ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 274

Автор:
Глава 274.


19 июля фон Клейст возобновил наступление 1-й танковой армии на флангах 17-й армии генерала Руоффа, прорвал фронт Малиновского на всю глубину, вышел на оперативный простор и устремился к Ростову по двум шоссе - с запада и северо-запада. С севера наступал к Дону 3-й танковый корпус фон Макензена.

20 июля немецкие танкисты форсировали Дон восточнее Ростова, между Ростовом и Сталинградом, и захватили плацдармы на южном берегу в районах Константиновки и Николаевской, угрожая глубоким рейдом по тылам Малиновского.

Тем временем 14-я танковая дивизия с боями наступала на Новочеркасск, а 22-я танковая дивизия полковника Родта подошла к Ростову с северо-запада, наткнулась на сильную оборону и завязала тяжёлые бои. Сражение за Ростов началось.

Командующий 57-м танковым корпусом (13-я танковая дивизия, дивизия СС "Викинг", 125-я пехотная дивизия, чехословацкая мотодивизия) генерал Кирхнер получил приказ занять северную часть Ростова и захватить большой автомобильный мост через Дон.

22 июля 13-я танковая дивизия генерала Герра и дивизия СС "Викинг" генерала Штайнера атаковали Ростов с северо-запада и с запада.

Оборона Малиновского на подступах к городу была эшелонированной и сильной, имела три концентрических кольца инженерных сооружений, прикрытых в предполье глубокими противотанковыми рвами и густыми минными полями. Тем не менее пехота 13-й танковой дивизии медленно, но верно прокладывала дорогу к предместьям города с северо-запада, а танковый батальон СС майора Мюленкампа захватил городской аэродром.

С рассветом 23 июля штурм города возобновился. Обер-лейтенант фон Газа с ротой пехоты форсировал маленькую речку и захватил мост через неё. По мосту в северные пригороды Ростова устремились мотоциклисты 13-й танковой дивизии. Русские контратаковали их из боковых улочек и переулков. Завязались уличные бои. В тяжёлых уличных боях на западной окраине увязли дивизия "Викинг" и наступающая следом во втором эшелоне 125-я пехотная дивизия.

Во второй половине дня штурмбаннфюрер Дикманн, преодолев со своим батальоном СС все три рубежа обороны, вошёл в северную часть города с запада.

Увидев на северном берегу приближающихся к мосту мотоциклистов 43-го батальона 13-й танковой дивизии, подрывники НКВД привели в действие взрывное устройство, и пролёт автомобильного моста рухнул в Дон.

В ночь на 24 июля в город под прикрытием пехоты вошли танки 13-й танковой дивизии. К утру по их следам стали подходить части 22-й танковой дивизии. Русские забаррикадировались в штабе НКВД и в здании Почтамта и удерживали оборону на перегороженных баррикадами улицах, ведущих через центр города к большому автомобильному и железнодорожному мостам через Дон.

С рассветом 24 июля очаг сопротивления в здании Почтамта был подавлен, но защитники штаба НКВД до полудня отражали все атаки. Чем ближе продвигались немецкие штурмовые отряды к центру города, тем упорнее становилась оборона его защитников.

Улицы были перегорожены баррикадами метровой толщины, сооружёнными из разобранной булыжной мостовой. В предполье баррикад были установлены ежи из стальных балок и минные поля. Узкие переулки и подъезды домов были заложены кирпичной кладкой, окна первых этажей были завалены мешками с песком. Если дверь подъезда была оставлена на своём месте, можно было не сомневаться - стоило потянуть за наружную ручку двери, и взрывалась привязанная к внутренней ручке граната, а то и динамитная шашка. С балконов и крыш вели огонь пулемёты "максим" и стреляли советские снайперы.

Пехота полковника Альфреда Рейнгардта, командира 421-го швабского полка 125-й дивизии, вела ожесточённые бои за каждый дом. Наступление велось вдоль главной улицы города фронтально, с севера на юг. В первом эшелоне наступали батальоны майора Ортлиба и капитана Винцена. Каждый батальон был разделён на три штурмовые роты. В штурмовых ротах имелось по одному станковому пулемёту, по одной противотанковой пушке, по одной лёгкой полевой гаубице.

План города был нарезан между шестью штурмовыми ротами на параллельные участки. На каждом участке в штабе полка обозначалась черта, по достижении которой рота приостанавливала наступление, занимала оборону, приводила себя в порядок и ждала, когда подтянутся каждая к своей черте штурмовые роты на других участках. После этого из штаба полка приносили новую оперативную карту, и всё повторялось. Во втором эшелоне наступал через уже пройденное штурмовыми ротами пространство третий батальон, разделённый на шесть рот. Эти роты собирали "второй урожай", зачищали каждый подвал, каждый чердак, каждую лестницу, каждую квартиру. Всех женщин, детей и стариков выводили в тыл, в импровизированные лагеря для гражданских лиц за чертой города. После рейда второго эшелона коробки домов оставались совершенно пустыми.

Пятьдесят часов продолжался бой на улицах и в кварталах Ростова. Защитники города оборонялись отчаянно. Пленных почти не было. В первом эшелоне наступающих было много убитых и раненых. Роты второго эшелона нередко находили раненых первого эшелона заколотыми или забитыми прикладами. Наконец полковник Рейнгардт приказал вывозить всех раненых в тыл на бронемашинах.

Прижимаясь к стенам домов, пехота майора Ортлиба короткими перебежками передвигалась по окутанным пылью и дымом пожаров улицам от баррикады к баррикаде. Достигнув очередной баррикады, командир роты делал знак рукой. Из тыла подтягивалась артиллерия. Впереди под прикрытием бронещита двигался расчёт противотанкового орудия, за ним следовала полевая гаубица. Потом она останавливалась. Следом, лавируя от левой стены к правой стене и обратно, выдвигались танки. Артиллеристы и танкисты прямой наводкой сбивали с домов балконы и дымоходы с крыш. Танковые орудия и пулемёты вели огонь по огневым точкам на противоположных сторонах улицы. Ночью над кварталами старого города полыхало зарево. Жарко горели деревянные дома, с шипением и треском разлетались головёшки и снопы искр.

Штурм затягивался. Генерал Рейнгардт лично прибыл на передовую и выглянул , держа бинокль в руках, из-за бруствера булыжной баррикады.

- Послушайте, Бюзинг, - обратился он к командиру 3-й роты, - прикажите-ка артиллеристам срезать к чёртовой матери вон тот балкон. Видите, с жёлтым ящиком.

Обер-лейтенант Бюзинг побежал, низко пригнувшись, к орудию. Прогремел выстрел. Промах. В стене дома образовалась дыра. Внизу поднялось над грудой битого кирпича и штукатурки облако пыли. После второго выстрела балкон рухнул на тротуар. На середину улицы выкатился, перевернувшись несколько раз, искорёженный пулемёт "максим".

В полдень 24 июля над штабом НКВД был поднят флаг Германии.

Постепенно бои перемещались из центра города в районы старого города и порта. Здесь улочки были узкими и кривыми. И ни пушки, ни танки помочь наступающим здесь уже не могли. Всё решалось в кровавом ближнем бою гранатами и холодным оружием. Пехота передвигалась ползком от полуподвала к полуподвалу, от угла дома к углу дома. Автоматчики выскакивали из-за угла, давали короткую очередь и прятались обратно. То тут, то там, перекрывая шум боя, слышался пронзительный крик: "Санитар!...Санитар!..."

Ночью поднялся сильный ветер. Он погнал пламя пожаров прямо к Дону, расчищая дорогу немецкой пехоте. За час до полуночи взвод унтер-офицера Риттмана захватил портовый ангар и окопался на берегу реки.

Пока в городе шёл жестокий бой, разведчики Мюленкампа обнаружили полузатопленную переправу русских в десяти километрах от города. По ней уходили вброд на южный берег разбитые арьергарды противника. Подошедшие танки дивизии "Викинг" взяли переправу под контроль. В ночь на 25 июля по ней переправились на южный берег головные части 49-го горнострелкового корпуса и авангарды 73-й и 298-й пехотных дивизий.

В ночь на 25 июля все арьергарды противника в черте города отступили за Дон. Обер-лейтенант Грабер с полуротой пехоты ползком приблизился к дамбе, ведущей на большой автомобильный мост. Вперёд устремились мотоциклисты из батальона лейтенанта Эберляйна. Их скосила пулемётная очередь, выпущенная с расположенного в двухстах метрах железнодорожного моста. Немецкие пулемётчики и миномётчики открыли ответный огонь. В половине третьего ночи огонь прекратился. Переодетые в форму красноармейцев диверсанты полка "Бранденбург" в полной темноте, которая делалась только гуще от зарева пожаров, взобрались на железнодорожный мост и перебили пулемётный расчёт и охрану. За диверсантами на другую сторону железнодорожного моста проследовала рота обер-лейтенанта Грабера.

Двадцать четыре часа рота Грабера удерживала захваченное на южном берегу предмостное укрепление. Обер-лейтенант Грабер был убит. Лейтенант Гиллер, командующий диверсантами из полка "Бранденбург", истёк кровью. Санитар, пытавшийся вынести его с поля боя, лежал рядом в луже крови с простреленной пулей снайпера головой.

Отчаянные контратаки русских стали ослабевать не прежде, чем эскадрильи немецких пикирующих бомбардировщиков методично перепахали метр за метром всё пространство вокруг плацдарма. На плацдарм подтянулись подкрепления. Сапёры принялись восстанавливать пролёт большого автомобильного моста.

27 июля танки и мотопехота 57-го танкового корпуса проследовали по автомобильному мосту через Дон и, вздымая на дорогах тучи пыли, покатились на юг, к предгорьям Северного Кавказа.





Читатели (43) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы