ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 361

Автор:
Глава 361.




В середине сентября натиск противника на позиции 47-й армии в районе Новороссийска начал ослабевать. На отдельных участках шли бои местного значения, некоторые высоты переходили из рук в руки, но в целом на несколько дней установилось затишье.

В штабе генерал-майора Гречко насторожились. Никто не сомневался, что коварный противник проводит перегруппировку, накапливает артиллерийские боеприпасы для возобновления наступления и намерен нанести удар там, где его не ждут.

Совсем иначе было воспринято затишье в войсках на передовой. Прошло несколько относительно спокойных дней и ночей - и от подавленности и накопившейся усталости измотанных войск не осталось следа. Так нередко бывает с больным, который в минуты кризиса считает себя чуть ли не обречённым, но уже при первых признаках выздоровления с такой энергией начинает бороться за жизнь, что быстро побеждает свою болезнь.

Утро 19 сентября не предвещало каких-либо неожиданностей, когда на участке 216-й стрелковой дивизии генерал-майора Пламеневского, державшей оборону в горах в районе Шапсугской, противник начал артподготовку. Эскадрильи немецких бомбардировщиков, сопровождаемые истребителями, разворачивались над горными кряжами и бомбили первую линию окопов 216-й дивизии. Сразу после артналёта и бомбёжки в наступление пошла 3-я румынская горнострелковая дивизия генерала Фильченеску, усиленная немецкой артиллерией и танками. Румынские горные стрелки были переброшены в горы Северного Кавказа из Крыма, где приобрели этим летом опыт боевых действий в горах. Растянутые по фронту полки Пламеневского не выдержали первого удара и оставили противнику несколько стратегических высот, вернуть которые по горячим следам не удалось. Отчётливо обозначился оперативный замысел противника - прорваться через горы к Геленджику и тем самым отрезать и прижать к морю левый фланг 47-й армии. Вслед за румынскими горными стрелками через долины наступали усиленные танками части 9-й пехотной дивизии генерал-майора Шлейница и 125-й пехотной дивизии генерал-лейтенанта Фрибе.

На помощь генералу Пламеневскому подошёл батальон морской пехоты. Продвижение румын замедлилось. К исходу первого дня наступления они ценой больших потерь продвинулись на шесть километров. Прорыв был таким образом локализован. К исходу 24 сентября наступательный порыв противника полностью иссяк. Генерал-майор Гречко поставил войскам задачу разгромить 3-ю румынскую горнострелковую дивизию и вернуть все населённые пункты и высоты, занятые противником в результате прорыва.

Утро 25 сентября выдалось хмурым. Горные долины заволокло туманом. Скрытно выдвинутая к переднему краю 77-я стрелковая дивизия полковника Кабанова изготовилась к нанесению контрудара. Полковник прибыл на командный пункт, прильнул к стереотрубе, затем взглянул на часы.

- Пять минут осталось.

Через пять минут заговорили пушки и миномёты. Над головами пехоты пронеслись на бреющем полёте штурмовики с красными звёздами на крыльях. Командир управлял боем спокойно и уверенно. Едва гаубицы и миномёты перенесли огонь в глубину обороны, цепи стрелков одна за другой устремились в атаку, с ходу ворвались в первую линию занятых румынами окопов и устремились дальше. Справа, из-за косогора, выползли три лёгких немецких танка. Под их пулемётным огнём стрелки правофлангового батальона залегли. Вокруг танков взметнулись артиллерийские разрывы. Один танк остановился и задымил. Остальные два уползли за косогор.

Ровно в восемь капитан-лейтенант Кузьмин повёл батальон морской пехоты на штурм высоты 283 в районе станицы Шепсугской. Когда рота авангарда залегла под пулемётным огнём, командир и комиссар, перебираясь ползком от взвода к взводу, уточнили морякам задачу: ползком и короткими перебежками обойти высоту с флангов, сосредоточиться в лесу и
атаковать высоту с тыла. Первым достиг успеха взвод старшего сержанта Мамаева. Штаб 12-го батальона 3-й румынской горнострелковой дивизии был атакован моряками с тыла и разгромлен в коротком рукопашном бою.

В четыре часа дня высота 283 пала.

20 сентября моряки атаковали посёлок колхоза "Первый греческий". Когда первая цепь залегла, комиссар подогнал пикап к залёгшей цепи, выскочил из кабины, крикнул: "За мной, вперёд!" и увлёк моряков в атаку. Посёлок был взят.

К исходу второго дня контрнаступления генерал-майора Гречко 3-я румынская горнострелковая дивизия была обойдена с флангов и расчленена в центре. Потери румын исчислялись тысячами. Румыны оставили колхоз "Красная победа", населённые пункты Линдарово, Чуматово, Карасы-Базар, Пивничный, гору Шизе, высоты 170 и 219. Потерявшая половину личного состава румынская дивизия была снята с передовой и отведена в тыл. Отход прикрывала 9-я пехотная дивизия генерал-майора Шлейница. Досталось и ей. Потери дивизии составили 7 танков, 25 орудий, 75 пулемётов, 22 пулемётных тачанки, 50 грузовиков, несколько миномётных батарей и вьючных обозов. 26 сентября фронт 47-й армии был полностью восстановлен на рубежах, с которых неделей раньше началось наступление румынских егерей. Это был большой успех 47-й армии, достигнутый во многом благодаря мужеству и наступательному порыву сражавшейся в рядах авангарда контратакующих войск морской пехоты.

Потерпев неудачу на правом фланге 47-й армии, противник снова ударил слева. 6-я румынская кавалерийская дивизия при поддержке немецких танков, артиллерии и авиации атаковала позиции 318-й стрелковой дивизии генерал-майора Гречкина и батальона морской пехоты полковника Богдановича, но не смогла продвинуться ни на шаг.

В конце сентября на фронте под Новороссийском установилось относительное затишье. Для крупномасштабных наступательных операций у противника уже не было сил. Продолжались бои местного значения. Атаковала главным образом 19-я румынская пехотная дивизия, подпёртая с тыла немецкой артиллерией и танками. Неся огромные потери, достигающие 300-400 человек в день, румыны раз за разом атаковали позиции 216-й стрелковой дивизии. Высота 219 северо-восточнее Новороссийска десять раз переходила в октябре из рук в руки, но в итоге осталась в руках моряков 83-й морской стрелковой бригады и 255-й бригады морской пехоты.

19 октября генерал-майор Гречко передал командование 47-й армией генерал-лейтенанту Камкову, а сам принял командование 18-й армией в районе Туапсе.

До конца 1942 года активных боевых действий на фронте 47-й армии более не велось. Главной проблемой для войск поздней осенью стала доставка на передовую боеприпасов и продовольствия. Вьючных лошадей и ослов было мало: их нечем было кормить, и пришлось наконец употребить их в пищу. Тяжёлые ящики с боеприпасами и продовольствием бойцы поднимали вручную, преодолевая по два-три километра по скользким от дождей крутым горным тропам.

В декабре в горах и на море в районе Новороссийска свирепствует холодный штормовой норд-ост. Местные жители и моряки-черноморцы называют его "бора" (с ударением на последнем слоге). Всё начинается с ползущих через горные хребты белых облаков, называемых старожилами "борода". Затем налетает холодный ветер с дождём и снегом, а на море поднимается шторм. Ветер порой достигает такой силы, что выворачивает с корнем вековые деревья и срывает крыши с домов. Внизу, у подножия гор, близость моря не позволяет термометру опуститься слишком низко, и только ураганный ветер и льющий неделями дождь способствуют дурной славе декабрьского норд-оста. Иное дело в горах. Здесь по ночам морозы достигают двадцати градусов по Цельсию, метут метели, - и горе одинокому путнику, застигнутому непогодой вдали от жилья. Моряки-черноморцы называют норд-ост самым капризным ветром на самом капризном из морей. Пехота, замерзая в горных блиндажах и землянках без печей, на чём свет стоит клянёт непогоду.

- Тоже мне, юг называется... У нас, на Урале, и то теплее.
- Ну, это ты, брат, загнул. Бывал я на вашем Урале зимой. Такой мороз, что уши трещат.
- Чайку бы сейчас горяченького, чтобы согреть душу...
- А по мне так в самый раз была бы миска горячих щей с мясом!
- Как же, как же. От нашего старшины кроме сухарей да ячневой каши ничего не увидишь.
- Так ведь горы. Ни грузовику, ни подводе сюда не подняться. У нас, в Белоруссии, в дождь и снег тоже бывает ни проехать, ни пройти. А тут, на горных кручах, сам чёрт шею сломит.

В прифронтовых госпиталях число простуженных и обмороженных неуклонно росло и наконец превысило число раненых, находящихся на излечении.

Замполит Калашник (институт комиссаров в Красной Армии был упразднен 10 октября) вместе с коллегами по профессии организовал сборку самодельных печурок из подручных материалов. В ход шло всё: бочки из-под горючего, кровельные листы с крыш разрушенных домов, обшивка сбитых самолётов. Вскоре в каждом блиндаже появилась самодельная печурка-сушилка.

Перед Новым годом Калашник позвонил Брежневу. Тот как всегда был бодр и излучал оптимизм.

- Привет, Харитоныч! Думаю, в январе будем наступать по всему фронту. Да и пора уже, давно пора!



Читатели (42) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы