ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Мразь

Автор:
У меня нет имени, но все меня называют Кроха, это и за моего роста, я не знаю, кто мои родители меня подбросили к детскому дому под названием Чайка под Волгоградом. Там я рос ну как рос, скорей всего выживал это все и за генетического сбоя в моем организме. Моя кожа она постоянно шелушится и отслаивается и на этих местах образуется мерзкая, противная слизь, которая через некоторое время засыхает, а затем твердеет, потом я обрастаю новой кожей, процесс повторяется вновь. Боли нет эта слизь, которой, я покрываюсь, она служит защитным панцирем, только этим панцирем покрывается все моё тело. Она даже лучше чем моя собственная кожа, я это стал замечать после того как дети из этого же приюта постоянно придирались ко мне, обзывали и даже доходило до рукоприкладство. Этот жуткий дерматит и мой рост, казалось бы, что это самое страшное, что могло со мной произойти. Через некоторое время мое самочувствие заметно ухудшилось, я стал падать в обмороки, а из носа постоянно шла кровь после обследования врачи мне объявили, что в головном мозге у меня нашли опухоль ее, конечно, вырезали и я чудом остался жив. Не знаю винить ли мне эту опухоль в том, что случилось после. Когда я снова смог ходить те же дети из этого же приюта не прекращали издеваться надо мной один из этих ублюдков как то помочился на меня когда я спал, знаете что я сделал? Ничего. Вечернее время, когда, я гулял под дождем, я любил выходить за территорию интерната хоть нам это и запрещали. Бродя по пустым переулкам проходя мимо магазинов мое низкое и щупленькое тело отражалась в витринах как же меня бесит мое тело как же я хочу здохнуть, эти мысли грызли меня, мне не куда было деться от них. В войдя из одних переулков. Я наткнулся на вонючею помойку, услышал, как под игрушечной коробкой кто-то скулит, заглянув под нее, я увидел щенка, он скрутился и пытался согреться на мокрой земле. У него не было одного глаза мне это чем-то, напомнило меня всеми брошенный и не кому ненужный, я взял его себе и назвал его одноглазик. В этот же день, я построил, ему домик в лесу не далеко от интерната туда, я ему приносил еду, и мы с ним играли. Казалось бы, что нет на свете более, родственных душ, чем я и мой друг одноглазик. Однажды я как всегда за ужином взял тарелку с гречкой и котлетой все содержимое свалил в пакет и спрятал во внутренний карман своей куртке. И направился туда, где меня ждал одноглазик мой единственный друг на этом свете мой брат по несчастью. По дороге, когда я шел я услышал, чей то смех именно на том месте, где был одноглазик и что было, сил я побежал. Спотыкаясь и падая у меня, возникало странное чувства в области груди, будто мое сердце замирало, а потом снова начинала биться что это? Страх? Вскоре я добрался до места и увидел как все те же четверо детей, которые не давали, мне прохода загнали одноглазика в тупик. Он прижался к дереву и не знал, куда ему деться, эти ублюдки его окружили у каждого из них в руках была, палка они стучали по дереву и кричали. Я пробежал под их ногами и своей спиной закрыл одноглазика, - всё хорошо они тебя не тронут – сказал я своему единственному другу. – Что это тут у нас карлик пришел на помощь своему уродливому другу? А ну ка ребята давайте мы его проучим. - Сказал эти слова один из этих недоростков. И вслед за этим они все стали меня избивать палками. Вот это чувство, которое теперь будет преследовать меня всегда. Боль ушла, и страха больше нет. И ты, будто со стороны наблюдаешь за происходящим мной стали преобладать животные инстинкты. Как со временем, я понял это отключение всех чувств и остаются только мыслительные процессы, что самое странное в этот момент они обретают иную форму, ты более четко начинает предугадывать и выстраивать ход событий.
Раздался глухой хруст, я бездыханное тело одноглазика положил на землю, и поднял кривую не большую палку с земли, что лежала рядом. И когда один из этих ближайших гадов наклонился ко мне что бы посмотреть что это был за звук и тут я его удивил, но его удивление длилась не долго. Через мгновенье эта палка оказалась, в его правом глазу ударами ладонью по ней я проталкивал ее еще глубже пока, она не вошла полностью он, истекая кровью, упал замертво. Остальные его друзья стали разбегаться в разные стороны, выкрикивая, - бежим от сюда он сошел, сума. - Все это время я был слаб, жалел сам себя, меня угнетали меня, избивали, я изгой, я не принадлежу вашему миру, ну каждое живое существо будет сражаться за себя и я не исключение. Самый толстый из них Андрей, кажется, его вроде так звали далеко не убежал, он быстро устал. Задыхаясь, он остановился и, держась одной рукой, за дерево пытался жадно вобрать в свои легкие больше воздуха. Этим он совершил последнею, ошибку в своей жизни отвлекся и совсем забыл, что он будет следующим. Я последовал за его жирной тушей. Пока он пытался отдышаться, я быстро взобрался по его спине и вцепился в его шею своими зубами. Я вырвал кусок его плоти, и мы вместе с ним упали на землю, я поднялся на ноги и наблюдал, как он руками закрывает рану пытаясь остановить кровотечение, но кровь сочилась сквозь, его жирные пальцы я выплюнул кусок, его же плоти прям ему в лицо. Остальных мне уже не догнать, да и не надо было. У меня был план просто так вернуться в интернат, я уже не мог, потому что меня бы уже там ждали, оставалось только одно. Ночью пока все спали, я пролез внутрь интерната через то окно в кладовой на первом этаже, через которое я постоянно сбегал, прихватив собой две канистры с бензином который я слил из машин. Облив все бензином, я выбрался через тоже окно и стал ждать у этого здания. Все окна у интерната выходили в одну сторону, я наблюдал, как с треском пламя огня поглощала все и люди в недоумение носились по коридорам и пытались выйти через входные двери, но я заколотил их, перед тем как все началось. Мне нравилось наблюдать, как все они были загнаны в ловушку, как они пытались выбраться, все они хотят жить. А те смельчаки, которые выбрасывались из окон я перерезал им горло ножом добивал их прям на месте. Вдалеке послышалась, серена, видимо тот, кто увидел огонь, и вызвал пожарных, я скрылся в темном переулке. Я прятался в заброшенных домах, словно мышь выискивал как можно темнее место и обустраивался там, но чувство то, что за мной охотятся, не покидала меня, и я был прав.
- Лейтенант, мы вошли, - раздался голос в рации.
- Отлично отряд альфа расскажите, что вы видите? -
- В подвале очень темно, сыро и грязно мы находимся, в одной из комнат так же дальше по коридору есть отсеки из комнат типичный подвал многоэтажки. –
- Двигайтесь вперед –
- О боже лейтенант в каждом отсеки вниз головой весят тела людей. У многих не хватает конечностей рук или ног у кого-то нет головы. Дальше по коридору отсек там тела и у них не хватает внутренних органов, кто-то выпотрошил всех этих бедняк и резкий трупный запах бьет, прям в лицо лейтенант, я не думаю, что тут кто-то, может быть, прошу разрешения вернуться.
- Он пробует на вкус. –
- Что вы сказали Лейтенант? -
- Отряд Альфа не обращайте внимания, одевайте противогазы и продолжайте операцию. –
- Есть, продолжать операцию. –
- Лейтенант мы нашли обглоданные тела, они лежат, на земле на них четко видны выраженные следы укосов, этих людей кто-то ел пока, они еще были живы. –
- Отряд Альфа это последняя комната, в которой вы находитесь? -
- Так точно Лейтенант это последняя комната, мы обошли весь подвал дома. –
- Значить он остановился пока на этом, отряд Альфа будьте начеку он должен быть, где то рядом.
Раздался душу раздирающий крик, в рацию вслед за криком последовал голос, он говорил очень быстро, - лейтенант мы под ударом есть раненные, Смирнову перерезали сухожилие ног, и он не может двигаться. Из темноты существо маленького роста набросилась на Абрамова, и разорвало его грудную клетку это не человек. Лейтенант мы в кромешном аду прошу выслать нам подкрепление. - После связь оборвалась.
- Отряд Альфа повторите, кто на вас напал? - Но в ответ шипение.

Я не мог находиться в укрытие пока моих, ребят режут на куски. Я отправил наши координаты в тревожном письме и тут же выбежал из укрытия и забежал в подвал жилого дома и тут же зловонный трупный запах набросился на меня. Я достал из кармана своего плаща носовой платок и зажал им свой нос, рот пробегая отсеки комнат мельком глаза заметил, болтающие в разные стороны подвешенные мертвые тела людей. От всего увидимого меня пронзил первобытный страх, я не мог поверить, что на такое способен человек. Все мое тело кричало мне, что надо вернуться, впереди лишь одна смерть. Но, не смотря на все эти мысли, я уже бессознательно бежал вперед. И не заметил, как упал лицом, в землю она была пропитана кровью и смердела гнилой плотью. И тут же меня настигла острая боль в моей правой руке, я поднял ее верх и почувствовал, как вниз по ней в районе локтя течет тёплая жидкость. Я попытался пошевелить пальцами, но кроме адской боли ничего не было и тогда до меня дошло, что кисти руки больше нет.
Я закричал что было сил – прошу не убивай меня умоляю, - из темноты раздался голос. -
- Зачем вы лезете ко мне в подвал?
В этот момент раздался выстрел и меня ослепил яркий свет.
- Лейтенант вы здесь? –
- Да, я здесь – это значить, письмо мое получено, подкрепление прибыло, после чего я потерял сознание.
Прошло уже 2 месяца как меня поместили в тюрьму, и что бы оградить меня от других посадили меня в карцер. Вошел человек, в длинном плаще на голове у него была одета круглая шляпа, он всегда приходит в одно, и тоже время. Что-то говорит мне, но я его даже и не слушаю, была бы моя воля, я бы давно уже ему выпустил кишки, вот только они мне связали руки смирительной рубашкой. Снова сел за стол достал свои документы, что то стал рассказывать, но его слова мне казались бессвязным и бессмысленным звуком, что воспроизводит рот и тут я услышал слово “друг” при чем тут какой то друг? Он что сошел сума? И тут в моей голове схлынули воспоминание, черт возьми, он имеет, введу одноглазика, я сфокусировался на его словах и он задал вопрос.
- У тебя был друг? -
- Был, - ответил я.
- Что с ним случилось? –
- Я ему сломал шею –
- Я лейтенант Соколовский и я очень рад, что ты наконец-то пошел на контакт после того как тебя усыпили и поместили суда.
- Как ваша рука лейтенант? Я вижу, вы хорошо научились пользоваться, протезом может быть с другой рукой также получиться? Или лучше начнем с головы? Мозги на много вкусней.
- Ты меня не понял. - Взгляд у лейтенанта поменялся, стал более твёрдым и уверенным, он продолжал говорить, – я здесь не для того что бы тебе читать лекции и говорить, как ты был не прав и учить тебя как правильно надо жить. У меня есть для тебя одно предложение.
- Ну, давай послушаю - неохотно я ему ответил.
- Наша организация существует благодаря одним очень влиятельным людям, все приказы поступают прямиком от правительства ну, а правительству не нужны потасовки среди жителей. Люди начинают бояться, а именно то, что их лишают самого дорогого это жизни. По этой причине был получен приказ, о создание организации который будет заниматься отлавливанием и изолированием не людей, таких как ты. Так же был получен приказ о том, что бы завербовать одного или несколько субъектов.
- То есть вы хотите, что бы я выкладывал вам дорогу из трупов к себе подобным? –
- Из невинных некто погибнуть не должен. Не людей ты либо их вербуешь, либо их нейтрализуешь, как ты будешь, это делать нас это не волнует. В обмен на это ты получаешь свободу и денежное вознаграждение.
- Если я откажусь? -
- Тебя нейтрализуют-
Мне пришлось согласиться, выбора не было либо меня усыпили как бешенное животное. Лейтенант рассказал мне все необходимое. Первым моим заданием была одна кровавая парочка, они отлавливали, людей свежевали, их, но перед этим выкалывали им глаза и рассаживали своих жертв, так что бы они будто наблюдали за ними, пока они занимались сексом. Картина не из приятных ну от этого они получали уйму удовольствия. Эта парочка для своих игр снимали комнаты в отелях, они убивали всех в этом отели, а потом устраивали веселье. А мне не обходимо было попасть на такое веселье. После того как я их выследил организация сняла мне комнату в одном из таких отелей. В комнату доставили чемодан, и дали указания, что бы этот чемодан дожидался своего хозяина. Ну, естественно, что хозяина он бы не дождался, в этом чемодане был я. Крики раздавались по всему зданию, да я попал именно в нужный момент, я выбрался из чемодана, в комнате была кромешная тьма, обожаю тьму, она скрывает то, что не надо видеть. Я пробирался на крики людей все дальше по темному коридору вдалеке был виден свет он исходил из приоткрытой двери. Я себя чувствовал как рыба воде кровь, смерть, боль это прекрасные мелодии, когда человек мучается, в агонии. Заглянув за дверь ужасная и одновременно, восхитительная картина предстала перед моими глазами. В центре комнаты на кровати девушка с черными длинными волосами сидела сверху на мужчине, её стон затмевал весь ужас, что застыл в этой комнате. Она извивалась вся от наслаждения вокруг их сидели на стульях голые люди руки и ноги у них были связанные, а за места глаз у них были глубокие раны, из которых текла кровь. Некоторые из людей были еще живы, они стонали от боли и умоляли о помощи, а пара, которая находилась в эпицентре всего этого безумия только, еще больше заводилась от мольбы этих бедняк. Уговор есть уговор пора работать. Взяв стакан из под шампанского, что стоял на барной стойки возле входа. Я его кинул его в лампочку, и комната погрузилась в темноту, осколки посыпались на пол, и пара сразу всполошилась, я не теряя не одной секунды, тут же взобрался на кровать, оглушил девушку ударом кулаком в мозжечковую область затылка и быстро её столкнул с кровати. Я набросился на парня удар за ударом, я ему наносил по лицу, кровь разбрызгивалась в разные стороны, его лицо превратилась в жуткое месиво, я открыл рот с надеждой, что в него попадет хотя бы капелька этой алой с привкусом железа жидкости. Всласть, насладившись процессом я схватил парня за волосы и стащил его с кровати. Парень еще был в сознание, захлебываясь собственной кровью ели внятно он у меня спросил.
- Кто ты такой? –
- Заткнись, ты же не хочешь испортить все веселье –
- Кто тебя послал? Скажи мне? Тебе нужны деньги? У нас есть много денег ты их можешь забрать все.
- Если ты щас не заткнешься, я прикончу тебя прям сейчас, дотащив его до батареи, я достал ремень из под его брюк и привязал им же его руки к батареи. Тоже самое, я сделал и с его подружкой привязал их обоих одним ремнём. Ударами по щекам я стал приводить девушку в чувства.
- Давай тварь, очнись, - Девушка стала открывать глаза.
– Я хочу, что бы ты все чувствовала. – После того как я это сказал, я своими пальцами впился, в грудь девушки она закричала от боли.
– С хрустом сломав ей ребра, моя кисть руки полностью вошла в её грудь, я пальцами нащупал пульсирующий комок и вырвал его, от порванных сосудов кровь хлынула на пол. Я поднес её сердце к своему рту и впился жадно зубами в него, словно голодный хищник, после этого безжизненные глаза девушки закрылись.
С парнем я тоже разделался, быстро переломав ему все кости. Начиная с пальцев на ногах и заканчивая с его головы он то и дело впадал в болевой шок и отключался, приходилось его постоянно приводить в чувства до того момента пока я ему не проломил голову об батарею. Затем я убрался из этого проклятого места, организации я сказал, что по не обратимым обстоятельствам мне пришлось их убрать. Не уж-то они подумали, что я буду играть по их правилам.
После был костяной чем то я ему даже симпатизировал очень уж он мне нравился постоянно себе разукрашивал лицо белой краской этим он символизировал своё настроение, он мог нарисовать грустное лицо, а если он зол то злобный оскал. Длинный и худощавый мужчина с разукрашенным лицом такого увидишь на улице, любой испугается, поэтому он охотился исключительно в темных и узких переулках. Он мог часами сидеть на одном месте ожидаю свою жертву, сначала он любил изучать и наблюдать. Ему нравилось заниматься сталкингом, как же он сильно любил это дело, он мог одновременно наблюдать за несколькими людьми и с легкостью совершить двойное убийство или даже тройное. Он делал, это очень быстро все инструменты были при нем, сначала он оглушал жертву, срывал или разрезал одежду, потом он из своей черной хирургической сумки доставал ножи и отделял кожу от тела, засовал ее герметичный пакет и скрывался. Что он делал с кожей, для меня осталось секретом. Некоторых его жертв находили еще живыми, но жить им, увы, оставалась не долго. Я следил за ним долгое время, пытался запомнить как можно больше. Он любил скрываться в темноте как впрочем, и я. Охота началась, он поймал свою очередную жертву и стал ее разделывать.
- Убиваешь людей? Нехорошо, – раздался голос из темноты
- Прячешься, и, по-твоему, это приемлемый поступок? Костяной, даже не обвернулся, а продолжал разделывать свою добычу –
- Не видит меня значить мои глаза лучше приспособлены к темноте, чем у него подумал я - Это мой человек, я его первый заметил, - произнес я Костяному –
- Ну, тогда подойди и забери его, – костяной по-прежнему сохранял безмятежное спокойствие.
Я быстро выбежал из темноты и уже хотел нанести, ему удар кулаком весок, но он быстро повернулся, в мою сторону воткнул свои ножи мне под ребра и поднял мое тело над собой - ну вот ты и попался – радостно произнес костяной мне в лицо.
Но через мгновенье его радостная ухмылка сменилась на ужасающею гримасу удивления.
- Я не верю, не может быть, у тебя нет кожи. –
- А ты про это, но подожди пару дней, она отрастет, - c иронией я ему ответил.
Костяной меня отпустил на землю и вытащил из меня свои ножи и стал отходить от меня назад и, повторяя эти слова.
– Не может быть, не может быть, человек такого не может делать -
Сейчас у меня появился шанс нанести сокрушающий удар, и я им воспользовался, сделав выпад вперед, я вцепился двумя рука в его живот и резким движением разорвал, его брюшную полость не успел, он упасть на землю как я уже поедал его внутренности. Закончив я ему сарказмом сказал – ну что сможешь щас сделать грустное лицо? –

В этот раз организация меня отправляет в Ливию мое задание убить командира повстанцев по имени Изз-Ед-Дин. Организация уже давно следила за ним. Он расстреливал пленных, расчленял и поедал их тела, и оставалась лишь голова, он их вешал на стену, в качестве трофея и ностальгировал. Как же я его понимаю поймать добычу убить ее, а по вечерам воспроизводить у себя в памяти как это все было, как жертва просила не убивать, что все отдаст все деньги что есть, это чувство не каких денег не стоит. Это самый лучший наркотик, который впрыскивается, фонтаном прям в мозг. Под покровом ночи Изз-Ед-Дину приводили новых жертв, в основном он очень любил маленьких детей, специально для них у него была выделена комната, у которой не было окон, и был лишь один вход и выход. Я не знал, что меня ожидает в этой комнате, но путь мой лежал прямиком туда. В ночь пиршества я пробрался в машину, в которой везли всех пленных, и поменялся местом с одним маленьким мальчиком. Наверно, это единственное доброе дело, что я совершил в жизнь. Всем пленником завязали глаза на случай если кто то захочет сбежать, если даже у него и получится, то пустыня проглотит его не оставляя малейшего шанса на выживание. Это дикие места не подготовленным людям без воды и еды и особенно не знаю дороги, эти люди обречены, скитаться по пустыне и к тому же на пути этих здешних мест будут встречаться скорпионы и змеи. Как только нас привезли в лагерь пленных разделили взрослых в одну стороны детей в другую меня доставили в ту комнату, где был Изз-Ед-Дин план не был идеальным но главное что он сработал после того как мне сняли повязку с глаз мое удивление не знала границ. Я находился в круглой и узкой комнате и в центре стоял стол. Он был такой же круглый под стиль этой комнаты, за этим столом сидели вплотную друг другу двадцать здоровых мужчин, за их большими спинами не возможно было разглядеть, что лежит у них на столе. И знакомый запах ударял мне внос – кровь, - тихо я прошептал. Со мной еще находились пятеро детей разного возраста. Один из мужчин быстро повернулся в сторону одного из ребенка взял его за плечи двумя руками и резко отвернулся в сторону стола. После этого я услышал крик буквально на секунду, а потом все прекратилось, и было слышно только чавканье и хруст костей. Так повторилась с оставшимися детьми, и вот настал мой черед, я не мог больше сдерживаться, свежая кровь все сильнее ударяла мне, в голову и я засмеялся, нет, я захохотал.
– Я убью вас, убью вас всех, – мои губы сами шевелились, повторяя это вновь и вновь.
И как только повернулся ко мне, мужчина схватил меня за плечи, я поднес свои большие пальцы к его глазам и произнес.
– Посмотрим у кого сильней голод. -
И нажатием выдавил ему оба глаза, он тут же убрал свои руки, от меня, издавая не человеческий рёв от боли стал закрывать руками свои окровавленные глазные отверстия. И пока он корчился от боли я стал перелезать через него на стол. Я сразу ногами наступил на мягкую и липкую кровь. Повсюду лежали на половину обглоданные останки людей. И с холодным сердцем и с хищным нравом я стал убивать, так как не убивал никогда. Я был словно художником, в котором пробудилась безумное вдохновенье, а руки мои будто кисти, доказательством этим являлись брызги крови на стене которыми, я рисовал как на холсте вот только краска одного цвета. Моими излюбленными инструментами всегда были мои руки, они не когда не подведут всегда, готовы рвать, ломать, а вот оружие может сломаться в любой момент. Переломав хребет последней ревущей твари, в этой комнате при этом, выпустив, ему все внутренности наружу. Я на коленях и с неистовым наслаждением поедал его. И в процессе я совсем забыл, про план отступление, но он не заставил себя, долго ждать охрана с другой стороны стала открывать двери и как только, они это сделали я прибежал под ними сразу к выходу. Отдёрнув дверь главного выхода на мои действия, она не поддавалась, она была заблокирована. Ничего удивительно я слишком долго провозился в комнате, услышав рев, оставшийся, с другой стороны охрана заблокировала все выходы в здании ну, что же подумал, я они сами себя заперли в ловушку и ночь на улице мне в помощь. И когда закончив свой кровавый рейд в этом здании я не оставил не кого в живых не одной живой души. На одном из мертвых охранников я нашел ключи, от главного входа отперев ими дверь. Я выхожу на свободу и, отходя всё дальше от этого злополучного места, я оставляю позади себя окровавленные следы в форме стекающих капель, и яркие утренние лучи солнца ослепляют меня и улыбаясь на моих устах только эти слова: Я живой. И в этот момент раздался выстрел, в моих глазах потемнело оглушённым звуком и с улыбкой на лице я падаю на землю вот и все. Изз-Ед-Дина не было, в той комнате его вообще не было в этом здании, когда он вернулся, он услышал выстрелы и как истинный охотник он стал выжидать. Я, где то слышал такую фразу чудовище должно умереть, а человек должен жить. Возможно, это и так, но видимо у жизни на меня другие планы моя опухоль в голове дала, метастазу врачам пришлось заменить мне пол черепа на титановую пластуну, так что пуля мне лишь царапнула поверхность моей головы. Изз-Ед-Дин отворачивается от моего обездвиженного тела и совершенно ничего не подозревав направляется в то здание, из которого я так яростно хотел выбраться, а я не спеша встаю на ноги и не заметно иду вслед за ним. После того как мы с ним вдвоем заходим за порог я захлопываю дверь. Его крики не доставляли мне никакого удовольствие, будучи оглушенным, я не слышал его, я видел, что губы его шевелится, он говорил, что то на своем языке. Единственное что я хотел от жизни это любви, но видел лишь одну боль и я обрел, ее в постоянстве многие находили, её многие теряли, а не которые давно смерились, а я сражаюсь вот такой вот я, у меня нет ничего кроме этого. Наверно многие думают, что можно измениться, а вы бы смогли после всего? Про меня ходят слухи, что у зазевавшихся родителей пока они гуляют с детьми, убиваю детей, прячу тела, после чего переодеваюсь в их одежду и выдаю себя за их ребенка, по такому мнению я вырезаю целые семьи.



Читатели (298) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы