ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 290

Автор:
Глава 290.



Новоиспечённый начальник штаба оперативной группы рассказал полковнику Нестеренко, что такой ранней весны и такого паводка на реках никто в штабе Северо-Западного фронта не ждал, что снабжение войск на передовой прекращено, что с мест отовсюду поступают радиограммы с требованием продовольствия и боеприпасов, но впредь до установления хорошей погоды решить проблемы снабжения войск на передовой тыловики Северо-Западного фронта не в состоянии.

От Ярового Нестеренко отправился к Булганину. Тот развёл руками: погода! Боеприпасы и продовольствие за реку Ловать приходится сбрасывать с самолётов. Но если доставку патронов таким путём удалось наладить, то тяжёлые ящики со снарядами тонут в трясине, прежде чем к ним удаётся подобраться, а сухари в мешках подмокают и превращаются в несъедобную кашу.

- В таком случае "катюши" нужно немедленно отвести на восточный берег и разместить в доступных для организации снабжения местах.

- Не возражаю.

От Булганина Нестеренко отправился в штаб артиллерии. Командующий артиллерией генерал Ничков был в войсках на передовой.

- Кто в этих болотах не бывал, тот горя не видал, - философически подытожил разговор начальник штаба артиллерии генерал-майор Брежнев.

На другой день, погрузив в кузов полуторки горючее, пилу, лом, домкрат, буксирный трос и несколько мешков с сухарями, Нестеренко выехал в войска. Солнце уже припекало по-летнему, на пригорках кое-где было сухо. Всего дважды пришлось шофёру и пассажиру прибегнуть к посторонней помощи, чтобы вытащить застрявшую в колдобине машину. На вторые сутки перемазанный в грязи и не выспавшийся полковник Нестеренко добрался до штаба полка. Среди непролазной топи на древесном настиле под большим деревом стоял грузовик. В кузове стоял штабной стол. За столом сидели три майора. Единственным украшением стола была консервная банка, доверху наполненная окурками.

- Здорово, гвардейцы! Что носы повесили?

- Вторые сутки сидим без куска хлеба.

- Товарищи! Это временные трудности. Скоро солнце высушит дороги, и снабжение возобновится. Вы лучше скажите, можно ли, не дожидаясь хорошей погоды, отвести полк за Ловать.

- Все машины стоят на древесных настилах. Вытянуть машины по такой грязи будет трудно. Но если другого выхода нет, вытянем.

За двое суток усилиями всего полка были сооружены фашинные настилы и проложены жердевые дороги. А ещё через двое суток все три полка "катюш" Северо-Западного фронта были отведены за Ловать и развёрнуты на просушенных солнцем лесных пригорках. Во всех дивизионах отобрали самых сильных и выносливых бойцов. Они пешком ходили на тыловой армейский склад и возвращались с мешком за спиной, весившим от 15 до 20 килограммов. Таким образом снабжение войск продовольствием было налажено. Вскоре дороги просохли и восстановился подвоз боеприпасов.

В последнюю неделю апреля возобновилась подготовка наступления. Оно началось 3 мая и успеха не имело. Рамушевский коридор был атакован с двух сторон. С одной стороны наступающим войскам не удалось продвинуться ни на шаг. С другой стороны удалось на нескольких участках вклиниться на два-три километра после артналёта "катюш". Стало совершенно очевидно, что в лесистой местности, изобилующей болотами, плотность и продолжительность артиллерийского огня в ходе артподготовки наступления должны быть значительно увеличены. Так и поступали в кампаниях 1943 и 1944 годов.

В середине мая Нестеренко возвратился по вызову командующего в Москву и доложил генералу Аборенкову об итогах инспекционной поездки на Северо-Западный фронт: снабжение гвардейских миномётных частей полностью восстановлено, материальная часть в отличном состоянии, претензий к командованию нет, боеготовность и моральный дух личного состава высокие.

- Ну что ж. Я рад, что в оперативной группе у Бажанова всё приходит в норму. А вот на Южном фронте не всё благополучно. Там у нас командует оперативной группой полковник Воеводин. Это боевой офицер, Герой Советского Союза. Но в наших войсках он человек новый, да и опыта командования крупными соединениями у него мало. Поезжайте туда. Воеводину нужно помочь. Обо всех проблемах, которые не сможете решить на месте, сразу докладывайте мне. Не исключено, что командовать оперативной группой в дальнейшем придётся вам. Имейте это в виду и сразу вникайте во все детали штабной работы и оперативной обстановки.

На следующий день полковник Нестеренко был в Старобельске. Он уже бывал здесь минувшей осенью, когда полк отступал из Харькова. Тогда Старобельск показался ему невзрачным городишкой. Теперь весна была в разгаре, и городок был красивым, зелёным, нарядным, почти праздничным.

- Приступайте к инспекции, полковник, - сказал приезжему в штабе фронта генерал Малиновский. - Когда закончите, представите мне доклад. Начинайте с частей, воюющих в составе 9-й армии. Там сейчас очень напряжённая обстановка в районе Изюма. Считаю необходимым усилить вашу группировку в этом районе. Желаю успеха.

Вскоре после полудня 18 мая полковник Нестеренко вышел из штабного "газика" на восточном берегу Северского Донца. Река сильно разлилась. Тут и там над серебристой гладью воды у берега зеленели верхушки затопленного кустарника. Всё небо над западным краем горизонта застилал чёрный дым. Оттуда, из-за реки, доносился гул артиллерийской канонады.

На наблюдательном пункте 2-го полка гвардейских миномётов Нестеренко застал командира полка, полковника Шенкера. Тот доложил обстановку: фронт 9-й армии за рекой прорван, связи со штабом армии нет.

- Где ваши дивизионы?

- Укрыты в лесу на промежуточной позиции. У меня на руках приказ переправить полк на западный берег, но разлив реки не позволяет добраться до указанных на карте переправ. Поблизости действует паромная переправа, но она очень медленная, к ней выстроилась большая очередь, и эту очередь периодически бомбят немцы.

- Известно ли вам, где сейчас Воеводин?

- В пяти километрах к югу, в штабе отдельного 48-го дивизиона.

- Переправляться, полковник, не спешите. Немедленно отправьте под мою ответственность два дивизиона в район Изюма, там отыщете штаб армии и восстановите связь. В районе Изюма сейчас очень сложная обстановка, возможно, что немцы прорвались к переправе, так что при выдвижении проявляйте максимум осторожности.

Через десять минут Нестеренко был уже на наблюдательном пункте старшего лейтенанта Логинова. Здесь же был и Воеводин. Командующий был разгорячён боем.

- Здорово дали мы немцам прикурить. Теперь к реке на этом участке они не сунутся.

Нестеренко передал словесный приказ командующего фронтом и доложил об отправке дивизионов Шенкера в Изюм.

- Это правильно, полковник. Поезжай и ты туда, помоги Шенкеру и возьми на себя командование в районе Изюма в качестве моего заместителя. Действуй самостоятельно, по обстановке. Возьми с собой делегатом связи капитана Смирнова.

Уже спустилась ночь, когда Нестеренко и Смирнов добрались по просёлкам до леса в окрестностях Изюма. Карты окрестностей не было. Петляли наугад в кромешной тьме по лесным дорогам. У обочины одной из них наткнулись на зачехлённые "катюши". Это был один из дивизионов полка Шенкера. Нестеренко отыскал командира.

- Почему не в Изюме? Где штаб армии?

- Разведка доложила, что по дороге из Изюма движутся в беспорядке отступающие войска и беженцы. Обстановка в Изюме не ясна.

- Сосредоточьтесь в лесу в пяти километрах южнее города, установите связь с войсками и будьте готовы к утру поддержать их огнём. Утром я буду у вас.

В десяти километрах от города выехали на шоссе. По шоссе сплошным потоком шли беженцы, с ними двигались тыловые подразделения 9-й армии. Ехать в Изюм было опасно. Двинулись в объезд по просёлкам. В десяти километрах севернее Изюма встретили тыловиков Юго-Западного фронта. Они показали дорогу к складу оперативной группы гвардейских миномётов полковника Зубанова.

Начальник склада отказался отпускать боеприпасы дивизионам соседнего фронта.

- Товарищ полковник, да как же я могу без приказа командующего?

- Вот вам письменное распоряжение. Всю ответственность беру на себя. Прилагаю объяснительную записку. Передайте её полковнику Зубанову.

И Нестеренко с капитаном Смирновым вернулись в расположение Южного фронта. На лесной дороге в 15 километрах юго-восточнее Изюма они наткнулись на выдвигающуюся к Изюму колонну 43-го полка "катюш". Нестеренко указал подполковнику Горохову на карте расположение штаба армии и несколько высоток для развёртывания дивизионов.

- Снаряды, подполковник, будете получать со склада соседнего фронта. Склад расположен вот здесь. А теперь ускорьте выдвижение и вышлите немедленно офицера связи в штаб армии.

Уже под утро Нестеренко и Смирнов отыскали в лесу под Изюмом штаб 9-й армии.

Под развесистой берёзой прямо на земле сидел генерал-майор Харитонов. Вид у командующего армией был неважный. Человек явно провёл без сна несколько суток.

Нестеренко представился и предъявил документы.

- Товарищ генерал, прошу помочь вывезти реактивные снаряды со склада соседнего фронта. Склад расположен в нескольких километрах отсюда.

- Полковник, мне свои орудия не на чем вывозить, - сказал командарм с укоризной. Помолчав, вздохнул и продолжил:

- Ну что ж... Не оставлять же секретное оружие врагу.

Харитонов вызвал начальника тыла и приказал весь транспорт штаба армии бросить на перевозку реактивных снарядов.

- А где же ваши "катюши", полковник?

-Уже на подходе. Два дивизиона развернутся к утру, а потом подойдёт целый полк.

- Вот это здорово. Немцы рвутся к мосту. Артиллерии у меня мало. Связи с дивизиями нет. Где сейчас их штабы, указать на карте не могу. Проведите сами рекогносцировку и ударьте по наступающим порядкам противника на том берегу.

- Товарищ генерал, подскажите самое удобное место для НП.

- Вот здесь, в трёх километрах юго-восточнее города, есть открытая высотка. Оттуда прекрасно видно западный берег и подъезды к мосту. Насколько мне известно, высота пока наша.

Через несколько минут Нестеренко обозревал в бинокль местность за рекой. Бой шёл на подступах к мосту. Над мостом и над позициями его защитников на предмостном укреплении кружили "Юнкерсы". Передовые цепи пехоты противника спускались позади танков по пологому склону в направлении моста. До них было три-четыре километра.

Нестеренко прыгнул в "газик" и помчался отыскивать полк Горохова. Он встретил подполковника в трёх километрах от города.

- Подполковник! Немедленно выдвигайте дивизион вот на эту высоту и открывайте огонь прямой наводкой.

- Товарищ полковник! Да из меня же на открытой высоте "Юнкерсы" в минуту сделают котлету.

- Выполняйте приказ!

Заряженные машины поднялись на гребень высоты в развёрнутом строю.

Полковник Нестеренко командовал огнём.

Начали с четырёх одиночных пристрелочных выстрелов. Ракеты легли хорошо.

- Дивизион! По врагам нашей Родины, залпом, огонь!

Ракеты с громким шипением пронеслись над рекой.

Склон холма за рекой утонул в пламени и в дыму.

Через минуту дивизион "катюш" был отведён в лес и рассредоточен.

К вечеру в районе Изюма развернулись уже пять дивизионов "катюш".

Наступление противника захлебнулось.

Нестеренко вернулся в штаб Южного фронта. Его принял генерал Малиновский.

- Вы теперь владеете обстановкой, полковник. Принимайте командование оперативной группой. Все вопросы с Воеводиным и Аборенковым я решу сам. Письменный приказ получите завтра утром.













Читатели (35) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы