ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 312.

Автор:
Глава 312.



Обширные пространства от южного берега Ладожского озера до Новгорода сплошь покрывают болота и непроходимые леса - отличительные признаки русского Севера.

Не был исключением и шлиссельбургско-синявинский выступ, образовавшийся в сентябре 1941 года, когда прорыв фельдмаршала фон Лееба к Ладожскому озеру положил начало блокаде Ленинграда.

Всего 16 километров отделяло здесь Волховский фронт от Невы. В Генштабе и в Ставке не могли смириться с мыслью, что месяц проходил за месяцем - и вот уже спустя целый год, на исходе лета, этот кажущийся на карте ничтожным клочок земли оставался для советских войск непреодолимой преградой на пути к осаждённому Ленинграду.

В отличие от московских стратегов генерал Мерецков, хорошо знакомый с местностью между Невой и Волховом и имеющий за плечами свежий опыт провала Любаньской наступательной операции, хорошо понимал, сколь малы шансы прорвать выстроенную многоопытным противником за десять месяцев оборону без привлечения огромного количества артиллерии и артиллерийских боеприпасов. Но об этом не могло быть и речи летом 1942 года, когда исход летней кампании решался на юге страны. Даже в условиях мирного времени доставка и развёртывание необходимых для успешного ведения наступления сил и средств по единственной железнодорожной ветке, к тому же отделённой от передовой непролазными топями, представляла бы инженерную задачу исключительной трудности. А ведь нужно было ещё доставлять войскам продовольствие. Страшная участь 2-й ударной армии как раз и была обусловлена этим. Армию в буквальном смысле уморили голодом в непроходимых лесах и болотах свои же кремлёвские горе-стратеги от сохи и штабной чернильницы для сочинения доносов на профессионалов и для написания графоманской многотомной мазни, образцами которой стали труды маршала Шапошникова, вгонявшие в сон и тоску не одно поколение слушателей военных академий, признававшихся на склоне лет и в узком кругу, что дочитать эти опусы до конца сил так и не хватило ни у кого.

В июле генерал Мерецков получил в Ставке приказ подготовить и представить в первых числах августа генеральный план очередной наступательной операции Волховского и Ленинградского фронтов с целью прорыва блокады Ленинграда. Полномочия у Мерецкова были при этом самые широкие. Единственным поставленным ему условием было одно: операцию необходимо провести и завершить в два-три дня. После этого должны были полностью иссякнуть имеющиеся у наступающей стороны в наличии запасы снарядов и мин, и о деблокаде Ленинграда в случае неуспеха трёхдневного прорыва можно было забыть по меньшей мере до следующего лета.

Этим и был обусловлен выбор шлиссельбургско-синявинского выступа в качестве участка прорыва. Только здесь наступающая пехота могла в случае успеха в два-три дня преодолеть расстояние между Волховским фронтом и Невой, не рискуя в случае неуспеха повторить судьбу армии генерала Власова.

Главная роль в операции отводилась, как и в Любаньской операции, войскам Волховского фронта. В первом эшелоне на 16-километровом участке прорыва южнее Синявино наступала 8-я армия генерал-майора Старикова. Успех развивали части 2-й ударной армии, вышедшие из окружения, восстановленные и пополненные в ближнем тылу. В командование этой восстановленной после любаньского разгрома армией вновь вступил генерал-лейтенант Клыков. В третьем эшелоне оставался 4-й гвардейский стрелковый корпус генерал-майора Гагена. Он должен был прикрыть коммуникации наступающих армий и разгромить резервы противника на заключительном этапе операции. Удар наносился в направлении Отрадного - населённого пункта на берегу Невы, неподалёку от места, где сходились грунтовая дорога Синявино-Колпино и железная дорога Мга-Ленинград.

Местность в окрестностях Синявино исключительно трудна для развития наступления. К северу до самого берега Ладоги тянутся торфяные болота. К югу - дремучие заболоченные леса. Рытьё окопов и траншей исключено - они тут же наполняются водой. Единственным сухим местом являются возвышающиеся над плоской равниной на 10-15 метров Синявинские высоты. Отсюда противник имел прекрасный круговой обзор. По всем естественным рубежам, вдоль рек и озёр, у оврагов и болот, в лесных массивах и по высотам немцы выстроили сплошную линию узлов обороны. На высотах были вкопаны в землю батареи артиллерии и миномётов. На каждом километре фронта было размещено 7-8 замаскированных противотанковых орудий. Весь передний край был прикрыт сплошной линией проволочных и минно-взрывных заграждений.
Личный состав размещался на высотах в прочных сухих блиндажах. Учитывая особенности местности, удалённость базы операций противника и низкую пропускную способность ведущих к ней железных дорог, командование группы армий "Север" считало позицию в синявинском выступе неприступной.

Сосредоточение войск Мерецкова совершалось скрытно. С целью введения противника в заблуждение одновременно имитировались сосредоточение войск в районе Малой Вишеры и подготовка наступления на Новгород.

В свою очередь, немецкое командование, соблюдая все меры секретности, перебрасывало из Крыма по железной дороге к Ленинграду войска 11-й армии фельдмаршала Манштейна с тяжёлой осадной артиллерией. Обе стороны готовились к решающему наступлению. Обе преуспели в скрытности сосредоточения ударных группировок. Сражение под Ленинградом должно было начаться на исходе лета.



Читатели (28) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы