ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Дельцы, политики, наполеоны

Автор:
Автор оригинала:
Изабелла Валлин
1983
Москва.
я, в свои 20, заделалась преступницей.
Завела частный бизнес: стала продавать акварельки – виды Москвы гостям столицы.
Преступления мелкие.
Изменения крупные.
Свобода- независимость.

Я словно вылупилась из мутного кокона и расправила крылья.
Появилась возможность выспаться, приодеться.

Не пью, не курю, наркотиков не употребляю.
Попробовала дури.
Не берёт.
Только в сон тянет.
Единственный кайф - адреналин риска.

Кавалеры пошли соответственно – значительные, со связями.
Я конкретно ничего не обещала, но требовала – чтоб подарки, рестораны.

Из тогдашних запомнился Глеб Борисович или просто Глеб.
Где-то под сорок. Начальник. Женатый.
Высокий, жилистый. Густые жёсткие волосы.
Грубоватая мужицкая красота.
Собранный, хваткий. Делец. Политик.

Всё твердил: - «хочу что-то сделать для этой страны».
Потенциал у него был ещё какой!
Глеб неоднократно уговаривал меня познакомиться с нужным ему человеком - директрисой одного известного музея.
Говорил, что если я окажу ей определённые ласки, она может меня продвинуть.
Я кивала. Но инициативу не выражала. Он всё ждал, когда созрею.
Так и не дождался.

Он продвигал девчонок в разных направлениях.
У него была целая сеть.

Постоянно прибывал в лёгком подпитии. Вальяжный, очаровательный.

Когда перебирал лишнего, начинал разглагольствовать о своей жене: - «Какая она была! Элитная спортсменка! Потом стала спортивным комментатором. Красоты редкой. Блондинка. Однажды пошли в ресторан. В фойе перед зеркалом стала прихорашиваться. Грузин её за жопу взял. Она ему двинула. Как он летел!»
При том, что у Глеба была квартира в Москве, у него всегда был свой номер в «России».
Однажды сказал, что забыл дома важные документы. Меня отпускать не хотел. Поехали к нему.
Попросил подождать в такси.
Дело было зимой.
Метель. Сугробы. Мороз – 20.
Он зашёл в свой подъезд. Вскоре выбежал оттуда с кожаной папкой в руке.
За ним в тапочках на босу ногу и в ситцевом халате выбежала жена.
Глеб прыгнул в такси, и мы поехали.
Жена бежала по заснеженной дороге следом за такси довольно долго, как терминатор.
Видно, что профессиональной спортсменкой была.
Собранная, сосредоточенная.
Муж и жена – одна сатана.
Но видимо основной запас своего сатанизма у неё иссяк.
Хотя она была ещё красива и полна сил.
«У бабы было всё. И она всё потеряла.»- сказал Глеб безучастно.
Он сидел рядом с водителем.
А я обернулась и смотрела на бегущую, пока та не исчезла из виду.

В тот период я обычно ездила на такси.
Не было такси – брала частника.
Любила поболтать с водителем.
Однажды вёз меня очень интеллигентный пожилой частник.
Разговорились.
Он рассказал мне, что фильм «Вокзал для двоих» основан на реальной истории.
Героем был его знакомый:
Машина сбила человека насмерть.
В машине были муж и жена.
Жена была за рулём.
Муж взял вину на себя.
Жена сразу подала на развод.
Оба они были представителями золотой молодёжи.
Устроили показательный процесс «дабы пресечь вседозволенность сынков аппаратчиков».
Мужу дали долгий срок.
Жена нашла себе другого.
Но с новым мужем ей не очень повезло.
Её поступок возмутил родных и знакомых.
От неё все отвернулись.

Она была элитной спортсменкой. Потом спортивным комментатором.

Вспомнилась жена Глеба, бегущая по снегу в тапочках.

С Глебом к тому времени я давно рассталась.
Меня напрягали его постоянные попытки сосватать меня в любовницы нужным людям.
Одной из его ставленниц удалось забеременеть от президента.
Глеб возомнил, что может этим фактом манипулировать.
Но просчитался.
Девице сделали аборт и стерилизовали.
Потом её нашли в подвале заброшенного дома растерзанной самым зверским образом.
По официальной версии на неё напали бомжи.
Глеба тоже убрали.
Но и сам президент закончил свои дни бесславно.
Незадолго до смерти попался, на воровстве дорогого коньяка, на покупку которого у него не хватало средств.
А какие в своё время деньги тратил на драгоценности для жены!

Москва.
1990 год.
Многие чувствовали, что старая система вот – вот рухнет.
В то время появилась иллюзия демократии — полная свобода всего, и, прежде всего, свобода заявлять о себе. Был термин «митинговая демократия».
И вот - у гостиницы «Россия» возник палаточный городок.
Ничего удивительного.
Рэкетиры в то время грабили людей средь бела дня на центральных улицах.
Власти на всё закрывали глаза.
Палаточный городок у «Россия» - группа людей с разными, в основном «гражданскими делами». Были и политические. У каждого — своя беда.
Их объединяло то, что они решили искать правды у стен Кремля.
И главное - некоторые всё же добились своего!
Я восхищалась их храбростью.
Многие приходили на них посмотреть и послушать.
Им было трудно.
Просили помочь, кто чем может.
Были среди них сумасшедшие и просто нищие.
Но в основном обыкновенные граждане.
Я иногда приходила туда. Раздавала мелочь, cлушала их истории.
Интересно было – сколько они продержаться?

И вот тёплым майским вечером стою у палаточного городка, слушаю очередную печальную историю.
В это время ворота Кремля раскрываются, и от туда выезжает правительственная «Чайка».
Машина тормозит у «городка». Оттуда выходит важный чин, начинает обход и опрос палаточных борцов за справедливость.
Меня заело любопытство.
Я пристроилась за ним следом и навострила уши.
Вид у этого деятеля был значительный и харизматичный.
Он выслушивал несчастных с глубокомысленным выражением лица.
Я была тронута этим вниманием представителя высокой власти к горестям маленьких людей.
Правда, он не подал никому ни копейки.
Но я решила, что, зато он сделает для них нечто значительное.
Своей внешностью он немного походил на Наполеона. Такой чернявый, невысокий, с брюшком.
Был в нём некоторый шарм.
Двигался он легко и упруго.
Сразу меня засёк.
Выслушав последнего просителя, он резко повернулся ко мне.
«Вы поможете этим людям?» - я приложила руки к груди в патетическом порыве.
Он перебил меня, деловито пригрёб к себе шаловливыми ручками: - «Девочка давай по быстрому смотаем на сексодром» - произнёс он вполголоса похабным баритоном.
Я изобразила праведное возмущение. Это разожгло ещё больший интерес.
- А всё-таки? - Настаивала я, возвращаясь к интересующей меня теме
Он опять облёкся благородством и чистым вдохновенным альтом изрёк: - « я никогда в жизни не был так потрясён!»
- Как же так! Ведь лагерь здесь уже месяц. Вы что его раньше не замечали!?
- Нет! Честное слово!
Тут он переключился на похабный баритон: - «так как на счёт сексодрома?»
Я предложила прогуляться.
Он не сомневался, что ему упасться меня уломать
Мне приходилось изворачиваться и отбиваться от захватов невероятной мощности.
«Был десантником» - прокомментировал он.
Я неуклонно держала маршрут по людным улицам.
Он тянул меня в подворотни.
Так же неуклонно каждый из нас гнул свою линию дискуссии.
И никто не собирался уступать.
Меня поражала его способность мгновенно переключаться с вдохновенной патетики на низкую пахабщину.
Он сокрушался о бедах народа и жаловался, что у него ломит в гениталиях.
Я поинтересовалась, как интересный мужчинка с таким высоким положением не может обустроить свои сексуальные нужды? Откуда такая озабоченность?
- Ты что не женат?
- Женат. У меня на неё не стоит.
- А любовницу завести? Любая бы за счастье посчитала.
- Ты что! Мы все друг друга пасём. Остаётся только одно – затащить случайную девку в подворотню, отиметь по- быстрому и свалить.
Он предпринял очередную попытку.
Я вырвалась.
Уже темнело.
Мы дошли до площади Дзержинского, и он дошёл до полного бешенства.
Расстегнул брюки, рванул на мне кофту, схватил за грудь.
Мы были в центре Москвы.
Кругом было ещё полно народа.
Он собирался изнасиловать меня у стены ближайшего дома.
Он верил в людское равнодушие.
Я выбежала на проезжую часть окружной площади.
Летела сквозь многостороннее движение.
Чудом не попала под машину.

Привлекательность – оружие обоюдоострое.

1993
Москва.
Ночь.
Мокрый, слезливый апрель.
Промозглый ветер.
Тёмный переулок.
Мои каблучки предательски громко цокают.
Вдруг визг тормозов.
Дорогу перерезал белый кадиллак.
За рулём зверского вида водила.
Из салона выходят двое конкретных убийц.
А между ними неопределённого возраста Плюгавенький.
Поступило ненавязчивое предложение пообщаться, от которого отказаться было нельзя.

Плюгавенький говорливый и добродушный как Кинг–Конг, теребящий на ладони человечка.
Остальные в траурном молчании.

Приехали в гостиницу.
Двое конкретных убийц распахнули передо мной двери номера люкс.
Плюгавенький на ногах держаться не мог и спать не мог.
Глушил водку стаканами.
- Зачем нам презерватив?
«Чтобы не родить зомби от покойника».
Он расхохотался: - «О! презерватив собственного производства!
В молодости я был бомжом. Мама в Кремле заседает. А я на лужайке у дома Пашкова сплю.»

Секс с Плюгавеньким – сизифов труд.

Утром одарил мизером как озолотил.
Любовь бесценна. Но если уж платить, то за то во что ценишь себя.

Плюгавенький попросил своих конкретных убийц отвезти меня домой.
Высадили у ближайшего метро. Чему я была ужасно рада.

В конце 80х или вначале 90х промелькнул на голубых советских экранах скучноватый фильм о стилягах 60х.
Тема – секретное оружие массового поражения - психотроп для оскотинивания масс.
Психотроп подмешивался в дешёвое (плодово – выгодное) вино, так любимое советскими алкашими.
Стиляга- представитель советской золотой молодёжи, знакомится с молодой туристкой француженкой, подосланной западной разведкой.
По её просьбе стиляга крадёт бутылку с винным психотропом у своего дяди - профессора, который этот психотроп разработал.
Парочка бежит с трофеем из страны.
Им легко удаётся оторваться от преследования КГБшников.
Проходят годы.
КГБшник, от которого парочка когда -то оторвалась, прибывает туристом на остров в средиземном море,
Остров окутан ореолом истории любви одного из великих мира сего.
На острове с некоторых пор открыт музей.
Очаровательные детки скрывшейся когда- то пары играют на скрипочках, встречая туристов. И продают сувениры.

Вспомнила сюжет фильма, прочитав о музее Наполеона открытом неким Даниловым на острове Эльба.

Данилов женился на девице имеющей дальнее родство с Наполеоном.
Прикупил мебели, принадлежащей родственникам Наполеона.
Но большинство экспонатов музея либо прямого отношения к Наполеону не имеют, либо вообще никакого отношения к Наполеону не имеют.
Официального признания музей не получил.
Но хозяин использовал имидж Наполеона как рекламу своей продукции.

Ещё на заре эпохи Горбачёва появились сигареты Данилофф.
А при Ельцине тот же производитель наводнил придорожные ларьки ненадёжными презервативами и поддельным коньяком «Наполеон».




Читатели (137) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы