ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Полигон

Автор:
Макс Веллер очнулся в детской кроватке с соской во рту. Неожиданная перемена страшно удивила его, и он попробовал встать, но не тут-то было. Ноги не слушались, руки совершали хаотичные движение, очень хотелось пить и наоборот... Причём, одновременно. Ещё невыносимо хотелось кричать во всю мощь своего голоса, но получался только невнятный писк, от которого закладывало уши. К тому же Макс начал подозревать, что у него режутся зубки.
«Вот я попал! – выругался про себя Веллер и постарался оглядеться по сторонам. Мамы нигде не было. На столе стояла чернильница с засохшими чернилами, в неё было воткнуто перо. Далее располагался стол, на котором творился сущий хаос. Потом взгляд находил комод и плательный шкаф. Макс сразу догадался, что его мама не такая уж большая аккуратистка. – И вообще, какого чёрта она делает, когда я лежу весь мокрый, изнывая от жажды? Хоть бы уже бутылочку с молоком принесла, только охлаждённым. Терпеть не могу прямо из груди. Бррр…».
Но мама не появлялась. Время шло, пелёнки становились невыносимо мокрыми и пахучими. Веллер изо всех сил пытался встать на непослушные ноги. Он хватался за перила кроватки и тянул их на себя, однако эффекта не было никакого. В мозгу постоянно пульсировал какой-то секретный позывной, который Макс никак не мог расшифровать. Единственное, что было понятно из донесения, это то, что Веллер командирован на какую-то богом забытую планету для прохождения испытательного теста. В принципе, наставник рассказывал ему что-то подобное и намекал про скорые перемены в его жизни, но откуда ему было знать, что случится вот такое… Чёрт знает что! И почему именно Земля, а не привычная сердцу Верона?
Веллер начал понимать, что криком маму не проймёшь и попытался мысленно поискать её в ближайшем пространстве. Он тщательно с помощью своих телепатических способностей прощупывал каждый уголок. Метр за метром он двигался по дому и заглядывал в каждую щель. Беспорядок творился не только в комнате, но и во всём доме. Складывалось ощущение, что семейной жизнью здесь и не пахло.
«Ещё не хватало, чтобы я оказался подкидышем или незаконнорожденным? – размышлял Веллер. – Странные у шефа представления о тестирующих программах. Всё понимаю, но при чём тут младенцы? Чёрт, вот она, кажется… Боже, похоже, моя мама под кайфом».
От неизбежности Веллер заорал на весь дом. Он понял, что скорее всего пробудет мокрым до скончания века, и никто не придёт к нему на помощь. А потом потянулись долгие часы ожидания. Опять же непонятно чего. Мы, люди, постоянно чего-то ждём, на что-то надеемся. Доходит до смешного, потому что финал у наших ожиданий всегда один и тот же. И нам постоянно приходится возвращаться к исходной точке.
«Почему одним везёт с родителями, а другим нет? В конце концов, ребёнок же ни в чём не виноват. Он не просился на этот свет? А может быть та женщина в зале и не мама вовсе. Не верю я в то, что у меня такая мать. Отказываюсь верить! – Веллер засунул половину своей ладошки себе в рот и начал сладко причмокивать. – Интересно, есть ли у меня папа? Если уж не повезло с мамой, так хоть с отцом… Наверное, он на работе. Зарабатывает, чтобы хоть как-то прокормить семью. А мать просто на грани отчаяния. Возможно, жизнь на этой планете не сахар».
Незаметно для себя Веллер уснул. Долгое время вокруг царила зловещая тишина, словно он находится в тёмной комнате, изолированной от окружающего мира плотными стенами и зашторенными окнами.
«Неужели я умер? – думал Веллер или это только подсознание всплывало откуда-то издалека, как нечто внешнее и потустороннее. – Наверное, умер от голода в этой чёртовой кроватке. Ко мне так никто и не подошёл! Наставник, однако, шутник. Ещё никогда прежде испытания не заканчивались так печально. Представляю, в центре полётов повесят табличку: «Астронавт Веллер скончался в детской кроватке, не сумев решить нехитрую головоломку». А Эмма придёт домой, закроется на ключ и будет рыдать. Наверное, она единственная, кто станет меня оплакивать. Хорошо, что мама никогда не узнает о моей бесславной кончине».
После этих размышлений створки снова захлопнулись, и наступил полнейший мрак. Сознание ворвалось внезапно, как ураган. Веллер с ужасом открыл глаза и обнаружил, что мчится по наводнённому автомобилями шоссе на бешенной скорости. Рядом с ним, впившись в его плечо, жмурится незнакомая женщина и что-то быстро ему говорит, но Макс не может разобрать её слов и старается не потерять контроль над дорогой. Наконец до него долетают обрывки фраз незнакомки:
– Веллер, ты сумасшедший! Мы же разобьёмся… говорила мне мама, что ты… господи, с кем я только связалась? Мама! Мамочка!
Веллер чувствовал, что ему приятны прикосновения незнакомой женщины. Видимо, она либо жена, либо любовница. Непонятно одно, куда и зачем мы едем и почему ради этого нужно рисковать собственной жизнью? А между тем машины неслись по магистрали и ничем не уступали. Видимо здесь было принято не жалеть ни себя, ни авто. Макс едва успевал заметить таких же сумасшедших попутчиков совершающих дикие виражи и перестроения в этом круговороте машин.
– В конце концов, можно было полететь самолётом! Чтобы я ещё хотя бы раз…– приятный, но срывающийся на крик голос незнакомки тонул в ужасной канонаде, которая неслась из динамиков.
«Видимо либо я, либо она большой любитель громкой музыки. – Веллер потянулся рукой, чтобы сделать потише, и в это мгновение заметил, как водитель справа начал перестраиваться в его ряд. Этот финт оказался катастрофическим для обоих, раздался ужасный скрежет металла, звон разбитого стекла и последнее, что запомнил Макс, глаза незнакомки, которые почти кричали: «Я же тебе говорила!».
Некоторое время Веллер ощущал себя в каком-то ватном мешке. Вокруг струился мягкий и приятный свет. Светлые пятна курсировали вокруг него. Было очевидно, что все эти хлопоты каким-то образом связаны с ним. Это было приятно, беспокоила только ужасная и нестерпимая боль по всему телу, которая разливалась и пульсировала, жгла, стучалась в виски. Хотелось сорвать с себя невыносимую и удушающую оболочку. Несколько раз Веллер приходил в себя и снова впадал в забытье.
– Вне сомнения, временами он приходит в сознание… – сказал какой-то взволнованный женский голос. – Нет, это не кома. Я думаю, что в ближайшие дни он придёт в себя. Тогда и приходите… Сейчас я к нему никого не пущу.
На следующее утро, так показалось Веллеру, он очнулся и открыл глаза. Рядом на соседней койке он обнаружил больного, который словно ждал его пробуждения и с интересом начал его рассматривать.
– Очнулся, сосед. Слава Богу, я думал, что ты помрёшь, – человек на соседней койке поправил бинты на своей голове и улыбнулся.
– Спасибо, – беззвучно шевельнул губами Макс.
– Тебе ещё нельзя говорить, – напомнил сосед и приложил палец к губам. – Я прекрасно понимаю тебя и так. Ну, как там, на том свете?
Веллер пожал плечами, по крайней мере, ему так показалось. Хотелось ответить «никак», но сил абсолютно не было даже шевелить губами, он отрешённо посмотрел в потолок и снова оказался в небытие. А потом прямо над ним склонилась медсестра и что-то пыталась ему объяснить, но слова её никак не могли прорваться сквозь пелену подсознания. Он безрезультатно напрягал слух, старался приподняться на локтях, но тщетно. Разбудил его страшный хрип, который доносился откуда-то справа. Веллер в ужасе открыл глаза и увидел, что его сосед задыхается, и бьётся в нечеловеческих судорогах. Макс всё отчётливо понимал, но не мог ничего сделать, даже встать с постели. В последний момент он заметил красную кнопку возле своей кровати и, с трудом дотянувшись рукой, нажал её. Завыла серена и через пару минут в палате оказался почти весь персонал. Люди общались между собой, прикладывали руки к подбородкам, делали какие-то умозаключения и одобрительно кивали друг другу. По мимике лиц врачей Веллер догадался, что всё обошлось и, закрыв глаза, снова уснул.
На следующее утро Макс проснулся достаточно в хорошем состоянии и расположении духа. Однако тут же заметил, что койка справа пуста и аккуратно прибрана. В дальнем углу копошилась медсестра, собирая на разнос пустые пробирки и бутылочки из-под лекарств.
– Что с моим соседом? – поинтересовался Макс.
– О! Очнулся, – обрадовалась медсестра и подошла к больному. – Тебя уже третьи сутки дожидается жена.
– Жена?! – от неожиданности очень громко воскликнул Веллер.
– Ну да, жена. Что же тут удивительного? Она чудом почти не пострадала при аварии. Что же вы так неосторожно водите мобиль?
– А что с ним? – ещё раз настороженно переспросил Макс, и смутился. Он понимал, что его вопросы звучат нелепо. Однако, ему простительно потерять некоторую ориентацию после такого события…
– Господи, Веллер, расслабьтесь. Страховая компания уже оплатила все расходы, связанные с аварией.
– А сосед? – ещё раз переспросил Макс.
– Он умер, – отрезала медсестра и вышла в коридор.
Веллер вспомнил улыбку соседа, когда тот ещё вчера пытался его поддержать или утешить. Слеза моментально навернулась и скатилась по щеке… «Бедный скиталец! – подумал он. – Возможно тоже из наших, засланных, лежит в каком-нибудь каменном мешке и думает, что умер. Бедолага! Ему бы жить и жить». Улыбка соседа по несчастью не выходила из его головы. И ещё этот странный и очень знакомый вопрос. В проёме приоткрылась дверь и появилась та самая незнакомка, что совсем недавно так отчаянно прижималась к его плечу.
– Привет, – осторожно поздоровалась она и положила руку Веллеру на грудь. – Прости меня, если сможешь.
– За что? – напрягся Веллер, пытаясь вспомнить последние минуты в машине.
– Я же сама настояла на этой поездке. Чёрт меня дёрнул уговорить тебя поехать в столицу. Как будто нам плохо жилось в нашем городке, – незнакомка смахнула слезу платочком, а также тушь, которая потекла вслед за ней. – Знаешь, я столько передумала за эти ночи проведённые здесь. Оставайся на своём заводе. Не надо мне никаких денег, слышишь?
– Хорошо, – едва заметно кивнул Веллер, – я поступлю так, как ты считаешь нужным.
– Вот и правильно, – всхлипнула жена, и схватив руку Макса начала её страстно целовать и прижимать к щеке. – Господи, я так боялась тебя потерять!
– Ничего-ничего, всё уже позади, – успокаивал девушку Макс, однако чувствовал, что в его сознание опять пробивается кто-то со стороны.
– Веллер! Какого чёрта ты там застрял? – звучал далёкий голос наставника. – Тебя зачем посылали, в конце концов? Макс, на тебя работает половина института, а ты прохлаждаешься. Разве твой сосед не сказал тебе секретный пароль? Ты уже совсем спятил, немедленно возвращайся к основной программе.
«Ещё бы знать к какой, – выругался Веллер и посмотрел на часы. Они показывали галактическое время. – Странно, что ими до сих пор никто не заинтересовался». Печальный вид жены окончательно растрогал Веллера, и он отключился. Голос звучащий внутри исчез, и Макс с удовольствием взял руку жены и несколько раз нежно её поцеловал. «А стоит ли возвращаться? – внезапно подумал он. – Может быть, я уже нашёл то, что искал? Институт, наставник, каким всё это кажется смешным и далёким. Может быть, и не было никакого наставника никогда? Разве можно испытывать человека жизнью?»
Веллер впервые заметил, что в палате стало светло. Солнце весь день прячущееся в тучах вышло на обозримый простор и весело заиграло на всех предметах, находящихся в палате.
– А на улице Весна и снег уже почти растаял, – тихо произнесла жена и взлохматила Веллеру шевелюру. – Сегодня слякоть кругом и лужи. Даже не верится, что скоро лето! Летом поедем в деревню кататься на катере?
– Обязательно, – соглашался со всем Веллер. Он и понятия не имел о чём речь. Он думал о чём-то своём.
«Интересно, сколько существует таких полигонов для обкатки агентов? Неужели эта хрупкая девочка тоже будущий шпион или астронавт, готовящийся пронзать космические глубины. Сейчас она так невероятно красива, сидит напротив окна в лучах солнца, прозрачная и волнующая, нежная и ослепительная. Человек, которого я не знал и никогда не узнаю. Что стоит этот короткий эпизод, который свёл нас сегодня в сию минуту? Время требует от нас всё новых и новых жертв. Мы торопимся успеть и победить в этом сумасшедшем марафоне. Нам постоянно твердят, что миру угрожает опасность, что апокалипсис неизбежен, и есть только один шанс на миллион, что мы выживем, и вот поэтому мы бороздим космический океан в надежде на спасение. Но что такое спасение и какая опасность нам угрожает? Может быть, мы бежим от самих себя, от призрачных дел, к которым привыкли, от страхов, что переполняют нас с головы до пят, от одиночества. Вечные странники не знающие покоя. Кто мы и почему здесь сегодня?»
Веллер приподнялся, достал из кармана сигарету, прошёл к окну, открыл форточку и закурил. Изумлённая незнакомка всё это время сопровождала его глазами.
– С ума сошёл? Тебе же запретили вставать, – воскликнула она. – Немедленно вернись! Ещё не хватало… И потом, ты же обещал бросить курить.
– Да-да, я помню, – успокоил Веллер жену. – Я брошу, раз обещал…А ты не против, если я останусь?
– Что? – недопоняла незнакомка и оказалась в замешательстве, получилось это так, словно актёр перепутал слова и что-то пошло не по сценарию.
– Я хочу остаться здесь, с тобой, – повторил Веллер дрогнувшим голосом.
– Как? – незнакомка словно искала подсказки откуда-то с небес и боялась посмотреть Максу прямо в глаза.
– Зачем мы играем в эту игру? Разве мы не можем просто жить и любить друг друга?
– Ты же понимаешь, мы должны…
– Я ничего не понимаю! – крикнул Веллер. – Не понимаю! К чему эти слёзы? Здесь всё ненастоящее, лживое! Я так не могу…
– Макс…
– К чёрту! Так и передай ему. Поняла? А я остаюсь…
– Но основная программа…
– Плевать! Кстати, как там на том свете? – улыбаясь поинтересовался Веллер и затушил окурок о белоснежный подоконник. – Раз здесь всё ненастоящее, то можно не жалеть интерьер. Его подправят наши технологи.
– Макс, я всё понимаю, ты устал, но зачем же сразу ставить под сомнение многолетнюю работу целого коллектива, труд стольких людей? Ведь они же ни в чём не виноваты, – незнакомка нервничала и заламывала пальцы.
– Ты из какого сектора? – в лоб спросил Веллер, и тут же достал вторую сигарету.
– Из того же, что и ты. Я новенькая, меня взяли на испытательный срок. Моя задача сопровождать тебя…
– Так это ты лежала без чувств в том злополучном доме?
– Я не виновата, мне сделали укол…
– Что случилось с ребёнком?
– Господи, Макс, я точно в таком же положении, как и ты!
– Что стало с ребёнком?
Незнакомка вдруг бросилась на шею к Максу и громко и надрывно заплакала. Веллер почувствовал, как слёзы сквозь рубашку обожгли его грудь. Она была лёгкая, почти невесомая, и такая близкая, словно они провели вместе целую жизнь. Потом отпрянула и, смешно насупившись, сказал упавшим голосом:
– Люди, в которых мы перевоплощаемся, гибнут по-настоящему. Никакой это не полигон. Здесь всё реально. Тот чудак, что передавал тебе пароль, малыш, все они умирают после того, как мы покидаем их тела…И мы тоже умрём очень скоро.
– Откуда ты знаешь?
– У меня есть план основной программы и маршрут твоего следования.
– Я не об этом.
– Я – землянка, – незнакомка опустила глаза и снова прижалась к груди Макса. – Но что я могла поделать? Они вкололи мне укол, я слышала твой плач, но ничего не могла поделать. Слышишь, ничего…
– Эмма? – не поверил Макс и как сумасшедший уставился на незнакомку.
– Да, – девушка улыбнулась. – Что я так сильно изменилась?
– Есть немного, – Веллер задумался. – А они знают?
– Про малыша?
– Про то, что ты местная.
– Не уверена, – девушка вздрогнула. – Что ты задумал?
– Ты со мной или вернёшься на базу?
Эмма начала колебаться. Чувствовалось, что в ней боролись два человека. Кто-то далёкий и незримый не хотел отпускать её, держа в своих невидимых объятьях, готовый в любой момент дёрнуть за нужную ниточку её души.
– Ну и что ты решила? – спросил Веллер, приобняв Эмму за талию.
– Я остаюсь с тобой, – чуть слышно ответила незнакомка, и с этими словами кто-то далёкий словно зазевавшись, выронил заветный ключ, и её душа, обретя свободу, полетела по нескончаемому Млечному Пути.
Стены палаты качнулись и начали таять, некоторое время стабильности не было. Связь с базой окончательно прервалась, и Веллер ощутил, как исчез навязчивый позывной где-то внутри его сознания. Он посмотрел на свою жену, и понял, что прав. Ещё никогда в жизни он не встречал более совершенной и прекрасной женщины.
– Знаешь, Макс, я подумала и мы решили. К чёрту столицу! Мне кажется, что с нашими талантами мы легко подыщем себе работу и здесь, в нашем маленьком городке.
– Ничего против не имею, – Макс поднял вверх руки. – Согласен на всё.
– Ой, не ври Веллер, на всё он согласен, знаем мы вас, мужчин, – ехидно заметила Эмма.
В этот миг до них донёсся чуть слышный и знакомый голос, словно где-то неподалёку плакал тот самый ребёнок.
– Ты слышала? – спросил Веллер настороженно.
– Да, словно плачет ребёнок…
– Так что ж ты стоишь?! – Веллер смахнул оцепенение с Эммы и они вдвоём, словно наперегонки, спотыкаясь и мешая друг другу побежали в дом.

17.07.2008г.



Читатели (428) Добавить отзыв
переделкин! не понравилось ...плохоподражательная хрень
18/07/2008 23:41
:) сочувствую, но ничем помочь не могу, это не лечится.
19/07/2008 00:27
<< < 1 > >>
 

Проза: романы, повести, рассказы