ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 352

Автор:
Глава 352.


Пилот и техник закончили ремонт и взлетели только вечером, когда солнце уже село. Пролетая в сумерках над местом гибели боевого товарища, Лавриненков напрасно пытался разглядеть на земле круг выгоревшей степной травы.

На аэродроме за Волгой, куда перелетел полк, было гораздо спокойнее. У истребителей полка была теперь одна задача: прикрывать центральную переправу через Волгу. Переправу прикрывали два полка ЯКов. Пока пилоты одного полка крутились в карусели с "Мессершмиттами", пилоты второго полка нападали на "Юнкерсы", атакуя из верхней задней полусферы и со стороны солнца. Пилоты "Юнкерсов" нервничали, сбрасывали бомбы как попало и торопились уйти за линию фронта, отстреливаясь из хвостовых пулемётов.

Над Сталинградом стелился чёрный дым горящих нефтехранилищ химкомбината. Бои шли в черте города, среди развалин. Линия фронта проходила у самой реки, об этом свидетельствовал огонь немецких зениток. В небе над городом господствовала немецкая авиация. Но над Волгой у пилотов обеих сторон силы были примерно равны. И движение по реке было довольно оживлённым. На одних участках реки паромы и лодки двигались крадучись под градом снарядов и мин прочь от пылающего города, к лесистому левому берегу. На других участках - наоборот, они переправляли в город красноармейцев, пушки, боеприпасы.

Однажды вечером, когда пилоты собрались вокруг радиоприёмника в полковой столовой, сержант Лавриненков вышел из прокуренного помещения на свежий воздух и стал свидетелем последнего в этот день воздушного боя. Когда в чистом небе над переправой появилась эскадрилья "Юнкерсов", прикрытая "Мессершмиттами", над лесом с левого берега взлетела эскадрилья старшего лейтенанта Баранова. Этого лихого пилота в полку уже называли асом. Пули не брали его. На счету Баранова было уже девятнадцать сбитых самолётов. А потому никто не удивился, когда и на этот раз старший лейтенант с ходу поджёг Ме-109 и, сделав "горку", ушёл на высоту. В небе над Волгой закрутилась карусель. Пилоты одного полка дрались с "Мессершмиттами". Пилоты другого полка разобрали между собой "Юнкерсы". Один из отбившихся от стада "Юнкерсов" стал следующей жертвой Баранова. Затем внимание Баранова привлёк Ме-109, преследующий отбившийся от своих Ил-2, возвращающийся с боевого задания. Баранов устремился на помощь и прошил Ме-109 длинной очередью.

Пилоты высыпали из столовой под вечернее небо, чтобы посмотреть, что будет дальше. Когда они увидели, что Баранов снова идёт в атаку, пилоту устроили овацию. Уходя зигзагом от огня пулемётов Баранова, Ме-109 потерял скорость, оказался в опасной близости от противника и, лишившись части хвостового оперения, срезанного крылом ЯКа, рухнул в реку. Потерявший управление самолёт Баранова столкнулся лоб в лоб с ещё одним Ме-109. Обломки самолётов брызнули во все стороны, и в хаосе сыплющихся с неба обломков раскрылся парашют старшего лейтенанта Баранова. Ночью Баранов вернулся в свой полк невредимым.

Однажды Лавриненков по заданию штаба фронта вылетел на разведку в глубокий немецкий тыл. Летели в паре с лейтенантом Амет-Ханом, постоянным партнёром Лавриненкова по шахматным партиям в лесополосе после ужина в полковой столовой (выигрывал всегда, как и положено, старший по званию). Стоял октябрь. Летели на малой высоте, часто меняя направление, чтобы обмануть наблюдателей немецкой ПВО. Пролетели над Доном. Дальше летели над степью. Унылыми и безлюдными казались мелькающие внизу станицы и хутора. Позади остались Калач, Суровикино, Чернышевская, Морозовская. В Калаче засекли большую колонну танков и грузовиков. На подлёте к Морозовской снизились до бреющего полёта. Земля неслась под крылом с сумасшедшей скоростью. Промчались над аэродромом, насчитав на глазок две сотни самолётов. Затем развернулись и полетели обратным курсом, уточняя детали. Уже под Сталинградом пролетели над Песчаной балкой. Пролетели не зря. В Песчаной балке было черно от стоящих рядами под маскировочными сетками танков, самоходок и грузовиков.

Тут уже дерзость разведчиков показалась наблюдателям немецкой ПВО чрезмерной. На перехват взлетела шестёрка Ме-109. Они атаковали Амет-Хана и Лавриненкова над Сталинградом. Прежде чем два пилота успели пересчитать преследователей, на ЯКи пролился сверху и сзади дождь пулемётных трасс. Уходя от огня, спикировали к земле, промчались над чёрными коробками развалин.

- Сворачивай влево! - услышал Лавриненков в наушниках голос Амет-Хана. Густой чёрный дым горящих нефтехранилищ химкомбината стал для двух пилотов спасительным облаком. Выскочили из дыма уже за Волгой, возле своего аэродрома.

В середине октября разгорелось сражение среди заводских корпусов в северной части города. Заводские территории, казавшиеся прежде покинутыми, ожили. Гремела канонада. Пулемёты не смолкали ни днём, ни ночью. В авиаполку Лавриненкова самолётов оставалось всё меньше. Новые машины в полк не поступали. Нагрузка на пилотов возросла. Сержанту Лавриненкову и лейтенанту Амет-Хану стало не до шахмат.

Однажды вечером четвёрка ЯКов перелетела с полкового аэродрома к самому берегу Волги, приземлилась на укромной поляне и замаскировалась в лесополосе. Это стало в полку обычной практикой. Взлетая из засады, пилоты экономили время и топливо для воздушного боя. В темноте из леса выползли бензовозы. Дозаправившись, пилоты улеглись спать, расстелив парашютные чехлы под крыльями. Ранним утром, проверив маскировку, сержант Лавриненков прихватил полотенце и побежал
на реку умываться. Пробравшись через густой кустарник, он оказался на узкой полоске песчаного берега. Зачерпнул воды в пригоршню. Вода была холодной и мутной. Раздевшись до пояса, пилот стал обтираться холодной водой, чтобы поскорей прогнать остатки сна. На холодном ветру у него перехватило дыхание. Наскоро обтеревшись полотенцем, он поспешил к самолётам и успел к лёгкому завтраку.

В этот день самолёты простояли в засаде до самого вечера, так и не получив задание из штаба полка. К ужину вернулись в полк. В штабе фронта теперь берегли пилотов и всё чаще использовали их для дальней воздушной разведки.

Именно на такое задание вылетел сержант в одиночку на исходе октября. Предстояло лететь на юг, вдоль железнодорожной насыпи Сталинград - Котельниково, а затем произвести разведку в ближнем немецком тылу в районе озера Цаца.

Железнодорожная ветка Садовниково, Гремячий, Котельниково, Дубовское была плотно прикрыта немецкой зенитной артиллерией. Уходя от яростного огня зениток, пилот издали считал эшелоны, вагоны, танки и пушки на открытых платформах.

Обратно летел над прикаспийской степью, переходящей в полупустыню. Показались заросшие густым камышом озёра. Вот и озеро Цаца. Как будто ничего подозрительного. Пилот снизился и сделал ещё один заход. Вдруг среди зарослей камыша промелькнуло что-то чёрное. Третий заход пилот сделал уже на бреющем полёте. Танк! А вот ещё один! И ещё, и ещё! Заросли "камыша" оказались искусной маскировкой. Насчитав сотню танков Т-34, пилот взмыл в небо и поспешил с донесением в штаб полка.

- Отставить доклад. Докладывайте в штаб армии, - командир полка протянул трубку пилоту и вышел из кабинета.

- На проводе командующий.

Сержант начал докладывать. Когда дошла очередь до озера Цаца, докладчика прервали.

- Никому ни слова о том, что видели на озере, сержант. И сами постарайтесь скорее забыть. Передаю трубку начальнику штаба. Доложите только о том, что видели на железной дороге. Вам понятно?

- Так точно, товарищ генерал!

В этот вечер в полковой столовой сержант Лавриненков более всего жалел о том, что не может поделиться с пилотами за положенным полустаканом сенсационной новостью. А ещё он думал о том растяпе, который плохо замаскировал свой танк и едва не свёл на нет маскировку целой танковой армады.





Читатели (24) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы