ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 326

Автор:
Глава 326.


На исходе лета 1942 года отдых в Крыму для Ульриха Руделя и его курсантов закончился. "Юнкерсы" взлетели над Крымом в последний раз и взяли курс на фронтовой аэродром в Белореченской под Майкопом.

Здесь уже базировался другой авиаполк. Авиагруппой командовал генерал Пфлюйгабель.

В первый же день Рудель и его подопечные приняли участие в массированном налёте в поддержку наземных войск, наступающих на Туапсе. Пилотам видавших виды "Юнкерсов" отряда Руделя не так-то просто было лететь в одном строю с новенькими "Юнкерсами" последней модели, которыми был укомплектован другой полк.

Полёты в узких горных долинах - захватывающее, но далеко не безопасное занятие. Раз войдя в такую долину, пилот сразу теряет всякую возможность маневрировать. Всё, о чём ему приходится думать, - это как вписаться в очередной поворот. Когда в конце долины путь преграждает отвесная скала, только скорость реакции спасёт пилота даже в отличную погоду. А такая погода бывает на Кавказе далеко не всегда. Погода здесь обманчива. Перемена погоды совершается внезапно и довольно быстро, когда уже поздно возвращаться.

Пролетев по каждой из долин по нескольку раз, пилоты Руделя уже наизусть знают все повороты.

За линией фронта русские зенитки буквально усеивают склоны гор. Стрельба ведётся не только снизу, но и сверху. Не обращая внимания на огонь зениток, "Юнкерсы" штурмуют тыловые колонны в долинах.

Вылет на штурмовку колонны в горном ущелье - это прогулка в сравнении с бомбёжкой лесистых склонов гор у побережья в окрестностях Туапсе. Здесь разглядеть цели невозможно. Бомбить приходится по квадратам, полагаясь на корректировщиков с земли. Толку от таких бомбёжек бывает мало. Как ни странно, сухопутная армия хвалит пилотов за результативность их налётов.

Линия фронта проходит в двадцати километрах от Туапсе. Но резервов нет, и для последнего броска к морю сухопутным войскам не хватает нескольких батальонов.

В один из дней ранней осени Рудель летит поддержать действия пехоты, атакующей железнодорожную станцию у Гойтхского перевала. Подобно дракону, из горного тоннеля в окрестностях Туапсе выползает советский бронепоезд, он изрыгает огонь по жидким цепям немецкой пехоты и тут же прячется обратно в толще горы. Начинается охота Руделя за бронепоездом. Несколько раз бронепоезд ныряет в тоннель перед самым носом у пилота. Наконец Руделю везёт - бомба попадает в последний вагон.

- Давать и брать - не в этом ли заключается философия жизни? - прокомментировал попадание бортовой стрелок Руделя, в недавнем прошлом студент университета.

На несколько дней бронепоезд исчезает. Потом его починили и он вернулся. Командир бронепоезда теперь предельно осторожен. Он повсюду расставил своих наблюдателей ПВО, и они предупреждают командира задолго до подлёта Руделя. Увидеть даже последний вагон Руделю больше не удаётся. Тогда Рудель сменил тактику и стал прилетать заранее, чтобы разрушить железнодорожный путь на выходе из тоннеля. Пока русские железнодорожники ремонтируют путь, немецкая пехота атакует станцию, а Рудель летит бомбить город и порт.

Плотный огонь зениток встречает его на высоте 3000 метров. Чтобы выйти из зоны заградительного огня, Рудель снижается до восьмисот метров и летит прямо на полуторакилометровую гору, отвесно вздымающуюся из моря. Он атакует доки, портовые сооружения и суда, главным образом стоящие в порту танкеры с нефтью. Танкеры начинают кружить, их капитаны пытаются выполнить противосамолётный манёвр. Уйти от бомб Руделя удаётся не всем.

Зенитный огонь, прикрывающий порт в Туапсе, не сравнить с Кронштадтом. Но и он достаточно силён и производит хорошее впечатление. Сбросив бомбы, Рудель быстро уходит в сторону моря. Здесь его уже поджидают истребители с красными звёздами на крыльях. Рудель набирает высоту в 3000 метров и разворачивается в сторону гор. Он создаёт запас в 300 метров высоты на случай превратностей воздушного боя. Бортовой стрелок, отставив философию, которую изучал в университете, отстреливается из пулемёта.

Приземлившись в Белореченской, Рудель видит свежие воронки на лётном поле. Русские штурмовики только что атаковали аэродром. Майор Ортхофер, командир полка, у которого в гостях находится Рудель, убит при взлёте пулемётной очередью.

Пока Рудель выруливает на стоянку, подлетает следующая эскадрилья советских штурмовиков. Бомбы падают справа и слева. Самолёт Руделя изрешечен осколками. Пилот и бортовой стрелок не ранены.

Генерал Пфлюйгабель собрал пилотов на построение.

- Оставаться в Белореченской нельзя. Летим на восток, за Терек. Будем поддерживать наступление на Грозный.

Одно за другим поднимаются в воздух звенья и занимают место в колонне. Под крылом - Георгиевская, Пятигорск, Минеральные Воды. Уже хорошо виден во всех деталях Эльбрус.

В Минеральных Водах - промежуточная посадка. Пилоты отдыхают. В общежитии, где разместили Руделя, полно мышей. Они повсюду - в матрасах, в шкафах, в щелястом полу. Они возятся даже в подушке. Они забираются в вещмешки и жрут всё подряд. Спать невозможно. Рудель взбешён. Он бросает в мышей всё, что попадает под руку. На минуту наступает тишина. Потом всё повторяется.

Но вот и утро. Рудель взлетает и приземляется уже в станице Солдатской. По счастью, здесь мышей нет: их отпугивают советские штурмовики, залетающие и сюда.

Первый боевой вылет - в сторону Нальчика. Под крылом самолёта разворачивается восхитительная панорама Кавказа. Пятикилометровые пики сверкают на солнце, ледники переливаются всеми мыслимыми красками. Внизу - зелёные долины, испещрённые жёлтыми, красными и синими пятнами. Это целые луга из цветов. На какое-то время пилот забывает о бомбовом грузе. Забывает он и про цели. Над ниим - ослепительно синее бриллиантово сияющее небо. Вокруг - нетронутый библейский уголок природы. Всё дышит величественным покоем, гармонией, умиротворением. И в самом центре панорамы - громада Эльбруса.

Через несколько дней Нальчик захвачен. Следующий вылет - на Моздок. Потом приходит странный приказ возвращаться в Белореченскую. И снова вылет на Туапсе. Войска под Туапсе на прежних позициях. Так проходит сентябрь. Наступает октябрь. Совершая 650-й боевой вылет, Рудель вдруг чувствует, что нездоров. По возвращении на базу его вызывает к себе генерал Пфлюйгабель.

- Дружище, да у вас желтуха! - восклицает он, взглянув в пожелтевшие белки глаз пилота. - Немедленно отправляйтесь в госпиталь.

Неделей раньше генерал и пилот отметили в полковой столовой шестисотый вылет Руделя. Генерал поставил ящик шампанского. Принесли огромный торт, на крем к которому пошли два ведра взбитых сливок. Злые языки тогда говорили, что первыми торт отведали мыши. Торт в авиагруппе ели и запивали шампанским два дня. На третий день никто из пилотов не мог взлететь. На остатки торта никто даже не смотрел.

Напрасно Рудель пытался уговорить генерала, уверить его, что всё как-нибудь пройдёт само собой.

- Не заставляйте меня применять силу, Рудель. "Мессершмитт" за вами уже вылетел из Ростова. Садитесь за штурвал - и в госпиталь.

Рудель взлетел на "Мессершмитте", но полетел не в Ростов, а через Элисту в Сталинград. Там воевал его полк, с которым он начал войну в России. Командир полка внимательно взглянул в жёлтые белки глаз пилота.

- Вот что, Рудель. Я обещаю дать вам эскадрилью и улажу все вопросы с вашим переводом. Только сначала летите в Ростов. И без справки о выздоровлении не возвращайтесь.





Читатели (38) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы