ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 279

Автор:
Глава 279.



В продолжение всего мая войска Северо-Западного фронта с двух сторон энергично атаковали "рамушевский коридор", соединивший 21 апреля окружённую зимой в районе Демянска группировку с главными силами 16-й немецкой армии.

Ветераны дивизии СС "Мёртвая голова", оборонявшей коридор, прозвали его "малым Верденом".

Тяжёлые орудия Северо-Западного фронта простреливали коридор насквозь, чем крайне осложняли немцам транспортные перевозки. По-прежнему, как и в дни полной блокады, доставка грузов на склады 2-го армейского корпуса и вывоз раненых из корпусного госпиталя осуществлялись немецкой транспортной авиацией. Пилоты Ju-52 ежедневно делали сто рейсов на аэродром Глебовщина и обратно. Потери в транспортных самолётах случались почти ежедневно, чаще всего вследствие неудачной посадки. Посадочная полоса в Глебовщине с начала весны была в отвратительном состоянии, а привести её в порядок наземные службы не успевали.

Нелегко приходилось и пилотам 485-го полка "харрикейнов" майора Зимина, ежедневно летавшим над "рамушевским коридором" прикрывать штурмовики Ил-2 или самостоятельно выполнять штурмовку. После того как один из пилотов, выруливая на взлёт по раскисшему от дождей полю, увяз в грязи, ткнулся носом в землю и сломал винт (а запчастей не было),
все стали рулить с механиком или техником на хвосте. Механик садился верхом на заднюю часть фюзеляжа и прижимался грудью к хвостовому оперению. В последний момент перед взлётом он лихо спрыгивал со своего насеста, словно с коня. Бывали случаи, когда самолёт взлетал с седоком на хвосте.

"Горбатых" - так окрестили на фронте штурмовики Ил-2 - в составе воздушной дивизии, в которую входил авиаполк Зимина, было всего три десятка, они не успевали выполнить все заказы сухопутных войск. Поэтому летать на штурмовку приходилось и "харрикейнам". И без того маломанёвренные "харрикейны" с бомбовым грузом под крыльями делались и вовсе неуклюжими. Атака наземных целей - чаще всего это были транспортные колонны - удавалась лишь в том случае, если поблизости не было истребителей противника - те тоже не справлялись со всеми заказами сухопутных войск. На штурмовку транспортной колонны пилоты заходили сзади под острым углом на предельно малой высоте - таким путём они уходили от огня немецких зениток, во множестве расставленных вдоль всего коридора. Немецкие пилоты не всегда замечали летящие над самым лесом "харрикейны", к тому же вести воздушный бой на предельно малой высоте пилоты Me-109 не любили - вести бой на больших скоростях над верхушками леса невозможно, на малой же скорости у "Мессершмиттов" пропадали все преимущества в манёвренности, а в огневой мощи "харрикейны" и вовсе их превосходили. Не случайно самолёт получил своё название (по-английски "харрикейн" означает "ураган").

Однажды эскадрилья из полка Зимина самостоятельно расправилась с колонной в 50 грузовиков. Эффективность штурмовок значительно выросла, когда техники полка установили на крыльях рейки для ракет воздух-земля. Сделать это оказалось не простым делом - английские конструкторы такой возможности не предусмотрели.

21 мая произошёл памятный бой, отмеченный во фронтовых сводках. Три "харрикейна", посланных Зиминым на штурмовку, были атакованы десяткой "Мессершмиттов". Бой протекал на малых высотах. Сбив шесть "Мессершмиттов" из десяти, все три "харрикейна" благополучно вернулись на аэродром.

Всего же пилоты Зимина уничтожили в мае 56 немецких самолётов, притом несколько из них - ракетами воздух-земля.

6 мая майору Зимину исполнилось 30 лет. По этому случаю в штабе полка был накрыт скромный праздничный стол. Кроме своих офицеров присутствовали друзья Зимина из других полков. Настроение у всех было приподнятое. И только командир полка ЛаГГ-3 Иван Заважнов был невесел. Виновник торжества отвёл гостя в сторону и прямо спросил в чём дело. Ему пришлось выслушать удивительную историю.

В начале весны, 8 марта, в ненастье и метель, Заважнов встал из-за стола, где он с однополчанами пил за здоровье прекрасных дам, и вышел проветриться. Оглядевшись по сторонам и убедившись, что вокруг ни души, пилот забрался в кабину своего ЛаГГ-3, взлетел и скрылся в пурге. Он в одиночку полетел штурмовать Глебовщину. Аэродром в Глебовщине имел очень сильное зенитное прикрытие. Однако в этот ненастный день все зенитчики мирно грелись в тёплом жилье. Никому в голову не приходила мысль о возможности полётов в таких метеоусловиях. Отыскав дорогу, Заважнов пролетел на бреющем полёте над лётным полем, выпустил боекомплект по всему, что хотя бы отдалённо напоминало в пурге самолёт, после чего невредимым вернулся к своим и продолжил застолье.

И вот только теперь, в мае, вся история таинственным образом стала известна командующему авиацией фронта генерал-майору Кондратюку. По некоторым просочившимся из штаба авиации фронта сведениям, Кондратюк крепко ругался и в самых энергичных выражениях высказывал своё неудовольствие.

- Жду теперь оргвыводов, - вздохнул пилот.

Предчувствие его не обмануло. Заважнова отстранили от командования полком ЛаГГ-3 и отправили в учебный тыловой полк.

Прошло время. Скорый на расправу генерал-майор Кондратюк был произведён в генерал-лейтенанты и убыл на другой фронт.
Сменивший его генерал Полынин, выслушав всю историю, тут же вернул на фронт Заважнова, но уже не в полк ЛаГГ-3, а командиром полка бомбардировщиков Пе-2.

- Я буду поручать персонально Вам, Заважнов, задания особой сложности. Отныне Вы будете в одиночку, без прикрытия, выполнять на вашей "пешке" в нелётную погоду дальнюю разведку метеоусловий.

Пилот в течение года успешно справлялся со своей новой работой. Он взлетал в любую погоду и возвращался с самыми точными сведениями.

Он погиб в августе 1943 года. Пролетая над линией фронта на обратном пути после выполнения очередного задания, его Пе-2 был прошит шальным зенитным снарядом.

- Экипажу покинуть самолёт! - приказал Заважнов, планируя над лесом уже над своей территорией.

Штурман и стрелок не заставили себя ждать и выпрыгнули с парашютом. Пилот остался в кабине, дотянул до маленькой лесной прогалины и каким-то чудом посадил на ней машину. Когда к самолёту добрались красноармейцы, пилот был мёртв. Его грудная клетка была пробита зенитным снарядом навылет. Посмертно пилота наградили Звездой Героя Советского Союза.





Читатели (24) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы