ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 373

Автор:
Глава 373.


В полдень за обедом в штабной столовой у Ватутина собрались танкисты. Здесь был командир 5-й танковой армии генерал Романенко. Здесь были командиры трёх танковых корпусов. Тон застольной беседе задавал начальник бронетанковых войск Красной Армии генерал Федоренко, он сидел рядом с генералом Ивановым.

- А известно ли тебе, милейший Семён Павлович, в какую знаменательную для танкистов пору мы тут у тебя собрались?

Иванов немного подумал, подняв глаза к потолку.

- Достойных упоминания дат две.

- Ну-ка, ну-ка.

- Ровно десять лет назад был создан первый наш танковый корпус. Он насчитывал 500 танков.

- Однако, Семён Павлович, ты, я вижу, эрудит. А вторая?

- Вторая не столь круглая. Осенью 1916 года тридцать два английских танка атаковали немецкие позиции на Сомме.

- Да ты замаскировавшийся танкист!

- Скорее неудавшийся танкист. Прослужил этим летом две недели в 1-й танковой армии и был отчислен.

- Что так?

- Комплекция у меня для танка негабаритная.

- Ну, у нас есть ещё и не такие негабаритные товарищи. Да вот, взгляни на Прокофия Логвиновича, - Федоренко кивнул в сторону генерала Романенко. Я уж не говорю о генерале Кравченко, которого ты хорошо знаешь.

- Мечта стать танкистом у меня с детства. Я уже собирался признаться в этом Георгию Константиновичу, а он, словно угадав мои мысли, сказал мне, - по другому, правда, поводу: - "Воюй не там, где хочется, а там, где долг велит".

- Вот оно что, - заключил Федоренко. - Но мы-то теперь знаем, что без твоих советов, Сенён Павлович, мы как без рук.

Затем, обращаясь уже ко всем сидящим за столом, Федоренко продолжил:

- Теория, други мои, сера, но древо жизни зеленеет. Поговорим о делах насущных. Первое, что мы должны обсудить, это роль 5-й танковой армии, нашей главной ударной силы, в предстоящем наступлении.

- Каков состав армии? - поинтересовался Ватутин.

- Шесть стрелковых дивизий, в том числе две гвардейские, 1-й танковый корпус, 26-й танковый корпус, 8-й кавалерийский корпус, мотоциклетный полк, двадцать пять артиллерийских и миномётных полков, 1-й смешанный авиакорпус, другие части усиления.

- Внушительный ударный кулак. Им и бить нужно в одну точку. Полагаю, что нам не следует взваливать на танковую армию
слишком много оперативных задач. Нужно оставить кое-что и соседям. Семён Павлович, доложите товарищам танкистам, какую оперативную поддержку окажут им другие наши соединения.

- В ударную группировку фронта войдёт, помимо танковой армии, 21-я армия, имеющая в своём составе танковый корпус. Кроме того, наступление главных сил поддержат с линии Рубежинский, Ягодное три стрелковых дивизии 63-й армии. Они будут наступать в общем направлении на Боковскую. А наш сосед, Донской фронт генерала Рокоссовского, ударит двумя армиями по обоим берегам Дона в общем направлении на Вертячий.

- Это очень отрадно, - заметил, оторвавшись от еды и жестикулируя вилкой, генерал Романенко. - А какие предполагаются темпы наступления?

- В первый день - от тридцати пяти до сорока километров. Во второй день - сто километров.

Лица у танкистов вытянулись. Над столом повисла тишина. Наконец полковник Ахманов высказал осторожное сомнение в реальности намеченных темпов. Генерал Федоренко тряхнул головой.

- А это я настоял. Дело в том, что на второй день наши танки уже не встретят на своём пути сколько-нибудь организованной обороны.

- Я согласен с вами, - кивнул Ватутин. - Все мы находимся в плену у прежнего тяжёлого опыта действия наших танков в условиях подавляющего превосходства противника в артиллерии и авиации. Теперь подавляющее превосходство будет на нашей стороне.

Обед в штабе фронта продолжался в обстановке полного взаимопонимания.

Согласие между танкистами и штабистами продолжалось недолго. С первых же часов операции "Уран" возникли сильные трения между Ватутиным и Жуковым с одной стороны и бескомпромиссным генералом Романенко с другой. Взаимное раздражение нарастало с каждым днём. Наконец 24 ноября произошёл окончательный разрыв отношений. 25 ноября генерал Романенко был отстранён от командования 5-й танковой армией и отозван в Москву.



Читатели (31) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы