ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru
    • Ищешь достоверную информацию, как колоть винстрол на курсе сушки и для похудения?



Возвращение на Фаэтон. Главы 1 - 10.

Автор:
Возвращение на Фаэтон

часть 2
(Жителям стихофона посвящается)
(Первая часть называется Виртуальный театр)

Глава первая. Катастрофа.

Космический корабль «Рассвет», совершавший обычный будничный галактический рейс, внезапно попал в метеоритный дождь. Растратив все ресурсы, корабль не дотянул до Земли и был вынужден совершить посадку на планете Фаэтон, о существовании которой до этого момента не подозревал никто из экипажа. Фаэтон вынырнул из небытия в тот самый миг, когда шансов уцелеть уже не оставалось. Тут же экипаж принял решение совершать посадку, на раздумье времени уже не оставалось. Посадив корабль на Фаэтон главный пилот доложил командиру корабля, что запасы топлива на нуле.
Командир корабля вышел в пассажирский отсек и произнёс неутешительную речь:
- Граждане пассажиры, наш космический лайнер произвёл вынужденную посадку на неизвестной планете, по нашим предположениям эта древняя планета носила название Фаэтон. В данный момент производятся пробы атмосферы за бортом корабля. Гравитация по нашим расчётам схожа с земной. Есть маленькая надежда на то, что Фаэтон окажется годным для жизни, и тогда у нас появится шанс на возвращение.
- Шанс? – воскликнула молодая девушка с гитарой в руке. – Вы издеваетесь над нами? У меня же вечером концерт, а я ещё до сих пор без макияжа.
Мужчина во фраке и с бабочкой тоже недовольно поморщил лицо:
- Девушка права, задержки нам ни к чему!
- Уважаемые пассажиры, я чувствую, что вы ещё не совсем поняли сложившуюся ситуацию. Мы попали в метеоритный дождь, и хотя в целом корабль не получил серьёзных повреждений, но у нас просто закончилось горючее. Если бы не эта, бог весть откуда взявшаяся, планета, то мы бы просто стали игрушкой в руках космоса.
- Невероятное хамство! – воскликнула женщина с ребёнком. – У нас же билеты на руках! Меня в порту ждёт муж, мы собирались вместе лететь на Намхарб, он с ума там сойдёт. Неужели ничего нельзя сделать? Ведь есть же связь? Передайте информацию по радио, за нами прилетят.
- Связи нет. Во время метеоритного дождя излучатель и параболические антенны были повреждены. Необходимо их осмотреть, только после этого я могу что-то прояснить насчёт возможной связи с Землёй.
Народ в пассажирском отсеке загудел. Начались перебранки, споры и диспуты. Чувствовалось, что девушка с гитарой прибывает в негодовании. С досады она хлопнула ладошкой по спинке кресла и уселась рядом с мужчиной во фраке.
- Вы летели на Землю? - поинтересовалась девушка.
- Да, на ваш концерт, - мужчина приподнял тёмные очки и улыбнулся.
- Купер?!
- Конечно, Анжела, а кто же ещё?
- Вот здорово! Всё-таки не бывает худа без добра. Как думаете, надолго мы тут застряли?
- Всё зависит от состояния планеты. В космическом корабле мы и недели не протянем. Судя по всему особых запасов у нас нет.
- А ещё кого-нибудь из наших встречали?
- Все здесь, - грустно констатировал Купер. – Кто же знал, что нам так повезёт? Очень хотелось попасть на твой первый земной концерт. Они в другом отсеке, летели вторым классом. Сама понимаешь, актёры люди не богатые. Думаю, что пока экипаж зондирует планету, нам не удастся повидать наших друзей.
- Но очень хочется! Ирина Шахрай тоже здесь? – не унималась Анжела.
- Я же сказал, что летели полным составом. У судьбы оригинальное чувство юмора. Она забросила нас на ту самую планету, о которой тогда писал этот забавный малый в своём обзоре. Прямо как в воду глядел!
- Он что тоже здесь?
- Ну что ты, теперь он стал солидней. Ходит в длинном белом плаще. Человек-загадка. Зовут его Григ. Играет на флейте, пишет рассказы и очень редко появляется в театре.
- Время летит незаметно. Кажется, что совсем недавно был наш первый концерт.
- Григ обещал прилететь, хотя и шутил, что, мол, ничего нового он там для себя не услышит, а на Иланте у него ещё достаточно дел.
- Вот злодей! А я специально приготовила новую программу. Он, наверное, решил, что я опять буду петь гнома.
Тем временем командир корабля сделал новое объявление:
- Граждане пассажиры, пробы за бортом лайнера дали положительные результаты: планета пригодна для жизни. Температура за бортом +10 градусов. Экипаж корабля предлагает всем пассажирам проследовать к входным люкам.

Глава вторая. Лирическая.

Очень сложно бороться с собственными убеждениями. Не так ли? Эти стигматы становятся со временем не просто непогрешимой истиной, но и сущей правдой. А что есть людская вера или наши представления об окружающем мире? Правильно, иллюзии. Нет, конечно, есть среди нас и те, кто совершенно справедливо считают, что с годами иллюзий становится всё меньше, а знаний всё больше. Может и так. Или всё же это глубочайшее заблуждение разума, который слегка подзабыл о том, что и он когда-то был светел и юн? С возрастом человек обрастает принципами, убеждениями, предвзятостью, ревностью, алчностью и прочими неутешительными недостатками. Он постепенно теряет свободу, оказываясь в плену своих предрассудков, или же установок навязанных ему извне. Он принимает правила чужой игры, вникает в их суть, начинает совершать собственные ходы и допускать ошибки, потому что молод и горяч. Ему кажется, что он находится в самом эпицентре жизни. И лишь спустя многие годы он вдруг почувствует, как его потихоньку начинает выталкивать на периферию. И вот в этот самый момент судьба обязательно выкинет какой-нибудь фокус.
На Фаэтоне дело уже двигалось к вечеру. Купер очень глубоко зевал, заражая сонливостью окружающих, и без того прибывавших в невесёлом расположении духа. В середине круга, по периметру которого расположились люди, горел костёр. Петухов пел туристические песни. От них почему-то становилось как-то тоскливо и совсем уж тошно на душе.
- Ну и что будем делать? – поинтересовался Купер.
Брахман почесал затылок. Прошёлся несколько раз туда и сюда вдоль костра. Потом пристально посмотрел на Купера.
- Если ты предлагаешь нарисовать верёвочную лестницу и по ней перебраться на Землю, то, извини, в этот раз я забыл взять с собой волшебный фломастер, - быстро отреагировал Купер.
- А ведь это было бы неплохо! – с сожалением покачал головой Брахман. – И почему только Григ не согласился лететь с нами? Постой, у меня закралась нелепая мысль… Может он уже тогда знал о случившемся?
- Ну началось! Мы же с тобой не на Намхарбе. Чудеса кончились. Добро пожаловать в реальную жизнь!
От этих слов Купера у Ирины Шахрай, да и у многих других женщин похолодело на душе.
- У тебя как с гигиеническими средствами? – поинтересовалась шёпотом Татьяна Хазановская.
- Не густо, - чуть не расплакалась в ответ Алла Рыженко. – Ну, я же на концерт собиралась, а не на необитаемый остров. Хорошо хоть захватила с собой тёплых вещей, спасибо неблагоприятному прогнозу. Послушай, нас найдут?
Татьяна Хазановская посмотрела на Аллу неутешительным взглядом.
- Не найдут!
- Ой, девочки, страшно-то как, - трагичным голосом поддержала беседу Ирина Шахрай. – Вот вам и концерт! А Григ-то опять в своём репертуаре, бросил нас в самый неподходящий момент.
К девушкам подошёл Костя Градов. В его мужественном взгляде отражались язычки пламени. Настроен он был решительно:
- Сдаётся мне, что здесь обязательно есть какая-нибудь промышленность, а может даже и сельское хозяйство. Ведь нам нужно чем-то питаться, брать воду для туалета…
Девочки одновременно подняли на Костю глаза. Ни тени улыбки не было на его лице. Лишь всю ту же уверенность подчёркивал в глазах огонь.
- Ну вот, один уже спятил, - удручённо заключила Анжела. – Мужчины, вы бы хоть ужином что ли занялись и костром. Скоро ночь, а мы понятия не имеем, как и где будем спать. Эх, я бы сейчас написалась с горя!
- А что это мысль! – подхватил Брахман. – Благо, спиртное у нас есть. Мы же брали с собой на концерт, чтобы не скучать…
Анжела метнула в Брахмана огненную стрелу, но сдержалась и ничего не сказала.
- Напиться, это конечно заманчиво, - подытожил Купер, - но всё-таки мы не будем искать истину в вине. Нам нужны более реальные и долгосрочные планы.
- Ну, так я же захватил с собой цистерну. На таких кораблях как «восход» это вполне возможно, - похлопал Купера по плечу Брахман. – Нам хватит не на один день…
Тут уж Анжела не сдержалась и громко крикнула:
- Мужчины, мы голодны и хотим спать!
И действительно, этот душераздирающий крик женщины, да ещё и к тому же певицы, подействовал на мужчин как подобает. Рашид тут же пожертвовал в фонд костра пачку своих черновиков. Петухов перестал петь туристические песни и обещал приготовить курицу гриль. Впрочем, где он раздобудет гриль, для всех так и осталось загадкой. Спустя некоторое время, оказалось, что с запасами питания у наших героев не так, чтобы очень. За долгий путь к Земле были съедены почти все основные куры и колбасы. К тому же неподалёку от лагеря актёров расположился лагерь других пассажиров, и у них тоже не было избытка в питании. Между тем, на Фаэтон надвигались сумерки, и первая ночь обещала гостям незабываемые впечатления.

Глава третья. Философская.

Идеал необходим человеку. Без него трудно себе представить жизнь. Стремление предполагает конечную цель. Другое дело, что совершенствовать и как. Иные пытаются изменить себя, закаляют волю и характер, преодолевают непреодолимые вершины. Но ведь есть и другой путь к идеалу. В конце концов, можно переделать мир вокруг себя. Эта задача под силу только женщине. Она может начать прямо с цветов, которые каким-то чудом выживают на вашем подоконнике. Вдохновляясь красотой и волшебством, которые привносит в мир женщина, вы и не заметите тот самый момент, когда она войдёт в ваш тонкий духовный мир и займётся там всевозможными перестановками.

Говорят, что некоторым людям не хватает настойчивости. Один мой хороший знакомый простоял полночи возле столба, а ему так никто и не открыл. Причём здесь настойчивость? Мне кажется, что иной раз не хватает чего-то другого, только не сразу удаётся понять чего. У человека есть только один способ узнать – это поиск. Женщина каким-то невообразимым способом всегда интуитивно чувствует, чего ей не хватает и возле какого столба стоять. Она делает по жизни шаги так, словно уже несколько веков ходит по ней с завязанными глазами. Мужчина же, напротив, даже самые пустяковые истины проверяет на себе. И здесь кавалеристским наскоком не обойдёшься! Приходится пробовать и пробовать, чтобы точнее построить линию жизни, на которую могут повлиять множество факторов. Некоторые мужчины углубляются в какой-то один эксперимент. Т.е. настолько глубоко проникают в суть процесса, что строят не только кривые, но и более сложные фигуры. И всё-таки не могут осознать, где же находится эта грань между слегка выпившим и в стельку надравшимся интеллигентным человеком. Нива непознанных истин настолько широка и необъятна, что большинство мужчин за прожитую жизнь так и не успевают сдвинуться с места. Между тем, женщина, окрылённая первыми успехами, летит по ней как на крыльях. Главное, не задавать ей лишних вопросов. Это может только сбить с толку.

Где окажутся мужчина и женщина при совместном пути известно только одному господу Богу. А так как некоторые человеческие элементы позволяют себе заявлять, что Бога нет, то получается, что конечная цель совместного пути мужчины и женщины – полная загадка для Вселенной, но это только усиливает их взаимное притяжение. Притяжение толкает многих на необдуманные поступки. Некоторые мужчины способны даже забросить свои эксперименты на некоторое время, чтобы целиком и полностью посвятить себя вопросам гравитации.

Костя Градов не жалея собственных сил собирал хворост. Деревья в этой стране оказались весьма и весьма странными. Верхушки тянулись высоко в самое небо, а ветвей практически не было. Поэтому в лесу при тусклом свете звёзд кромешной темноты не наблюдалось, но и хворост найти представлялось занятием не из лёгких. Рядом с Костей пыхтел Брахман. Он тоже старался изо всех сил. Одна только мысль о том, что милые дамы могут замёрзнуть посреди ночи, заставляла Брахмана двигаться всё дальше и дальше в глубь зловещей чащи.
- Как здесь жить? – выругался Градов. – Здесь же нет никакой цивилизации!
- А чего ты ещё хотел от необитаемой планеты? – изумился Брахман. – Здесь нет не только цивилизации, но и поэтов, которые могли бы заниматься привычным делом. Никогда бы не подумал, что придётся вести борьбу за выживание на лоне чуждой сердцу природы.
- Ужасное местечко!
- Ужасно то, что мы ничего толком не умеем делать. Вот ты когда-нибудь строил жилища, охотился на зверя?
Градов пожал плечами.
- Если уж человек способен создавать прекрасное в виде песен, то уж сколотить пару досок ему не составит труда.
- Твои слова да богу в уши! – хихикнул Брахман. – Вот завтра и приступишь к самореализации в виде плотника. Петухов сделает гриль, а ты сколотишь нам дом. С вами, ребята, мы не пропадём!
- За день дом не сколотишь. Да и какой смысл? Глядишь, завтра, послезавтра за нами прилетят.
- Всегда нужно быть готовым к самому печальному развитию событий. Тем более, что пока вестей от экипажа никаких не слышно. Будь там пустяковая поломка в передатчике, они бы уже всё починили и сообщили на Землю.
- Никак не могу понять, зачем нас выгрузили на остров? Оставаться в корабле было бы безопаснее.
- Тебе же объяснили, что топливо на исходе. Думаю, экипаж решил экономить запасы электроэнергии, которые, видимо, ещё остались на корабле. Мало ли для каких целей они нам могут пригодиться. Та же рация. Останься мы на корабле, женщины начали бы кипятить чайники, включать фены, накручивать волосы на плойки, гладить бельё.
- Как же им теперь жить здесь, на этой планете без причёски, мез маникюра, без косметики?
- Ничего, привыкнут. Да и перед кем им тут красоваться?
Костя Градов покачал головой.
- Жалко их. Но вы ведь не думаете, что нам придётся в этих жутких местах растить детей?
Брахман смерил Костю Градова взглядом, потом передал ему охапку хвороста:
- Иди к костру, Дон Жуан! Завтра нам бы не помешало сходить на поиски пресной воды. Не думаю, что запасов с корабля хватит на какой-нибудь продолжительный срок.


Глава 4. Отпуск в Австралии.

Неотвратимо близился отпуск, и мне удалось отыскать в кладовке старый надувной матрац. Я попробовал его надуть. Матрац долго сопротивлялся, пытаясь надуть меня, потом выяснилось, что его совершенно нечем заткнуть. Пришлось выстрогать деревянные колышки. Теперь, он хоть и сдувался, но не так быстро. Самое главное, не заплывать на нём на середину океана, и он ещё сгодится. Грин была восхищена мастерством моих рук, и даже поцеловала в лоб, как ребёнка. Заметив, что от поцелуя я воспылал, она тут же исчезла в неизвестном направлении, после чего, проискав Грин до самого позднего вечера, я успел остыть, а матрац предательски сдуться.

Отпуск мы всегда проводили вместе. Точнее дома. Один из самых лучших отпусков прошёл у нас на работе. Шеф не хотел отпускать. Надо отметить, что мы сэкономили не только массу денежных средств, но и приобрели множество незабываемых впечатлений. На этот раз шеф отпускал и уже на все четыре стороны. Грин тянуло съездить в Австралию. Но я был к этому не готов, хотя матрац мог оказаться как нельзя кстати. Я специально слушал сводки о погоде в Австралии, надеясь, что там действует какой-нибудь циклон или тайфун. Но ничего подобного в Австралии не происходило, и я не знал, чем мотивировать свое нежелание туда лететь. Через пару дней позвонили из театра и пригласили на концерт. Я, разумеется, отказался, но мысленно решил, что если всё же попадём в Австралию, то и до театра будет как рукой подать.

Мы уже почти упаковывали чемоданы, как на наш балкон, совершенно внезапно приземлился космический корабль. Пришельцы часто прилетали к нам погостить. Не знаю, что их привлекало на нашем балконе, но мне со временем пришлось даже поставить знак запрещающий парковку. Однако инопланетяне плохо разбирались в дорожных знаках и продолжали нарушать. Как только они вышли из корабля, я предложил Грин полететь в Австралию на их звездолёте. В конце концов, прокат корабля, как представлялось мне, мог с лихвой окупить все доставленные нам неудобства.

Карты у нас не было. И я не мог точно знать, где находится Австралия. Грин сказала, что она в другом полушарии, но это не очень нам помогло. Не долго думая, мы сели в корабль и вышли в открытый космос.
- Ты не помнишь, в какой стороне находится солнечная система? – поинтересовалась Грин.
- В той же, что и Намхарб, - пояснил я.
- А Намхарб в какой?
- А бес его знает! Тут есть автопилот. Доверимся ему. Сейчас я введу в компьютер координаты Земли, и полетим с полнейшим комфортом!
- Ой, смотри, Григ, тут какая-то весёлая кнопка…
С этими словами звёзды погасли, время застыло. Рука Грин бесконечно долго лежала на красной кнопке, и я как будто целую вечность тянулся к ней, чтобы её убрать. Мой отчаянный вековой крик тонул в пустоте. Что-то похожее творится во сне, когда никак не можешь крикнуть в минуту опасности. Когда вечность минула, я дотянулся-таки до руки Грин и запустил маятник вселенских часов. Было как раз ноль часов и ноль минут. Звездолёт застрял между веток долговязых деревьев. Грин сидела на ветке и весело болтала ногой.
- Неужели мы уже прилетели в Австралию? Ты не заметил, у нашего автопилота весьма тонкое чувство юмора. Самое удачное место выбрал для посадки.
- Не ёрничай. Здесь же нет по близости ни одного балкона. И не нажимай больше красную кнопку.
- А что это за кнопка?
- Спроси что полегче. Странное место. Если верить звёздам, то мы в солнечной системе, но у меня складывается ощущение, что мы не в Австралии.
- И у меня складывается. Похоже, мы влипли! А внизу какой-то мужик не сводит с нас глаз. Наверное, абориген. Давай, спроси у него про Австралию.
Григ взял с груди бинокль и стал вглядываться в темноту.
- Ба, так это же Брахман! Мать моя женщина! – Григ чуть не упал с ветки вместе с космическим кораблём.
- Григ, ты что ли? – обрадовался Брахман.
- Да, это мы с Грин. Вот летели в Австралию, и застряли в ветвях этого дерева.
- Так у тебя есть звездолёт?!
- Очень может быть. Впрочем, точно утверждать не могу. После того как Грин нажала на красную кнопку, многое могло произойти. С полной уверенностью, могу поручиться только за надувной матрац. Лично проверял! Лови! – Григ бросил матрац вниз. – Брахман, нам бы пожарную лестницу или команду, чтобы слезть с дерева. Ветки, насколько я понял, есть только возле самой макушки и высота приличная. Да, кстати, что это за планета?
- Фаэтон, - хихикнул Брахман. – Мы прилетели сюда строить новую жизнь.
Григ едва удержался на дереве, а Грин весело подмигнула:
- Я же говорила тебе, что это не Австралия. Карту нужно было с собой брать, дуралей!

Глава 5. Выборы.

Очень верная и глубокая философская мысль может легко оттолкнуть любого читателя, поэтому постараюсь быть осторожен и краток. Все мы помним из раннего детства, когда ещё с горем пополам учились в школе математике, метод доказательства теорем от противного. Приведу простой пример: давайте докажем, что я – гений. Предположим, что это не так. Тогда я не способен создать ничего гениального. Отсюда следует, что и этот рассказ я написать не мог. Следовательно, мы пришли к противоречию, ибо рассказ-то существует. Значит, я – гений! Внимательный читатель тут же заметит, что я сделал одно очень вольное допущение. А кто решил, что этот рассказ гениальный? И вот тут вам любой математик скажет, что это, извините, аксиома. Т.е. мы изначально будем считать этот рассказ гениальным. Вот и всё. Так строится любая теория.
Теперь переложим этот метод на нашу с вами жизнь. Человек всегда подсознательно тянется к чистому и светлому, если он здоров и не болеет какой-нибудь неизлечимой болезнью. Кто из нас откажется от ванны и чистого белья после долгих скитаний? Поэтому всё, что противоречит тому, к чему мы подсознательно стремимся, кажется нам противным. Один мой старый знакомый как-то заметил, что всё вокруг как-то нехорошо, как будто он, дожив до своих тридцати лет, не знает, что хорошо бывает только с женщиной в период медового месяца, а всё остальное время человек должен трудиться и постигать. В нынешние времена противно практически всё. У меня иногда даже возникает ощущение, что это время придумано специально для того, чтобы доказать как было хорошо раньше. Однако, покопавшись в истории, я понял, что так было всегда. Во все времена людям было плохо. Они страдали то от монархии, то от анархии, то от демократии, то от тёщи и свекрови вместе взятых, но в памяти людей всегда существовали времена, когда всем было хорошо.
С горем пополам спустившись с фаэтоновских пальм, мы втроём с Брахманом пришли в лагерь. Костёр горел ярко, девушки разогревали еду. Сразу стало понятно, что курицы гриль нам не видать, как своих ушей, потому что Олег сидел с гитарой, и над лагерем опять кружились туристические настроения. Купера тянуло в горы, и он всему путями подбивал на это Шахрай. Ирина, как порядочная женщина, не говорила ни да, ни нет, а Татьяна Хазановская толкала подругу в бок и приговаривала: «Купер очень хороший мужчина. Не валяй дурака, соглашайся». Ольга Листопадова в стороне от шумной компании организовала кружок любителей песен Кости Градова. В этот самый момент он весело напевал песню о смерти, и настроение у собравшихся было как-то особенно приподнято.
- Ну что, друзья, вот мы и прибыли! – громко крикнул на весь лагерь Брахман, чтобы услышали все бывшие актёры.
- Григ, - подскочила Шахрай, - а я только что о вас вспоминала. Богатым будите. Как вы здесь оказались? По волшебству?
- Можно сказать и так, - Григ подмигнул Грин. – Мы немного промахнулись, собирались в Австралию, а попали сюда. Жаль только, звездолёт не удалось сохранить. Теперь мы, как и вы, заложники Фаэтона.
Брахман мрачно кивнул:
- Я вообще не понимаю, как на этой посудине можно было летать.
В этот момент прозвенел колокольчик, который созывал всех на ужин. За ужином актёрам удалось-таки разглядеть Грига и обменяться парой дежурных вопросов. Потом переключились на текущие дела.
- Предлагаю, - начал Купер, - разделить всех имеющихся в наличии людей на группы. Кто и за что будет отвечать. Вода, пища, жильё, культурный досуг.
- И танцы, - добавил жующий курицу Петухов. – Думаю, что с культурным досугом мы как-нибудь разберёмся, а вот со всем остальным дело обстоит гораздо сложнее. Я пару часов назад обследовал местность. Ничего хорошего сказать не могу. Ручьёв и родников поблизости нет, зверья тоже. Даже птиц не слышно.
- Печально, - констатировал Брахман. – Но разделиться всё-таки стоит. И нужно выбрать того, кто будет за всё отвечать.
- Вождя племени Намхарб? – пошутил Костя Градов.
- Тогда нам будет нужен и ведун, - напомнил Григ.
- Вот и будешь у нас ведуном, - улыбнулся Брахман. – Больше некому. Тебе сам бог велел. А Купера предлагаю назначить вождём.
Купер спокойно поправил очки, и вожделенно посмотрел вдаль:
- А что я согласен взять на себя эту непосильную ношу. Надеюсь, вождь будет освобождён от сельхозработ?
- Не надейся, - констатировал Брахман, - гарема у тебя не будет.
- Постойте! – воскликнул Рашид. – Мы сейчас вот так очень просто согласились на монархию? Мы с вами современные люди, к чему эта средневековая дикость? Давайте выберем парламент! Будем принимать решения коллегиально.
- Большинством голосов, - дополнил Григ. – Так у нас на каждое решение будет по неделе уходить, прения, обсуждения, принятие во втором чтении. С голоду помрём прямо на очередном заседании государственной думы.
- Безобразие! – возмутилась Шахрай. – Вы посмотрите, в правительстве одни мужики! Мы значит будем работать, готовить им еду, а они принимать решения и нас обсуждать? Так дело не пойдёт. Даёшь женщину-депутата в правительство!
- Чувствую, дело пахнет революцией, - шепнул Григу Купер и с опасением оглядел возмущённых неравенством прав женщин.
- А вы возьмите в замы кого-нибудь из них. Лучше всего Шахрай. Так одним кадровым решением можно будет успокоить женщин и лишить их явного лидера, - сказал ведун.
– Предлагаю Шахрай на пост заместителя вождя. Сокращённо заповож, - провозгласил Купер.
Напряжение, возникшее было после выступления Шахрай, стало спадать. Женщины тут же проголосовали за подругу, воспользовавшись своим конституционным правом. Шахрай села рядом с вождём, и тут же произнесла речь:
- Значит так, - громко заявила она. – Дорогие мужчины, просьба девушек наших не обижать. Все общие, а также интимные вопросы решать через меня, - потом осеклась, внимательно посмотрев на Купера. – Дело в том, что наверняка нашему вождю будет некогда заниматься текучкой. У него будут более важные и стратегические задачи. Я правильно говорю, товарищ Купер?
- Всё правильно, - согласился вождь актёрского племени. – Предлагаю назначить ответственных за воду, пищу и жилищный вопрос.
Брахман ёрзал на месте. Было заметно, как он волнуется без ответственного поста и портфеля. Купер заметил волнение Брахмана и решил отплатить ему почётной должностью главного охотника.
- Брахман больше всех нас информирован о повадках зверей. Ведь только он знает наизусть всего Чуковского. Кто из нас может похвастаться чем-то подобным? Ведун, посвяти Охотника в курс дел и обрати в нашу веру.
Григ поднял глаза к небу, прочитал молитву и хлопнул по плечу Брахмана:
- Лук и стрелы придётся изготовить самим. Итак, набирай себе группу мужчин, и приступайте к поиску пищи.
- Я тоже в охотники хочу! – крикнула Алла.
Брахман поднял руку:
- Дорогие женщины, для вас найдётся много работы и внутри лагеря.
- Нет, мы хотим в охотники! – возмутились Татьяны Хазановская и Жмайло.
Купер грозно посмотрел на осмелевших присутствием в правительстве Шахрай женщин и постановил:
- Никаких женщин на охоте быть не должно! Всех женщины будут заняты на приготовлении жилищ и пищи. Я сказал.
От слов Купера холодок пробежал по спине даже у самой Шахрай. Она пожала плечами и решила, что в общем-то где-то даже согласна с вождём. Женщина не создана для охоты. На этом и порешили. Выборы на ответственные посты продолжались вплоть до самого утра. Никто и не заметил, как забрезжил рассвет. Все были так возбуждены, что спать не хотелось. Большинство решило тут же приступить к своим обязанностям.

Глава 6. Охотники.

Алла Рыженко кралась чуть позади Брахмана. Главный охотник выслеживал добычу. Весь мир замер в трепетном ожидании.
- Смотри, вот там за деревьями, - шепнул Охотник.
- Где?
- Там, - Брахман показывал пальцем. – Кролик.
Алла взяла бинокль, но не смогла ничего разглядеть, кроме клочка брошенной бумаги.
- Это черновик Рашида. Они с Фаиной писали новую песню о любви, когда вместе искали источник.
- Чёрт знает что! – вскипел Брахман. – Мы охотимся третий день и нет никаких результатов.
Алла сконфуженно пожала плечами, поправила набедренную повязку и стала пристально вглядываться в чащу.
- Что? – ожил Брахман. – Зверь невиданный?
- Очень может быть. Возьмите бинокль.
- Не доверяю я григовскому биноклю. У него все предметы с подвохом, даже звездолёт и тот с красной кнопкой.
- Нет, вы гляньте, там определённо что-то есть.
Брахман поднёс к глазам бинокль.
- На зверя не походит. Попробуем подкрасться.
- Ага.
Побросав луки, они как молнии метнулись к поляне, на которой стоял большой шатёр. Охотники запыхавшись остановились возле входа и стали вслушиваться в то, что происходило внутри.
- Эй, да, покупай товар, хороший товар. Слушай, такой товар нигде не найдёшь, - послышалось из шатра.
- Рынок что ли? – удивился Брахман.
- Может нас кто-то разыгрывает, откуда здесь рынок? – насторожилась Алла.
Брахман заглянул внутрь. Перед ним открылся шикарный пейзаж. Впереди виднелись знакомые сосны и ели. На Аллу пахнуло свежим запахом сена.
- Что там? – воскликнула Алла.
- Заходи и смотри. Никогда такого не видел внутри шатра.
И они вошли одновременно.
- Чтоб я так жил! – ахнул Брахман. Как будто десятки солнц пылали на безоблачном небе. Фантастические краски перекликались одна с другой. – Эх, сюда бы Купера.
- Дверь! - крикнула Алла. – Держите дверь, она исчезает!
Брахман схватил за руку Аллу и нырнул в ещё видимый проём. Они снова оказались возле шатра.
- Забавное местечко, - выдохнула Алла. – Я так испугалась. Мне показалось, что дверь вот-вот захлопнется. И всё-таки как там красиво. Ни на одной планете не видела такого совершенства красок. А воздух какой! Слушай, Брахман, а вдруг это дорога домой?
Брахман ещё раз приоткрыл дверь в шатёр и увидел совершенно противоположную картину. Унылый пасмурный день, небо затянуто тучами, и дождь. Ветер выдувал капли из шатра так, что они летели на Аллу.
- Ну что скажешь? – ухмыльнулся Брахман.
- Да, это не просто дверь в лето. Это какой-то портал, осуществляющий связь между мирами.
- Ещё бы понять между какими.
- На то мы и охотники, - воинственно произнесла Алла Рыженко. – Видишь, не зря Шахрай настояла на том, чтобы меня взяли на охоту.
- Не говори чепухи, - начал спорить Брахман. – Это я первым открыл это место. Помнишь, ещё вчера я привёл тебя на эту поляну, только зашли мы вон с той стороны.
- Зашли, не спорю, но никакого шатра здесь не было.
- Так и что с того? – не унимался Брахман. – Постой, а где шатёр-то?
Алла быстро оглянулась. Посреди поляны стоял большой зелёный ящик. Шатра нигде не было.
- Не может быть! – Алла закрыла глаза, потом открыла вновь. – Это же не Намхарб. Если бы мы были сейчас там, то я бы поверила, но здесь…
- А в портал ты поверила? Я ничего о них никогда не слышал. Пошли, посмотрим, что в ящике.
А в ящике оказалось всё, что так долго искали охотники. Всевозможная еда. Замороженные груди куриц, яйца, пельмени, огурцы, словом, всё, что нужно для пропитания. Даже мороженое на десерт.
- Вот это да! – ахнула Алла. – Кто это прислал нам такую посылку? Брахман, ни в коем случае не закрывай крышку ящика, вдруг он действует также как шатёр. Закроешь, и мы увидим только огрызки от курицы и разбросанные повсюду фантики. Набирай всего и побольше, мороженое не забудь. Сегодня мы вернёмся с праздничным ужином!
Брахман пожал плечами:
- Что ж, основная цель достигнута. Можно такое и отпраздновать, благо тут есть с десяток бутылок красного вина.
- Берём с собой! Весь ящик!
Через несколько часов все продукты были доставлены в лагерь. Купер, попивая вино из бокала, хитро спросил:
- Вы что ли охотились на продуктовую лавку?
- Боюсь, что мы загнали в сети целый портал! – ответил довольный Брахман.
- Алле Рыженко объявляется устная благодарность! – командирским голосом протрубил вождь Купер.
- Служу своему племени! – браво отчеканила охотник Алла Рыженко, и тут же попала в объятья к Ирине Шахрай.

Глава седьмая. Тем временем в правительственной думе.

- Послушай, Григ, - подкралась из-за спины Ирина Шахрай. – А всё-таки наши песни нужны людям. Видишь, о нас не забывают. Кто-то постоянно поставляет на Фаэтон провизию.
Ведун посмотрел в небо, потёр веки, скрестил руки и ответил:
- На всё воля Всевышнего!
- Да брось ты, нас здесь никто не видит и не слышит. А ты, я смотрю, уже здорово вошёл в образ. Импровизируешь!
- Завтра вечером ветер переменится.
- Какой ветер? И что произойдёт?
- Ничего страшного. Пищу приносить перестанут.
- Постой, а какая связь?
- Да кто его знает. Мы же не можем сказать, по какой причине она появилась. В тот момент, когда Брахман с Аллой нашли заветный ящик, ветер дул с юга. Завтра он переменится. С большой вероятностью можно ожидать, что переместится и портал.
- А если ничего не произойдёт?
- Моё дело предупредить.
- Ой, нудный ты стал, Григ, после того, как решил быть ведуном. На женщин никакого внимания не обращаешь. Грин и та ходит сама не своя. А мужчин так мало на этой планете, - и Шахрай загадочно закатила глаза.
- Предсказывать будущее – дело непростое. И потом, зачем мне слишком много женщин? Это отнимает массу сил. Мне нужно постоянно быть в форме. Тем более, ветер переменится. А у Грин всё хорошо, она думает, как построить теннисный корт. Знаешь, мы любили с ней играть в большой теннис до тех пор, как попали сюда. Так вот. Мысль о том, что этого больше никогда не случиться сводит её с ума.
- А как же играть без ракеток?
- Ракетки есть и мячи тоже. Мы же ехали отдыхать в Австралию, кое-что прихватили с собой. Дело теперь за малым, найти ровную площадку и сделать настоящий корт.
- Здорово! Но в первую очередь всё-таки необходимо закончить поскорее со строительством домов. Мы же не знаем, какой на планете климат и как он будет меняться. Надо быть готовым к похолоданию. Правда, боюсь, что зиму мы не сдюжим, хотя наши мужчины работают, не покладая рук. Рашид уже пару недель не подходит к черновикам, и дней пять, как перестал писать аккорды. Петухов всерьёз занялся сооружением гриля, правда, постоянно ему не хватает, то терпения, то деталей. Зато женщины наперебой носят свои утюги Косте Градову. Он делает их более приспособленными для разогревания на костре. Но мне кажется, что половина наших женщин тайно в него влюблены, - Шахрай как-то нервно хохотнула. – Я тоже не удержалась пошла. И что ты думаешь? Он начал мне петь. Через какое-то время, мне даже показалось, что я тоже принесу ему свой утюг в починку. И только осознание ответственности за высокий пост вернуло меня к реальности. Тебе не интересно?
- Зимы не будет. Я изучил ось вращения Фаэтона, – спокойно ответил Григ. - Очень необычная планета, совсем не такая как Земля. И место какое-то странное. Словно мы в кармане солнечной системы.
- Хорошо. А разве ты не посвятил во все эти тонкости Купера?
- Пока нет. Да ему и некогда. С тех пор, как через портал нам начали поставлять живую рыбу, он занят исключительно рыбалкой. У него даже создалось устойчивое ощущение, что именно так он сможет помочь племени. Руководящая же работа напротив отвлекает его от реальных дел и мешает приносить пользу. Поэтому часть обязанностей он возложил на меня, а часть на Брахмана, благо, тому пока незачем выслеживать добычу. Но опять же говорю тебе, скоро переменится ветер.
- Не пугай меня. У нас уже вроде всё так хорошо сложилось. По вечерам чаепитие. Девчонки даже поговаривают, что неплохо было бы в ближайшее время открыть ночной клуб.
- Т.е. у нас будет настоящий стриптиз?
- Нет! Никакого стриптиза не будет. В баре мы будем петь, отдыхать и пить вино. Разве плохо?
- Хорошо, - согласился Григ.
В этот момент в правительственную палатку грузно вошёл Купер. Он был обвешан удочками и сачками. В большом ведре плавали лещи и сазаны. Он медленно вытер со лба пот, посмотрел на нас поверх очков:
- Рыбки не желаете?


Глава восьмая. Бабий бунт.

Возле правительственной палатки столпилась целая группа лиц женского пола. Все они скандировали и произносили наспех заученные лозунги: «Не хотим оставаться у плиты!», «Доколи нам пропадать?!» и «На кой нам мужики в правительстве?». К собравшимся первым вышел ведун.
- Граждане женщины, прошу объяснить причину несанкционированного митинга, - спокойно произнёс он.
- Да вы уже там в своём правительстве совсем с ума посходили. Какую ещё санкцию вам нужно? – возмутилась охотник Рыженко. При этом она начала угрожающе размахивать луком.
- Правильно говорит Алла. До каких пор мужики будут нами командовать? А на нас и завтрак, и обед и ужин, и ещё эту экибану на нас повесили. Чёрт знает что! Никакой личной жизни, - поддержала подругу Татьяна Хазановская. – Нечего лапшу нам на уши вешать. Даёшь равноправие!
- Спокойно, граждане женщины, - поднял руки ведун. – Ваши требования будут рассмотрены в конституционном суде в рабочем порядке. Подавайте жалобу официально. Образцы у нас есть, можете обратиться к Шахрай. Все жалобы на нелёгкую жизнь и судьбину через Ирину. Записывайтесь на приём и вперёд. Что может быть проще?
- Нет, ну надо же выбрали на свою голову! - чуть не расплакалась Натали. – Один на рыбалку ходит и слушать ничего не хочет о наших женских проблемах. Другой спрятался за силы небесные и знай руки к небу возводит. А Брахман… Купер взял его в правящую элиту на общественных началах, так и тот нос задрал, даже Чуковского забросил.
- Граждане женщины, я очень понимаю ваши чувства, - сочувственно кивнул ведун, - но всё же мне необходимо вернуться к своим прямым обязанностям. Меня ждут древние скрижали. Надеюсь через них найти ответ, где же всё-таки находится наша планета, и почему нас до сих пор не нашли. Сейчас к вам выйдем первый заместитель вождя нашего племени Брахман. Поприветствуем! – ведун удалился.
Публика встретила Брахмана свистом. Самые активные женщины начали трясти плакатами и выкрикивать обидные прозвища. И только его давняя напарница Алла молча встретила босса, даже немного покраснев. Брахман мужественно осмотрел собравшихся.
- Дамы, слушай мою команду! - произнёс он командирским голосом. – В шеренгу по одному стройся! Равняйсь, смирно! Алла Рыженко!
- Я! – быстро ответила Алла.
- Два шага вперёд марш! Остальные налево, раз-два! К местам постоянной дислокации шагом марш! Песню запевай!
Рыженко осталась перед правительственной палаткой с раскрытым ртом. Остальные женщины так и разошлись с песней по домам.
- Да, умеет Брахман женщин уговаривать, - выдохнула Натали. – Как гаркнет, так вся душа в пятки уходит.
- Не говори, - согласилась Анжела Микуша. – Настоящий полковник.
- Ладно, пойдём готовить ужин.
- Пойдём.
Тем временем Алла Рыженко наконец-то обрела дар речи:
- Что это было? – спросила Алла, вглядываясь в Брахмана.
- Вечерняя поверка. Вы же хотели равенства с мужчинами. Вот будем постепенно привыкать. Завтра продолжим строевые занятия. Будем отрабатывать строевой шаг. А с вами, Алла, учитывая наше давнее знакомство, я решил позаниматься отдельно.
- Вот как? Да не в жисть! – топнула ножкой Алла. – Только на общих основаниях.
И Алла побежала догонять разбежавшихся подруг.

Глава девятая. Концерт в честь Беллы Ахмадулиной.

Инна Мень на боевом коне приблизилась к правительственному храму. Костя Градов и Олег Петухов отгрохали правительству шикарный особняк со всеми удобствами. Поговаривают, что после этого события в храм зачастили не только дамы из нашего актёрского племени, но и другие пассажирки со злополучного корабля, о коих практически не было слышно до сего торжественного момента. Оказывается, прочие жители во главе с экипажем, не нашли общего языка с природой и вернулись на звездолёт. Каким-то образом им удалось соорудить небольшую электростанцию, позволяющую вырабатывать электричество достаточное, чтобы обогревать корабль по ночам. Пищу пассажиры добывали в лесу. Стало известно также, что брахмоновская цистерна с вином была начисто распита. Трагическое событие тут же разнеслось из уст в уста, и несомненно повергло нашего заместителя в шок, от которого он отходил целых три дня, допивая остатки вина, любезно принесённые благодарными пассажирками.
Одним словом, порядка на острове не было. Женщины гуляли, где хотели, устраивали несанкционированные митинги, и даже сражались на ринге, пытаясь во всём подражать мужчинам. На один из таких поединков был приглашён сам Купер. Забросив рыбалку, он было с охотой увлёкся женщинами и душераздирающими, живописными зрелищами, но как водится, заскучал и напрочь охладел к поединкам.
Инна Мень прибыла с посланием в тот самый момент, когда Купер страшно скучал. Брахман пригласил в гости Ольгу Листопадову, потому что был без ума от её поэзии, Григ был погружён в изучение особенностей Фаэтона и его окрестностей, Олег Петухов, принятый на должность министра иностранных дел по вопросам внешней политики, упорно продолжал работу над грилем, а Костя Градов и Шахрай обсуждали превратности судьбы. Инна постучала в окно тонкой тросточкой, доставшейся ей в наследство от какого-то заезжего графа.
- Есть кто-нибудь в храме живой? – спросила она. – Концерт на носу, а они спокойно занимаются правительственными делами. Эй!
В окошко высунулся очарованный поэзией Брахман:
- Кого там ещё принесла нелёгкая? Разве не видите, что мы работаем?
- Ещё как видим! – пристыдила Брахмана Мень. – Что вы лично приготовили для праздника в честь Беллы Ахмадулиной?
Брахман осознал, что прозевал и не издал какой-то очень важный правительственный указ. Внутренне себя пожурил, потом пожурил Купера, который совсем далеко ушёл в сторону от политики. Тут же крикнул кому-то:
- Ирину Шахрай ко мне!
- Сэр, но она же занята с Градовым. Вроде как пассажирки из звездолёта не прочь протянуть к нам электричество. А Градов перепортил женщинам все утюги. Теперь их не в коем случае нельзя включать в розетку. Целым остался только утюг Ирины Шахрай. Они обсуждают, можно ли используя один уцелевший экземпляр наладить серийное восстановление остальных.
- Даже слышать ничего не желаю! Ко мне и точка. Мы тут, брат, фестиваль проморгали, а ты мне про утюги сказки рассказываешь. Да, и будь другом, проводи до дома Ольгу. И не забудь, что провожаешь умопомрачительную поэтессу.
- Есть, сэр.
Через некоторое время в комнате появилась Ирина вся в негодовании.
- Да по какому праву вы меня требуете, да еще через своего секретаря? Я такой же заместитель Купера как и вы. Соблюдайте субординацию, милостивый государь.
- Приношу вам глубочайшие извинения, - расшаркался Брахман. – Тут дело вот в чём, Инна Мень за окном на вороном коне. Говорит, нужно бы в честь Беллы Ахмадулиной что-нибудь спеть там или сплясать. Как, устроим?
- Устроим, не вопрос. А откуда у неё конь-то?
- Не знаю, - оторопел Брахман. – И вправду откуда?
Брахман снова высунулся в окно с уже более озадаченным лицом:
- Инна, тут правительство заинтересовалось, откуда у вас конь?
- Передайте вашему правительству, что коня мне подарили.
- Слышишь чего, - вернулся из окна в комнату Брахман. – Она говорит, что подарили ей коня-то.
- Спроси, кто подарил.
Брахман опять высунулся в окно и спросил:
- А кто подарил-то?
- А это вас не касается! – сказала Инна. – Ну, так что там с концертом?
- Такое дело, - Брахман опять вернулся в комнату к Шахрай, – говорит, что вас это не касается. И про концерт ещё спрашивает.
- Как это не касается? – воскликнула Шахрай. – Ну и девчонки! Спасу нет.
- А я что говорю, распустились. Купер вон поди скучает. А женщины без настоящей и твёрдой руки совсем теряют всякую голову.
- Это кто теряет? – обратила свой орлиный взор в сторону Брахмана Шахрай. – Ладно, подымаем народ, будем посвящать Белле Ахмадулиной концерт.
Надо честно сказать, что посёлок тут же откликнулся на призыв Инны Мень. Оказалось, что многие в тайне уже не раз посвящали свои стихи и песни Белле Ахмадулиной, но почему-то до сей поры скромно молчали об этом. Костя Градов признался, что чуть ли не всё своё творчество с удовольствием посвятил великой поэтессе. Но Шахрай всё же удалось убедить его и всех остальных, что концерт Кости Градова посвящённый Белле Ахмадулиной это уж через чур, и Костя остановился всего-навсего на пяти или шести шедеврах в её адрес. Оказалось, что Белле Ахмадулиной посвящали стихи не только жители нашего городка, но и Корней Иванович Чуковский. Более того, в скором времени выяснилось, что ради известной поэтессы сражались на дуэли и Лермонтов, и Пушкин, и даже сам Дантес. Одним словом, праздник удался. Поговаривали, что на нём появлялся и сам Купер инкогнито в обществе какой-то прелестной дамы с веером. Потом также внезапно тайная парочка укатила в храм, где и провела остаток ночи. Только не подумайте о чём-то плохом или недостойном. Боже сохрани, они до самого утра посвящали друг друга стихи, да так и заснули за письменным столом, уткнувшись друг в дружку головами.


Глава десятая. Экстренное пробуждение.

Костя Градов бежал через весь лес, что есть сил. Навстречу ему летели стволы высоченных деревьев. Сердце колотилось как сумасшедшее. Страх не застать Брахмана на том месте, где он его оставил, перед тем как нести хворост к костру, подгонял Градова бежать ещё быстрее. Наконец он настиг то место, откуда ушёл в прошлый раз. Брахман свернувшись клубком спал, подстелив под бок собранный хворост.
- Брахман! – Костя толкнул Брахмана в плечо. – Ты живой? Брахман, вставай! Экипажу удалось связаться с Землей. А тебе пришло сообщение от Грига. Ну, вставай же! В лагере все находятся в состоянии крайнего возбуждения. Пошли скорей. И ещё, у меня есть подозрение, что наш лагерь посещали чужие. Наверное, кто-то из других пассажиров корабля. У Петухова пропала гитара, а у Рашида ноты и черновики.
Брахман раскрыл осоловевшие глаза. Посмотрел вокруг.
- Не буду я судиться с Аллой Рыженко в конституционном суде. На кой мне этот геморрой?! Навыдумывали соблюдения демократических норм на свою голову. Во всём Купер виноват. За своей рыбалкой прошляпил страну.
- Брахман, ты что спятил? – испугался Градов.
- Ни в коем разе! И не тыкай мне тут. Ишь построил особняк, так думаешь, мы тебе дадим тыкать в нас? – Брахман улыбнулся широкой улыбкой. - Слушай, брось ты возится с этими утюгами, проживут женщины как-нибудь и без них.
- Прекращайте нести этот бред. Вставайте и пошли в лагерь. Там такое творится! Григ прислал вам послание, читаю дословно: «Недоумеваю, почему вас нет на концерте Анжелы? Мы с Грин уже в зале, тут столько народу, не продохнуть».
Брахман нахмурился:
- С каких это пор ведун мне через тебя передаёт информацию? У нас, государственных служащих, принято только из уст в уста, из уст в уста.
- Вы не пьяны ли случайно? – терялся в догадках Костя.
- Ни за что. И потом, вино выпили другие пассажирки. Мне оставили совсем чуть-чуть. Постой, а где я? – удивился Брахман. – Какого чёрта я делаю в этом лесу?
- Ну как же, мы пошли с вами за хворостом, чтобы поддерживать костёр до утра. Забыли?
- Какой ещё костёр? Это, наверное, опять проделки Шахрай? Решила позабавить женщин костром? У нас уже давно в лагере электричество. Чудак-человек.
- Вы, наверное, перед тем как заснуть сильно ударились головой? – не выдержал Градов. – Какое ещё электричество?
- Но-но! А куда подевалась Листопадова? Ведь только что была здесь.
- Листопадова там же где и все, возле костра. Какого чёрта ей делать в лесу с вами посреди ночи? Я уже думал, что вы давно в лагере. А вас всё нет и нет. Потом, пришли из экипажа звездолёта. Рассказали, что с землёй связаться удалось. Антенна работает. Вот, даже сообщение пришло от Грига. Только на Земле не могут определить, откуда приходит наш сигнал. Утверждают, что якобы со стороны Солнца. Тоже бред ещё тот. Кто же поверит, что мы находимся внутри звезды? Вы меня слушаете?
- Градов, ты меня утомил своими фантастическими рассказами. Пошли в лагерь, там всё и обсудим. Придёшь как все нормальные люди на приём с утра, а не посреди ночи, вот тогда и поговорим.
- Какого чёрта я пропрусь к вам с утра, да и куда? Возле костра места не так уж и много. У вас, что есть отдельная резиденция на Фаэтоне?
- Разумеется, есть. Мы её называем храм. К нам приходят прелестные женщины поговорить о счастье и судьбе. Брось, Градов, ты же сам строил нам особняк вместе с Петуховым. Да, твоему напарнику повезло больше. Он получил место министра иностранных дел. Просто открылась вакансия, раз объявились те остальные со звездолёта. Появилась необходимость во внешней политике.
- Да, а вы не скучали в своём лесу, - хохотнул Градов. – Кстати, хворост могли бы и прихватить. Что ж порожняком-то идёте?
- По прибытию в лагерь отдам под стражу. Так и знай!
Некоторое время мужчины шли молча, искоса поглядывая друг на друга.
- Кто-то из нас определённо спятил, - начал опять Брахман.
- И я даже догадываюсь кто, - огрызнулся Градов.
- Посажу в карцер! Сгною в лагерях!
- Ага, слава Богу лагерь пока у нас только один. Так что гнить будем рядом.
Наконец впереди забрезжил свет костра. Градов ускорил шаг, Брахман нехотя перебирал ногами позади и ворчал:
- Надо же какое вольнодумство! Нет, Купер распустил свой народ!
С этими словами Брахман заметил как на границе тьмы и света замер ошарашенный Костя Градов. Брахман заспешил к нему:
- Что наконец-то начал понимать, кто из нас сошёл с ума? – спросил Брахман, протискиваясь между стволом дерева и Костей.
- Вы видите этих людей? – онемевшим губами шепнул Градов.
Брахман впал в прострацию. Долгое время он тряс головой, закрывал и открывал глаза.
Со стороны костра послышался дружелюбный возглас Купера:
- А вот и наши друзья Градов и Брахман. Выйдите из тени, господа. Мы вас видим.
- Костя, бежим! – крикнул перепуганный Брахман. Он схватил за руку Градова и потащил в лес. – Господи, зачем я проснулся?! Тысячи чертей!




Читатели (884) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы