ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Осень безвозвратная. часть девятая

Автор:
Автор оригинала:
Изабелла Валлин
1983г
Болгария

Ру;се - город расположен на правом берегу Дуная.
Самый большой болгарский порт на этой реке.

Граница с Румынией проходит по гигантскому мосту над Дунаем.

Завтра мы эту границу пересечём.


КГБшника прибило волной народного возмущения по поводу высказываний относительно доставки меня на родину в цинковом гробу.

В качестве компенсации за моральный ущерб он в упор меня не видит – типа – делай что хочешь.

Что я и делаю.

Идёт обзорная автобусная экскурсия по городу.
Утомлённые экскурсанты спят
Кляча - гид в последний раз распинается.

Завтра расстанемся к обоюдному удовольствию.

Информация о городе преломляется во сне в сюрреалистическую фантазию.


Мама всё ещё в безутешном загуле.
Дело не только в нанесённом материальном ущербе.
Под сомнение было поставлено её женское очарование.
Ведь обманули мужчины, которые с ней флиртовали.
И она поверила, что понравилась.

Обо мне мама словно забыла.

Чему я очень рада!

Вечером иду гулять одна.

Время позднее.
Небо светлое.

Болгарский октябрь - не время и не место для белых ночей.

Наверное, это сильные софиты горят в порту.

И полнолуние.

На перепутье дорог чей- то силуэт. Или просто игра теней?


Иду навстречу.

Высокий ладный парень. Просвечивает насквозь.


Тонкие черты лица. Плавные элегантные движения.
Говорит что он страж этого города уже сотни лет.
Предлагает ночную экскурсию.

Вглядываюсь в него и всё больше очаровываюсь.
Удивительно хорош.
Видно не всякого в призраки принимают.
Жаль, что не материален.
Его бы я не стала дурачить как кавалера с Золотых песков.

Влечёт меня призрак по энергетически светлым и тёмным местам.
Посвящает в подлинную историю города.

Неведомая сила сковала мою волю.
Безропотно следую за ним и трепещу как свеча на ветру.

Привёл меня призрак под своды старинного храма.
Указал, где зарыт клад.
В указанном месте земля вдруг стала прозрачной.
Я увидела на внушительной глубине сундучок с золотыми монетами.
Спросила – нет ли другого клада, не так глубоко зарытого?
Ответил, что прочие клады зарыты ещё глубже.

Выкапывать не стала. Лопаты нет. Руками до утра не успею.
Да и куда я его дену?
Ехать с кладом через две границы?
Отберут и посадят.

Напоследок привёл меня призрак на городскую площадь мощёную широкими плитами. Указал на плиту помеченную звездой.
Наступила я на звёздочку и почувствовала, что стою на тонком стекле, которое тут же пошло трещинами.
Под ногами открылась глубокая шахта.
На дне бушует адское пламя.

Он подхватил меня на грани падения.
Сильный.
Может вовсе не призрак?
Ангел?

Рассвело.

Он сказал, как его зовут.

Но имя выпало из памяти.


Пришла в гостиницу. До подъёма два часа. Рухнула.
Думала - не встану.

Проснулась счастливая и полная сил.


Сели в автобус.

Прощай Болгария.
Поехали в Румынию.

Уткнувшись лбом в автобусное окно, ужасно скучаю по Андрею.
Это со мной с начала поездки.

Приеду, позвоню и расскажу ему о своих путешествиях.
Пусть завидует.

И знать не знаю, что он в это время тоже путешествует.
С геологической экспедицией в Сибири.

Тоже решил позвонить мне по приезду и рассказывать о своих путешествиях.


Через много лет я разыщу Андрея в одной психиатрических больниц, куда его запрячут родственники бывшей жены.

Это будет незадолго до его смерти.

Зная, что у нас с Андреем есть ребёнок и в страхе, что я могу предъявить права на наследство, родственники бывшей жены договорятся с персоналом больницы.

Андрея подсадят на разрушающие память психотропы.

Изможденный, изуродованный убогим существованием Андрей будет монотонно бубнить: -«Ничего не помню» тускло глядя сквозь меня.
………………………………………………..

1931 год

Сонька.

«Она ещё пожалеет, что отказалась от такой лёгкой смерти.» - вспомнилась ей через год.

Фраза, брошенная пилотом, летевшим с ней над тайгой, оказалась пророческой.


Сонька умирает от родов на полу барака.

Её умирание идёт медленно и мучительно.

Её ребёнок отказался от борьбы.
Сама она справиться не может.

Ночь подходит к концу.
Сонька ясно видит перед собой в темноте чьи- то валенки, сор на полу.

В бараке тишина.

Уставшие заключённые спят.

Никому нет дела до её страданий.
Никто не слышит её криков.

Вверху почти под самым потолком небольшое окно, недосягаемое для Соньки.

А ей так хочется туда заглянуть, увидеть небо.

Светает.

Вдруг множество сильных рук подхватило ее.
Она оказалась лежащей на широком свежеструганном столе.
Только удивилась – откуда тут стол и почему он такой высокий?
Прямо перед её лицом было окно.
Даже не задумалась, кто поднял её, и не заметила, как боль прошла.

В складках туч открылся красный порез февральского рассвета.

Душа освободилась от бренного тела и понеслась в открывшийся красный портал.

Так закончилась её последняя зима.

Но была до этого последняя осень, на редкость тёплая, грибная.

Было последнее лето, слезящееся дымом еловых шишек спасающим от комаров.

Лето было безмятежным, сытым от сознания постоянства взаимной любви.

Но особенно хороша была последняя весна, когда в Соньке проснулась страсть.

Она -то думала что её тело давно одеревенело от принудительных ласк, что в её вымороченной жизни нет места счастью.

После полёта над тайгой она словно очнулась.
Сама удивилась, что так вцепилась в поручень.
Так захотелось ещё пожить.

А при хозяевах часто думала: - «пропади всё пропадом».

Сколько раз утопиться хотела.




Читатели (40) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы