ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 325

Автор:
Глава 325.



В последнюю декаду августа 1942 года пехота 5-го армейского корпуса генерала Витцеля, преодолев предгорья Северного Кавказа, вышла по обращённым к морю лесистым склонам гор к пригородам Новороссийска.

Море открылось совершенно неожиданно. Увидев его, полковник Фрибе, командир 419-го пехотного полка, освежил в памяти гимназический курс древней истории и радировал своему другу, полковнику Рейнгардту из 421-го пехотного полка: "Таласса! Таласса!"

95-тысячный город-порт обороняла 47-я армия. Завязались упорные бои, потребовавшие от немецкой пехоты напряжения всех сил. На штурм города пошли 125-я и 73-я пехотные дивизии. 6 сентября лейтенант Циглер прорвался с батальоном 186-го пехотного полка к порту и гавани.

10 сентября город был под полным контролем генерала Витцеля. 47-я армия отступила, опасаясь окружения.

Тем временем 49-й горнострелковый корпус генерала Конрада наступал через горы в направлении ледников Эльбруса. Корпусу была поставлена задача занять Клухорский перевал и выйти к Сухуми, обойдя с фланга и тыла обороняющие побережье войска Будённого.

57-й танковый корпус, усиленный пехотой 97-й и 101-й дивизий, наступал через Майкоп, чтобы проложить 17-й немецкой армии дорогу к перевалам, ведущим к Туапсе.

К поросшим лесом предгорьям Кавказа, откуда вытекает река Кубань, горные стрелки Конрада подошли под прикрытием мотодивизии СС "Викинг" и словацкой мотодивизии. Здесь танки и грузовики остановились. Дальше горным стрелкам предстояло пробиваться самостоятельно. 1-я горнострелковая дивизия была остановлена на горной дороге укрепившимся в ущелье сильным арьергардом Будённого. Майор фон Гиршфельд повёл батальон авангарда в обход по горным кручам.

Обойдя преграду, он спустился вниз и ударил по русским с тыла. Путь был свободен. 17 августа горные стрелки достигли Клухорского перевала, расположенного на высоте 2 800 метров над уровнем моря. Отсюда начиналась Сухумская военная дорога. Спустившись по ней в долину, майор фон Гиршфельд захватил селение Клыч и вышел к субтропическим лесам, окружающим Сухуми. До Сухуми оставалось сорок километров. Но все выходы из Клычской долины были намертво перекрыты. Без авиации и тяжёлой артиллерии пробиться было невозможно. Подтянуть тяжёлую артиллерию через горы было чрезвычайно сложно. Оставалось ждать, когда авиация сделает своё дело и проложит генералу Витцелю дорогу вдоль берега моря через Туапсе и Сочи.

Чтобы не терять времени, фон Гиршфельд позаботился о должной защите своих коммуникаций и тылов. Тем временем генерал Конрад получил задание водрузить над Эльбрусом германский флаг. Генерал Конрад сформировал группу альпинистов, включив в неё по роте из 1-й и 4-й горнострелковых дивизий. Одной ротой командовал капитан Грот, другой - капитан Гэммерлер.

У группы помимо политической была и боевая задача - на высоте 4000 метров отрезать противнику выход из Баксанской долины в тыл к коммуникациям фон Гиршфельда. Тем временем главные силы генерала Конрада вели упорный бой на высоте 3000 метров за Кругозор - бывшую охотничью резиденцию русского царя.

Отряд капитана Грота выступил в путь из горного лагеря 17 августа. Вокруг на тысячи метров поднимались изрезанные глубокими пропастями отвесные ржаво-красные каменные кручи. Далёкие льды ледника Асау блистали на солнце. Совсем рядом красовалась гора Ушба высотой 4800 метров. Выше неё были только пятитысячники - Казбек, расположенный дальше к востоку на Военно-грузинской дороге, да двуглавый Эльбрус.

Первыми шли связисты с тяжёлым снаряжением. Они опережали группу на несколько часов, чтобы не задерживать отряд в пути. Ступив на ледник, обер-лейтенант Шнайдер увидел издали на противоположном его конце Дом Интуриста. Это массивное алюминиевое сооружение эллипсоидной формы внешним видом напоминало гондолу огромного дирижабля. На самом деле это был отель международного класса. Внутри было сорок номеров, в которых могли с относительным комфортом разместиться сто человек.

- Осторожнее. Там наверняка засада. Обойдём стороной и будем дожидаться наших.

Пока обер-лейтенант Шнайдер вёл авангард в обход среди скал, капитан Грот, решивший в одиночку догнать связистов, наткнулся на разъезд советских лыжников в маскхалатах, был взят ими в плен и доставлен в Дом Интуриста, занятый русской зондер-командой из 11 человек несколькими часами ранее. Постоянного гарнизона в отеле не было. В числе троих офицеров был переводчик, свободно владеющий немецким языком. У него состоялся с капитаном Гротом интересный разговор.

- Ваше положение совершенно безнадёжно, командир. Вы окружены моими людьми со всех сторон, - объявил, не моргнув глазом, капитан Грот. - Предлагаю вам уйти без стрельбы, под белым флагом. В скалах вас встретят мои люди. Назовёте обер-лейтенанту Шнайдеру моё имя.

- Каковы гарантии?

- Слово прусского офицера.

Русские ушли. Четверо красноармейцев не пожелали идти со своими и остались с капитаном Гротом, вызвавшись быть проводниками и носильщиками при восхождении.

Весь день 18 августа группа Грота провела в отеле. Это был день отдыха перед восхождением.

19 августа поднялась метель, и восхождение пришлось отложить ещё на сутки.

20 августа разыгралась гроза с молниями и градом.

В три часа утра 21 августа в небе над гостиницей высыпали звёзды. День обещал быть погожим. Выступили не откладывая.

С капитаном Гротом шли 16 человек. С капитаном Гэммерлером - пятеро.

В шесть часов утра ветер внезапно поменял направление. Со стороны Чёрного моря пополз туман. На коротком привале состоялся военный совет. Возвращаться никто не пожелал. Восхождение продолжилось.

Пошёл снег. Он залеплял глаза. Видимость не превышала десяти метров. В 11 утра группа была на вершине Эльбруса. Унтер-офицер Куммерле утрамбовал ногами площадку вокруг воткнутого в снег древка. Все пожали друг другу руки. Над Эльбрусом развевалось красное полотнище с белым кругом и чёрной свастикой в центре. Рядом в снег воткнули штандарты с эмблемами 1-й и 4-й горнострелковых дивизий - эдельвейсом и горечавкой. Не задерживаясь выступили в обратный путь.

Хорошая погода установилась в районе Эльбруса через несколько дней. Специальный корреспондент при корпусе Конрада, доктор Рюммлер, сделал несколько снимков, воспользовавшись телескопической фотокамерой. Из расшифровки снимков он сделал вывод, что знамя водружено в сорока метрах ниже пика Эльбруса. Но это уже не имело принципиального значения. Для вершины высотой 5 600 метров 40 метров были не в счёт.

Пока альпинисты спускались с Эльбруса, генерал-майор Элгзеер вёл главные силы 4-й горнострелковой дивизии на штурм перевалов главного хребта. Полковник фон Штеттнер с двумя батальонами 91-го полка занял один за другим перевалы Санчаро и Алустраху. Теперь горные дороги вели вниз, к субтропическим лесам побережья. Майор Шульце взял штурмом Бголарский перевал и вышел к лесистому склону, круто обрывающемуся к прибрежной долине. Позади были двести километров по горам и ледникам. В двадцати километрах раскинулось от горизонта до горизонта Чёрное море. Следом за Шульце подошёл со своими людьми полковник фон Штеттнер. У него в обозе были два горных артиллерийских орудия и по восемь снарядов на каждое. Из своего штаба в долине Бзыби в 30 километрах от Сухуми Штеттнер связался со штабом корпуса.

- Пришлите боеприпасы! Где наши самолёты? Где обещанные обозы с мулами?

Самолёты Люфтваффе не прилетели. В небе безраздельно господствовали самолёты с красными звёздами на крыльях. Обещанная Штеттнеру сотня мулов не прибыла. Корпус Конрада уже маршировал обратно к Дону. Впереди его ждал Сталинград.

Майор фон Гиршфельд остановился в долине Клыча.

97-я пехотная дивизия, усиленная французской добровольческой бригадой подполковника Люсьена Липпюра, остановилась в 50 километрах от Туапсе.

Генерал Паулюс, оставивший в Главном штабе у Гальдера разработанный им секретный план завоевания Закавказья и выхода к перевалу Ревандуз, вспомнил кстати о привычных к холодам горных стрелках генерала Конрада. На 6-ю армию неумолимо надвигалась русская зима.



















Читатели (101) Добавить отзыв
От bvsokolov
Не Люсьен Липпюр, а Люсьен Липперт (или Липпер, если на французский манер) - не француз, а валлон (бельгиец), командир легиона Валлония. В 1942 - ни в коем случае не полковник, а капитан. Погиб 13 февраля 1944 года при прорыве из Черкасского котла в чине штурмбаннфюрера СС. Посмертно произведен в оберштурмбаннфюреры
11/02/2016 16:21
<< < 1 > >>
 

Проза: романы, повести, рассказы