ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 383

Автор:
Глава 383.


В невесёлом настроении возвратился генерал Федюнинский в штаб армии. Командир дивизии, в штабе которого он побывал, не сообщил ничего утешительного. Потери дивизии были весьма значительны. Много было больных и простуженных. Солдаты и лошади голодали, продовольствие и фураж поставлялись из тыла крайне нерегулярно и не в достаточном количестве. Снаряды можно было пересчитать по пальцам. И в других дивизиях 54-й армии было то же самое. Улучшить снабжение войск командарм не мог: с работой не справлялись снабженцы в штабе фронта. Продолжать наступление в таком состоянии 54-я армия не могла. В начале апреля армия перешла к обороне на достигнутых рубежах.

22 апреля Федюнинского вызвали в Москву. Туда же прибыл и Мерецков, отстранённый от командования фронтом. В Генштабе Федюнинского назначили командующим 5-й армией, Мерецкова - командующим 33-й армией. И снова два генерала оказались соседями. На этот раз на Западном фронте, под Гжатском. Добраться до штаба 5-й армии оказалось делом нелёгким. Едва выехав из Москвы в штабной "эмке", Федюнинский был принуждён выйти из машины и дальше брести пешком вдоль нескончаемой вереницы застрявших в грязи на разбитой дороге грузовиков, орудий и танков. В голове остановившейся колонны пятнадцать человек пытались вызволить из грязи грузовик. Кто-то подкладывал под колёса жерди, другие полагались на силу мускулистых плеч. Наконец грузовик вынесли из грязи буквально на руках. Генерал Федюнинский только того и ждал. Заняв место в кабине рядом с водителем, он продолжил путь.

Проехав десять километров, остановились в хвосте другой пробки. И снова генерал пошёл пешком. Так продолжалось до позднего вечера. Стемнело. Генерал устал, проголодался и замёрз в своём кожаном пальто: ночь обещала быть холодой и сырой. Моросил дождь. Увидев в стороне от дороги бивачный костёр, Федюнинский пошёл к нему. Сидя тесным кружком вокруг костра, красноармейцы грелись, сушили портянки и коротали время за неприхотливой беседой. Генерал прислонился усталой спиной к нагретому от костра стволу берёзы, прикрыл глаза и стал слушать.

- Да, с харчем плохо стало. Который день ни хлеба, ни сухарей. На полевой кухне только жиденькая баланда, в котелке одна крупинка каши за второй гоняется, догнать не может. А сегодня и этого нет. Передвижная полевая кухня где-то застряла.

Немного согревшись, генерал пошёл вдоль бивачных костров, осматриваясь по сторонам. Пора было подумать о ночлеге. В отдалении показалась зубчатая стена с торчащей за ней колокольней. Не Колычевский ли монастырь? - подумал Федюнинский, вспомнив историю. Осенью 1812 года в этом монастыре устроили конюшню кирасиры Наполеона. Теперь здесь разместился госпиталь. В нём и нашёл приют генерал. Утром он продолжил путь в кабине госпитальной полуторки, идущей в сторону фронта. Машина шла бойко, на колёса грузовика были надеты цепи, предохраняющие от пробуксовки. К полудню генерал добрался до деревни, где разместилось управление служб тыла 5-й армии. Из начальства никого на месте не было: час был послеобеденный. Дежурный проводил генерала в штабную столовую.

- У нас обед уже закончился, - сказала девушка-официант.

- Может, что-нибудь осталось?

- Долго придётся ждать, товарищ генерал. Снова нужно печку топить. А хлеба нет уже четвёртый день.

Раздосадованный и голодный командарм вышел из столовой и направился к машине, намереваясь продолжить путь, и тут столкнулся со старым своим знакомым по службе в Монголии, батальонным комиссаром Веденеевым.

- Не советую вам, товарищ генерал, ехать сегодня. До темноты не доберётесь. Дорога дальше такая, что проехать можно только на тракторе или верхом. Но трактора нет, а лошадь в темноте на такой дороге может и ногу сломать. Заночуйте у нас в политотделе, а утром поедете.

На другой день Федюнинский верхом добрался до цели путешествия. Начальник штаба армии генерал Пигаревич и начальник Оперативного отдела подполковник Перевёрткин представились ему по Уставу.

- Генерал Говоров лежит сейчас в госпитале, а по выздоровлении отправится командовать Ленинградским фронтом вместо Хозина.

- Доложите обстановку, генерал.

- Армия занимает фронт протяжённостью 66 километров. Справа от нас 20-я армия генерала Рейтера. Слева - 33-я армия генерала Мерецкова. Перед нами 9-й армейский корпус немцев в составе четырёх пехотных дивизий, и одна пехотная дивизия из 7-го армейского корпуса. Ещё одну дивизию немцы держат в армейском резерве под Гжатском. Оборона противника глубоко эшелонирована. На фронте сохраняется затишье.

- Прошу вас, генерал, немедленно навести порядок в снабжении армии продовольствием.

Затишье на фронте 5-й армии сохранялось до конца июля. В августе Федюнинский предпринял наступление местного значения.

На смену лету пришла дождливая осень, и генерал Федюнинский возвратился в леса и болота под Ленинградом. Теперь уже в качестве заместителя командующего Волховским фронтом генерала Мерецкова.

- Вы, Иван Иванович, хорошо знаете эти места. Вам и карты в руки. Будете командовать армиями правого крыла. Снова готовится генеральное наступление. Начнём в январе сорок третьего. На этот раз не повторим прежних ошибок.

- Манштейн теперь далеко, Кирилл Афанасьевич. А с другими как-нибудь справимся.





Читатели (34) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы