ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



НА БАЗАРЕ

Автор:
Автор оригинала:
Ирэн Голда
МОЙ БАЗАР

В начале 90-х, когда все предприятия остановились, и мы вошли в режим выживания, начались наши челночные путешествия по Сибири.
Куда только мы не попадали: Омск, Новосибирск, Тюмень, Екатеринбург, Барнаул, Кемерово и т.д., с набитыми сумками, по вокзалам и базарам, мы объездили пол-Сибири, познакомились с её людьми, надышались её воздуха.
Там, ты был один на один с миром, и твоё существование, в этом мире, зачастую, зависело только от тебя, от умения выжить в обстоятельствах, предлагаемых жизнью, в ситуациях обыденных, комических или трагических, каких было не мало в эту эпоху беспредела, безвластия, бандитской вседозволенности, и всеобщей растерянности, выбивающей целые поколения…
В этой обстановке, найти пристань, на которой можно было дождаться Корабль будущего, не пропасть с голоду, не окочуриться от бандитской пули, т.е. просто выжить, сохранить детей, не потерять себя, свою семью, уже было чудом.
Сейчас, вспоминая какой-нибудь яркий эпизод из путешествий по Сибири, удивляешься, в первую очередь, своей абсолютной безбашенности, по нынешним временам, кажущейся идиотизмом…
Х Х Х
Этак, в году 92-м, приехали мы с мужем в Екатеринбург, привезли кое-какой товар из хлопка, что шили на фабрике одежды, в нашем городе, рассчитывая его реализовать, с выгодой для себя. Вложили все свои деньги, заняли на дорогу, и отправились на Урал, а так как здесь жила моя тётя, то кров нам был обеспечен.
Подались мы на центральный базар, а там милиция гоняет торговцев без местной прописки, только мы нашли себе местечко, началась облава, и мы еле ноги унесли. Но бродить по городу с тяжёлыми сумками – занятие не из приятных, и мы сели в автобус, что шёл в направлении дома родственников.
Вышли мы у 2-х этажного здания, первый этаж которого занимал большой гастроном, а на втором – размещался Универмаг.
И стояло это здание на огромном пустом пространстве, в центре большого района, и шли мимо него и троллейбусы, и автобусы, и трамваи. И народу, здесь, должно было быть, много, а торговых точек – нет, пространство – пусто, как будто эта пустота, эта площадь, так и просила: «Да, сделайте вы, что-нибудь, да займите меня, пропада-а-а-ю!».
Огляделись мы с мужем, видим, стоит стол, стол – не стол, верстак – не верстак, брошенный кем-то… А нам-то как сгодится!
«Давай попробуем из него что-нибудь себе сотворить» – сказал муж, и стал доставать из карманов пассатижи, пинцет, молоток, ибо всегда и везде у него были с собой инструменты – телевизор ли починить, потом уже и компьютер, в схеме разобраться, что-то сделать, он был мастер, на все руки. Оставив меня с сумками, он побежал, через дорогу к кустам, поискать там что-нибудь полезное и нашёл несколько досок. Небольшой рулон пластика был у него всегда в сумке, именно на такой случай.
Остальное было делом техники, и через полчаса, прекрасный ларёк уже стоял!
Мы разложили товар, подошёл народ, увидели вещи и работа не пошла – побежала!
И за два часа, мы распродали почти всё, что нами было взято из дома.
Но интересное началось дальше. Подошли двое мужчин, понаблюдали за торговлей, и попросили разрешения, встать рядом, со своим рабочим местом.
В течение следующего часа, у нас появились соседи, откуда и что взялось, неизвестно, но к концу рабочего дня, на площади, образовалось не подобие базара, а самый настоящий базар, со мной, как с базаркомом, во главе.
Подходили новые люди, их посылали ко мне, как старшей, я – всем разрешала вставать и работать, если могут место себе оборудовать сами.
И назавтра, когда мы пришли, уже стояла очередь страждущих. «Ну, Сонька, Золотая Ручка, смотри, как бы кто карьеру тебе не подпортил», – посмеялся муж. А ведь, как в воду глядел.
Площадь превратилась в настоящий базар за сутки. Кто, на что, был горазд, тот и ставил: ларьки, палатки, прилавки, всё шло в ход.
И народ повалил – не протолкнёшься, и у нас – торговля, и у соседей, все радуются, жизнь – удалась! Так мы прорадовались все ещё два дня, а вести-то по городу понеслись, и дошли они до ребят, что появились у нас утром, третьего дня. Бритоголовые, накаченные, бесцеремонные, одним словом – хозяева, даже по внешнему виду, Потолкавшись в толпе, они подошли к нам, и один спросил: «Ты, что ли здесь заправляешь?». Я ответила утвердительно. «А что платить не собираешься? Задаром устроились на нашей земле?». «Чтоб платить, надо знать кому, надо видеть хозяина, надо знать, что это – именно он». «Говоришь много, это – плохо, споришь – это совсем плохо. Башку что ли тебе открутить? Ты что, не понимаешь, что мы – уралмашевские? Не слышала, чуня?».
«Кто же не слышал про вас?» - ответила я, - «Ты погоди башку откручивать, лучше скажи, где ваш старший, чтобы поговорить? Платить не отказываемся, и крыша нам нужна, так что зови».
«Ты что баба, сдурела? Может он к тебе на поклон придёт?»
«Да, я-то сама пойду, чай не гордая, ведь разговор не обо мне пойдёт, посмотри какой большой базар образовался, говорить будем обо всех. Но со старшим. Это мой ответ».
Он постоял несколько минут и ушёл со своей бандой.
Конечно, мне стало очень не по себе от его обещаний. А муж мой, по-настоящему, испугался: «Смотри, сделают, что сказал, оторвут нам бошки». Но я была уверена, что мы договоримся, не знаю почему. Просто у меня за жизнь выработались принципы поведения: не пасовать, не уступать, твёрдо стоять на своём, не заносясь и не хамничая…
Минут через двадцать они опять появились, видно, всё-таки, величина большого базара произвела впечатление даже на них, а не мои слова, конечно. «Айда, пошли к старшому» - позвал он меня, уже без угроз, довольно миролюбиво. И пошла я за бандюганами, ибо сомнений уже не оставалось, что это – братки знаменитой бригады, наводящей ужас на город.
Подвели меня к большой чёрной машине, в ней сидел такой же бритоголовый, накаченный браток, но – постарше, и цепь у него золотая на шее была потолще, и крест – посолиднее. «Ну, - сказал он, - что ты здесь намутила, без разрешения?».
«А что, вам хуже стало? Была площадь, стал – базар. Есть торговля, значит есть деньги. Кому плохо?».
«Ишь, смелая, и вправду, говоришь много. Платить надо, тётка, значит с сегодняшнего дня, с каждого места, давать столько». И он назвал нереальную сумму.
«Что, опять хочешь площадь вместо базара?» - спросила я.
«Ведь так не пойдёт. Мы – торговцы мелкие, товар – дешёвый, район – рабочий, откуда такой навар, чтобы столько платить?».
И начался торг, разумный, который привёл к компромиссу, устроившему нас обоих.
Договорились, что назавтра, к вечеру, они приедут за деньгами, и я, спокойно, пошла к своему месту, где ждал меня белый, от ужаса, муж, и ещё человек 10 наших коллег-торговцев, тоже бледных, ожидающих то ли погрома, то ли ещё чего-нибудь страшного, что могут сотворить уралмашевские отморозки.
Даже говорить не стоит о том, что в течении часа, деньги, со всего базара, были у меня в сумке, каждый принёс сумму, оговоренную соглашением, и ни один человек не уклонился от оплаты, ибо, что такое пойти против этих бандитов, понимал каждый.
И в положенное время, собранную в пакет дань, я отдала старшему, который приехал ровно, к 4-м часам.
Этот базар, у 2-хэтажного магазина на улице Шаумяна, работал спокойно столько, сколько мы на нём стояли, пока у нас не кончился товар.
Никаких эксцессов с бандитами не было, милиция, которая, как оказалось, находилась через дорогу, нас не трогала.
А что было потом, после нашего отъезда, так это отдельная история, и не мне её рассказывать…






Читатели (369) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы