ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 323

Автор:
Глава 322.



Прорыв танкистов фон Хубе к Волге севернее Сталинграда, полное разрушение города немецкой авиацией за 48 часов и объявление Сталинграда с 25 августа на осадном положении положили конец терпению Сталина.

Стало совершенно ясно, что полагаться и далее на Василевского и Ерёменко нельзя.

Отозвав Жукова с Западного фронта, Сталин отправил его в Сталинград в качестве своего представителя с самыми широкими полномочиями. Вместе с Жуковым на "Дугласе" вылетел из Москвы Рокоссовский. Ему Сталин позвонил сразу после Жукова. Генерал сидел в штабе Брянского фронта в рабочем кабинете и подводил итоги дня с Малининым и Орлом.

- Как у вас обстановка, товарищ Рокоссовский?

- В общем спокойно, товарищ Сталин.

- Не скучно Вам на Брянском фронте?

- Скучно, товарищ Сталин.

- Приезжайте немедленно. Обсудим это. Оставьте кого-нибудь вместо себя передать фронт генералу Рейтеру. Управление фронта отправляйте сразу в Сталинград.

На этом Сталин закончил разговор с Рокоссовским и позвонил на Кавказ генералу Малиновскому.

Теперь Рокоссовский летел с Жуковым принимать Сталинградский фронт. Все четыре часа в самолёте они молчали. Говорить было не о чем. Всё было понятно без слов. Обоим вспоминалась оборона Москвы. Уже тогда между давними друзьями пробежала кошка. А после того как Рокоссовский без выстрела взял Сухиничи, оставленные противником при одном упоминании его имени, отношения с Жуковым окончательно испортились. Но обойтись без Рокоссовского Жуков не мог, как не мог обойтись в самые горячие дни и ночи сражения под Москвой. И то, что оба теперь летели в Сталинград в одном самолёте, было закономерным и вполне естественным. Рокоссовский уже знал о новых высоких должностях Жукова, а потому молчание во время четырёхчасового перелёта до аэродрома в Камышино не казалось натянутым и было вполне уместным.

У маршала Будённого отобрали не только должность Первого заместителя Наркома обороны. Забрали у него и заместителя по командованию фронтом на Кавказе. Генерал Малиновский отправился в Сталинград командовать 66-й армией.

Одновременно в штаб 1-й гвардейской армии полетел приказ Василевского генералу Москаленко прекратить наступление с плацдарма в малой излучине Дона.

До самого конца войны, да и после неё Москаленко считал, что тем самым у него отняли победу над 6-й армией Паулюса.
И у генерала Москаленко были основания так считать. Начиная с 20 августа в район Сталинграда стали одна за другой прибывать из глубокого тыла дивизии, обещанные Ставкой Василевскому. Стоило лишь Василевскому вместо того чтобы отбирать у Москаленко и передавать в 4-ю танковую армию генералу Крючёнкину 37-ю и 39-ю гвардейские дивизии (обе дивизии так и не успели подойти на помощь Крючёнкину, пропустившему удар фон Хубе на стыке с 62-й армией), направить поток прибывающих дивизий в малую излучину Дона - и Москаленко разгромил бы 11-й армейский корпус генерал-полковника Штреккера, после чего Паулюсу стало бы уже не до Сталинграда.

Теперь же в малой излучине Дона наступило затишье, не нарушавшееся сторонами до самого ноября. Генерал-полковник Штреккер перевёл дух, а у Паулюса появились столь необходимые ему резервы в ближнем тылу, и он тут же забрал у Штреккера две пехотные дивизии.

Всю последнюю декаду августа накал сражения под Сталинградом нарастал. Василевский и Ерёменко с колёс бросали в бой дивизию за дивизией, корпус за корпусом. На какое-то время показалось даже, что их стратегия торжествует - у танковой армии Гота на острие наступления возникли проблемы: авангард Гота, прорвавшийся к Волге вниз по течению от старого города, угодил в оперативное окружение. Гот подтянул артиллерию и авиацию и восстановил коммуникацию с авангардом.
Паулюс и Гот по-прежнему владели инициативой. В небе господствовала немецкая авиация.

Выйдя из самолёта в Камышино, Жуков немедленно приступил к сколачиванию севернее Сталинграда мощной группировки, которой предстояло с приходом холодов решить судьбу 6-й армии Паулюса. Генерал Москаленко считал, что уже в сентябре он и сам остановил бы Паулюса, поскольку наносил сильный удар в левый фланг и тыл 6-й немецкой армии , то есть делал именно то, что предстояло теперь лишь зимой сделать другим. Москаленко глубоко затаил обиду за украденную у него победу.

Но в памяти генералов любой страны - в особенности же России - всякое поражение сирота. А у всякой победы оказывается множество родителей.

И харизматик Жуков, не стеснявшийся посылать Сталина по матери как при личной встрече, так и по телефону, успел с начала войны хорошо усвоить этот урок, и впредь не засиживался там, где его оперативный талант, мягко говоря, не блистал.






Читатели (30) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы