по главной улице, на перекрёстке свернёшь и боковыми улицами всё так же
не спеша выруливай обратно за околицу.

Из деревни - это было Дракино - выехали без приключений. Венгры не позаботились выставить на дороге блок-пост. С немцами такой номер бы не прошёл. В "Плимуте" все молчали. Вот и злополучная развилка. Водитель остановил машину и вытер со лба холодный пот. Сверившись с картой, продолжили путь. На подходе к Репьёвке догнали своих. Репьёвка была взята с ходу. Атакованный с трёх сторон гарнизон бежал, бросив госпиталь с ранеными. За день преследования гвардейцы взяли в плен 620 солдат и офицеров противника и захватили богатые трофеи: 112 орудий и миномётов, 49 пулемётов, 1123 винтовки, 54 противотанковых ружья, 120 тракторов, 37 автомашин и много имущества и продовольствия на складах. Возникла, однако, проблема с пленными. Её решили просто: построили пленных в походную колонну, назначили старшим офицера, снабдили его сопроводительными документами и отправили колонну своим ходом в тыл на сборный пункт в село Давыдовка, где пообещали накормить и обогреть.

Тем временем командарм Москаленко расширил прорыв до ста километров и ввёл в него главные силы 40-й армии. Глубина прорыва составила к исходу 15 января 35 километров в центре и от 16 до 20 километров на флангах.

Наступление главных сил Воронежского фронта началось утром 14 января. За первые три часа боя войскам удалось вклиниться в оборону противника лишь на отдельных участках и только на один-три километра. Немцы контратаковали танками. Тогда командующий фронтом бросил в наступление два танковых корпуса, которые предполагалось ввести в прорыв позднее.

Тут дело пошло. Противник дрогнул и стал откатываться на запад. К вечеру 12-й и 15-й танковый корпус продвинулись на 12 и 23 километра, разгромив в районе Жилина штаб 24-го немецкого танкового корпуса. Слева от танкистов, прикрывая ударом их фланг и тыл, совершала глубокий охват кавалерия.

Утром 15 января танкисты продолжили наступление в северном и северо-западном направлении.

В центре Воронежского фронта в наступление пошёл 18-й стрелковый корпус. Здесь командовал наступлением новый заместитель командующего Воронежским фронтом. Это был генерал Антонов, которого Василевский оставил вместо себя в Генштабе и который так и не сумел там прижиться, затосковал и стал проситься на фронт. После упорного ночного боя на двадцатипятиградусном морозе корпус сломил сопротивление противника и к исходу 15 января при сильной поддержке фронтовой авиации решил все задачи по плану операции.

16 января все три ударные группировки возобновили наступление. 40-я армия и 3-я танковая армия совершали глубокий охват навстречу друг другу, а 18-й стрелковый корпус, развивая успех в центре, перенёс тяжесть удара на фланги, расчленяя наметившийся котёл между Острогожском и Сагунами. К исходу 18 января армии Москаленко и Рыбалко сблизились на пушечный выстрел. Их авангарды разделяло теперь десять километров. В Острогожске попали в окружение три дивизии. Остальные вырвались из котла и отступили к Карпенково. 12-й танковый корпус, не встречая сопротивления, зашёл в глубокий тыл итальянского альпийского корпуса и немецких дивизий, отступающих за реку Чёрная Калитва. 15-й танковый корпус стремительным броском с ходу овладел Ольховаткой и подошёл с юга к Алексеевке. Теперь уже тринадцать дивизий противника попали в оперативное окружение. Их ликвидация заняла немногим более недели. Сначала ударом 18-го корпуса на Каменку и 12-го танкового корпуса на Карпенково котёл был расчленён надвое. К этому моменту уже было взято в плен 52 000 солдат и офицеров противника, захвачено 1 700 орудий, 170 танков, 2 800 пулемётов, 4 000 миномётов, 6 000 автоматов, 55 000 винтовок, 1 500 лошадей, 600 000 снарядов на ста пятидесяти складах.

В Острогожске и в Алексеевке окружённые войска сопротивлялись упорно. 24 января бои в Острогожске завершились. Остатки гарнизона сдались в плен.

Тем временем гвардейская дивизия генерала Шафаренко была контратакована с севера немецкой ударной группой "Зиберт" в составе 700-й танковой бригады и наспех сколоченных под командованием немецких офицеров частей двух немецких и двух венгерских пехотных дивизий.
Основная тяжесть удара пришлась на гвардейцев подполковника Билютина в районе Истобного.
Завязался тяжёлый бой. Противник атаковал раз за разом. Отступать ему было некуда. Обогреться и найти пищу и ночлег атакующая пехота могла только в Истобном. Позади были занесённые снегом холмы да воющий ледяной ветер. Шафаренко послал на помощь Билютину
всё, что было под рукой: половину пулемётного батальона, противотанковый дивизион и роту сапёров. Бой продолжался до темноты. К вечеру 19 января поле к северу от Истобного было усеяно рядами трупов в немецких и венгерских шинелях. Трупы быстро заметало позёмкой. К ночи их замело окончательно. Бой сам собой затих. О нём напоминали только снежные бугорки в поле. А метель продолжалась, наметая поверх бугорков высокие сугробы.

Командарм Москаленко приказал генералу Шафаренко совместно с правым соседом и частями армейского усиления перейти с утра в контрнаступление и отбросить группу "Зиберт" на северо-запад. Едва наступил рассвет, гвардейцы выдвинулись через заметённое метелью поле на север. Шли по пояс в снегу, спотыкаясь об окоченевшие трупы. По-прежнему мела метель. Наконец впереди замаячили чёрные избы деревень.

Теперь противники поменялись ролями. Гвардейцы пришли в метель с мороза, а немцы оборонялись, обогреваясь возле деревенских печей. После короткой миномётной артподготовки батальон капитана Казакова ворвался в Синие Липяги. Здесь, как вскоре выяснилось, обогревался большой гарнизон. Батальон Казакова был окружён в центре деревни со всех сторон. Командир полка послал в обход деревни роту автоматчиков с приказом прорваться с севера к обескровленному батальону. Навстречу роте вышли две роты немецкой пехоты с танками и прогнали гвардейцев.

Командир полка запросил помощи у командира дивизии. Тот пожелал подполковнику Билютину успехов и потребовал к утру доложить о взятии Синих Липяг. Все резервы генерала Шафаренко вели наступление на Роговато-Погорелое.

Перед рассветом Билютин позвонил в штаб Шафаренко. Взять Синие Липяги подполковнику не удалось. Окружённый батальон с боем вырвался из окружения и присоединился к полку.

Не увенчался успехом и повторный штурм, предпринятый Билютиным на следующий день. Зато другие два полка Шафаренко выполнили свои задачи, овладели населёнными пунктами Долгий, Острянка, Роговато-Погорелое, Шаталовка, Городище-1 и Городище-2 , а авангард в составе батальона танков и батальона пехоты со средствами армейского усиления захватил станцию Голофеевка, перерезав участок железной дороги между Старым и Новым Осколом. Таким образом, в полосе наступления дивизии Шафаренко был создан внешний обвод котла вокруг тринадцати окружённых немецких и венгерских дивизий. Но это было ещё не самое главное.

В начертании Воронежского фронта образовался выступ на восток в направлении Воронежа. Он проходил от железной дороги Елец - Валуйки по линии Козинка — Воронеж - Роговато-Погорелое. Теперь 2-я полевая армия генерал-полковника Зальмута была охвачена с флангов как с севера, так и с юга. Это создавало хорошие предпосылки для её последующего окружения и разгрома.




Читатели (16) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы