ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 390

Автор:
Глава 390.


В середине июля танковая бригада полковника Архипова вместе со всем 16-м танковым корпусом была снята с передовой, погрузилась в эшелоны и проследовала на север, в тыл Брянского фронта, для доукомплектования и пополнения. Более месяца простояла бригада в селе Петровское. 19 августа полковник получил приказ поднять бригаду по тревоге, погрузить в эшелоны и в авангарде 16-го танкового корпуса следовать далеко на юг, в направлении Сталинграда.

Ночь 24 августа застала эшелоны с танками и мотопехотой на перегонах между станциями Липки, Вишнёвый и Лог. До Сталинграда оставалось ещё 120 километров. Впереди бригада железнодорожников восстанавливала пострадавший от бомбёжки мост через впадающую в Дон реку Иловля. Далеко на юге и на юго-востоке полыхали над горизонтом зарницы артиллерийских залпов.

Полковник Арипов с комиссаром Тихомировым отыскали начальника железнодорожников.

- Долго ли будете ещё ремонтировать?

- Часа четыре. Может, и в три часа уложимся.

- Вы не из Сталинграда?

- Оттуда. Утром выехали на дрезине. Только проехали Разуваевку, оглянулись - немецкие танки переваливаются через насыпь железной дороги. Теперь вам в город путь отрезан.

- Нам ближе. В Котлубань.

- Котлубань вечером была наша. Кто там сейчас - сказать не могу. Связи нет. Сами знаете, как это бывает, когда фронт прорван. Немцы вчера утром прорвали фронт в районе Вертячего и вышли к Волге севернее Сталинграда. Теперь там идёт жестокий бой. Видите это зарево?

- Через три часа светать начнёт, - сказал озабоченным голосом Тихомиров.

- И тогда налетят "Юнкерсы". Нам с нашей малокалиберной зенитной батареей от них не отбиться. Выход один - выгружаться немедленно прямо в поле и рассредоточиться в балках и кустарнике подальше от железной дороги.

- Да вы же этак нам весь подвижной состав переломаете! - схватился за голову железнодорожник.

- Ну, уж тут что-то одно - или танки и людей спасать, или подвижной состав.

К рассвету 70 танков, 95 тракторов и автомашин, артиллерия и прочее бригадное хозяйство полковника Архипова были выгружены из эшелонов, рассредоточены и замаскированы в трёх - пяти километрах от железнодорожного полотна. Уцелевшие после нештатной выгрузки железножорожные платформы машинисты паровозов отогнали на север, в сторону станции Сребряково. Пострадавшие при выгрузке платформы загнали в тупики. На эти тупики и посыпались с первыми лучами солнца бомбы немецких пикировщиков. Бомбёжка продолжалась два часа. Тем временем радисты Архипова через Генштаб связались со штабом оперативной группы начальника Главного управления автобронетанковых войск Красной Армии генералом Федоренко.

- Где вы находитесь, полковник Архипов? Хорошо ли рассредоточились и замаскировались? Оставайтесь в укрытиях до вечера. Вечером получите маршруты для ночного марша.

Днём далеко на юго-востоке, в районе Сталинграда, над горизонтом стали видны огромные облака чёрного дыма. Наступил вечер. Получив через офицера связи маршруты выдвижения, бригада Архипова прошла за ночь сто километров и сосредоточилась в районе посёлка Кондраши. На рассвете в бригаду приехал генерал Федоренко. Едва он спустился в балку, где разместился штаб полковника Архипова, как налетели "Юнкерсы".

- Товарищ генерал! Придётся укрыться под днищем танка.

Генерал Федоренко полез под танк. Полковник Архипов - за ним. Вокруг со всех сторон рвались бомбы. Под танк сыпались комья сухой земли. Удушливый дым ел глаза. Пыль забивала рот, скрипела на зубах.

- Полковник, где штаб 16-го танкового корпуса? Где остальные его бригады?

- Корпусной штаб своим ходом следует из Ельца. Бригада мотопехоты подтягивается за нами в эшелонах по железной дороге. К вечеру подойдут, если только дорогу не разбомбили.

Вечером генерал Федоренко уехал в свой штаб. Сталинград пылал. Ночью подошла и выгрузилась из эшелонов мотобригада. Не дожидаясь прибытия корпусного штаба, полковник Архипов произвёл разведку боем, занял ферму колхоза имени Тельмана, завязал бой за Городище, разъезд 564 и Кузьмичи, отбил у немцев высоту 139.

Вскоре была установлена связь со штабом фронта и штабом 1-й гвардейской армии. Затем прибыл штаб корпуса во главе с генералом Масловым. Началась подготовка к наступлению.

18 сентября бригада Архипова вместе с другими частями 16-го танкового корпуса приняла участие в наступлении 1-й гвардейской армии. Корпус Маслова наступал во втором эшелоне. В бой вступили лишь вечером 23 сентября. Корпусу была поставлена задача атаковать в направлении хутора Новая Надежда, выйти к заводу "Красный Октябрь" и соединиться с защитниками Сталинграда. Бой начался в пять часов вечера и продолжался до утра. Три бригады корпуса Маслова, взаимодействуя с пехотой и артиллерией 273-й стрелковой дивизии, оттеснили немцев из предполья на гребни господствующих высот, по которым проходила главная линия немецкой обороны. Здесь наступление остановилось, встретив сильнейшее огневое противодействие со стороны войск 76-й пехотной дивизии, 79-й пехотной дивизии и 60-й мотодивизии.

Две роты танкистов бригады Архипова заняли северный скат высоты 130. Генерал-майор Маслов несколько раз звонил полковнику Архипову, ругался, требовал дальнейшего продвижения. Продвижения не было. Полковник сел в танк и поехал на высоту. Рядом шёл танк комиссара Тихомирова. Танки двигались медленно, со скоростью пешехода. Вести танк с погашенными фарами в безлунную ночь по изрезанной глубокими балками местности - занятие не из приятных даже в мирное время. Механики-водители различали впереди несколько метров в призрачном свете взлетающих над полем боя и медленно опускающихся на парашютах осветительных ракет. Наконец впереди обозначился на фоне более светлого неба чёрный силуэт высоты 130. Над высотой мелькали сотни разноцветных огоньков, скрещивались трассы пулемётных очередей, полыхали яркие, в полнеба, зарницы артиллерийских залпов.

Танки командира и комиссара остановились возле отбитой у немцев траншеи на северном скате высоты. В траншее командир батальона танкистов держал совет с командиром батальона мотопехоты. Подошёл полковник Архипов.

- Доложите обстановку.

- Оборона противника очень сильна. Гребень высоты утыкан огневыми точками. Атаковать в лоб бесперспективно. Думаем обойти пехотой вот по этой балке и напасть с тыла.

Комбат посветил фонариком на нарисованную от руки схему.

- Кто поведёт пехоту?

- Политрук Косодуров.

Косодуров повёл балкой мотопехоту. Отряд обошёл высоту, вскарабкался по крутому склону к выходу из балки и открыл огонь с тыла из пулемётов и миномётов, после чего с криком "Ура!" устремился в атаку. В пять часов утра над гребнем высоты взлетели сигнальные ракеты. Танки пошли вперёд по северному скату и поднялись на гребень.

- Высота в наших руках, - доложил полковник Архипов в штаб корпуса.

И тут на высоту 130 обрушились бомбы и шквал артиллерийского огня. А затем начались яростные контратаки немецких танков и пехоты. Шесть раз в течение дня врывались немцы в траншеи на гребне высоты, и там завязывалась жестокая рукопашная. К вечеру все командиры среднего звена в мотострелковом батальоне, державшем оборону на гребне, выбыли из строя. Боем командовали рядовые. Половина гребня осталась за мотострелками 16-го корпуса. Половина - за немецкой пехотой. Утром жестокий бой возобновился. Так продолжалось изо дня в день целую неделю. 30 сентября бригада полковника Архипова прочно оседлала высоту и подтянула на гребень артиллерию. Танки Архипова зарылись в землю.

Больше на высоту 130 немцев не пускали до самого конца сражения под Сталинградом.






Читатели (29) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы