ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 366

Автор:
Глава 366.




В начале августа генералы Кондратьев и Белокосков мчали по высокому правому берегу Волги к Сталинграду.
Миновали Камышин. Над Волгой кружили чайки. Пасмурное небо было хмурым и тревожным. Остались позади зелёные перелески, поля и домики с фруктовыми садами. Потянулась бурая степь. Пыльный бурьян да высокий ковыль. Тишина. Безлюдье.

Далеко впереди показались густые клубы чёрного дыма. Подъехали ближе. На реке горели нефтеналивные баржи. Пылающая нефть широко разлилась, подступая к берегу. Шофёр сбавил скорость. Выскочили из дыма уже вблизи северных пригородов Сталинграда. Навстречу шла колонна новых Т-34. Танки шли не спеша, с открытыми люками. Загорелые танкисты настороженно всматривались в небо. Вечерело. Стало быстро темнеть. Над городом то и дело полыхали зарницы. Гремели зенитные пушки.

У колонки на Заводской улице генералы остановили машину. Перед визитом в штаб фронта нужно было привести себя в порядок. Умылись. Вокруг ни души. Никого не встретили и у величественных ворот Тракторного завода. Город словно вымер. Сильно пахло гарью. Навстречу, трезвоня на ходу, промчались пожарные машины.

Но вот и шлагбаум КПП.

- Возьмите провожатого, товарищ генерал. В темноте недолго и заблудиться, - взял под козырёк начальник караула, проверив документы.

Посадив в машину провожатого, поехали дальше.

- Уже должна быть близко река Царица?

- Она под нами, товарищ генерал.

Машина проскочила мост и остановилась у каменного здания школы. Выбравшись из машины, генерал Кондратьев первым делом подошёл к обрывистому берегу и глянул вниз. В тёмной глубине оврага виднелось что-то мутное. Генерал вспомнил родную речку Ворю. Эта вряд ли была глубже и шире.

- И у такой речушки - такое гордое название!

- Всё просто, товарищ генерал. Татары называли эту речку Сары-Су. А русское ухо переделало название в Царицу.

Вошли в школу. Начальник тыла фронта генерал Советников, усталый человек с грустными глазами, горько сетовал:

- Срочно нужны несколько автомобильных полков. Вся надежда на резервы Ставки. Всё, что могли забрать у войск, давно забрали. Наши тылы уже за Волгой, на левом берегу. А там лес и дорожной структуры никакой. Но я не волшебник. Вот, взгляните на карту. Волга отрезала тылы от войск, как голову от туловища. Паромные переправы задачу снабжения не решают. Да и что это за паромы - берут от силы по четыре грузовика за раз. Нужны мощные переправы. А где они? Хорошо ещё, что на правом берегу есть большак на Камышин.

- Мы только что по нему проехали.

- Ну и как?

- Лишь на отдельных участках есть твёрдое покрытие. Когда начнутся дожди, проехать будет нельзя.

- Кто же знал, что придётся воевать с немцами на Волге! А на левом берегу и вовсе ни пройти, ни проехать.

- Есть железная дорога.

- Дорога дрянная.

- Ну, всё-таки. А на правом берегу, пока лето, дороги потерпят. Вообще-то всю организацию тыла нужно быстро перестраивать. Не успеем перестроить - захлестнут нас события. Начните с переписи неучтённого сплавного леса.

- Что толку? На чём я этот лес возить буду? Бензина нет. Грузовиков нет.

- Везите по железной дороге Поворино-Сталинград.

- Её не сегодня-завтра немцы перехватят. И тогда всё. Хана.

- Ну что ж. Переводите управление за Волгу. Закапывайтесь в землю. Полк грузовиков поставлю вам в Камышин. Там и устроим базу операций. А здесь, в Сталинграде, давно уже нужен арочный мост. А лучше два - у Тракторного завода и у завода "Баррикады".

От генерала Советникова отправились в штаб генерала Ерёменко. Два старых кавалериста, Ерёменко и Белокосков, обнялись. Дальше разговор пошёл душевный. Когда дошло до дела, Ерёменко погрустнел.

- Железная дорога Поворино-Сталинград доживает последние дни. Остаётся железная дорога от Астрахани до Урбаха. Пропускает она в сутки несколько поездов. Ни разъездов, ни станций приличных. Местность открытая. Бомби - не хочу.
Ну, да как-нибудь выкрутимся. Не первый день воюем.

В ту же ночь Кондратьев и Белокосков улетели в Москву.








Читатели (34) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы