ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Чему быть, того не миновать.1976 г.

Автор:
Чему быть, того не миновать. 1976 г.

Будучи в Польше по турпутевке, попал я в Кракове в авангардный «Зеленый театр» на спектакль «Дзяды». Билет купил прямо перед началом. Повезло, так как ажиотаж был неимоверный.
Место мне досталось какое-то откидное, с самого краю 20-го ряда. И что интересно, рядом с креслом, справа от него зияла какая-то странная ниша – что-то вроде лаза. «Ну, – подумал я, – мало ли какие тут у них в зале ходы-выходы. – Здание-то старинное».
Как мне показалось, весь спектакль, поставленный по пьесе Мицкевича, имел антирусскую направленность. Сенатор Новосильцев был больше похож на кастрированного кабанчика, чем на государственного мужа. Да и вообще все русские были какими-то уродцами, а поляки напротив – все, как на подбор, красавцами писаными.
Что до авангардизма действа, то он проявился в полной мере – разных неожиданных, феноменальных штучек были воз и маленькая тележка. Для примера опишу парочку.
На сцену выкатили какую-то допотопную пушку огромного калибра и выстрелили из нее прямо в зал. Едкий дым накрыл публику первых рядов, которая стала неимоверно кашлять и сморкаться. Со временем дым развеялся, но зрительный зал покрылся слоем белого пепла. Я даже ощутил его вкус во рту.
А еще один авангардный эпизод имел продолжение после спектакля.
Дело было так. Поляк-революционер совершил побег из тюрьмы. За ним погнался русский охранник с берданкой наперевес. И что примечательно, поляк бежал именно к моему месту, пробираясь по 20-му ряду и шокируя сидящую в этом ряду публику. Когда он уже добрался до меня, я инстинктивно вскочил, освободив ему свое приставное кресло. Беглец взобрался на него и уже оттуда совершил какой-то невообразимый, почти цирковой прыжок в ту самую нишу, о которой я упомянул в самом начале повествования. Но и на этом все не закончилось. Охранник тоже взобрался на кресло и выстрелил в нишу. Проделав это, он извинился передо мной по-польски, конечно, и тем же путем – через весь 20-тый ряд, цепляя своей серой длиннополой шинелью зрителей, отправился доигрывать свою роль.
Я, понятно, опять сел в свое приставное кресло и вдруг заметил, что на полу лежит какой-то темный квадратный предмет. И тут я вспомнил, что когда «беглый арестант» на кресло становился, что-то у него из кармана тюремной робы выпало. Поднял я предмет, рассмотрел, а это портмоне, набитое злотыми, какими-то квитанциями, документами, включая паспорт и водительские права. Стал я ждать окончания спектакля, чтобы портмоне вернуть. Прошло минут десять, и спектакль завершился овацией. Публика к выходу потянулась, а я к сцене стал проталкиваться. По ступенькам боковым взлетел, за занавес пробрался. Смотрю, девушка смазливая, лет двадцати пяти, видать уборщица, пол метет веничком. Я к ней подошел и говорю:
– Простите, пани, мне нужен тот артист, который в нишу прыгнул. Он, когда прыгал, кошелек уронил, а я подобрал. Хочу ему вернуть.
– Оставь мне, я верну, – сказала девушка по-русски с легким характерным акцентом.
Но интуиция мне подсказала, что соглашаться нельзя, и я сказал довольно твердо:
– Я сам хочу отдать.
– Вознаграждение хочешь получить? – спросила она, лукаво улыбаясь. – Ну, пойдем, поищем его. Это Анджей. Еще тот растеряха.
И мы пошли какими-то немыслимыми лабиринтами, лестницами, трапами, леерами пока не добрались до артистической гримерной, довольно просторной и уютной.
Моя проводница усадила меня в кресло, обитое красным плюшем.
– Коньяку? – спросила.
Я с ответом замялся, и она расценила это как согласие, плеснув в стоящий на столике тонкостенный стакан изрядную дозу натурального английского бренди, что явствовало из этикетки на бутылке замысловатой формы. Потом она налила выпивки и себе, сделала несколько глотков, отломила кусочек шоколада от лежащей на столе уже кем-то распечатанной плитки.
– Закусывай, – сказала.
– Спасибо, – сказал я. – Откуда русский знаешь?
– Езжу к вам. Шмотками приторговываю.
Она обошла меня сзади, положила руки мне на плечи и прошептала в ухо:
– Покажи кошелек.
Я вытащил портмоне из бокового кармана, приоткрыл, чтобы содержимое хорошо просматривалось, и надо сказать, изрядная денежная сумма произвела на уборщицу сильное впечатление.
– Слушай, – сказала она скороговоркой, – зачем тебе Анджей? – Поделим пополам, и делу конец. А не хочешь делиться, так по кабакам походим, прокутим все к дьяволу, а?
– Нет, – сказал я, это нечестно.
– Ты что, верующий? – спросила она разочарованно.
– Нет, атеист.
Она что-то пробормотала по-польски – подозреваю, что грубо выругалась. Потом допила, то, что оставалось в ее стакане, и сказала обреченно:
– Черт с тобой, дурачок, приведу тебе Анджея…
И действительно, минут через десять Анджей влетел в гримерную, и с криком "Jest Bog na swiecie!" кинулся ко мне.
Я вручил ему портмоне, отказался от какого-либо вознаграждения и попросил его вывести меня на улицу…
На прощание он долго жал мне руку. Это было приятно. Я пошел по площади в сторону своей гостиницы, размышляя о случившемся. Дул промозглый осенний ветер, срывался редкий снежок. Резкий шквал то и дело неприятно прогуливался по спине под ветровкой. Какой-то клочок бумаги, как назло, прилип к штанине. Я попытался его сбросить, но он лип к пальцам. Я чертыхнулся. Но, потом любопытство взяло верх – присмотрелся, а это стодолларовая банкнота США… Утром я поменял ее в банке на злотые.



Читатели (287) Добавить отзыв
От Вит
И действительно, есть бог на свете...
(((*_*)))
08/02/2016 08:06
<< < 1 > >>
 

Проза: романы, повести, рассказы