ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Исповедальня брата Кролика

Автор:


Исповедальня брата Кролика.




- Бога нет, - сказал Слоненок.
- Вот как? - удивилась Змея.
Это был самый содержательный диалог за последние несколько дней. Терапия проходила туго.
- Ты ничего больше не хочешь сказать, может – чем поделиться? – Змея свернулась колечком и, кажется, слегка задремала.
Слоненок призадумался. Поднялся с кушетки. Подошел к окну. Посмотрел на заходящее солнце.
- Если ты понимаешь дзен, тогда как избавиться от того, кто понимает? – теперь он выглядел весьма довольным.
-Думаю, достаточно на сегодня. В следующий раз удиви меня. Расскажи, что я еще не знаю, - предложила Змея.

Слоненок долго гулял по саванне, обдумывая задачку Змеи. Все предыдущие попытки заканчивались неудачей, а он очень хотел исправиться. Он знал, что любое построение ума: афоризм или сентенция, будут встречены Змеей в штыки. Необходим был какой-то иной подход, размывающий границы привычного. Его размышления прервал Сурикат, весело скакавший по дорожке.
- Может, мяч погоняем? Или сходим к водопаду? Знаю, знаю: давай будем голодать, а потом устроим пир горой! – Сурикат аж подпрыгивал на месте от возбуждения. Затем принялся нарезать вокруг Слоненка круги.
- Ты делаешь много всего, а мне нужно сконцентрироваться на одном самом важном, - Слоненок хоботом попытался прихватить собеседника и поставить его перед собой, - да не вертись вокруг, а то у меня голова закружится.
- Зачем за-цен-трироваться на одном? – удивился Сурикат, споткнувшись на неизвестном слове.
- Сконцентрироваться. Так надо.
- Кто тебе это сказал?
- Змея.
- Я ей не доверяю, - тихонько проговорил Сурикат, разглядывая пыль на своих нижних лапках.
- Почему?
- На вывеске ее домика написано «Кролик», а она совсем не похожа на кролика.
- Что ты хочешь этим сказать?
- Сам знаешь.
Слоненок призадумался.
- Что ты вообще о ней знаешь? – не унимался Сурикат.
- Ну, она грамотный специалист…
- В какой области?
- В самой главной! – Слоненок притопнул ногой.
- В общем, в следующий раз я с тобой пойду, - Сурикат, наконец, перестал вертеться и посмотрел Слоненку прямо в глаза.
- Зачем это?
- Хочу понаблюдать за ней на всякий случай.

На следующий сеанс терапии Сурикат пришел вместе со Слоненком и скромно присел на топчан в углу.
- Слоненок, ты обдумал задачку? – спросила Змея, и, повернувшись к инспектору, ткнула хвостом в сторону вазочки на столе, - Сурикат, бери изюм!
- Нет, я не ем изюм, - Суриката аж передернуло.
- Почему?
- Ну, изюм – это мерзкая… тварь!
- Ну, как хочешь. Можешь посмотреть на кухне, там, кажется, были орешки.
- Спасибо, я лучше здесь посижу.
- Хорошо. Ну так вот, Слоненок, тебе есть, что сказать?
Слоненок глубоко вздохнул и начал быстро бубнить:
- Что такое жизнь? Это дискретная последовательность действий или непрерывность восприятия? Я вижу неустранимое противоречие между этими двумя способами организации своего времени, настолько разными как принципы организации мужской и женской психики или правого и левого полушарий мозга. Первое необходимо для дисциплины ума и развития силы воли, второе – для духовного развития, просветления и вдохновения. Чтобы обрести, наконец, свое место в мире нужно попытаться соединить оба этих принципа для гармоничного существования в потоке бытия. Вот так, - закончил речь Слоненок и выдохнул, - Всё.
У Суриката отвисла челюсть. Змея улыбнулась.
- Dixi! Ты делаешь успехи, Слоненок.
Слоненок расплылся в улыбке, но Змея продолжила:
- Хорошо, если ты так гордишься своим умом, подумай вот о чем: а что в нем обычно происходит?
- Ну, я думаю.
- Думаешь что?
- Мысли.
- А как они рождаются?
-Э-э…
- Не спеши с ответом, попробуй разобраться на досуге. Ну, думаю, на сегодня всё, - Змея зевнула, - а то что-то меня уже в сон клонит.

Вечером Сурикат долго не мог найти Слоненка и, уже когда почти отчаялся, случайно обнаружил его в небольшой нише в скале за водопадом. Тот смотрел сквозь воду на переливы радужных лучей солнца и тяжело вздыхал.
- Слоненок, почему ты такой грустный?
- Знаешь, Сурикат, очень странная вещь получается. Вот когда мы говорим: «пришла в голову мысль» - а откуда она пришла? Выходит не из самой головы, а откуда-то извне? Она как-то там берется, каким-то образом случается, ну, я не могу лучше объяснить, но сам процесс зарождения мысли бесконтролен. Вот как-то так. Будто бы и не ты ее думаешь.
- А она тебя?
- Ужас какой!
Слоненок вскочил на ноги и прыгнул сквозь поток падающей воды наружу. Сурикат завизжал и прыгнул следом.

На следующее утро Слоненок зашел в исповедальню, но там никого не было. Он заглянул на задний двор. На лужайке, подставив бок жаркому майскому солнышку, подремывала Змея, над которой порхали бабочки, а по ее телу бегал, резвясь, маленький белый мышонок. Когда он соскакивал на траву, Змея хвостом аккуратно, можно даже сказать нежно, подхватывала мыша и закидывала обратно. Слоненок умилился и подумал: «Видимо, я зря ее подозревал».
Но пора было заняться делом и Слоненок привлек внимание Змеи деликатным покашливанием. Они перешли в хижину и Змея без раскачки приступила:
- Если существует какая-то умозрительная картина счастья у тебя в голове – значит, ты уже несчастен. И не будешь, пока не избавишься от фантазий на абстрактную тему: «что было бы, если бы…?» Ничего этого не нужно для счастья. Для него вообще ничего не нужно. Оно просто есть. Уже. Внутри тебя. И всегда было. Его даже не надо там искать. Просто принять.
- Но почему я уже несчастен?
- Возникает диссонанс между тем, о чем мечтаешь, и действительностью.
- Но у меня не возникает диссонанса! – Слоненок возмущенно притопнул передней лапой.
- Ну, не знаю, значит ты какой-то неправильный слоненок, - Змея неопределенно махнула хвостом.
- Так что же мне делать?
- Для начала реши следующую задачку: что ни сделаешь, всегда останется кто-то недовольный. Ничего не сделаешь – еще больше недовольных!
- Сколько у меня времени?
- Как обычно. До завтра.
- Тогда пойду думать.
Слоненок еще долго думал, но не нашел правильного ответа. Опять.

Стук-стук-стук по дорожке. Слоненок отвлекся от раздумий:
- Отличные гэта.
- Спасибо, я целую ночь их выпиливал лобзиком, - Сурикат скромно потупил взгляд и начал ковырять новым ботинком небольшую ямку в земле.
- Теперь тебя издалека слышно в саванне. Как ты будешь охотиться? – Слоненок выглядел искренно озабоченным.
- Ну, это выходная обувь. На охоте я выгляжу совсем иначе.
- У тебя не возникает желания поохотиться на моего психоаналитика? – не особо удачно попробовал пошутить Слоненок.
- Нет, для меня это слишком большая добыча.
- Боишься?
- Ты забываешь, Слоненок, что у меня иммунитет против змеиного яда, - хвастливо заявил Сурикат, а потом задумался на секунду и добавил, - А у тебя его нет.

Был чудесный прохладный майский день, и друзья устроили пикник на свежем воздухе. Сурикат хотел поиграть, но Слоненок уткнулся в книжку.
- Что ты читаешь?
- Сокровищницу человеческой мудрости: афоризмы, пословицы, поговорки.
- Скопище человеческой дурости, ты хочешь сказать? – очнулась от извечной дремы Змея.
- Да с чего ты взяла-то? – напрягся Слоненок.
- Она опять издевается, – пробубнил Сурикат.
- Ну, найди сентенцию, которую я не смогу опровергнуть!
- Пожалуйста, вот: «Что не убивает, делает нас сильней!» – процитировал Слоненок.
- Да, например, – туберкулез! – согласилась змея.
- Или маниакально-депрессивный психоз! – злорадствовал остроумный Сурикат.
- «Терпение и труд всё перетрут».
– Учит долбиться в стену, игнорируя креативные решения и нестандартный подход к делу в случае проблем с исполнением задуманного.
- «Будь проще и народ к тебе потянется».
– Придумана быдлом, чтобы перемалывать любых людей, имеющих отличия, в однородную стандартизированную серую массу.
- «Семеро одного не ждут».
– То есть бросают отстающего, слабого, раненого? Есть такой термин – зачет по последнему. Современное разумное существо и отличается от первобытных тем, что проявляет терпимость, заботу и милосердие к самым слабым и немощным.
- «Повторенье – мать ученья».
- … подумал семилетний Вова и сунул пальцы в розетку во второй раз, - успел опередить реактивный Сурикат.
- Вот видишь, даже грызун разобрался!
- Что значит – «даже»? И я не грызун! – взвился Сурикат.
- Не обижайся, крысёныш, - подмигнула Змея и повернулась к Слоненку, - Не ленись думать своей головой, Слоненок, твой личный опыт более верифицируем, нежели чужие откровения.
- Это когнитивное искажение! – нашелся Слоненок, - Ты считаешь свой опыт важнее накопленного за многие века опыта других.
- Всё это, конечно, правильно пишут в твоих умных книжках, - Змея зевнула, - но ты забываешь одну простую вещь: свою жизнь проживаешь ты сам, и, кроме накопленного опыта внутри тебя, в ней особо ценного ничего нет. Ладно, давайте собираться домой, спать пора.

По дороге домой Сурикат был на редкость задумчив. Что-то бубнил себе под нос, потом спросил:
- А вот это искривление коги… какое-то, это что такое?
- Когнитивное искажение, одно из многих, а в данном случае, что ты получаешь новые знания не из объективных источников, а на основании неполного субъективного опыта.
- А есть еще и другие?
- Разуму свойственно ошибаться, мы постоянно об этом забываем. Но мозг – не отлаженная совершенная машина, а накопивший много багов результат длительной сложной эволюции, надо это учитывать.
- Прям завтра пойду к ней и скажу, что не грызун, не крыса, и если она еще хоть раз… - резко сменил тему Сурикат.
- Да что ты так завелся? Ну пошутила она неудачно, с кем не бывает?
- Я требую к себе уважения! Вот завтра сразу с утра пойду и потребую!

Слоненок утром хотел встать пораньше, но проспал. Проснувшись и сладко потянувшись, он вдруг взвился и припустил к исповедальне.
Ворвавшись в домик, он долго не мог отдышаться и вымолвить слова, и скрючившись, лишь напряженно разглядывал Змею, которая что-то жевала и причмокивала, затем глотнула и сказала:
- Хм, вкусно!
- Что вкусно? – прокряхтел Слоненок, наконец сумев продышаться и выпрямиться.
- Жизнь.
- Ты сожрала Суриката? – срываясь на дискант, пискнул Слоненок.
- Нет, он на кухне моет посуду. Как тебе это вообще в голову взбрело?
- У тебя на вывеске написано «Кролик». Где тот кролик? Где, я тебя спрашиваю! – сорвался Слоненок и угрожающе заревел.
- С кроликом всё в порядке. Я тебе потом расскажу. Присядь лучше, успокойся и отдышись.
Из кухни вышел Сурикат, держа в руках вазочку с орешками.
- Слоненок сегодня чересчур напряжен. Вы не находите? – спросила его Змея.
- А я и не теряю, - огрызнулся Сурикат, установив вазу на столике, - и, вообще, мы с тобой не договорили!
- А я считаю, что все необходимые объяснения ты уже получил, так что – давайте завтракать!
После нехитрого перекуса Змея старательно прокашлялась и торжественно заявила:
- Слоненок! Ученик! Сейчас ты получишь очень важное задание, которое необходимо для твоей инициации.
- Какое задание?
- Завтра ты должен принести череп льва.
- Чего? – взвизгнул Сурикат.
- И где я его возьму? – только и смог вымолвить Слоненок.
- В этом и суть задания: где хочешь. Но завтра до обеда череп должен быть здесь!

Когда они вышли из хижины, Сурикат встал вплотную к Слоненку и негромко сказал:
- Я знаю, где можно раздобыть череп льва, но это очень опасное место, и я хочу тебя спросить серьезно: ты уверен, что хочешь выполнить это задание?
- Конечно, хочу! От этого зависит моя инициация!
- Ладно, раз тебе так важна эта интоксикация, вечером жди меня у водопада. Я тебя отведу.

Вечером у водопада Слоненок долго ждал Суриката. Когда совсем стемнело, он уже решил идти домой, но тут почувствовал чье-то дыхание у себя за спиной. Резко обернувшись, он угрожающе выставил хобот, но это оказался всего лишь Сурикат, правда тот выглядел очень воинственно и держал в передних лапах увесистый посох.
- Фу, ну ты меня и напугал! Так вот как ты выглядишь, когда идешь на охоту!
- Нам предстоит гораздо более суровое испытание, чем какая-то жалкая охота, - процедил сквозь зубы Сурикат. По всему его виду было понятно, что затея с заданием Змеи ему очень не нравится.
- Я думал, здесь в округе давно нет львов, - попытался разговорить его Слоненок.
- Их и нет. Нам далеко топать.
- Так почему мы идем на ночь глядя?
- Нам придется пробираться через пустыню. Днем мы бы испеклись.
- Но куда мы идем?
- Я думал, все знают эту историю. О льве, которого изгнали из прайда в пустыню.
- И что с ним произошло?
- Он так и не вернулся, а затем пустынные твари передавали друг другу страшный рассказ, и до нас в итоге дошло – где то место.
- Место?
- Где он умер. Где его труп.

Они уже несколько часов шли через пустыню, и Слоненок совсем расслабился и заскучал, когда вдруг заметил, что что-то не так.
- Сурикат, мне кажется, или ты стал выше?
- Нет, это ты уменьшился в росте!
- Как такое может быть? Черт, что с моими ногами?
- Зыбучие пески! Быстрей, хватай посох!
Слоненок с трудом дотянулся кончиком хобота до протянутой палки и Сурикат начал его тащить.
- Нет! Не получается! Ты слишком здоровый! Подожди, сейчас придумаю!
Сурикат бегло осмотрелся и заметил краешек скалы, выступающий из песка. Он завел один конец посоха за камень и воткнул его, а второй конец крепко ухватил и процедил сквозь зубы:
- Тянись, вытаскивай себя сам хоботом!
Слоненок напрягся изо всех сил и очень медленно, сантиметр за сантиметром начал вытягивать себя из песка.
Когда всё закончилась, они еще долго не могли отдышаться, но через несколько минут Сурикат встал на ноги и сказал:
- Всё. Надо идти дальше, а то не успеем вернуться до рассвета.

Слоненок уже с трудом переставлял ноги, когда заметил проступившие сквозь темноту силуэты деревьев.
- Что это за место?
- Здесь маленький оазис. Именно тут пытался выжить изгнанный лев, но в итоге оголодал, ослаб и его задрали гиены.
- Жуть какая! А гиены еще здесь?
- Нет, они давно ушли отсюда, здесь особо нечем питаться.
Они подошли к небольшому ручью и на берегу увидели почти истлевший труп льва, по сути: скелет и шкуру. Череп довольно легко отделился и тут Сурикат истошно заорал:
- А-а-а! Моя нога!
Слоненок рефлекторно отпрыгнул, развернувшись в полете в сторону Суриката, и увидел, что в его нижнюю лапу впилась зубами старая отощавшая гиена.
- Помоги, Слоненок! – кричал Сурикат.
Слоненок схватил хоботом выпавший из рук Суриката посох и огрел несколько раз им гиену по голове. Та выплюнула лапу Суриката и заскулила.
- Хватай череп и бежим!
- Бежим? Если ты не заметил, мне только что чуть не откусили ногу! – Сурикат схватил в одну руку череп, в другую - такую полезную палку, и залез на спину Слоненку, - обратно я, похоже, поеду верхом!
- Смотри, не упади! – Слоненок резко развернулся, выбросив из-под ног шлейф из песка и пыли.
Сверху Сурикат в свою очередь пару раз от души огрел ослепшую от пыли гиену посохом, а Слоненок припустил обратно в сторону родной саванны.

- Мне кажется, это была ловушка. Нечего там было делать этой гиене, если только кто-то не подсказал ей, где можно будет полакомиться слонятинкой или свежим и вкусным мной, - разглагольствовал Сурикат на обратном пути, но Слоненок вертел головой и отказывался верить.
- Это старая гиена. Видимо, она жила там давно и вряд ли с кем-то общалась. Да и не успел бы ее никто предупредить. Мы собрались-то только вечером. По-моему у тебя паранойя.
- Паранойя? Да меня могли заразить бешенством! Ты видел её пасть? С нее пена прям капала! И, вообще, всё можно было подготовить заранее. Куда бы мы еще могли пойти за черепом льва, сам подумай?
Но Слоненок не стал отвечать и молчал всю обратную дорогу.

За минуту до полудня Слоненок влетел в исповедальню и швырнул череп на стол. Следом вошел прихрамывающий Сурикат.
- Вот твой череп, Змея. Когда будет инициация?
- В полночь. Приходи один.
- Ладно, раз меня не берут на вашу экзальтацию, я спрошу прямо с-с-сейчас, - Сурикат так разволновался, что даже стал немного заикаться.
- Что ты хочешь узнать?
- Почему ты занимаешь хижину Кролика?
- Он мне ее оставил в свое отсутствие, - неопределенно сформулировала Змея.
- С какой это стати?
- Ну, - Змея махнула хвостом, - он мой брат.
- В том смысле, что все звери – братья, все должны помогать друг другу?
- Ну, в общем, да – как-то так.
- Что-то звучит не слишком убедительно.
- Ну, можно бы было поклясться какими-нибудь святынями, но, вы знаете мои принципы, я никогда…
- Бла-бла-бла, - и Сурикат принялся насвистывать.
- Что, прости?
Сурикат свистел.
- Какую смерть ты считаешь наиболее безболезненной? – рявкнула Змея.
- Что?
- Я завладел твоим вниманием, мышонок?
- Я – сурикат! И перестань облизываться! Почему ты вообще – такое?
- Ты формулируй фразу мозгом, а не языком!
- Я смотрю, слишком серьезно вы всё воспринимаете, - попытался унять конфликт Слоненок.
- А что?
- От этого насилия много.
- Ну давай, пой свою песню, Бармаглот! – перекинулся на Слоненка разгневанный Сурикат.
- Ты хотел сказать – обормот?
- Я хотел сказать – идиот!
- Немедленно извинись перед Слоненком, или я за себя не ручаюсь! – хлопнула хвостом Змея.
- К черту всё это, я на такое не подписывался! – Сурикат начал метаться по комнате, позабыв про раненую ногу.
- Знаешь, Слоненок, надо его притопить слегка. Может, он тогда поутихнет? – Змея так распалилась, что было непонятно: шутит она или говорит всерьез.
- Так, всё. Мне надоело такое отношение. Счастливо оставаться, - Сурикат резко выбежал и хлопнул дверью.

Вечером Слоненок решил проведать Суриката. Тот носился по дому и кидал вещи в чемодан без разбора.
- Что происходит? – мягко спросил Слоненок.
- Я уезжаю, - бросил Сурикат, не отрываясь от сбора скарба.
- Но почему?
- Я боюсь находиться рядом с этим существом! Вот посмотри! – Сурикат показал Слоненку рисунок в детской книжке.
- Но это просто шляпа! Ничего не понимаю!
- Сам ты шляпа! – Сурикат запустил в Слоненка книжкой, подхватил чемодан и выбежал вон.
Слоненок кинулся следом.
- Постой, да погоди ты!
Сурикат обернулся:
- Ты что, так и не понял? Это Змей, а не Змея. В этом всё дело. И, пожалуйста, не ходи к нему больше.
- Постой Сурикат! Очень часто мы совершаем ошибку, когда принимаем очевидное решение, которое не всегда является правильным. Еще одно распространенное когнитивное искажение.
- Но какое решение здесь является очевидным, а какое правильным? И насколько ты уверен, что в данном случае они не совпадают? – Сурикат криво ухмыльнулся, крякнул, закидывая чемодан за плечо, и бодро потрусил по тропинке в сторону заката.

Ровно в полночь Слоненок подошел к исповедальне. На пороге хижины он замялся на секунду, выдохнул, и неуверенно шагнул внутрь. Обстановка изменилась, пропала вся мебель, по углам стояли четыре канделябра с зажженными свечами. Слоненку стало жутко. Тут он, наконец, увидел Змею, свернувшуюся посередине комнаты в центре начертанного мелом круга.
- Ты обещала рассказать про кролика, - дрогнувшим голосом вымолвил он.
- Да, с ним всё в порядке. Он уже пару лет как мертв, - Змея по обыкновению зевнула в середине фразы, - Я даже в чем-то ему завидую.
- Так ты убила его? И съела?
- Он был слаб, Слоненок, и глуп, доверчив. Зачем такому жить долго? Только б мучился.
- Сволочь! Как ты могла?
- Почему ты так удивлен? Всё ж было очевидно с самого начала. Я - змей; он - кролик. Почему мы всё время верим, блядь, в сказки? В счастливый конец? Это – природа, мир в котором мы живем. Здесь все жрут всех. И если не могут в прямом – физическом - смысле, тогда стараются в психологическом, пассивно-агрессивном. Преследуют, третируют, манипулируют, шантажируют, берут заложников. Мрази. Блядство. И я ничем не лучше, не знаю, почему ты думал по-другому.
- Не могу поверить… Но я же однажды видел, как ты на заднем дворе трогательно играла, э-мм, играл… с белым мышонком!
- Не будь столь наивен, Слоненок. Ты никогда бы не увидел то, что я не хотел показать.
- Отвратительно. Зачатый гиеной, рожденный ехидной! – с расстановкой озлобленно процедил Слоненок.
Змей ухмыльнулся. А Слоненок, задумавшись, продолжил:
- Но тогда получается, что…
- Что?
- Бога нет, - сказал Слоненок.
- Вот как-то так, - согласился Змей и прыгнул.

2015




Читатели (77) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы