ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 303

Автор:
Глава 303.





Немцы бомбили большой прифронтовой аэродром круглые сутки. Всю ночь Покрышкин не сомкнул глаз.

Утром командир авиадивизии отправил невыспавшегося аса в штаб прибывшего накануне полка выпускников лётных училищ.

- Эти ребята ещё ни разу не были в бою. Времени на дополнительную подготовку нет. Нужно устроить им показательный боевой вылет. Пусть боевое крещение пройдёт для них под хорошим руководством.

Покрышкин построил эскадрилью новичков в лесополосе у лётного поля.

- В полёте строй выдерживать строго. К ведущему не жаться. Не нарушать эшелоны по высоте. Все команды исполнять мгновенно и слаженно. А теперь по машинам. Летим штурмовать переправу через Маныч.

Через несколько минут эскадрилья ЯКов была в небе.

Словно и не было никакого инструктажа перед вылетом. Молодёжь сбилась в кучу поближе к ведущему. Об эшелонах по высоте никто не помышлял. К переправе подошли быстро и без приключений. Штурмовку провели достаточно уверенно. На обратном пути, примерно на полдороге, Покрышкин обнаружил за спиной погоню. Две пары Ме-109 быстро настигали его группу на скорости выше 400 километров в час.

- В атаку! За мной! - скомандовал он и стал круто разворачиваться. Пятёрка ведомых, и не подумав выполнять приказ, ещё теснее сбилась в кучу и на полном газу дала тягу, предоставив командиру отдуваться за шестерых.

Одна пара Me-109 погналась за беглецами, другая завязала бой с Покрышкиным. Тот с ходу прошил ведущего пулемётной очередью. Убедившись, что имеет дело с профессионалом, ведомый не стал искушать судьбу и вышел из боя. Догнать на ЯКе Ме-109, набирающий скорость и не желающий вести бой, невозможно. В очередной раз Покрышкин пожалел, что сидит не за штурвалом МИГ-3.

Подлетая к аэродрому, пилот издалека разглядел на лётном поле благополучно приземлившиеся машины его подопечных. Сразу после посадки он направился в штаб и с порога объявил командиру полка, что никаких дел с его пилотами иметь больше не будет. Тот выразил сожаление, но настаивать не стал.

Между тем в полку Покрышкина осталось 15 машин. Все они нуждались в профилактическом ремонте, который давно уже не проводился. Командир полка вылетел на своём У-2 принимать на заводе новые машины, и после промежуточной посадки, заводя мотор, сильно повредил руку и надолго выбыл из строя.

С новым командиром полка, майором Краевым, Покрышкин давно был на ножах. Отчасти причиной была зависть майора к асу. Отчасти - дурное настроение самого Покрышкина. Безостановочное отступление войск Южного фронта не способствовало хорошему настроению пилотов. В полковой столовой по вечерам уже не звучали песни. Пили молча положенные полстакана и ехали в общежитие в надежде поспать хоть пару часов. Аэродромы меняли через каждые день-два. Вылетали с одного, а возвращались уже на другой, всё дальше на юг, всё дальше на восток.

В один из дней в начале августа Покрышкин первым посадил эскадрилью на пустое лётное поле очередного аэродрома. Командир полка со штабом и техниками трясся в грузовиках по разбитым дорогам. У Покрышкина и его ведомых горючего в баках было минут на десять, а боекомплекта и вовсе почти не было: в дороге штурмовали колонну немецких танков и мотопехоты. На аэродроме кроме шестерых пилотов эскадрильи Покрышкина не было ни души.

Эскадрилья отдыхала, лёжа в тени лесополосы на краю лётного поля. Было жарко и душно. Над окружающими аэродром полями подсолнухов гудели насекомые. Ухо Покрышкина безошибочно уловило в этом нестройном хоре посторонние звуки. Пилот встал и, прикрыв козырьком ладони глаза от яркого солнца, окинул взглядом горизонт. Он сразу увидел эскадрилью "Юнкерсов".

- По машинам!

Через пару минут эскадрилья взмыла в небо.

Тут же выяснилось, что и в Люфтваффе остро стоит проблема с опытными пилотами. Издалека заметив взлетающую шестёрку ЯКов, пилоты бомбардировщиков отбомбились как попало и, поломав строй, разлетелись веером в разные стороны.
Покрышкин посадил эскадрилью на последних литрах горючего.

Вечером в столовой он шёпотом, чтобы не привлечь внимание майора Краева, сидевшего в одиночестве за своим столом, поделился с пилотами своими догадками.

- Похоже на то, что у немцев здесь летают пилоты, не нюхавшие пороха. Предлагаю заночевать в лесополосе и подстеречь немцев перед рассветом. Только ни слова при командире полка. Он запретил мне и заикаться о перехвате. Для этого, говорит, есть полк ПВО на соседнем аэродроме.

Ехать в незнакомое душное общежитие, в котором могли оказаться и насекомые, никто не хотел. Пилоты с радостью согласились заночевать под открытым небом. Когда майор на командирском "газике" укатил ночевать на квартиру в город, они вышли на лётное поле под предлогом осмотра самолётов, затем, дождавшись темноты, отошли в лесополосу, растянулись на чехлах среди деревьев и сразу уснули.

Перед рассветом Покрышкин разбудил спящих.

- Четверо могут ещё вздремнуть на чехлах под крыльями своих самолётов, а мы вдвоём подежурим в кабинах и последим за небом. Потом сменимся.

Взошло солнце. Небо было безоблачно и пустынно. У Покрышкина затекла спина. Он выбрался из кабины и вытянулся на нагретом солнцем крыле штурмовика.

- Воздух! - крикнул его напарник. Спящие вскочили на ноги. Покрышкин прыгнул обратно в кабину, завёл мотор и вырулил на взлёт. За ним в очередь подтянулись ещё две пары. У ведомого в паре Покрышкина что-то не заладилось с мотором, и он остался на месте. Поднятая в небо пятёрка ЯКов, набирая скорость и высоту, устремилась в атаку.

В сопровождении десяти Ме-110 девятка Ju-88 летела бомбить аэродром полка ПВО. На некотором отдалении эту группу прикрывали сверху и сзади ещё пятнадцать Ме-110.

Не обращая внимания на Покрышкина, первая группа продолжила полёт своим курсом. Вторая группа начала разворот по большой дуге, чтобы не потерять скорость.

Первая тройка Покрышкина атаковала первую группу противника, вторая пара ЯКов стала заходить в хвост второй группе Ме-110.

Как и накануне, пилоты бомбардировщиков сбросили бомбы в чистом поле и поспешили ретироваться. В небе над полями подсолнухов закрутились в карусели десять Ме-110 и три ЯКа. Крутились, пока было чем стрелять. Тем временем вторая группа Ме-110, оторвавшись на скорости от пары ЯКов, атаковала аэродром Покрышкина. Бомбы упали на пустые капониры.
И только одиноко стоявшему на лётном поле неисправному ЯКу не повезло: две бомбы упали с ним рядом. Взрывной волной и осколками самолёт был "раздет". Он лишился части хвостового оперения и обшивки фюзеляжа.

Сбросив бомбы с крыльев, Ме-110 улетели налегке, не снижая скорости. Пять сбитых в воздушной карусели Ме-110 догорали в подсолнухах. Едва пилоты Покрышкина приземлились, как по дороге со стороны города на лётное поле вырулили, вздымая тучи пыли, два начальственных "газика". Из одного выскочил майор Краев. Из другого выбрался командир авиадивизии генерал Шевченко. Увидев воронки на лётном поле и повреждённый самолёт, он набросился на майора.

- Вы что, прилетели сюда отдыхать? Почему не отразили атаку?

Майор стоял красный как рак, не зная что ответить. Выдержав паузу, Покрышкин построил эскадрилью и доложил о боевом вылете и его результатах.

- Так это мои дрались! А перехватчики даже не взлетели, - просиял майор Краев.

Вечером в штаб полка позвонил командарм:

- Всех отличившихся в утреннем бою представить к наградам.

Неделю провёл полк Покрышкина на этом аэродроме. Немцы здесь больше не летали. Через неделю пришёл приказ перебазироваться ещё дальше на восток.

Не желая трястись в грузовиках и глотать дорожную пыль, техники уговорили пилотов взять их в полёт пассажирами. "Пассажиры" заняли места, согнувшись в три погибели позади бронеспинок пилотских кресел.

Далеко лететь не пришлось. Сели на лётное поле, упирающееся в насыпь рокадной железной дороги. Рядом с концом взлётной полосы белела будка стрелочника. В тот же день эскадрилья Покрышкина вылетела на штурмовку дорог в районе Сальска и Тихорецкой. Над грунтовыми дорогами, растянувшись на десятки километров, висели, обозначая немецкие мотоколонны, грязно-серые облака пыли и выхлопных газов. Одни из них тянулись на юг, к Ставрополю. Другие - на северо-восток, к Волге. А далеко на юге панораму замыкали поднимающиеся в небо над горизонтом белые вершины Кавказа.






Читатели (31) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы