ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 278

Автор:
Глава 278.




Сэр Джон Тови, командующий флотом метрополии Её Величества, пил чай в своей каюте на флагманском линкоре "Король Георг V".

День 8 марта 1942 года подходил к концу. Часы в каюте мелодично пробили половину шестого, когда адмирал поставил на стол чашечку с изображением якоря, сложил на животе руки и, откинувшись на спинку кресла, погрузился в задумчивость.

Ещё недавно казалось само собой разумеющимся, что после потопления "Бисмарка" Гитлер не рискнёт выводить из Балтийского моря линкор "Тирпиц", это чудо современного кораблестроения, этого монстра и грозу морей.

Выйти через пролив Каттегат незамеченным такой корабль не мог бы даже в тумане, после чего линкор был бы атакован с воздуха торпедоносцами прежде, чем он смог бы укрыться от них среди скал в каком-нибудь норвежском фьорде.

Вся мощь ВВС Германии была задействована на театрах войны в России и в Африке, и у Гитлера не было достаточного воздушного прикрытия для проведения крупномасштабных надводных военно-морских операций в северных широтах.

Проход тяжёлого линкора с осадкой 11 метров и шириной палубы 36 метров через стокилометровый канал кайзера Вильгельма в Адмиралтействе посчитали технически невозможным.

Однако в Адмиралтействе ошиблись.

10 января при полном затемнении "Тирпиц" самым малым ходом покинул свою стоянку в Киле, сделавшуюся в последнее время небезопасной из-за участившихся налётов английских бомбардировщиков. Погода у балтийского побережья была по-зимнему суровая. Снегопад сводил видимость к минимуму. 12 января линкор медленно двинулся по каналу кайзера Вильгельма. Командир корабля капитан первого ранга Карл Топп и корабельный инженер капитан второго ранга Оскар Штелльмахер сделали всё возможное, чтобы облегчить корабль. Едва не задев высокими мачтами мост принца Генриха и сбив в самом узком месте канала причальную тумбу, огромный линкор благополучно преодолел канал и бросил якорь на Шеллинг-рейде. Здесь на корабль поднялся полный экипаж в 2400 человек. Приняв топливо, питьевую воду и тяжёлые грузы, ранним утром 14 января "Тирпиц" уже двигался к берегам Норвегии, делая 20 узлов.

Командир корабля стоял на мостике в небрежно сдвинутой на затылок фуражке. Погода была прекрасной.

В Первую мировую войну капитан Топп командовал подводной лодкой, оперировавшей в Средиземном море. Потом командовал торпедными катерами и плавал штурманом на крейсере "Эмден". "Тирпицем" он командовал уже одиннадцать месяцев, с того самого дня как белый линкор покинул верфь в Виллемсхафене.

Когда проходили минные заграждения, к командиру присоединился на мостике первый помощник капитан второго ранга Пауль Дювель.

-Только что получено радио: с шотландских аэродромов взлетели тридцать бомбардировщиков. Если они нападут сейчас, мы не сможем выполнить противосамолётный маневр.

- Не думаю, что это в нашу честь. Скорее всего опять полетят бомбить Виллемсхафен. Да и маловато для нападения на "Тирпиц". А если всё-таки рискнут напасть, мы их встретим.

Противовоздушная оборона линкора - 16 спаренных 105-миллиметровых зенитных орудий, столько же скорострельных пушек калибра 37 и 20 миллиметров и 80 крупнокалиберных зенитных пулемётов - была в полной боевой готовности.

К полудню погода испортилась. Над морем нависли низкие чреватые снегом тучи. Потемнело. Ветер свежел. Но "Тирпиц", проскользнув словно корабль-призрак мимо ютящихся на скалистом берегу голубых и розовых домиков рыбачьего посёлка, уже бросил якорь среди высоких скал в глубине Фаэттен-фьорда. Здесь он был полностью защищён рельефом местности от огня главных калибров надводного флота противника и от нападений торпедоносцев, базирующихся на авианосный флот, а тяжёлые бомбардировщики с аэродромов в Шотландии сюда не долетали. Оставалось только установить противоторпедную сеть поперёк фьорда, чем и занялась незамедлительно противолодочная команда. На корабле зачехляли 380-миллиметровые орудия и устанавливали маскировку.

Командир и первый помощник, стоя на мостике, внимательно осматривали громоздящиеся вокруг скалы и покрытые снегом горы. Стоял крепкий мороз.

- Нас видели с берега. Англичане, скорее всего, уже извещены о нашем прибытии. Теперь внимательно следите за небом. Прежде чем прилетят бомбардировщики, прилетит разведчик, чтобы с большой высоты выполнить аэрофотосъёмку. Скорее всего, атаковать нас здесь при свете дня англичане не отважатся. Будут бомбить ночью с большой высоты. Проследите за полным затемнением.

Оставив на мостике старшего помощника, командир спустился погреться в свою каюту. В каюте был просторный кабинет, строго обставленный и освещённый парными светильниками на белых стенах. Из кабинета вела дверь в комнату отдыха, оттуда - в ванную комнату. Работало паровое отопление. Рядом по коридору была дверь в просторную столовую для командира корабля и для адмирала, командующего флотом. Дверь в каюту адмирала, точную копию каюты командира корабля, была по другую сторону двери в столовую. Сейчас адмиральская каюта пустовала. Пусты были и каюты для офицеров штаба адмирала. Офицеры "Тирпица" обедали в отдельной кают-компании. Там же они слушали радиопередачи с родины.

В ту ночь англичане не прилетели. Только 23 января разведка доложила Черчиллю о прибытии в Фаэттен-фьорд "Тирпица".
В ночь на 30 января девять "Галифаксов" и семь "Стирлингов" бомбили фьорд. Все бомбы упали далеко от линкора.

В следующие две недели капитан корабля был занят главным образом обустройством быта и организацией отдыха огромного экипажа. Свободное время матросы и младшие офицеры проводили, занимаясь спортом на песчаных отмелях и среди сосен живописного острова Салтёй у входа в Тронхейм-фьорд или катаясь на лыжах в долине речушки Хопла. Старшие офицеры ездили на уикенд в Тронхейм, город с 50 000 жителей, расположенный в тридцати километрах от стоянки Тирпица. Популярным видом отдыха была рыбалка. Те, кто предпочитал рыбалке более разнообразные блага цивилизации, переодевались в штатское и уезжали на уикенд в нейтральную Швецию, до границы с которой было 70 километров.

Матросов отпускали в увольнительную группами по трое и только на несколько часов. Этого хватало лишь на то, чтобы добраться до ближайших деревушек и купить там яиц и молока, а то и выменять выдаваемый раз в месяц паёк спиртного на копчёного лосося или на тёплое бельё. На корабле матросы и офицеры получали питание из одного котла. И хотя вся кулинарная команда "Тирпица" имела за плечами полугодовую стажировку в ресторанах Берлина, меню не отличалось разнообразием. Чаще всего готовили гороховый суп с мясными консервами.

Долгие зимние вечера офицеры, увлекавшиеся музыкой, проводили в кают-компании - одни сидели за роялем, виолончелью или скрипкой, другие слушали и заказывали любимые пьесы. У матросов основным музыкальным инструментом был аккордеон. Кто-то смотрел в десятый раз закрученную до дыр киноленту. Новую ленту достать было очень трудно. Зато большой популярностью пользовался кукольный театр, созданный одним из офицеров. Фамилия офицера была Киль. Куклы, декорации и сценарии спектаклей готовились им самим с основательностью и мастерством, удивлявшими завзятых театралов. На кукольных спектаклях и в кинозале офицеры и матросы сидели на одних скамьях. Здесь, как и на спортивных тренировках, не было различий в званиях и должностях и царил полный демократизм.

К 10 февраля все вернулись из увольнительных на корабль. 13 февраля офицеры в кают-компании услышали по радио сенсационное сообщение: только что завершилась полным успехом операция "Цербер". Командующий броненосными силами ВМФ Германии адмирал Цилиакс 11 февраля вывел из Бреста корабли "Шарнхорст", "Гнейзенау" и "Принц Ойген", проследовал с ними под защитой истребителей через Ла-Манш и Па-де-Кале под носом у грозного флота Её Величества и привёл невредимыми в порты Германии.

В кают-компании принялись оживлённо обсуждать эту новость. Всем было ясно, что командование Кригсмарине усиливает северную группировку надводных кораблей, а это значило, что и "Тирпицу" в самом скором времени предстоит выход в море. Офицерам успели наскучить долгие зимние вечера среди высоких скал, в тишине, нарушаемой лишь криком чаек.

В тот же вечер из Тронхейма в Швецию ушла телеграмма: "Здоровье дедушки опасений не вызывает". Английский агент в Швеции зашифровал телеграмму и передал в эфир. В Адмиралтействе получили сообщение: "Тирпиц" не покидал стоянку.

21 февраля "Тирпиц" снялся с якоря и приблизился к выходу из фьорда. Одновременно покинули свою стоянку и вышли в море под прикрытием снегопада линкор "Адмирал Шеер", крейсер "Принц Ойген" и три эсминца. 23 февраля вскоре после полудня "Адмирал Шеер" вошёл в Фаэттен-фьорд и бросил якорь неподалёку от "Тирпица". Между тем "Принц Ойген" рано утром был перехвачен и торпедирован английской подводной лодкой "Трайдент". Крейсер получил пробоину, но сохранил маневренность и за час до полуночи присоединился к двум линкорам. Утром из Тронхейма была отправлена телеграмма: "Оба потерявшихся ребёнка нашлись. Чувствуют себя бодро и весело".




Читатели (29) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы