ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



ШУБКА

Автор:
Автор оригинала:
ИРЭН ГОЛДА
ШУБКА

По стране расползались слухи о предстоящей денежной реформе. Правителям хотелось, как можно скорее, освободиться от рубля и ввести свою родную национальную валюту. Условия обмена от нас, простых граждан, держали в тайне, но все понимали, что ничего хорошего ждать нельзя, деньги, собранные с таким трудом, зачастую, с риском для жизни, могут, в одночасье, ухнуть в пропасть, и от того, что понимали это все, в стране начался покупательный бум. Кто имел, хоть какие-то деньги, покупал всё, что может когда-то пригодиться, особенно продукты, памятуя предыдущие годы. Если хватало на одежду, обувь, электротовары, покупали всё, на что можно было потратить деньги, а кто-то, в это смутное время, продавал всё, что можно, втридорога, собирая рубли, и имея, по-видимому, в будущем, возможность их безлимитного обмена.
Мы только-только приехали из Тюмени, побывали и в Нефтюганске, хорошо распродали, что взяли с собой, и, научившись в этих поездках главному – деньги тут же пускать в оборот, купили там великолепный английский трикотаж, который привозили нефтяникам, в Тюменскую область, их коллеги, из стран Её Величества. Этот трикотаж, из шерсти ламы, ушёл на нашем базаре влёт, за три дня, и втридорога.
И обуяла нас страсть к наживе, такой лёгкой, что задумались мы, как же повторить успех, пока не грянула реформа. Но покупать товар, ехать продавать его за рубли, а потом возвращаться, может быть, к разбитому корыту, – нельзя, категорически, потеряем время, и, наверняка, деньги! И решили мы, что муж останется дома, а я полечу одна, куплю, втечение 2х-3х дней, что надо, и вернусь домой. На всё, про всё, у меня неделя. «Бедному жениться, только подпоясаться». И в этот же вечер, собираю в свою дорожную сумку – зубную щётку, тапочки, смену белья, и вперёд, в аэропорт. Там оказывается, что билетов на Свердловск нет, но есть один, на Челябинск, а так как из Челябинска поезд идёт на Тюмень, я вылетаю в Челябинск, и, без проблем, с железнодорожного вокзала уезжаю в Тюмень, опять же через Свердловск, и через 12 часов я в Тюмени.
А там – всё знакомо, сумку сдаю в камеру хранения, оплачиваю место в привокзальной гостинице, пью чай и вперёд, в центр города! Сначала еду на базар, обхожу весь, кофт в продаже нет, у Дома Культуры, на площади, где стояли машины с товаром, и его, т.е. товар, продавали прямо с колёс, – пусто. Я – туда, я – сюда, нет кофт, уже несколько дней, и когда будут, неизвестно. Я опять по базару, нашла одну кофточку, естественно, дороже своей цены, но увеличение цены столь мизерное, что я только хмыкаю, про себя, и выкладываю деньги. Тётка радуется и заявляет, что мол дома есть ещё одна, да по такой же цене. Короче, я беру ещё одну кофту у неё, и ещё одну, в соседней, с базаром, комиссионке. И всё, кофты, как в воду канули. Что делать? Куда податься? В Нефтюганск? А там работают те же фирмы. Короче, иду по городу и шевелю мозгами. А одета я в китайский сиреневый пуховик, голова обмотана платком, глубокая осень, температура – в хорошем минусе, а мне тепло, и отличный камуфляж.
И вот прохожу я через сквер, в самом центре, а там, тоже, бывало, с рук торгуют. Прошлась вдоль ряда торговцев на газетах, у которых мелочь всякая разложена. Ну, думаю, может кофты эти есть, но нет, и здесь,, и вдруг, смотрю, у какой-то фифочки, на руках – шубка, из чернобурки, я подошла, просто так, посмотреть. Взяла в руки, а она – лёгкая, как пушинка, «Женщина, что вы смотрите? Шуба – настоящая греческая!»
«А где энто видно?» - придурилась я. Она мне в лицо сунула этикетку, и действительно, на ней по-английски, и по-гречески всё написано.
Я слышала, что появились в Союзе греческие шубы, но их ещё не видела, а она – 48 размера, в 3/4, да не из хвостов, из спинок. Красивая, сил нет глаза отвести…
Я отдаю её фифе, а с ней рядом стоит хлыщ, и смотрит на меня, с таким, еле скрываемым презрением. «Тебе тётка, в твоём колхоспе, чтобы носить, размен 60-й надобен. А эта шубка чуть меньше». Я что-то отвечаю, а сама лихорадочно соображаю: «Может это то, что надо, раз кофт нет?». «Ну, и за сколько отдашь?», – спрашиваю, наконец. «500 тыщ», – говорит фифа, – и отворачивается от меня, без интереса. Я отхожу, делая вид, что сейчас уйду, а сама соображаю, дальше: «Сколько можно сбросить с суммы».
А уже начинает темнеть, вот-вот торговки начнут разбегаться, фифа, явно нервничает. Я сажусь, невдалеке, на скамью, достаю сигарету и закуривая, наблюдаю оттуда за этой парой, Они стоят, переминаются с ноги на ногу, уже резко холодает, а к ним никто не подходит.
Тогда я кончаю курить, подхожу опять, и говорю: «200».
Парень, возмущённо: «Ты что, ох…ла, бабка?». А фифе надо, по-видимому, срочно продать, и она сразу скидывает сотню, Но я стою на своём ещё минут пять, а потом прибавляю – 50.
И наконец, сходимся на 280-ти…
Я рассматриваю внимательно шубейку, чтобы не подкинули брак, достаю целлофановый пакет, вкладываю в него шубу, и только потом, вынимаю, из внутреннего кармана, отложенные 300 тысяч, тот предел, который я предположила, сидя на скамейке. Она, отсчитывает мне 20 тысяч, и я, ни слова не говоря, выхожу из этого сквера, к дороге.
А надо сказать, что уже окончательно стемнело, зажглись фонари, и на улице, идущей вдоль сквера – ни души, Я только решила прибавить шаг, как перепрыгнувши через парапет, передо мной возникают две улыбающиеся фигуры, которые, расставив руки, перегораживают дорогу, приговаривая при этом: «Иди сюда, бабулечка, иди сюда, уж мы с тобой, враз, договоримся…».
Вот тут только до меня и доходит, у кого я, так задёшево, купила шубку! До бандитов остаётся шагов пять, и зная, что выхода другого нет, ибо они меня просто прирежут здесь, я рвусь вперёд со скоростью, которую никогда нельзя было ожидать от престарелой бабуси, и всем своим весом торпеды, бью по расставленным рукам! Они, от неожиданности, расступаются, с обалденными лицами, крича: «Эй, бабка, куда ты, остановись!». Но бегать я умела всю жизнь, и буквально, через несколько секунд, я оказываюсь на проспекте, тут же, на мою удачу, подходит троллейбус, который отвозит меня к железнодорожному вокзалу. Там, из камеры хранения, достаю сумку, и уже через полчаса еду в Новосибирск первым поездом, подошедшим к Тюменской платформе. И только в вагоне, я позволяю себе расслабиться, когда понимаю, что, в очередной раз, выскользнула из смертельных объятий встретившейся банды…





Читатели (225) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы