ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 330

Автор:
Глава 330.


Едва Жуков и Рокоссовский вышли из самолёта, как пошёл дождь.

Командный пункт Сталинградского фронта, куда доставила их с аэродрома штабная машина, располагался в открытой лощине недалеко от берега Волги. Наспех вырытые землянки не защищали от дождя. С потолка на пол лились мутные струйки.

- Неудачно выбрано место для штаба, Георгий Константинович. Лощина открытая, для немецкой воздушной разведки всё как на ладони, да и передовая слишком близко.

- А ты перенеси штаб, Константин Константинович. Тебе теперь тут командовать.

Генерал Гордов приехал в штаб поздно вечером. Жуков представил ему нового командующего фронтом. Рокоссовский и Гордов прежде не были знакомы. Гордов тут же стал докладывать оперативную обстановку, которая была не блестящей. Жуков несколько раз прерывал его и саркастически спрашивал: "И кто же во всём этом виноват?"

Гордов оправдывался, ссылался на плохую подготовленность операций, обусловленную отказом Ставки удовлетворять все просьбы командующего фронтом об отсрочке наступательных действий. После очередного ехидства Жукова слово взял Рокоссовский.

- Я согласен с генералом Гордовым, Георгий Константинович. И прошу в дальнейшем предоставить право мне самому комадовать в духе общих задач, поставленных Ставкой, но сообразуясь с конкретной обстановкой.

- Короче говоря, хочешь сказать, что я здесь лишний. Ладно, не стану вам мешать, поеду к Василевскому и Ерёменко.

- А где теперь их штаб?

- Они перебрались в Ямы, на левый берег Волги.

- А как же 62-я армия? Она вся на правом берегу. Разве можно командовать через Волгу?

- Советую и вам сегодня же подыскать место подальше от передовой и поближе к центру фронта. Я бы, например, обосновался вот здесь, в Малой Ивановке.

- Я так и сделаю, Георгий Константинович. А генерала Гордова прошу оставить моим заместителем.

Очень скоро выяснилось, что сработаться с Гордовым Рокоссовскому будет трудно: Гордов ни в малой степени не обладал интеллигентностью Рокоссовского и, общаясь с подчинёнными, через слово матерился.

Выходя с Рокоссовским из штабной землянки, Жуков лукаво улыбнулся и кивнул головой в сторону Гордова, обрушивающего на чью-то голову трёхэтажную брань в телефонную трубку.

- Поскорее знакомься с войсками, Константин Константинович, и подключай к работе своих штабистов.

Рокоссовский и Гордов в эту ночь по фронтовой привычке дремали в штабной машине, качаясь из стороны в сторону на плохих дорогах. Сразу выехали в войска. Начали с правого фланга фронта.

63-я армия генерала Кузнецова занимала участок протяжённостью 200 километров по берегу Дона, соприкасаясь правым флангом с левым флангом фронта Ватутина. В районе Верхнего Мамона она удерживала небольшой плацдарм на правом берегу. Рокоссовскому сразу бросилась в глаза малочисленность частей. Подразделения специальных войск - сапёры, инженеры, связь - были укомплектованы наполовину. В стрелковых и артиллерийских частях численность составляла от тридцати до сорока процентов штата. Не лучше обстояли дела и у левого соседа Кузнецова - 21-й армии генерала Данилова.
Армия удерживала 150 километров фронта по Дону и плацдарм в районе Еланская, Усть-Хопёрская, Серафимович.

4-я танковая армия генерала Крючёнкина прикрывала правым флангом небольшой участок по Дону. Левый фланг после прорыва фон Хубе 23 августа в районе Вертячего был загнут на восток севернее захваченных противником ударом с тыла укреплений Татарской балки, соединяющих берега Дона и Волги севернее Сталинграда. Теперь в этих укреплениях с комфортом разместились на высотах фронтом на север войска 3-й и 60-й немецких мотодивизий, а фронтом на юг - войска 16-й танковой дивизии.

Генерала Крючёнкина Рокоссовский хорошо знал. До войны Крючёнкин командовал дивизией в 5-м кавалерийском корпусе, которым командовал Рокоссовский. Мало было командиров в Красной Армии, у кого лицо и голова были так испещрены шрамами от сабельных ударов, как у Крючёнкина. Это был бесстрашный рубака. Особенно досталось ему от клинков басмачей в двадцатые годы.

Уже было известно, что в Москве собираются снять Крючёнкина за события 23 августа. А поскольку в танковой армии Крючёнкина танков осталось несколько штук при штабе, Рокоссовский положил отдать армию генералу Батову, как он и обещал, уезжая с Брянского фронта.

Слева от Крючёнкина фронтом на юг должна была развернуться 24-я армия генерала Галанина, войска которой только-только начали выгружаться из эшелонов в ближнем тылу. Слева от Галанина предполагалось развернуть фронтом на юг самую сильную армию фронта - 1-ю гвардейскую армию генерала Москаленко. Она только что выступила своим ходом из малой излучины Дона, передав часть войск вместе с плацдармом 21-й армии. Именно армии Москаленко, усиленной тремя танковыми корпусами, предстояло сыграть главную роль в намеченном наступлении на юг с целью прорыва немецкой обороны на высотах Татарской балки и выхода к прижатой к Волге в черте города 62-й армии Юго-Восточного фронта. Слева от Москаленко предстояло развернуться, упираясь левым флангом в Волгу, 66-й армии генерала Малиновского, отозванного Ставкой с Кавказа.

Когда штабная машина Рокоссовского добралась до штаба Малиновского, командарма в штабе не оказалось. Рокоссовский нахмурился и попенял начальнику штаба, генералу Корженевичу, которого хорошо знал. В тридцатом году Корженевич возглавлял Оперативный отдел в штабе 3-го кавалерийского корпуса, в котором Рокоссовский командовал 7-й Самарской дивизией.

- А где же командующий? Он же заранее был предупреждён о моём приезде.

- Он в войсках на передовой. Я немедленно разыщу и вызову его.

- Благодарю вас. Лучше я посмотрю, чем он там занят. Заодно и с состоянием войск познакомлюсь.

Рокоссовский объехал штабы дивизий один за другим. Ни в одном командарма не оказалось.

Дальше к передовой ехать в машине было нельзя. Рокоссовский оставил машину и отправился пешком. Где в полный рост, а где и согнувшись в три погибели, по ходам сообщения добрался до передовой. Слева и справа рвались снаряды и мины. Похоже было на то, что немцы готовили контрудар в ответ на активность, проявленную войсками Малиновского накануне.

Наконец в штабе роты перед Рокоссовским предстал приземистый широкоплечий генерал. Это был Малиновский.

Официальное представление было подчёркнуто сухим.

Рокоссовский поставил Малиновскому на вид, что тот, зная о приезде командующего фронтом, не нашёл ничего лучшего как лазать по ротным штабам.

Малиновский смутился и честно признал: надеялся пересидеть на передовой приезд начальства. Матерщиной генерала Гордова Малиновский уже был сыт по горло.

Вместе вернулись на КП штаба армии. Обстоятельно побеседовали за стаканом чая. Угрюмое выражение лица Малиновского постепенно прояснело. Расстались уже друзьями.

Пока Рокоссовский объезжал войска, в штаб прибыли его неизменные штабисты генерал Малинин, начальник бронетанковых войск генерал Орёл, начальник артиллерии генерал Казаков, начальник связи генерал Максименко. Прибыл и генерал Батов.

- Ну, Павел Иванович, обещал - получи! Принимай 4-ю танковую армию.



Читатели (31) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы