ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Мужчина и женщина

Автор:




Я всегда боялась своего отчима. Нет, вру, не всегда. Только, когда он пил. А пил он по выходным. Пьяница по выходным. Но когда он пил, он становился невменяемым. Бил маму, меня, сестричку. Это были ужасные воскресенья, полные шума, побоев и плача... Соседи молчали, у них было, практически, то же самое…
А в понедельник утром из дома выходил совершенно другой человек, в костюме, галстуке, с дипломатом в левой руке и сигаретой в правой...
Мама и мы с сестричкой, конечно, любили такого Антона Ивановича. И, если не любили, так хоть терпели. Каждый день он приходил с работы и приносил что-нибудь вкусненькое и это притом, что всё было в дефиците, (если кто-то из читателей ещё помнит 80-е годы, конечно...) Наверно, чувствовал, что виноват...
Вот таким я пыталась запомнить отчима... Клянусь, всеми силами...
Но, каждое воскресенье всё повторилось. Ещё с субботы отчим начинал пить, ночью спал плохо, ругался, бил посуду на кухне, пока мы дрожали в спальне. А утром всё начиналось...

Мама терпела несколько лет. Никому не жаловалась. Всё держала в себе. А потом «решила» проблему - стала дежурить по выходным в местном Доме престарелых. И брала сестричку с собой.
И, знаете, вначале это помогало! Отчим с субботы напивался, а в воскресенье скандалить было просто не с кем; я убегала на целый день к подружке Алле. Она знала про мою жизнь всё. И мне с ней было хорошо, не надо было лгать и лицемерить. Я могла и поплакать, и посмеяться вместе с ней. Мы делали уроки, ходили в парк, в кино. Аллина мама кормила нас обедом. Я думала, что мне удастся выжить до окончания школы, а потом я планировала уехать в столицу и поступить в пединститут; я всегда любила детей и хотела стать учителем.

Всё произошло как-то внезапно. Хотя, читатель скажет, это не называется «внезапно», если годами мы терпели этого деспота.
Да, пожалуй, читатель будет прав...

Так вот, мама с сестричкой были на работе, а подружка заболела гриппом. Я всё равно думала к ней прийти. Но она меня пожалела и не хотела, чтобы я тоже заболела. Лучше бы я заболела тогда гриппом...

И я осталась дома. Сделала уроки, помыла посуду, вытерла пыль. Тот майский день был на редкость душным. Меня сморило, и я заснула прямо на диванчике в гостиной. Отчим был в то время у соседа-собутыльника. Кстати, тоже партийного работника...
Проснулась я оттого, что почувствовала резкую боль в промежности. Потом мне стало тяжело дышать. Окончательно придя в себя, я поняла, что на меня навалился отчим и стал насиловать. Я пыталась отбиться от него, закричать, но он зажал мне рот своей огромной ладонью и прохрипел:
- Заткнись, сучка! Если кому-то расскажешь, убью!
Когда он поднялся и ушёл в спальню, я сползла с дивана, с трудом встала и, рыдая пошла в ванную комнату. Трусов на мне не было, а по внутренней стороне ног на пол стекали тонкие алые струйки. Я осторожно смыла кровь, оделась и, шатаясь, вышла из дома. К маме на работу идти боялась, поэтому пошла в ближайший парк и допоздна просидела на скамейке, тупо глядя в одну точку.
Домой вернулась поздно. Мама с сестричкой были дома. Мама стала уже беспокоиться, позвонив Алле, и узнав, что я не у неё.

Мне было только четырнадцать лет... Страдала я молча. Правда, Алле я рассказала, что произошло.
Жизнь текла своим чередом. Тихие будни и буйные выходные. Ссоры, избиения и молчаливые примирения... Прошло три месяца. Как-то мама спросила меня про месячные. Я постеснялась говорить с ней на эту тему. Другое дело – с Аллой. Прошло ещё два месяца. Во время очередного скандала мне стало вдруг плохо, и я потеряла сознание. Мама в тот выходной не дежурила и была дома. Она вызвала скорую. Пока скорая приехала, я пришла в себя и начала безудержно рвать. Опытный врач, осмотрев меня, спросил, сколько мне лет.
- Скоро пятнадцать...
- А сейчас сколько?
- Четырнадцать и семь месяцев.
Всё это время отчим трусливо отсиживался в спальне.
- Так, мамаша, вы знаете, что ваша дочь в положении?
- Что вы такое говорите, она же ещё совсем ребенок! Она хорошая девочка, не испорченная. Она у меня умница, отличница, поёт в хоре...
- Мамаша! Вы скоро станете бабушкой, что вы мне про хор рассказываете?
- Доктор! Вы меня не поняли - Инночка умница, она хочет учиться на педагога...
- Мамаша! Завтра поликлиника работает. Срочно ведите дочку к гинекологу, у неё токсикоз второй половины беременности.
- Токсикоз второй половины! Доктор, Инночка не такая, она домашняя...
- Мамаша! У нас есть и другие срочные вызовы. Завтра в поликлинику - вы меня хорошо поняли?

Когда скорая уехала, мама села у моего изголовья и стала плакать. Я тоже расплакалась. Сестричка смотрела, смотрела на нас обеих и стала хныкать за компанию... Отчим не выходил из спальни до позднего вечера.

Мой сыночек родился в феврале. В день всех влюбленных. Ну, разве это не иронично?! Мама меня забрала из моей школы и перевела в школу при санатории в Крыму. Она мне не показала сына, объяснив, что так будет лучше для меня. И уговорила от него отказаться. Потом мама мне сказала, что его сразу усыновила одна обеспеченная бездетная пара и ребёнку там будет хорошо.

На следующий учебный год я продолжила учёбу в своей школе. После окончания школы поступила в столичный пединститут, как и мечтала.
Кроме Аллы никто не знал, кто отец моего сыночка. Маме я ничего не рассказывала, ни пока был жив отчим, ни после.

Лишь узнав во время учебы в ВУЗе, что отчим повесился на оконной решетке во время очередного воскресного запоя, я позволила себе позлорадствовать:
- Собаке - собачья смерть, - повторяла я несколько дней.

Конечно, я не приехала на его похороны, хотя мама слёзно об этом просила - сослалась на тяжёлую сессию.

Почему я об этом сейчас пишу? Ведь прошло уже двадцать два года. Я живу в столице, преподаю биологию. У меня небольшая, но уютная кооперативная квартира. Я довольна жизнью. Слежу за своей внешностью, бегаю по утрам. Говорят, что выгляжу на двадцать пять лет. Никто не даёт мне мои тридцать шесть... Вот такая арифметика…
Мама с сестрёнкой по-прежнему живут в провинции. Мама на пенсии, а сестрёнка у меня уже заведующая Домом престарелых, да-да, тем самым, куда её водила мама ещё в детстве. Сестричка у меня умница, стариков не обижает, они её так зовут Еленой Антоновной, а за глаза - наша доченька!
Мама, конечно, сдала за последние годы. Всё плачет, мол, хочет внуков. А мы с сестрёнкой не торопимся чего-то... Обе до сих пор не замужем. Для неё подопечные как малые дети. А у меня сорок человек в классе, где я классный руководитель. Куда я только своих «детей» не возила, и в музеи, и в Брестскую крепость, и на разные выставки ...

Не хочу лгать самой себе, вспоминаю своего сыночка, пытаюсь представить, какой он сейчас, кем стал, ведь ему уже двадцать два!

В последнее время мне снится один и тот же сон: открывается дверь и в неё входит парень. Я спрашиваю:
- Кто ты?
- Я твой сын, Инночка! Разве ты меня не узнала?
- Нет, нет, ты не мой сын...
- Твой, твой!!!

Недавно разговорилась с одним парнем в книжной лавке. Он увидел, что я держу в руках «Происхождение видов» Дарвина, и сказал:
- А теперь эту теорию считают ошибочной.
- Разве?
- Вы этого не знали? Эволюция не могла проходить таким путем, это уже доказано!
- Что-то я не читала...
- Ну как же! Вы почитайте в интернете - сейчас выдвигаются разные гипотезы происхождения видов...
- Доказать что-либо наверняка трудно…
- Но можно. Да и сам Дарвин в конце жизни признался, что ошибался. Вы не в курсе? Вы кто по специальности?
- Учитель биологии...
- Так вам стыдно этого не знать! Чему вы тогда учите своих учеников?
- В учебнике по общей биологии написано...
- Бросьте учебники - они устарели. Посмотрите на вещи реально! Кстати, как вас зовут?
- Инна ...
- Очень приятно. А меня Денис... Хотите, я вас познакомлю с последними данными?
- Да, было бы неплохо...

Слово за слово, мы стали встречаться, сначала просто беседовали, ходили в кино, в кафе. Я Дениса к себе не подпускала близко ни к телу, ни в сердце. Ему 29 лет, а мне уже 36. Так он себе найдёт двух по 18! Я для него уже старая...
Но, сердце не камень, он меня задаривал цветами, книгами по генетике и эволюции. А мне больше ничего и не надо было...

Прошло несколько месяцев. Денис сделал мне предложение. Я сразу согласия не дала, но пригласила Дениса на несколько дней поехать к моим. Сказала, что пусть он попросит моей руки у мамы. Очень мне хотелось её порадовать ...

Но радости не вышло. Как только мы зашли в дом и я представила Дениса маме, она истошно закричала:
- Антон!
И потеряла сознание. Пришла в себя лишь в больнице. У неё случился инсульт.
Долго никого не узнавала, потом стала причитать: «Антон, Антон, ты пришёл за мной?»

Мы пробыли в моём городе несколько дней. Когда маме стало легче, сестричка забрала её домой. Сказала, что возьмёт ей сиделку.

Я всё рассказала подруге Аллочке, она тоже теперь живёт и работает в столице. Поразмыслив над случившимся, она сказала:
- Если твоя мама спутала Дениса с твоим отчимом, возможно, Денис - твой сын!
- Нет, он старше!
- Подруга, выясни всё, пока не наделаешь новых глупостей!


Ох-ох, дорогой читатель, я никогда не лезла в чужие карманы. И что я увидела, открыв паспорт Дениса, пока он спал?
Вы уже догадались: он родился 22 года назад в День Святого Валентина! Ну, мы встречались уже несколько месяцев, так что ему было уже почти 23...
Я еле дождалась следующего вечера, вышла из дома и рассказала Алле все по мобильному.
- Ага, - сказала моя новоявленная мисс Марпл. Что ж, дело близится к развязке. Очень много совпадений, но это ещё не стопроцентное доказательство. Ты должна ему всё рассказать.
- Что он мой сын? Но, я же его люблю как мужчину!
- Не реви, слушай меня. Надо сделать анализ на определение родства. Пусть Денис согласится.

Короче говоря, я ему всё рассказала. Он был в шоке, но потом признался, что он у родителей приёмный! Вы понимаете, ещё одно совпадение!!!
Конечно, я его хорошенько отчитала за то, что он скрыл свой истинный возраст. На что он ответил, что сделал это из любви ко мне…

И вот настал день сдачи анализа на ДНК. А потом я еле дождалась, когда будет готов результат. Сама идти не могла, боялась, что не вынесу приговора. Послала за результатом Дениса.

Первым посмотрел результат он, потом дал прочесть мне. Он мне не сын! Какое облегчение...
Денис тоже обрадовался.
- Так что ж: все в порядке и мы можем пожениться? - спросил он.
Странно, что я не почувствовала в его голосе былой уверенности.
- Да, можем ...
Что такое? И я уже не так уверенна в себе...

Что же происходит сейчас, поинтересуетесь вы. Мы продолжаем встречаться. Я, почему то, тяну со свадьбой. То я говорила Денису, что хочу подождать, когда мама окрепнет и сможет присутствовать на нашей свадьбе. Потом я поехала со своим классом в трудовой лагерь на весь июль... Но Денис, всё-таки, настаивает. Вроде бы, определился… Подали документы в ЗАГС. Так что осенью жду вас на своей свадьбе.

***
- Юрка! Привет! Это Денис! Спасибо, дорогой, что выручил меня! Я теперь тебе по гроб жизни обязан…
- Что ты говоришь? Да, Инна поверила, конечно, поверила, что это мой анализ ДНК. А тебя она вообще не знает, пока… Ха-ха-ха… Встретитесь на нашей свадьбе.
- Нет, я вообще не хочу свой анализ сдавать. Боюсь… А если я действительно её сын?! А я Инну очень люблю и не хочу её терять, как женщину.

9.09.15.



Читатели (309) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы