ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 296

Автор:
Глава 296.



Тобрук, городок с четырьмя тысячами жителей, был ключевым стратегическим перекрёстком сухопутных, морских и воздушных коммуникаций, связывающих Египет с Тунисом.

Задолго до Пунических войн здесь уже была стоянка карфагенского флота на морском пути, соединяющем Карфаген с древней исторической родиной карфагенян, Финикией.

И через две с половиной тысячи лет, когда Карфаген давно был разрушен римлянами, когда и великий Рим пал, а север Африки был захвачен варварами, освобождён Константином Великим, а затем завоёван арабами, стратегическое значение города сохранилось.

И в 1941 году Тобрук, сначала захваченный итальянцами, а затем доставшийся англичанам, отвоевавшим у Муссолини Эфиопию и Египет, был хорошо укреплённой крепостью. В тот год генерал Роммель не смог её взять и вынужден был отступить на запад.

Западный и восточный фасы внешней линии укреплений были прикрыты от нападения с суши болотистыми вади (Вади-Ауда в трёх милях западнее города и Вади-эз-Зейтун в шести милях к востоку от обращённой к востоку же гавани), питаемыми пресными источниками. С юга город был прикрыт возвышающимися друг над другом тремя концентрическими обрывистыми террасами. Самая верхняя получила у итальянцев название хребет Пиластрино. Нижняя - обрыв Соларо. Высота террасы Пиластрино составляла 150 метров над уровнем моря. Узкий проход между морской гаванью и террасами упирался на юго-западе в гряду холмов Рас-эль-Медавр. Именно отсюда пытался Роммель вести наступление на осаждённый им с суши Тобрук в 1941 году, но успеха не имел.

За зиму англичане укрепили внешний периметр обороны дотами, несколькими рядами проволочных заграждений и минными полями. Ещё одна линия сплошных минных полей, так называемая "Голубая линия", была устроена англичанами внутри внешнего оборонительного обвода. Наконец, с юга укрепления были защищены отрытым ещё итальянцами глубоким противотанковым рвом.

Увы, к лету 1942 года в сплошной линии укреплений вокруг Тобрука уже зияли бреши. Их сделали сами англичане, слишком уверенные в своём превосходстве над Роммелем и в скорой полной победе на побережье.

Много мин и колючей проволоки было снято и использовано сапёрами 8-й армии при строительстве "линии Газала". Противотанковый ров был частично засыпан. Проблемой для гарнизона были минные поля, установленные внутри внешнего обвода ещё итальянцами, а в предполье - немцами при отступлении Роммеля. Единой карты минных полей не было ни у одной из трёх воюющих сторон. Не было и единой детальной карты инженерных сооружений, частично устроенных ещё итальянцами. Англичане произвели подробную аэрофотосъёмку, но карты, составленные на её основании, из Лондона должны были поступить лишь к осени.

Гарнизоном и всеми войсками, обороняющими укрепления Тобрука, командовал в июне 1942 года генерал-майор Клоппер.

Соединения, волею судеб оказавшиеся у него в подчинении в середине июня, находились в разных стадиях дезорганизации.

32-я танковая бригада генерала Виллисона отступила внутрь укреплений в составе 36 танков. К 18 июня в мастерских Тобрука было отремонтировано ещё 18 танков. Всё это были тихоходные "Матильды" и "Валентайны" с их прочной бронированной скорлупой и безобидными 37-миллиметровыми пушками. Последние несколько танков "Грант" лорд Окинлек посчитал необходимым отозвать в Египет.

201-я гвардейская бригада генерала Джонсона понесла тяжёлые потери в предшествующих боях на хребте Ригель и в районе Найтсбриджа. 2-й батальон шотландцев был отправлен в Египет на переформирование. 3-й батальон был сильно потрёпан, а его командир полковник Бивен - убит. 1-й Вустерширский батальон был разгромлен 14 июня и лишился всех орудий, техники и половины личного состава. И только батальон Шервудской лесной стражи был в полной боевой готовности и располагал несколькими противотанковыми пушками. Генерал Джонсон, прибывший на Африканский театр и возглавивший бригаду 12 июня, был грамотным командиром и умело разместил свои войска в старых итальянских укреплениях внешней линии.

Главную силу обороняющихся составила развёрнутая на высотах к югу и юго-востоку от города 11-я индийская бригада генерала Андерсона, в предшествующих боях почти не участвовавшая.

Ещё несколько частей было развёрнуто в западном секторе укреплений Тобрука против подошедших по прибрежной дороге итальянских пехотных дивизий "Тренто" и "Триесте". В последующих драматических событиях эти войска участия почти не принимали.

Артиллерия защитников Тобрука была достаточно сильна. Её составляли пять артполков и три батареи. Особенно внушительно выглядели восемь 114-миллиметровых орудий и шестнадцать 152-миллиметровых гаубиц. Запас тяжёлых снарядов составлял в среднем по 450 снарядов на орудие. Командир гарнизона, будучи человеком запасливым, предпочитал хранить снаряды в городе на главных складах, а артиллеристов ориентировал на расход тяжёлых снарядов не более пяти в день на одно орудие. Генерал Клоппер готовился к трёхмесячной осаде Тобрука.

12 июня командование сводной артиллерией Тобрука возглавил генерал Ричардс. Никакой единой системы огня у него не было. План огневого взаимодействия артиллерии отдельных частей генерал Ричардс составить не успел. 70 противотанковых пушек он равномерно распределил в войсках, что сильно снизило манёвренность противотанковой обороны.

Противовоздушная артиллерия Тобрука располагала восемнадцатью 94-миллиметровыми зенитными пушками. Из них можно было заблаговременно сделать превосходные противотанковые орудия, но этого сделано не было. В остальном ПВО составляли "бофорсы" - автоматические 40-миллиметровые пушки, прозванные немецкими пилотами "пом-пом" за характерные звуки при стрельбе. Ещё несколько мобильных лёгких зенитных батарей было рассредоточено по периметру укреплений и установлено в порту. Все тяжёлые батареи ПВО были англичанами демонтированы и эвакуированы от греха подальше в Александрию вместе с танками "Грант".

Наконец, непосредственно в Тобруке под началом у генерала Томпсона было 10 000 тыловиков, инженеров, портовых рабочих. Толку от этого воинства было мало.

Штаб генерала Клоппера размещался в толще скалы, там, где дорога с Пиластрино в Тобрук спускалась к северу через обрыв Соларо. Генерал и офицеры его штаба жили в Розовом Дворце. Так злые языки называли розовый домик в ста шагах от штабной пещеры.

15 июня генерал Клоппер собрал у себя в пещере командиров бригад и объявил им, что общее командование войсками возложено на него, генерала Клоппера. На этом совещание закончилось. Больше совещаний генерал Клоппер не собирал. Правда, генерал Виллисон явился к нему в штаб по собственному почину и объявил, что считает диспозицию никуда не годной. Кроме того он потребовал передать ему, генералу Виллисону, все имеющиеся в частях бронеавтомобили.
Генерал Клоппер вежливо выслушал генерала Виллисона, сказал ему, что более его не задерживает, и оставил всё как есть.

16 июня в Тобрук прилетел на трофейном "Физелер Шторхе" командующий 8-й армией генерал Ритчи. Сюда же прибыл на совещание с командующим генерал Готт. Предварительно Готт ознакомился в течение суток с укреплениями Тобрука.

- Что вы скажете, генерал, о надёжности обороны Тобрука?

- Берусь выдержать здесь четырёхмесячную осаду до прибытия подкреплений из Египта.

Генерал Ритчи связался с лордом Окинлеком и предложил возложить командование в Тобруке на генерала Готта.
Окинлек предложение отклонил, а генерала Готта просил подумать лучше над тем, чтобы не сдать Роммелю Сиди-Резех с Бельхамедом и Гамбутом. Вечером Ритчи улетел, а генерал Готт выехал по дороге в Гамбут. Вскоре ему пришлось уносить оттуда ноги к египетской границе, чтобы не попасть в плен. Четыре стоявших на лётном поле в Гамбуте бомбардировщика "Бостон" англичане успели взорвать. Остальные 15 достались Роммелю в качестве трофеев. Здесь же, на складах, Роммель захватил огромный запас продовольствия и снарядов для трофейных 25-фунтовых пушек.

18 июня утром к внешнему обводу укреплений Тобрука подошёл корпус итальянского генерала Наварини. Накануне Наварини потерял 80 человек убитыми и 200 пленными при обходе с юга укрепления Акрома, обороняемого усиленной ротой шотландцев. Одна из итальянских колонн подошла слишком близко, угодила в засаду и была разгромлена. Роммель приказал генералу Наварини блокировать шотландцев на высоте Акрома и продолжать движение к Тобруку. Незадолго до полуночи шотландцы оставили Акрому и пробились на северо-восток, в Тобрук.

Между тем главные силы Африканской армии Роммеля были развёрнуты фронтом на восток в 40 километрах юго-восточнее Тобрука. Роммель недвусмысленно демонстрировал противнику, что намерен вторгнуться в Египет. В Каире царила лёгкая паника. Вся авиация англичан перебазировалась на восточные аэродромы. Воздушная разведка в районе Тобрука более не проводилась.

В пять часов вечера с 19 на 20 июня генерал Роммель развернул Африканскую армию и повёл её на северо-запад, прямо на Тобрук. Впереди шли танки. В половине четвёртого утра перегруппировка была закончена. Гарнизон генерала Клоппера мирно спал.

В половине пятого утра 20 июня Роммель был на ногах и как обычно начал день с короткого письма жене. "Сегодня будет великий день. Будем надеяться, что Фортуна, благоволившая ко мне прежде, и на этот раз от меня не отвернётся. Признаться, я чертовски устал. А в остальном ничего нового".

В пять часов двадцать минут сотни бомбардировщиков Кессельринга обрушили бомбовый груз на внешний обвод укреплений Тобрука. Огромное облако дыма было видно за сорок километров. Это было похоже на извержение вулкана. Взлетая с захваченных Роммелем аэродромов, самолёты возвращались снова и снова. Это была одна из самых блистательных операций Кессельринга в Африке. Самолёты взлетали отовсюду. Полсотни взлетели в Греции и с аэродромов на Крите. Ни одного истребителя Королевских ВВС в небе над Тобруком не было. За день немецкие пилоты совершили 580 самолёто-вылетов. Ещё 177 самолёто-вылетов совершили итальянцы. На внешние укрепления Тобрука было сброшено 360 тонн взрывчатки. Самолётам Кессельринга было тесно в этом огненном аду. Два "Юнкерса" столкнулись, выходя из пике, и рассыпались в воздухе. Один Ме-110 разбился при посадке из-за поломки. Других потерь в авиации в этот день у Кессельринга не было. Проволочные заграждения вокруг Тобрука были полностью сметены и перестали существовать. Сильно пострадали и итальянские форты в предполье. Бомбардировка с воздуха сопровождалась артналётом тяжёлой артиллерии и миномётов Роммеля. В небо взлетали обломки орудий и фрагменты человеческих тел. Моральный дух 11-й индийской бригады был сломлен.

В шесть часов утра по периметру укреплений взметнулись облака оранжевого дыма. Это был сигнал немецким сапёрам.
Первыми в противотанковый ров спустились сапёры 21-й танковой дивизии.

В шесть часов тринадцать минут генерал фон Бисмарк сделал выговор командиру дивизионных сапёров за нерасторопность.

В шесть тридцать пять в штаб 11-й индийской бригады поступило странное донесение с передовой. Докладывал корректировщик огня одной из батарей:

- Вижу, как наши с поднятыми руками выходят из дота и идут в плен к немцам.

- Не может этого быть, - холодно ответил штабной офицер. - Наши ребята, очевидно, готовятся к контратаке. Продолжайте наблюдение.

В половине восьмого в штаб генерала Клоппера позвонил командующий 11-й индийской бригадой генерал Андерсон и доложил, что боевой дух батальона марратхов сломлен.

Следуя за огневым валом, немецкая и итальянская пехота сотнями брала в плен оглохших и обезумевших людей. Гарнизоны дотов один за другим сдавались без боя. В семь пятьдесят пять сапёры соорудили мост через противотанковый ров.

- Генерал Клоппер! Немедленно пришлите танки, иначе я ни за что не ручаюсь! - радировал генерал Андерсон.

В восемь часов "Матильды" и "Валентайны" генерала Виллисона выползли из укрытий и двинулись к передовой.

Лишь в половине десятого вышли они к перекрёстку Кингс Кросс восточнее трёх южных террас. Они прибыли слишком поздно.

Часом ранее танки фон Бисмарка начали переходить ров. Через четверть часа по другому мосту двинулись танки 15-й танковой дивизии. В девять часов через ров пошли по третьему мосту части мотодивизии "Ариете".

Генерал фон Бисмарк, по своему обыкновению, руководил боем, находясь в первых рядах своей дивизии. Жариться на солнцепёке, сидя в раскалённом танке, генерал не хотел даже под сильным огнём противника. Поэтому он сидел в коляске мотоцикла, лавировавшего среди танков и появлявшегося то здесь, то там. Сразу за рвом генерал остановил дивизию: впереди было минное поле. В десять часов сапёры нашли проход, и мотоцикл фон Биcмарка проследовал по нему в составе авангарда. Командир батальона марратхов полковник Ланкастер доложил по рации генералу Андерсону:

- Немецкие танки приближаются к моему штабу. Уничтожаю рацию.

На этом связь с батальоном прекратилась.

В штаб Клоппера позвонил командир 25-го артполка майор Поуп:

- Немецкие танки атакуют со всех сторон. Они расстреливают из пулемётов орудийные расчёты, после чего опрокидывают и давят гусеницами пушки. Мой штаб атакован. Прошу разрешить отход.

Клоппер отход запретил.

Полк майора Поупа был развёрнут на перекрёстке Кингс Кросс без всякого прикрытия пехотой. Согласно диспозиции генерала Клоппера, в случае необходимости на защиту полка должны были успеть танки генерала Виллисона.

Командир другого артполка, майор Моррис, был серьёзно ранен. По дороге в тыловой госпиталь его взял в плен немецкий разъезд.

Около десяти утра генерал Неринг, участвующий в штурме в рядах 15-й танковой дивизии, доложил Роммелю, что им уничтожено 15 танков и взято в плен 150 человек. Дальнейшему продвижению препятствовали минные поля.

Генерал Роммель никак не ожидал, что встретит на своём пути лишь слабое очаговое сопротивление.

Он подтянул к передовой и ввёл в прорыв пехоту итальянской дивизии "Брешиа". Немецкой пехоты у Роммеля почти не осталось.

В полдень внутренняя линия минных полей была преодолена.

Последние шесть танков генерала Виллисона отошли за внутренние заграждения. Туда же отошли последние два орудия майора Поупа. Танки фон Бисмарка, следуя по пятам за отступающими, заняли аэродром Тобрука.

В два часа дня немецкие танки открыли огонь по гавани Тобрука и стоящим в ней судам. Генерал Роммель, прибывший на перекрёсток Кингс Кросс, стоял в открытой машине и наблюдал за обстрелом гавани.

Генерал Клоппер с утра получал лишь отрывочные сообщения с мест. В одиннадцать часов утра он объявил штабным офицерам, что "решительно перестал что-либо понимать". Он порывался поехать на передовую и разобраться во всём на месте. Начальнику штаба подполковнику Крику стоило большого труда отговорить командующего от необдуманных поступков и остаться в пещере.

В три часа дня в пещеру пришёл генерал Виллисон и доложил, что его танковой бригады больше нет.

Тем временем несколько 94-миллиметровых зенитных орудий открыли наконец огонь прямой наводкой по немецким танкам и на час задержали дальнейшее продвижение танков к порту. Несколько танков было ими подожжено. Генерал Томпсон в течение этого часа взрывал склады и поджигал цистерны с топливом.

В семнадцать сорок пять командир Прибрежной эскадры лёгких кораблей приказал морякам взрывать портовые сооружения. Выполнить приказ моряки не успели. К гавани и порту подошли немецкие танки. Склады базы ВМФ были захвачены танкистами в целости.

В гавани творилось нечто невообразимое. Несколько самоходных барж, переполненных людьми, пытались уйти в открытое море. Колонну вёл командующий базой ВМФ капитан 1-го ранга Смит. Генерал Роммель вырулил в открытой машине на позицию батареи 88-миллиметровых зениток, развернувшуюся на берегу для стрельбы прямой наводкой.

Он приказал командиру батареи открыть огонь по баржам.

Молодой лейтенант, командующий батареей, не решался выполнить этот жестокий приказ.

- Стреляй, лейтенант, стреляй! Покончи с ними! Бей по флагману! - заорал на него Роммель.

Лейтенант взмахнул рукой. Прогремел залп. Мостик флагманской баржи был разворочен. Все офицеры были убиты или изувечены. Капитану Смиту оторвало руку, и он вскоре истёк кровью. В машинном отделении начался пожар. Командующий эскадрой капитан 1-го ранга Уолтер был тяжело ранен.

Командующий тылом генерал Томпсон залёг с пулемётом на бетонной крыше склада и отстреливался, пока не расстрелял все патроны. Потом на него набросились итальянцы и скрутили.

К восьми часам вечера большая часть Прибрежной эскадры малых кораблей, сгрудившихся у выхода на внешний рейд, была расстреляна танкистами Роммеля. Первыми выскользнули в открытое море переполненные беглецами противолодочные корабли "Бивер" и "Парктаун" . Следом вырвались и ушли в сторону Александрии два тральщика и ещё тринадцать кораблей. "Парктаун" вскоре был перехвачен и потоплен итальянским торпедным катером.

В половине шестого к штабу генерала Андерсона подошёл немецкий танк под белым флагом. Штаб был окружён со всех сторон. То же произошло возле штаба генерала Джонсона. Генерал Джонсон сдался.

В семь часов вечера генерал фон Бисмарк доложил Роммелю о захвате города и порта. В это же время капитулировал форт на террасе Пиластрино.

Прибрежная дорога к востоку от Тобрука была забита беженцами и тыловиками.

Немецкие танкисты, измотанные до пределов человеческой выносливости, когда стало темнеть, устроили бивак рядом с перекрёстком Кингс Кросс и мгновенно уснули, не слишком заботясь о боевом охранении.

Небольшие отряды окруженцев пробирались мимо спящих танкистов в сторону пустыни. Сначала они робели. Потом, уже под утро, они обнаглели до того, что угнали немецкий грузовик. В числе беглецов был генерал Андерсон. Генерал фон Бисмарк проснулся и приказал мотоциклистам догнать грузовик. Грузовик догнали. Генерал Андерсон попал в плен. Та же участь постигла генерала Виллисона.

В половине седьмого утра 21 июня генерал Клоппер выбросил белый флаг.

Спустя три часа Роммель и Клоппер подписали условия капитуляции гарнизона Тобрука. Клоппера отправили пленником в Италию.

Ещё сутки продолжалось очаговое сопротивление английских частей в западном секторе обороны, отказавшихся подчиниться приказу Клоппера.

Через несколько дней в двухстах километрах восточнее Тобрука на позиции англичан вышел из пустыни майор Поуп. Он привёл с собой 64 человека.

В Лондоне 21 июня разразился большой скандал. Кабинет Черчилля едва не пал. Муссолини и Гитлер ликовали. 22 июня генерал Роммель был произведён в фельдмаршалы.

В штабе Роммеля скромно отпраздновали это событие. Роммель выпил бутылку трофейного виски и закусил трофейной же банкой ананасов в сиропе.

- Ну вот я и фельдмаршал. Это как сладкий сон.

Потом он помрачнел и добавил:

- Фюрер сделал бы лучше, прислав мне вместо повышения в звании ещё одну дивизию.

25 июня генерал Ритчи был признан в Лондоне главным виновником катастрофы под Тобруком и отстранён от командования 8-й армией.

7 августа был отозван со Среднего Востока и лорд Окинлек. Командующим на Среднем Востоке был назначен генерал Александер. Командование 8-й армией принял генерал Готт.














Читатели (37) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы