ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 64

Автор:
Глава LXIV


«Третий день идёт страшный бой. Настоящая пляска смерти! Лежу в траншее и наблюдаю за противником. Со всех сторон рвутся снаряды: артобстрел начался в 11.30 и продолжается уже пять часов без передышки. От взвода осталось пять или шесть человек. Скоро настанет ночь, и тогда русские снова пойдут в атаку, и станет ещё страшнее». На этих словах кончаются записи в дневнике унтер-офицера 132-го кавалерийского полка Вермахта, убитого в середине июля под Новоград-Волынским. «14, 15 июля. Дни ужаса!» - написал, сидя вечером в окопе под Житомиром, унтер-офицер 36-го немецкого танкового полка. На этом записи в его записной книжке оборвались. По всему обращённому на север участку фронта 6-й немецкой армии от Новоград-Волынского до пригородов Киева в середине июля шло большое сражение, в котором три армейских корпуса армии фон Рейхенау отражали яростные атаки стрелковых дивизий 5-й армии Потапова, поддержанные танками трёх советских мехкорпусов – 9-го, 22-го и 19-го. Правда, в 9-м мехкорпусе (его после отъезда Рокоссовского на Западный фронт возглавил генерал Маслов) оставалось теперь всего 30 лёгких танков, а в 22-м мехкорпусе – 40, зато у Фекленко в 19-м было ещё целых 70 танков, из них 30 КВ и Т-34. Многие из этих машин преодолели с начала войны больше тысячи километров по плохим дорогам и пересечённой местности, многие нуждались в капитальном ремонте, зато их экипажи успели пройти за три недели неоценимую школу, и теперь полторы сотни танков наводили ужас на противника, а у соседей командарма Потапова по Юго-Западному фронту вызывали чёрную зависть. Однако главную силу армии Потапова, как и полагается «богу войны», составляла артиллерия. Вытянутый с запада на восток участок фронта, разделяющий армии Потапова и фон Рейхенау, был одним из немногих относительно стабильных участков фронта в июле 1941 года. Другими участками были ельнинский выступ и линия обороны Рокоссовского в районе Ярцево. На всех трёх участках война больше всего приближалась к классическим образцам позиционной войны, которые изучали в академиях старшие командиры старой школы. Относительная стабильность линии фронта позволила сторонам развернуть и применить в полную силу свою артиллерию. Этого не позволил сделать французам и англичанам летом 1940 года стремительный рейд немецких танков через Арденны и Седан к Дюнкерку. Этого не позволили сделать генералам Павлову и Кузнецову танковые рейды Гудериана, Гота, Рейнхардта и Манштейна. Зато генерал Музыченко в течение всей первой недели войны удерживал центр своего участка фронта против 17-й немецкой армии, пока танковый корпус Власова предохранял его артбатареи от обхода немецкими танками. В тылу у командарма Потапова не было танков Власова, зато были с одной стороны Киев и Днепр, с другой – Припятские леса и болота, что крайне затрудняло противнику оперативный обход и делало позицию его армии очень сильной. Генерал Потапов стал одним из немногих советских генералов, кто летом 1941 года имел возможность во всю мощь использовать армейскую артиллерию. И он этой возможностью воспользовался. Неудивительно, что у фон Рейхенау на участке фронта 6-й немецкой армии, обращённом к северу, в июле 1941 года возникли большие трудности. И если генералу Потапову в ходе июльских боёв не удалось достигнуть большего, то виной тому – хроническая нехватка снарядов, возникшая на Юго-Западном фронте уже на вторую неделю войны и продолжавшаяся в течение всего июля. То была расплата за неоправданное выдвижение к границе Жуковым и Тимошенко накануне войны армейских и окружных баз снабжения войск и за организацию ими же летних артиллерийских лагерей и полигонов Красной Армии в непосредственной близости от границы.
16 июля на крайнем левом фланге армии Потапова началось наконец наступление 27-го стрелкового корпуса. После артподготовки две его дивизии вклинились в оборону 6-й армии и к исходу дня вышли к шоссе Житомир-Киев. Когда фон Рейхенау узнал, что шоссе перерезано, он пришёл в ярость, устроил разнос командирам дивизий, отвечавших за охранение шоссе, и, отозвав из-под Бердичева ещё один армейский корпус, придал ему роту танков и бросил на шоссе с приказом немедленно его очистить. Вскоре стрелковая рота младшего лейтенанта Шепеленко, оседлавшая шоссе Житомир-Киев в районе села Ставище, была окружена превосходящими силами немецкой мотопехоты, а затем и танками. Главные силы 27-го стрелкового корпуса вели в это время тяжёлый бой в четырёх километрах севернее шоссе и не смогли прийти на помощь. Бой на шоссе продолжался двое суток и завершился гибелью лейтенанта Шепеленко и всей его роты. Противник потерял две роты автоматчиков и несколько танков.
Генерал Костенко не смог выполнить приказ генерала Пуркаева. Он не начал контрнаступления ни 15, ни 16 июля. Но 17 июля он его всё-таки начал, двинув с юга навстречу 27-му корпусу отряд Матыкина. К вечеру того же дня Матыкин отбил у противника Фастов. Вся 6-я немецкая армия перешла к обороне. И только группа фон Клейста, часть танков которой была отвлечена фон Рунштедтом для поддержки фон Рейхенау, часть вела бои за Бердичев, часть удерживала киевское дефиле, а часть была скрытно выведена с передовой и придана 17-й армии для участия в наступлении на Винницу, продолжала тем не менее развивать инициативу на участке фронта между Казатином и Белой Церковью, всё глубже вбивая с севера танковый клин между 6-й армией Музыченко и 26-й армией Костенко. 15 июля советские танки 16-го мехкорпуса во избежание окружения вынуждены были оставить Казатин, а на следующий день немецкие танки ворвались в Белую Церковь. Генерал Алексеев, собрав остатки 6-го стрелкового корпуса, выбил противника из города. Не желая связывать себя боями в черте города, командир 9-й немецкой танковой дивизии двинул танки на юг, огибая Белую Церковь с запада. В штабе Юго-Западного фронта об этом узнали одновременно с получением ещё одного неутешительного известия: фронт 12-й армии, прикрывавшей левый фланг и тыл армии Музыченко, прорван в нескольких местах силами трёх пехотных дивизий 17-й немецкой армии, поддержанных сотней танков; противник ворвался в Жмеринку и развивает наступление на Винницу с явным намерением соединиться восточнее Винницы с танковым клином, ведущим наступление с севера, и замкнуть тем самым кольцо окружения вокруг 12-й и 6-й советских армий.
Теперь уже маршал Будённый, командующий Юго-Западным направлением, специально учреждённым промежуточным штабным звеном между Генштабом и штабами Юго-Западного и Южного фронтов (не столько для того, чтобы координировать действия двух фронтов и использовать боевой опыт славного полководца Гражданской войны, сколько из соображений престижа: одновременно было учреждено Северо-Западное направление во главе с Ворошиловым и Западное во главе с Тимошенко; теперь у всех троих был одинаковый статус) сделал выволочку Кирпоносу и потребовал от него решительных действий.




Читатели (184) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы