ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Поток

Автор:
1

– Какая же ты сволочь! – Настя со всей силы стукнула дверцей дорогого автомобиля и выбежала на тротуар. На тонких каблучках она быстро засеменила вдоль дороги, то и дело попадая в выбоины на тротуаре. Несколько раз она чуть не потеряла равновесие и чудом устояла на ногах. Наконец, громко выругалась и сняла с себя туфли. Ноги обжигал раскалённый асфальт, но идти стало намного удобней, правда, временами она останавливалась и, делая непреодолимую гримасу на лице, тёрла подошвой ноги о другую ногу. Потом становилась на цыпочки и снова, как кошка, кралась по тротуару. Настя в такие моменты выглядела очень грациозно. Недаром многие мужчины заинтересованно посматривали в её сторону. Однако, дорогой автомобиль катился рядом с девушкой, из кабины приветливо выглядывал мужчина средних лет в тёмных очках и белой рубашке. Он периодически старался привлечь к себе внимание, сигналя и выкрикивая какие-то странные реплики, от которых голуби в страхе разлетались по сторонам, поднимая вокруг клубы пыли.
– Настя, не дури, садись в машину. Обещаю, что больше подобное не повторится, – вдруг неожиданно нежно заговорил человек в очках.
– Не ври, – огрызнулась девушка, в очередной раз обжигаясь и стараясь поймать равновесие на одной ноге. – Ты никогда не держишь своих обещаний.
– Мне на колени перед тобой встать? – умоляюще спросил Настю мужчина средних лет, в любую минуту готовый выскочить из машины.
– Слушай, Ренат, – девушка остановилась и впервые оказалась сразу на двух ногах на горячем асфальте, – оставь меня в покое. Мне нужно побыть одной.
Ещё долгое время автомобиль обречённо катился вслед за девушкой, издали напоминавшей канатоходца, изящно перебирающегося с одной тумбы на другую. Солнце клонилось к закату и в его лучах волосы Насти полыхали огненными красками, как будто напоминая о скором приближении осени. Ринат остановился, вздохнул, и, утопив педаль до отказа, умчался прочь, оставляя за собой шлейф пыли. Девушка впервые почувствовала, что осталась один на один с этим странным и непонятным ей миром. Человек, который долгое время ограждал её от всевозможных неприятностей и бед, сам оказался одним из них. Точнее сказать, Настя не совсем понимала, кто или что управляет планетой с такими великолепными закатами и ослепительной небесной глубиной, но чувствовала, что Ринат был как-то связан с ними, потому что совершенно непонятно, каким образом ему всё сходило с рук, тогда как прочим в подобной ситуации не прощались и малейшие оплошности. Особенно загадочной казалась эта дорога, по которой мчался бесконечный поток машин. Куда она вела? Ни на одной из карт дорога не была обозначена. Настя, пользуясь доверием Рината, множество раз пыталась найти о ней хоть какую-то информацию. Однако, её не было даже во всемирной паутине. Так местные жители называли компьютерную сеть, позволяющую получить доступ к множеству серверов, рассыпанных по разным точкам планеты. Размышления Насти прервал резко остановившейся возле неё авто. Из машины вышел респектабельный господин и предложил доехать с ним до города, уповая на то, что в ночное время здесь может быть небезопасно. Однако, Настя наотрез отказалась и горячо поблагодарила незнакомца за заботу. Тёплые слова девушки подействовали на владельца авто благоприятно, и он вскоре укатил, а Настя в очередной раз поймала себя на мысли, что постеснялась поинтересоваться, куда ведёт эта дорога. Впрочем, с подобными вопросами она частенько по вечерам приставала к Ринату и его друзьям. Все они весело отшучивались, и тут же старались перевести разговор на другую тему. Становилось ясно, что с этой трассой связана какая-то тайна, о которой боятся распространяться даже такие большие люди, как Ринат.
Уже начинали сгущаться первые сумерки. Настя с трудом отбивалась от назойливых мужчин, которые отчаянно пытались её спасти то ли от одиночества, то ли от неведомого врага, который, видимо, скрывался где-то за дальней лесной полосой.
– Вы не понимаете! – кричал очередной её спаситель. – Здесь нельзя оставаться на ночь. Ни в коем случае!
– Почему? – стараясь быть как можно более непринуждённей интересовалась Настя.
– Лучше бы вам этого не знать, – мрачнел «геройски» настроенный мужчина, понимая, что одними уговорами девушку не переубедить.
Последней каплей, нарушившей терпение Насти, оказался кем-то предусмотрительно вызванный патруль. Девушка тут же прыгнула с обочины дороги и понеслась со всех ног в сторону леса. Патрульные, выскочив из своей машины, сначала кинулись за Настей, но главный сержант их остановил:
– Чёрт с ней! – махнул рукой командир. – Она того не стоит.
– Но ведь нас попросили, – не унимался рвавшийся в бой рыжеволосый гигант. – Сами понимаете, у нас будут проблемы.
– Знаю. Но мне пока ещё дорога моя жизнь. Уж лучше я лишусь сержантских лычек, чем в здравом уме побегу отлавливать эту сумасбродку в лесу. Но вы можете не подчиняться моим приказам, я никого насильно не держу. Если есть желающие, можете приступать к выполнению операции.
– Бес его знает, – засомневался рыжеволосый головорез. – Может ты и прав. У меня есть предложение, подкараулить её возле дороги, если она вдруг решит вернуться. Ведь не сумасшедшая же она!
– У дороги через пару часов тоже будет небезопасно, поэтому ждём час и, если девушка не объявится, доложим об её исчезновении. А ты сам-то веришь в её возвращение? – сержант смерил верзилу пронзительным взглядом.
– А чем чёрт не шутит? – с этими словами верзила вернулся в патрульную машину и развалился в кресле.
Настя бежала, не оглядываясь, вплоть до самой лесной полосы. В ноги впивались всевозможные колючки и острые камни. Хотелось остановиться и уже больше никогда не двигаться с места. Но девушка даже боялась подумать об этом. Возвращение к Ринату казалось ей унизительным и невыносимым, поэтому она, превозмогая боль, летела навстречу неизвестности. Возле леса она остановилась и огляделась. Осознав, что за ней нет никакой погони, Настя успокоилась и перевела дух. Место было, прямо скажем, не сказочное. Вдоль всей лесной полосы тянулась грязная гряда застарелых мусорных отходов. Скорее всего, когда-то очень давно здесь располагалась свалка. Да и сам лес не выглядел приветливым. Растущие на окраине деревья выглядели практически голыми. Всё их одеяние располагалось ближе к макушке, в остальных местах ствол был лишён даже малейших признаков растительности. В некоторых местах Настя заметила ещё свежие костровища и небольшие укрытия наподобие шалашей. От осознания того, что где-то поблизости могут оказаться неизвестные ей люди, холодок пробежал по её спине. В голову полезли тревожные мысли и предостережения, о которых весь день твердили ей различные мужчины на дороге. В какое-то мгновение страх настолько переполнил сердце Насти, что ей захотелось вернуться к трассе, даже не смотря на патруль и возможное возвращение к Ринату. Совершенно неожиданно она почувствовала, что кто-то вплотную подошёл к ней сзади и приставил нож к её спине.
– Не советую, барышня, делать лишних движений. Медленно и без глупостей направляйтесь вон к тому шалашу. Там вас встретят, – раздался неприятный голос за её спиной. Кроме всего прочего её поразил странный незнакомый акцент, которого она раньше нигде не слышала. Насте страшно захотелось оглянуться, но она не нашла в себе сил, чтобы совершить этот поступок. Видимо, больше всего на свете она боялась увидеть там не человека, а нечто, куда более ужасное…
Однако, нехорошие предчувствия обманули Настю. В назначенном месте не оказалось никаких чудовищ. За импровизированным столом сидели несколько человек, очень обросших и грязных. Один из них, видимо главный, сделал ей жест приглашающий подойти поближе.
– Она одна из них? – послышался Насте женский голос. Несомненно, среди этих оборванцев была женщина, но ей даже в голову не могло прийти, что дама может так выглядеть.
– Сейчас выясним, – отозвался бородатый мужчина, крепкого телосложения. Он обратился к тому, кто по-прежнему оставался у девушки за спиной. – Её допросили?
– Нет, она не показалась нам опасной, сэр. Эта особа убегала от копов, которые до сих пор ещё слоняются по автобану.
– Не опасна? – изумился бородач, сильно картавя и коверкая слова. – А, может быть, они сейчас таким способом засылают к нам своих агентов. Никогда не задумывался?
– Сэр, по роду моей службы, задумываться не моё дело, – весело отозвался тот, что оставался за спиной Насти.
– А зря, молодой человек. Иногда лишняя пара мыслишек в неслужебное время не повредит, – улыбнулся бородач и махнул рукой, позволяя стражникам удалиться. Потом он перевёл взгляд на молодую особу. – Я так понял, что прогулок по вечернему лесу вы не боитесь?
– Не боюсь, – соврала Настя и, холодея от ужаса, сжала свои маленькие ладошки в кулачки.
– Прелестно, – расхохоталась неопрятная женщина с выбитым зубом, как раз та, что интересовалась её происхождением. – Блад, да на кой нам с ней разговаривать-то? Ясно, как божий день, что она одна из них. Запустим её по привычному маршруту. А там уж – как распорядится судьба.
– Не будь такой кровожадной, Алекс, – дружелюбно ответил бородач и снова обратился к Насте. – А вы присаживайтесь к нашему столу, не стесняйтесь.
При одном только виде этого стола у Насти помутилось сознание. Дружелюбно настроенная компания обедала сырым мясом и очень нетрудно было догадаться о его происхождении.
– Старый шутник, Блад, – женщина хлопнула бородача по плечу. – Видишь, девушке нехорошо? Её мутит.
– Ничего-ничего, это с непривычки, – ободряюще гаркнул Блад. – Расскажите-ка нам, Настя, (вас ведь так зовут?) с какой это целью вы убегали от копов, разве вы не догадывались, что ожидает вас в лесу?
– Нет, – дрогнувшим голосом ответила Настя, продолжая коситься в сторону стола. – Откуда вам известно моё имя?
– Похоже, она действительно не знает, с кем имеет дело, – ехидно заметил, сидевший рядом с Бладом, мужчина. – Девушка, вы что же свалились с Луны?
– Я прилетела с другой планеты, – как можно спокойнее ответила Настя, опасаясь очередных насмешек в свой адрес.
– Вот как, – удивился бородач, – с инопланетянами нам ещё не приходилось сталкиваться. Надо же! И с какой такой миссией вы здесь?
– Ни с какой.
– Это как же? Прилетела на летние каникулы к бабушке?
– Несколько лет назад наш космический корабль потерпел катастрофу и совершил вынужденную посадку на вашей планете. Звездолёт отремонтировать так и не удалось, а связаться со своими не было никакой возможности, поэтому всему экипажу пришлось остаться на Земле.
– Трогательная история, Алекс сейчас расплачется, она у нас очень сентиментальна, – подмигнул беззубой женщине Блад. – И много вас таких?
– Я последняя… все мои друзья не смогли приспособиться к здешним условиям. Они умерли от всевозможных болезней. Организм так и не смог выработать иммунитет.
– А вам повезло? – Блад гладил бороду и явно получал удовольствие от общения с незнакомкой.
– Мне помог один человек, и я ему очень за это благодарна, он нашёл всё необходимое, подключил самых лучших врачей…
– Т.е. вы хотите сказать, что он был один из них? – Блад скорчил удивительно отвратительную гримасу.
– Я не совсем понимаю, о чём вы говорите, – искренне призналась Настя и покраснела. – Долгое время, я пыталась выяснить, куда ведёт эта дорога, но мне так никто толком ничего ни объяснил. А ведь она не значится не на одной из карт мира…
Люди, сидящие за столом, громко рассмеялись и с глубоким сочувствием посмотрели на инопланетянку. Некоторые из них даже прониклись довольно странной симпатией, которая редко была свойственна лесным людям. Блад меланхолично поглаживал бородку и пристально изучал незнакомку, как будто стараясь выяснить, насколько искренна она в своих заблуждениях.
– Вы и вправду не знаете законов этого мира? – наконец спросил бородач и пригорюнился, его лицо вдруг приобрело человеческий облик. – Как бы я хотел сейчас оказаться на вашем месте. Вот почему вы так бесстрашно покинули трассу, что даже матёрые головорезы не посмели преследовать вас. На такой поступок способен либо безумец, либо наивный человек, свалившийся с Луны, вроде вас. В таком случае, я отменяю стандартную процедуру. Будем считать, что вы не нарушитель, а просто нашкодивший ребёнок.
– Ты её отпускаешь? – чуть не подавилась куском мяса неряшливая Алекс.
– Да, я так решил.
– Но как же законы? Ты же сам говорил, что стоит только один раз поступиться, и нарушения станут нормой, и вся система полетит к чертям.
– Я не собираюсь наказывать девушку, которая понятия не имеет, что здесь у нас творится. Мне показалось, что она была с нами предельно искренна.
– Незнание законов не освобождает от ответственности, – истеричным тоном воскликнула Алекс.
– Угомонись, она даже не с нашей планеты. Странник, случайно оказавшийся не в то время и не в том месте. Я отпускаю Анастасию, и, если кто-то решит чинить ей препятствия, будет иметь дело со мной.
За столом раздались недовольные шепотки и открытые возгласы протеста. Лохматый верзила с чувством обрушил свой кулачище на стол и громко сказал, чтобы услышали все:
– Блад, до меня что-то туго доходит, ты даже не поставишь этот вопрос на голосование?
– Голосования не будет, – отрезал Блад и, встав из-за стола, обратился к Насте. – Боюсь, что вам не удастся засветло добраться до ночлега, а лес вблизи этой трассы достаточно опасен. Поэтому я готов предложить вам ночлег в одном из наших жилищ, а утром вы будете свободны.
– Я согласна, – кивнула, не раздумывая, Настя и сделала едва заметный реверанс, отчего ещё больше покраснела.
– Горен, – обратился бородач к кому-то из стражников, которые вновь, откуда ни возьмись, появились за её спиной, – отведёшь девушку в спальню. Отвечаешь за неё головой. Твоим сменщиком будет Ральф. Обо всех происшествиях или попытках нарушить мой приказ докладывать лично мне в любое время. Ясно?
– Будет сделано, Блад, – отчеканил Горен.
– Свободен… Хотя постой, – бородач снова посмотрел на незнакомку. – Если у вас будет желание узнать что-нибудь о нашей планете, то постарайтесь перебороть в себе это стремление, потому что если при известных обстоятельствах наша встреча повторится, то я буду вынужден применить к вам меру, положенную по нашему законодательству.
– Неужели знания подобного рода автоматически делают меня преступницей? – осторожно спросила Настя.
– В таком случае вы должны сделать выбор: либо вы с нами, либо с ними. Иного не дано. Вряд ли вы это поймёте, пока не узнаете всей правды. Но я бы вам очень этого не советовал. Да и зачем? Если у вас появится реальный шанс вернуться домой, даже не раздумывайте, возвращайтесь.
– А дорога? Неужели нельзя узнать, куда она ведёт? Это тоже запрещено?
Блад подошёл вплотную к Насте и ещё раз внимательно посмотрел ей прямо в глаза:
– Возвращайтесь домой, так будет лучше для всех.

Спальня, в которую проводил Настю стражник, сильно отличалась от всего остального, с чем довелось столкнуться ей в этот вечер. Она была – как будто из другого мира. Наверное, в таких царских хоромах когда-нибудь давным-давно почивали королевы. Настя несколько раз, словно не веря своим глазам, прикоснулась к белоснежным простыням и гладкому красному дереву, из которого была сделана кровать. Несомненно, это произведение искусства – дело рук великого мастера. Немного придя в себя после некоторого недоумения, девушка осмотрелась и заметила, что вся комната сплошь состоит из предметов старины, наверняка очень дорогих и достаточно редких экземпляров. Поразительный контраст между каннибалами и всем этим никак не умещался в её голове. Было заметно, что за этой комнатой кто-то бережно ухаживает и поддерживает в ней чистоту и порядок. Настя изо всех сил боролась со сном, потому что ей хотелось ещё о многом подумать и как следует рассмотреть диковинные предметы, хранящиеся в комнате, но совершенно неожиданно она поняла, что ей нужно как следует умыться или принять душ. За всеми этими перипетиями Настя и забыла о самых элементарных вещах. Лечь неумытой в такую роскошную постель она попросту не могла. Чуть приоткрыв дверь, она позвала охранника по имени, однако никто не откликнулся. Тогда она попробовала ещё раз и ещё… Возможно, Горен отошёл куда-то на время. На сердце Насти появились лёгкая тревога и то самое чувство, которое она испытала возле лесной полосы, когда ощутила чьё-то дыхание за своей спиной. Вернувшись в комнату, Настя чуть не вскрикнула от неожиданности, потому что постель ей расправляла горничная. Одному богу известно, откуда она тут взялась. Ведь никто через дверь в комнату не входил.
– Ванная комната, барышня, прямо напротив вас. Дотроньтесь большим пальцем руки до декоративной полочки на стене, дверь откроется. Точно такая же полочка находится внутри ванной комнаты. Сейчас я вам дам свежее бельё и полотенце, – девушка, исполняющая роль горничной, оказалась очень молодой и приветливой, совершенно непохожей на тех людей за столом. Она тоже была как будто из другого мира. Чего только стоила её пышная причёска и совершенно искренняя улыбка, от которой веяло неподдельным теплом. – Удивлены?
– Да, немного, – смутилась Настя.
– Посчитали, что попали в руки к варварам? Не берите в голову. Я наслышана о вашем происхождении. Возможно, многое в нашей жизни вам покажется диким, но и здесь можно совершенно неожиданно повстречать удивительных людей.
– Я это уже поняла, – добродушно вздохнула Настя. – И откуда такая роскошь?
– Меня проинструктировали о вашем любопытстве. Впрочем, это не секрет. К сожалению, у нас везде так, – с улыбкой призналась горничная. – Ну что, давай знакомиться? Меня зовут Нелли. Ничего, что я на “ты”?
– Ничего-ничего. Очень приятно, Настя, – и девушка протянула руку.
– Я на всю ночь приставлена к тебе изнутри, а снаружи нас охраняют Горен и Ральф. Они отличные ребята, на них можно положиться.
– А нам угрожает опасность? – вконец расслабилась Настя, наконец-то найдя приятную собеседницу и почувствовав себя как дома.
Лицо девушки тут же сделалось серьёзным. Она тщательно взбила подушки и чуть слышно произнесла:
– Давай договоримся сразу: ты не задаёшь мне вопросов, о которых предупреждал тебя Блад. Я не даю тебе никаких ответов. Ты ведь хочешь вернуться домой? В противном случае тебе придётся либо остаться у нас навсегда, либо пойти известным путём, на который намекал наш командир.
– Я поняла, – спустилась с небес на землю Настя и присела на краешек кровати.
– Не обижайся, я делаю это в твоих же интересах. Никакая информация не должна покинуть эти стены и оказаться на той стороне. Понимаешь? Блад доверяет мне безгранично, он даже не установил здесь прослушивающие устройства. Но у нас всё строится на взаимном доверии. У вас по-другому?
– У нас бывает по-разному, – честно призналась Настя. – Всё зависит от того, в каких отношениях находятся люди.
– Разумеется, я имела ввиду друзей или братьев по оружию. Словом, одну команду. Давай договоримся так: я расскажу тебе только то, что никак не сможет нам навредить. А уж выводы делай сама. Но если ты попытаешься поделиться своими размышлениями с кем-нибудь из них, то пеняй на себя…
– Странное у тебя представление о доверии. Разве я похожа на шпионку? – Настя подвинулась, чтобы пустить Нелли сесть рядом, хотя свободна была целая половина кровати.
– Опять обижаешься? Пойми, ты ничем не рискуешь, а мы рискуем всем. Поэтому я просто обязана проинструктировать тебя о последствиях. Если бы мне была безразлична твоя судьба, я бы ни за что этого не сделала, – и горничная присела рядом с Настей. – А ты умеешь вязать?
– Уже научилась немного.
– Я тоже балуюсь иногда. Ты ведь подумала, что мы – дикари, но это только внешнее впечатление. Понимаешь, мы вынуждены… – горничная тут же осеклась, понимая, что попала в запретную область. – Всё дело в том, что у нас очень богатая культура. Я могу показать тебе одну книгу, если конечно ты не собираешься ложиться спать.
– Ой, нет-нет, я посмотрю с удовольствием, – обрадовалась Настя.
– Тогда беги в душ, а я пока её поищу. Вот твоё бельё и полотенце. Ах да, чуть не забыла. Возьми ещё это, пригодится, – и Нелли сунула ей какой-то свёрток.
Настя вопросительно посмотрела на горничную.
– Не заставляй меня говорить тебе банальные вещи. Или на вашей планете изобрели какой-то более совершенный способ личной гигиены?
– А откуда ты знаешь? – вспыхнула Настя и её щёки залились румянцем.
– Тоже мне секрет! Мы брали твою кровь на анализ. Сама понимаешь, у нас первый контакт с инопланетянами. Мало ли… Но над тобой действительно хорошо поработали. Никакой угрозы для местных жителей ты не представляешь.
– И на том спасибо. Знаешь, я как-то не привыкла делать свои личные секреты достоянием общественности.
– Брось, Настя. Полной информацией владеют только несколько человек.
– Несколько?! Т.е. ты меня хотела этим утешить? Ладно, не буду интересоваться, кто именно, чтобы не испытывать чувство неловкости при встрече.
– С ними ты не встретишься, если конечно не решишь остаться у нас, – подмигнула Нелли. – Всё, я ушла на поиски книги.

2

В лагере Блада было жарко. Многие из Совета остались недовольны решением командира. Особенно неприятным для его соратников оказалось решение не ставить вопрос о судьбе Насти на голосование. Игнорирование мнения большинства никогда прежде не допускалось в отряде. Все вопросы решали коллегиально, и, хотя слово командира имело значительный вес, но подобного произвола не допускалось. Весь вечер старейшины промывали кости своему командиру и рассказывали друг другу истории о том, как строго и по уставу решались подобные вопросы в прежние времена. Женская половина, а точнее её треть, грозно отмалчивалась и поддакивала старейшинам. Особенно рьяно старалась Алекс. Со стороны даже могло показаться, что она приревновала командира к юной инопланетянке. Уж больно как-то подозрительно мягок оказался последний к этой таинственной незнакомке, не побоявшейся появиться на окраине леса в вечернее время. К тому же, на ночлег Блад предоставил Насте апартаменты собственной дочери. Подобного случая вообще не происходило за всю историю его правления. Алекс всем сердцем хотела побольнее ущипнуть своего бывшего возлюбленного. Впрочем, почему это бывшего? Алекс и сейчас питала к нему самые тёплые чувства. Когда-то давным-давно у них был роман. В те далёкие времена Блад ещё не был обременён узами власти и был женат на очаровательной женщине, которая впоследствии ушла на противоположную сторону, оставив ему десятилетнюю дочь. Эмма, так звали эту женщину, вообще казалась довольно странной и взбалмошной особой. Вот почему Алекс всегда, не без основания, считала, что единственная и самая достойная Блада супруга – это она сама. Однако, по-настоящему сойтись им так и не удалось. Командир по-прежнему любил свою сумасбродную Эмму, и, скорее, больше соглашался на любовь Алекс. Но долго это продолжаться не могло. И в один прекрасный день она собрала вещи и переехала в своё прежнее жилище, о чём потом неоднократно жалела и даже порывалась вернуться, но женская гордость не позволяла ей совершить этот опрометчивый поступок.
Блад и сам понимал, что нестандартное решение, без участия совета, вызовет небывалый резонанс, однако, прекрасно знал, что если бы он всё же выдвинул вопрос на голосование и не получил бы требуемого большинства в две трети голосов, то отвести угрозу от Насти было бы ещё сложнее. Тогда бы пришлось накладывать вето на решение Совета, а это было бы куда серьёзнее того шага, который он предпринял. Командир уже и сам не понимал значения этой многовековой войны между двумя лагерями. Непримиримость этих народов уходила корнями в глубь веков, и уже давным-давно никто точно бы не назвал всех причин и разногласий. Дочери и сыновья вырастали и уже с молоком матери начинали впитывать лютую ненависть к людям на той стороне. Однажды Блад, будучи ещё совсем маленьким, подошёл к отцу и спросил, за что их народ так не любит людей, которые в бронированных автомобилях проносятся, поднимая пыль по автобану. Отец ответил достаточно пространно и невнятно, мол, подрастёшь – поймёшь. Блад рос, но осознание и понимание вражды не наступало. Напротив, мальчик всё больше и больше проникался сочувствием к таинственной жизни своих далёких врагов, пока не столкнулся с ними с глазу на глаз. В тот день стояла страшная жара. На улице вне водоёмов находиться было невыносимо. Даже охранники то и дело прятались в тень, пренебрегая привычными маршрутами. Неизвестно по какой причине Бладу взбрело в голову идти к автобану, тем более, что в дневные часы появляться там было категорически запрещено. Однако, будущий командир ослушался приказа и в самый разгар пекла пошёл к дороге. Долгое время он глазел на проезжающие мимо авто, пытаясь осознать, чем же так безобразны и страшны эти люди в бронированных железных коробках. Когда Блад был ещё совсем маленьким, он почему-то представлял себе их рогатыми и одноглазыми. Повсюду эти страшилища сеяли страх и ужас. Перед сном Блад подолгу не отпускал свою маму и не хотел выключать свет. Он боялся, что страшилище обязательно ворвётся именно в их дом. Не найдя для себя ничего особенного и пугающего, он уже собирался повернуться и пойти домой, как вдруг совершенно внезапно на него выскочила большая искрящаяся на солнце машина. Блад не успел увернуться и кубарем полетел на обочину. От сильного удара он тут же потерял сознание. Очнулся уже поздним вечером от жгучей и страшной боли в коленном суставе. Несколько попыток приподняться ни к чему не привели и Блад ползком стал передвигаться в сторону леса. По дороге он ещё ни раз терял сознание, а потом опять полз и полз, пока его зоркий глаз не заприметил охранника возле лесной полосы. Он-то и донёс подростка до лагеря. Мать, прорыдавшая всю ночь, была на седьмом небе от счастья. Зато от отца Бладу влетело по первое число. По крайней мере, ему надолго расхотелось ходить к автобану. И ещё Блад вдруг начал понимать, за что его народ так ненавидит этих людей… Ведь ни один человек за время, пока он лежал под палящим солнцем не подошёл к нему и не предложил помощь, а сам золотистый авто, по-видимому, даже не остановился, чтобы выяснить, нуждается ли пострадавший в помощи.
Блад как-то сразу настроился к инопланетянке положительно, словно она была его родственницей. Как только он увидел эту странную девчонку там, на собрании совета, то словно удар молнии пронзил его с головы до пят. Он вспомнил свои детские годы и первый серьёзный случай, когда он вот так предстал перед советом, возглавляемым в то время его отцом. Как беспристрастно судили его судьи, и как страшно было идти сквозь ночной лес одному. Он даже подумать не мог, каково было тем, кто ходил маршрутами, предназначенными для гостей, залётных с той стороны. На мгновение вообразив, как этот беззащитный ребёнок, с босоножками в руках, идёт по ночному лесу, полному опасностей, он тут же решил не ставить вопрос на голосование и взять принятие решения на себя. И ещё ему почему-то очень сильно захотелось, чтобы Настя познакомилась с его дочерью. Он всю жизнь переживал из-за того, что они с Эммой так и не решились на второго ребёнка, а его дочь росла без братика или сестры. Какое-то время в его сердце жила надежда, что всё ещё можно исправить, но как только Эмма ушла, Блад понял, что ни за что на свете не сможет полюбить другую женщину. Он видел, как страдает Алекс, что он делает её несчастной, но ничего не мог в себе изменить, даже не смотря на то, что она здорово помогала ему управляться с Нелли.




3

Дочь Блада вернулась в комнату почти через два часа. Настя уже успела задремать. Нелли дотронулась до её плеча со словами:
– Вставай, нам нужно уходить, в лагере становится небезопасно.
Настя открыла глаза, и долгое время, медленно возвращаясь из сна, не могла понять, что происходит и где она, пока не увидела встревоженное лицо своей новой подруги.
– Что-то произошло? – наконец спросила Настя, ещё кутаясь в белую простыню.
– Похоже, моего отца решили окончательно свергнуть. Он ведь незаконно оставил тебя в лагере, – Нелли бросила Насте одежду. – Поторопись, у нас очень мало времени.
– Вы решили бежать?
– Отец считает, что так будет безопаснее. Да скорее же, некогда рассказывать подробности! Всё узнаешь потом…
Наскоро одевшись, Настя выскочила на улицу вслед за Нелли. Сквозь тёмную и непроглядную ночь великолепными звёздами светился небесный океан. Настя поймала себя на мысли, что на этой планете небо казалось каким-то особенно загадочным и красивым. Сразу же нахлынули воспоминания из детства, бабушкины рассказы про доброго сказочника, раскрывающего перед малышами свой волшебный зонтик. Как странно сочеталась эта несказанная красота с варварскими и совершенно необъяснимыми обычаями жителей этого мира. От ощущения этой непостижимой гармонии Настя вздрогнула и поняла, что чуть не свалилась в овраг.
– Осторожнее, – предупредил её знакомый мужской голос.
Это был Блад. Рослый мужчина шёл почти рядом, грузно переваливаясь с ноги на ногу. Можно было сказать, что под ним сотрясалась земля. Однако, вид у него был весьма и весьма прискорбный. Временами, он оглядывался назад и невольно прибавлял шаг. Нелли тоже шла молча, боясь проронить слово и стараясь не смотреть на отца.
– Так и не поняла, куда ведёт эта дорога? – вдруг заговорил Блад, обращаясь к Насте.
– Нет, – ответила она, не сбавляя ход.
– В том-то всё и дело. Люди с той стороны, считают, что дорога приведёт нас в рай, а наши уверены, что она ведёт в ад. А по мне так: врут и те и другие. Никто никогда не доходил до конца…
– Как такое может быть? – удивилась Настя. – Неужели ваша планета полностью не исследована?
– Дорога проходит через мёртвую долину. Ни один человек не возвращался оттуда живым. Люди с той стороны пытались проскочить долину на бронированных автомобилях, и даже на вертолётах, но все попытки оказались тщетны. Смельчаки, отважившиеся на штурм, не возвращались.
– Ты тоже решил испытать судьбу? – взволнованно вступила в разговор Нелли. – Твой план идти в долину смерти?
– Только там нас оставят в покое и те и другие, – тут же ответил отец. – Находясь на чьей-либо территории, мы будем постоянно подвержены риску оказаться под перекрёстным огнём.
– Подобные отчаянные поступки в его вкусе, – пояснила Нелли подруге позицию отца. – Он ведёт нас на верную гибель и говорит это таким тоном, как будто мы собрались в соседний лес за грибами.
– Невозвращение из мёртвой долины не означает смерть, возможно, оттуда просто нет выхода, – спокойно пояснил Блад, и, как будто оправдываясь перед Настей, добавил. – Просто Нелли не знает всех местных обычаев и того, что ожидает семью разжалованного командира. Имей она об этом хотя бы малейшее представление, она бы не испытывала перед этой чёртовой долиной ни малейшего страха.
– Т.е. верной смерти мой папа предпочитает смерть от неизвестности, – с нарочитой восторженностью в голосе изрекла Нелли.
– Тише… – Блад приставил палец к губам. – По близости караульный кордон. Сидите тише воды, ниже травы. Я схожу в разведку.
Пока Блад, крадучись, обшаривал местные уголки близлежащего кордона, девушки расположились возле одного из высоченных деревьев, сев спиной друг к другу, чтобы целиком и полностью видеть происходящее вокруг. Впрочем, фосфорического сияния звёзд не вполне хватало для освещения, но в любом другом случае опасность нападения со спины была бы куда более вероятной. Нелли уже успела рассказать Насте эту ужасную и легендарную историю о ночном охотнике, который повадился нападать на ночные посты и снимать часовых. Из рассказа дочери Блада Настя поняла, что этот человек не принадлежал клану людей с той стороны. Это был какой-то иноземный дикарь. Такие изредка забредали в местные леса в поисках добычи. Несколько странным казалось и то, что он повадился охотиться на людей. Впрочем, охотник был настолько ловок и коварен, что командиру пришлось немало попотеть, прежде чем его изловить. От нескольких облав ночному охотнику удалось уйти. Однако, он настолько обнаглел, что начал наведываться и в дневное время суток, за что и поплатился. В дежурство Блада кто-то из рядовых заметил какие-то перемещения вдоль периметра. Тут же по боевой тревоге в тот район были стянуты основные силы, прочёсывали последовательно каждый квадрат и выдавили охотника из леса, а уж справиться с ним на открытой местности не составило труда. Загадкой осталась только мотивация дикаря. С какой стати он решил воевать с лесными жителями на чужой территории в одиночку?
Когда боишься думать о происходящем, всегда хочется о чём-нибудь без умолку говорить. Молчание же кажется настолько невыносимым, что вытягивает из тебя последние силы. Вот поэтому Нелли практически не смолкала ни на секунду и рассказывала одну фантастическую историю за другой. Особенно интриговали Настю упоминания о той злополучной дороге, по которой караваном двигался поток машин. Оказывается, в здешних местах не существовало более странного и загадочного места. К тому же, так и не было решено, кому дорога принадлежит. Граница владений лесных жителей заканчивалась здесь, где были выставлены посты, на один из которых и наткнулась Настя, когда побежала в сторону леса. Хотя в ночное время власть лесных жителей простиралась куда дальше – вплоть до самой трассы. Люди с той стороны не выставляли свои посты ни с той, ни с другой стороны, они побаивались случайных стычек с аборигенами. Поэтому охраняли сугубо город, а дорога оставалась во власти лесников. В дневное же время, когда трасса наводнялась машинами, лесники, в свою очередь, побаивались выходить на трассу, и она целиком и полностью принадлежала городским. Вот так исторически и стало действовать это недекларируемое правило, которому все следовали, но никто его не узаконивал и не упоминал.
– А кто из ваших людей пробовал проникнуть в мёртвую долину? – вдруг неожиданно перебив Нелли, спросила Настя.
– Как это кто? – Нелли оказалась не готова к подобному вопросу и смешно, по-детски, почесала затылок.
– Конкретно, откуда у вас информация, что оттуда не возвращаются? – перефразировала свой вопрос Настя.
– Все так говорят, – пожала плечами Нелли, удивляясь тому, что действительно не может привести ни одного реального примера. – Может быть, отец что-нибудь прояснит…
Тем временем над лесом сгустился туман и окончательно поглотил близлежащие предметы. По спине Насти пробежал холодок. В какой-то момент страх настолько овладел девушкой, что она боялась даже шелохнуться. Надо сказать, что ей вообще не нравился здешний климат. Он был слишком влажным, и деревья в лесу стояли, сплошь покрытые мхом. Извечный гнилостный запах, тянувшийся от близлежащих болот, ещё более усиливал отчуждение от этого странного мира. Даже там, в городе, её настигало это непреодолимое ужасающее чувство одиночества, которое охватывало её с головы до пят. В такие минуты ей страшно хотелось вернуться домой, на свою планету, пройтись по знакомым любимым аллеям, прижаться щекой к плечу своего друга, Майкла, который остался там за мириадами звёзд. Насте тут же вспомнилась сцена их прощания. Слишком она получилась театральной, словно по написанному сценарию. Эти ненужные клятвы в верности… сейчас уже вспоминались с улыбкой. Ведь прошло уже ни много, ни мало, восемь лет. Неужели он по-прежнему ждёт?
– Путь свободен, – прервал задумчивость Насти Блад. Он вышел из темноты и присел перед ней на корточки. – Ты уж прости, что так вышло. Не мы выбираем свой путь.
– Папа, надеюсь, ты никого не убил? – спросила Нелли, закидывая на плечо походную сумку.
– Нет, девочка моя, на этот раз никого, – Блад помог дочери и, накинув свой рюкзак на плечи, первым двинулся в темноту.



4

Пробираясь мимо пустовавших надзирательных пунктов Нелли всякий раз оглядывалась на отца, пытаясь понять, правду ли он сказал по поводу охраны. Дочь знала, насколько жёстким он может быть, когда на карту ставилось почти всё. Отец не останавливался ни перед чем и шёл напролом.
– Точно никого не зашиб? – ещё раз уточнила Нелли, когда они миновали последний кордон, и впереди распласталось только теряющееся за горизонтом шоссе.
– Ну, я же сказал, – коротко отрезал отец. Вид у него был весьма озадаченный. Возможно, только теперь до него стал доходить весь кошмар сложившейся ситуации. – Нужно идти ещё быстрее, чтобы засветло уйти как можно дальше от лагеря. Нас уже могли хватиться и начать поиски.
– Никто ведь не подумает, что мы направились в долину смерти? – предположила Нелли.
Блад промолчал и только ускорил шаг, призывая сделать тоже самое и семенящих рядом девушек. Насте практически приходилось бежать, чтобы поспевать за быстроногими лесными жителями. Она всё никак не решалась спросить, насколько долго им придётся идти, однако Блад, словно услышал её мысли и рассказал, что, по самым разным оценкам, до границы, за которой начинают пропадать всевозможные объекты, по различным оценкам, около сотни километров. Город лежит южнее долины. К нему ведёт отдельная ветка трассы. Говорят, что после участившихся случаев любопытствующих граждан испытать судьбу, долину смерти попытались огородить заградительными барьерами и колючей проволокой, но как только начали это делать, граница сместилась, и все столбы и указатели канули в небытие.
– Вы хотите сказать, что эта зона каким-то образом расширяется? – спросила Настя, с ужасом осознав, насколько долгий им предстоит путь.
– Информация получена с той стороны, и она не проверена. Но некоторые опасения на этот счёт имеются. Последнее время горожане начали активное переселение на восток. Видимо, есть опасения, что граница в скором времени достигнет западных окраин города. К тому же, появились слухи, что начали пропадать люди на самом шоссе, на значительном расстоянии от мёртвой долины.
– Да-да, я что-то очень смутно слышала об этом. Мне пытались объяснить, но я тогда не совсем понимала, о чём идёт речь, – Настя вдруг подняла глаза на Блада, почувствовав его пристальный взгляд, но тот шёл прежним быстрым шагом и не оглядывался.
– Правящая верхушка людей с той стороны, наверняка, решила замять это дело, чтобы прекратить панику в городе, – продолжил Блад. – Дело в том, что в западной части располагаются множество заводов стратегически важных для жизнедеятельности всего города и его отдельных представителей. Слухи, ползущие о том, что граница движется к западным окраинам, заставляет граждан бросать свои дома, работу и ехать на восток. Для владельцев предприятий это явный убыток и в скором времени возможное банкротство. Поэтому верхушка всеми силами пытается уверить граждан, что городу ничего не угрожает, и, якобы, где-то уже ведутся активные разработки, которые позволят остановить расползание границ мёртвой зоны. Однако в это мало кто верит, именно поэтому на шоссе ежедневно такой сумасшедший поток машин. Люди бегут из города подальше от этих мест.
Некоторое время шли молча. Настя пыталась сопоставить новую информацию с тем, что так долго и упорно хотел донести до неё её бывший покровитель. Безусловно, она и раньше слышала об этих слухах, но Ринат уверял её, что все эти домыслы слишком преувеличены и городу ничего не угрожает. Впрочем, он и сам, как сейчас вспоминалось Насте, частенько уезжал куда-то по делам. Иногда его не было дома по нескольку дней. Не иначе как готовил пути к отступлению.
После нескольких часов пути наконец-то угомонились. Говорить и идти одновременно становилось всё труднее. Сбивалось дыхание, да и темы сводились в основном на слухи о долине смерти, о которой думать пока не хотелось. Погоню, похоже, лесники так и не организовали. Значит, вычислить направление возможного побега им не удалось.
– Всё! Привал, – скомандовал Блад. – Попробуем перекусить…
Нелли тяжело выдохнула и посмотрела на Настю, сбрасывая с плеч рюкзак с вещами. Чувствовалось, что она вымоталась, видимо, давненько ей не приходилось совершать таких длительных прогулок.
– Ну и как тебе марш-бросок? – обратилась она к подруге.
– Нормально. Только, похоже, я стёрла себе все ноги, – и инопланетянка скинула с себя обувь, открыв кровавые мозоли.
– Ну и ну! – присвистнула Нелли. – Этого ещё нам не хватало.
– Новая обувь, несколько дней назад приобрела, ещё не успела разносить.
Блад озадаченно изучал ссадины Насти. Лицо его было хмурым и непроницаемым. Он молчал и только с досадой покачивал головой. Потом раскрыл подсумок, который висел у него на плече и достал что-то, отдалённо напоминавшее лейкопластырь. С аккуратностью лечащего врача он обработал все ссадины Насти каким-то шипучим раствором и залепил лейкопластырем.
– Да, в ближайшее время ты у нас не ходок. Но останавливаться нельзя. Делать нечего, поедешь верхом, – неожиданно улыбнулся Блад, словно обрадовался представившемуся случаю покатать инопланетянку.
– Что вы, не надо! – испугалась Настя, зардевшаяся от такого трепетного отношения к своей скромной персоне.
– С ним спорить бесполезно, – кивнула в сторону отца Нелли и махнула рукой. – Сказал, как отрезал.
Настя, раскинув руки, опрокинулась на спину и увидела огромное величественное небо прямо перед собой. Оно словно склонилось над ней, стараясь шепнуть о чём-то важном, но как ни вслушивалась Настя в шелест трав, ей так и не удалось разобрать никаких слов… А небеса здесь казались совершенно другими, не такими, как дома, прозрачными и зеленоватыми. Если Бог создал Мир, то откуда это извечное ощущение, что ты в гостях? Перманентное, неисчезающее желание вернуться домой. Настя вдруг вспомнила, что точно такие же мысли посещали её подчас и на её родной планете в минуты крайней печали, когда бесконечной чередой тянулись безрадостные дни. Вечно нам чего-то не хватает, и что-то складывается не так, как мы хотим. Почему мы не умеем просто и непосредственно радоваться каждой минуте своей, столь скоротечной, жизни? Мы так неугомонны в своих поисках, как будто знаем наверняка, что существует на свете нечто большее, нежели сама жизнь.
– А если всё-таки существует нечто большее? – раздался голос Блада, как будто доносящийся прямо с небес.
– Вы что же читаете мои мысли? – подскочила Настя, почувствовав лёгкое головокружение.
– Какие ещё мысли? – удивился Блад, аккуратно открывая банку с консервами. – Все мои мысли сейчас о том, как вас накормить.
И вдруг неожиданно все одновременно почувствовали странное движение впереди. Словно лёгкое дуновение ветра… Воцарилась зловещая тишина, и оцепенение не сходило даже с повидавшего виды Блада. Он пристально вглядывался в долину, пытаясь что-то разглядеть сквозь клубящуюся дымку, но нечто зловещее и необъяснимое уже пронизывало с головы до пят, парализуя и сковывая волю.
– Папа! Папа! – неистово закричала Нелли. – Мёртвая зона движется прямо на нас!
Первый инстинкт любого человека, когда сталкиваешься с неведомым, – бежать. Блад схватил в охапку девушек и огромными шагами побежал прочь от этого места. На некоторое время он даже позабыл, что несколькими минутами ранее сам направлялся к этой непостижимой реальности. Опомнившись, он остановился и впервые заметил сумасшедшие глаза Нелли и Насти, которые испугались такого поступка взрослого мужчины ещё больше, нежели надвигающейся волны.
– Вот чёрт! – выругался Блад. – А ведь наши даже не подозревают о надвигающейся катастрофе…
– Папа, только не говори, что теперь нам необходимо вернуться в лагерь. После всего этого…
– А твоё предложение, оставить людей на произвол судьбы? Мы возвращаемся в связи с чрезвычайными обстоятельствами. Никакие возражения не принимаются.
В этот момент Блад заметил, как на горизонте с противоположной стороны показалась группа вооружённых людей. Они вынырнули из-за оврага и почти галопом продвигались в их сторону. Группу возглавляла женщина средних лет с автоматом наперевес. Разумеется, Блад тут же её узнал, это была Алекс. Точно таким же способом, как и несколькими минутами ранее, Блад сгрёб своих подопечных в охапку и помчался в обратном направлении. С каждый шагом бежать становилось всё труднее. Наконец Блад поставил на ноги обеих девушек и перевёл дух, потому что становилось невыносимо тяжело дышать. Складывалось ощущение, что какая-то гигантская воронка разверзлась в небесах, и туда, как в чёрную дыру, устремился весь воздух. Блад почувствовал всем своим существом, что они угодили в самый центр той самой волны. Группа преследователей тоже остановилась и казалось находилась в растерянности не понимая, как действовать дальше. Последнее, что запомнилось Бладу, неистовый крик, разрывающий барабанные перепонки. Кажется, кричала Настя, или это была Нелли… Потом чёрная тугая мантия спеленала тело, а следом наступили кромешная темнота и покой.


5

– Так, ребятки, что-то вы у меня совсем потеряли ощущение реальности, – билетёрша похлопала по плечу мужчину крепкого телосложения. – Пора-пора, иллюзион уже закрывается. Имейте совесть!
Настя первой открыла глаза и с недоверием посмотрела на немолодую служительницу иллюзионистских муз.
– Чувствую, что в этот раз погружение было самым глубоким? Вам как постоянным посетителям нашего салона полагается скидка, – и билетёрша протянула Насте электронную карту. – В следующий раз приходите пораньше, чтобы не выходить из игры по экстренному вызову.
Блад встряхнул своей богатой шевелюрой и протёр глаза, попутно стараясь прикрыть зевающий рот. Он тоже долго и внимательно изучал немолодую особу и сообразив наконец, кто она такая, ткнул Нелли в бок.
– Ну вот! Опять на самом интересном месте, – сладко зевнула дочь. – Пап, а ты всё-таки неисправим. Ты даже там не забываешь, что мы твои дети. Это уже как-то начинает напрягать. Вечно под надзором, даже в кино. Может быть, нам в следующий раз взять с собой маму, чтобы тебе было чем заняться?
– Цыц! – рявкнул отец. – Лучше бери пример с Насти. Человек посмотрел фильм и молчит, как и подобает воспитанной девочке, а ты…
– Это потому что у неё остались впечатления, а я весь фильм, как дура…
– Так, Нелли, претензии не ко мне. Можешь обратиться с жалобой к генеральному менеджеру.
– Конечно-конечно, – засуетилась билетёрша, – если вы не удовлетворены просмотром, то на следующий сеанс вы получаете дополнительную бонусную скидку,
– А ну вас! – Нелли картинно закрыла лицо руками. – Вечно ей в фильмах везёт…

Наскоро одевшись в гардеробе, девушки выскочили на улицу, кутаясь в шарфы. Дело близилось к Новому Году. Надо сказать, что этой зимой сугробов навалило по самые крыши. Местные дворники-автоматы не успевали разгребать снег. Когда благополучное семейство по скользким ступенькам спустилось к своей машине, в какое-то мгновение все трое снова ощутили как будто бы лёгкое дуновение ветра и замерли…
– Вот чёрт! – выругался Блад. – Чувствую, что пора завязывать с вашим иллюзионом. В следующий раз берите с собой маму.
– Ну, пап! – взмолилась Нелли. – С тобой интересней. С мамой мы или наряжаем новогоднюю ёлку или весь фильм лепим снеговика. Мы уже давно вышли из этого возраста…
– Посмотрим на ваше поведение, – пробурчал отец и вдруг заметил на противоположной стороне улицы Алекс, которая села в жёлтый автомобиль и быстро выехала на трассу. Блад ещё раз в недоумении протёр глаза и встряхнул шевелюрой.
– Тоже заметил, да? – загадочно улыбнулась Нелли. – Какой ты у меня дремучий! Она наверняка тоже была на этом сеансе, и просто стала частью нашей реальности.
– И всё-таки, куда ведёт эта дорога? – Настя заворожено наблюдала за вереницей проходящих мимо машин, любуясь красотой падающих снежинок. Казалось, она ещё была под впечатлением своей блестяще сыгранной роли.
Блад ещё раз стряхнул с себя оцепенение и надавил на газ. Когда они выехали на трассу, в его сердце вдруг закралось ощущение, что именно она и есть та самая дорога, ведущая в заветную долину. Какое-то время он был почти в этом уверен, потом ловким движением руки включил музыкальный проигрыватель и погнал своё авто по направлению к дому.

Август - 15 Сентября 2008г.




Читатели (370) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы