ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 437

Автор:
Глава 437.



Отразив немецкое контрнаступление, 3-я ударная армия генерал-лейтенанта Галицкого готовила решительный штурм Великих Лук. Штурм был назначен на 12 декабря. Командующий проводил перегруппировку войск, одни части передавали свои позиции другим, царила обычная в таких случаях штабная неразбериха. К 12 декабря не уложились. Штурм отсрочили на неделю.

5-й гвардейский корпус генерала Белобородова, ликвидировав ширипинский котёл, медленно, но верно теснил противника на запад на внешнем обводе окружения Великих Лук. Собрав остатки 251-го и 257-го пехотных полков, учебного полка шестиствольных миномётов, четырёх отдельных батальонов, усилив эти войска горнострелковым полком и придав им несколько танков, немецкое командование сформировало сводную ударную группу на основе штаба 83-й пехотной дивизии и контратаковало центр Белобородова.

К исходу 9 декабря гвардия Белобородова остановилась и закрепилась на рубеже Кожино, Изосимово, Башмаково, Семениха, высота 163, Отрепки, Платоново, Петрягино, Усадищи, Павлово. Здесь Галицкий приказал Белобородову перейти к обороне, забрал у него в армейский резерв 357-ю стрелковую дивизию, забрал бригаду лыжников и усилил ею 2-й механизированный корпус.

В корпусе Белобородова остались две гвардейские дивизии - 46-я и 9-я. Галицкий усилил корпус танковым полком. Правый фланг корпуса Белобородова, загнутый на север, упирался в железную дорогу Новосокольники - Великие Луки в двадцати километрах от западной окраины города. Левый фланг, загнутый на восток, упирался в железную дорогу Великие-Луки - Невель в двадцати километрах от юго-западной окраины. И только в центре обращённой фронтом на запад, юго-запад и юг обороны Белобородова противник упорно удерживал дефиле с вершиной, отстоящей от города на 13 километров. Балка с штабными блиндажами в районе Креплянки, откуда генерала Простякова выгнали в первых числах декабря немецкие танки, была теперь на ничейной территории.

Правый фланг корпуса Белобородова был надёжно прикрыт. 9 декабря возобновили сковывающие атаки на Новосокольники два полка 381-й стрелковой дивизии полковника Маслова и 18-я танковая бригада. Фронт против остановленных на подходе к Великим Лукам за правым флангом Белобородова 8-й танковой дивизии и бригады СС удерживали 31-я стрелковая бригада, полк дивизии Маслова и главные силы 2-го мехкорпуса. Левый фланг Белобородова прикрывали ударом в ходе своевременных контратак 21-я гвардейская и 28-я стрелковая дивизии. Они не позволяли противнику подтянуть со стороны Невеля к станции Чернозём части 20-й мотодивизии и 291-й пехотной дивизии.

У генерала Галицкого и в мыслях не было, что у немцев хватит наглости атаковать извне центр корпуса Белобородова. Иное дело командир корпуса. Тот сильно беспокоился за прочность своего центра, а потому приказал генералу Простякову, командиру 9-й гвардейской дивизии, произвести разведку боем и взять пленных, чтобы те поделились со штабом корпуса планами немецкого командования.

К вечеру 10 декабря подморозило, и четверо разведчиков в маскхалатах прежде всего направились к ничейным блиндажам в лощине, резонно предполагая, что те не пустуют. Так оно и случилось.

Ещё издали разведчики услышали доносящуюся из лощины немецкую речь и стук котелков. Ветерок доносил оттуда аппетитный запах полевой кухни. Сняв без шума боевое охранение, разведчики подползли к краю лощины и приготовили автоматы.

- Руки вверх! - громко прокричал по-немецки старший сержант Рьянов.

Побросав котелки, немцы - их было человек двадцать - дружно подняли руки вверх.

В это время из блиндажа выскочил немецкий офицер и скомандовал:

- Огонь!

Видя, что приказ не выполняется, офицер застрелил солдата, стоящего рядом. Остальные схватились за автоматы. Разведчики Рьянова первыми открыли огонь. У них была отличная позиция для стрельбы. Когда немецкий офицер был убит, а у его подчинённых опустели рожки в автоматах, шестеро оставшихся в живых во главе с фельдфебелем снова подняли руки.

На допросе в штабе полка пленные показали, что в балке устроила бивак рота авангарда выдвигающегося к передовой полка горных егерей, сильно потрёпанного в предшествующих боях. Они показали также, что в скором времени ожидается прибытие из Невеля на этот участок фронта других частей, в том числе танковых. Номера частей пленные указать затруднились.

Результаты разведки были доложены генералом Простяковым в штаб корпуса. Генерал Белобородов призвал Простякова к повышенной бдительности и поинтересовался, как идёт передача позиций лыжной бригады батальону гвардейцев на четырёхкилометровом участке фронта.

- К утру закончим.

В половине девятого утра батальон гвардейцев сменил лыжную бригаду в Сурагино, Изосимово и Башмаково и выставил боевое охранение в Кожино.

Прошло шесть часов. Перед фронтом корпуса Белобородова всё было тихо. В половине третьего часа дня загремела немецкая артиллерия, залаяли миномёты, и четыре батальона пехоты атаковали позиции батальона гвардейцев. Гвардейцы приняли бой. К вечеру немцы вынудили их отступить на два километра. Подполковник Романов бросил в контратаку другой батальон своего полка и остановил дальнейшее продвижение противника.

Вечером Белобородов докладывал в штаб армии:

- Полагаю, что противник ведёт перед фронтом корпуса разведку боем. По данным корпусной разведки, в тылу противника происходят крупные передвижения войск, в том числе артиллерии. Всё указывает на подготовку наступления. Нуждаюсь в резервах.

- Согласен с вами в оценке обстановки. Подчиняю вам только что прибывшую 19-ю гвардейскую стрелковую дивизию генерал-майора Баринова. Используйте её в качестве корпусного резерва.

Белобородов поставил дивизию Баринова во втором эшелоне за дивизией генерала Простякова, а один полк сразу переподчинил Простякову.

В продолжение следующих двух дней противник вёл разведку боем, нанося короткие удары в разных направлениях двумя-тремя батальонами пехоты при поддержке танков и авиации.

14 декабря в наступление на центр Белобородова пошли уже два полка 291-й пехотной дивизии. К вечеру немцы заняли Громово. 15 декабря Простяков бросил в контратаку гвардейский полк Кондратенко и отбил Громово. Первым в Громово ворвался батальон капитана Гальпина. Узнав в полевом госпитале о сдаче Громово, капитан в бинтах и с висящей в лубке рукой вернулся на передовую и возглавил контратаку.

16 декабря перед фронтом Белобородова наступило затишье. Противник завершил разведку боем и теперь накапливал силы для перехода в решительное наступление. Между тем на левом фланге корпуса противник все эти дни оставался пассивным. 46-ю гвардейскую дивизию, выставленную Белобородовым против станции Чернозём, никто не тревожил.

Передний край 9-й гвардейской дивизии генерала Простякова проходил в безлесной низине, идущей с севера на юг от железной дороги на Новосокольники до железной дороги на Невель. Ширина вытянутой низины составляла два-три километра. Далее к востоку начинался лес и местность повышалась к отметкам 160 - 180 метров. Ещё далее к востоку над местностью господствовали высоты, на которых прежде оборонялась ширипинская группировка. Здесь сохранились в целости добротные немецкие укрепления, в которых легко могла быть развёрнута гвардейцами прочная круговая оборона. Местность предоставляла все выгоды обороняющейся стороне. Трудно было поверить, что именно здесь противник намерен нанести главный удар.

В ночь на 19 декабря в штаб Белобородова позвонили из штаба армии.

- По нашим сведениям, перед центром вашего корпуса сосредоточилась 291-я пехотная дивизия. Позади неё сосредоточилась 20-я мотодивизия. Вы понимаете, что это означает? Будьте готовы. Всё может начаться в ближайшие часы.

- Вас понял. Немедленно выезжаю на корпусной НП.

Вскоре Белобородов с группой офицеров прибыли на наблюдательный пункт, расположенный в ближнем тылу позади дивизии генерала Простякова. Стояла мёртвая тишина. Медленно занимался хмурый рассвет. Горизонт сливался с серой пеленой облаков. Мела позёмка. В девять утра стало достаточно светло, и далеко на западе стали видны пепелища сожжённых деревень Громово, Плешнево, Гусаково. Там проходил передний край гвардейской дивизии Простякова.

В половине десятого раздался громовой залп немецкой артиллерии. За ним последовал другой.
Затем залпы слились в сплошную канонаду.

- На связи генерал Простяков.

- Что там у вас, генерал?

- Танки пошли!

- Много?

- Пока что вижу пять танков. Выползают из лесополосы, огибают замёрзшее озерцо и разворачиваются по фронту в мою сторону. За танками следует цепью пехота. Мои истребители танков справятся с танками, а пулемётчики - с пехотой.

- Ударьте по ним как следует. Постоянно докладывайте.

Белобородов положил трубку.

- Товарищ командующий! Взгляните! Вот где у них главные-то силы! - полковник Царьков уступил место Белобородову у окуляров стереотрубы.

Над деревней Громово фейерверком вспыхивали разрывы снарядов, взметались султаны снега и дыма. По равнине по обе стороны деревни наступали в боевом строю немецкие танки.

- На связи генерал Простяков! Пятнадцать танков с двумя батальонами пехоты атакуют полк Кондратенко. Восемь танков и два батальона пехоты атакуют полк Романова. Главный удар - в стык между полками. Прошу поддержать артиллерией.

Полковник Царьков вызвал на связь командира тяжёлого артполка.

- "Ромашка!" Беру на себя управление вторым дивизионом.

Залп двенадцати гаубиц взметнул султаны снега и дыма на подступах к Громово. Спустя минуту из облака выползли, стреляя на ходу, немецкие танки. В стереотрубу было хорошо видно, как отступают из Громово по снежной равнине гвардейцы.

- Может быть, пора контратаковать танками? - спросил Царьков.

- Нет. Ещё не время, полковник.

В танковом полку у Белобородова было всего тридцать танков, из них десять - лёгкие.

Прошло два часа. К полудню обозначились направления ударов противника. От сорока до сорока пяти танков наступали в центре на Громово и Гусаково. Ещё две штурмовые группы танков и пехоты - в совокупности полтора десятка танков и полк пехоты - вели наступление на фланги корпуса, к железным дорогам на Новосокольники и Невель. На флангах все атаки были отбиты. В центре противник занял Громово и теперь пытался развивать успех на стыке полков Кондратенко и Романова.

Оценив обстановку, Белобородов выдвинул главные силы резервной дивизии генерала Баринова на правый фланг: нельзя было позволить противнику прорваться к железной дороге на Новосокольники, поскольку навстречу с севера могли прорваться к насыпи танки 8-й танковой дивизии.

В половине третьего генерал Простяков доложил: полк Кондратенко с боем отходит на Плеханово и Максимиху. Полк Романова загнул левый фланг и отразил все атаки на Гусаково.




Читатели (18) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы